Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Китай и Индия в контексте новой мировой игры

  • Китай и Индия в контексте новой мировой игры
  • Смотрите также:

Давно отмечаемое смещение центра тяжести мировых экономических и политических процессов из Евро-Атлантики в Азиатско-Тихоокеанский регион проявляется, в частности, в становлении в качестве ведущих мировых игроков таких азиатских стран, как Китай, Япония, Индия. Их всесторонняя активность всё более заметна и на европейском континенте, где каждый из них тем или иным образом вступает во взаимодействие с США, которые остаются пока главным партнёром европейцев.

Крупнейшие азиатские и европейские державы вместе с США образуют тот конгломерат мировых лидеров, отношения между которыми определяющим образом формируют сегодня политическую 13eca картину мира. Уже предварительный её анализ позволяет выделить в ней несколько особенностей:

в ходе активизации в Европе (как, впрочем, и в других регионах) ведущие азиатские игроки позиционируют себя конкурентным образом по отношению друг к другу; до сих пор подобная конкуренция проявлялась между Китаем и Японией, что не раз отмечалось в статьях НВО; однако в последнее время Индия недвусмысленным образом заявляет о намерении подключиться к игре на территории в Европы; ведущие страны ЕС отнюдь не являются пассивными объектами активности со стороны азиатских игроков, отвечая “взаимностью”; попытки реанимации нынешними наследницами бывших европейских метрополий (прежде всего, Францией) некоторых элементов колониальной политики 19 в., отмечаемые с окончанием холодной войны, не распространяются сегодня на азиатский континент, ограничиваясь главным образом регионом Северной и Центральной Африки; ведущие европейские страны во всё большей степени выступают в качестве достаточно самостоятельных игроков, а тезис об их полной зависимости от США представляет собой не что иное, как продукт идеологической и пропагандистской борьбы между различными группами европейского истеблишмента.

Все эти тезисы в той или иной мере находят подтверждение в процессе развития азиатско-европейских связей и, в частности, в ходе участившихся взаимных визитов государственных руководителей с обеих сторон.

В этом плане особенно показательными стали последние визиты в Великобританию премьер-министра Индии Нарендры Моди (12-14 ноября) и председателя КНР Си Цзиньпина (20-23 октября).

Поездка Н. Моди проходила в условиях, когда вес Индии на мировой арене, по крайней мере, не ниже, чем у прежней метрополии, а Лондон уже не занимает того приоритетного места в экономических и внешнеполитических предпочтениях страны, относительно недавно называвшейся “Британской Индией”.

Примечательно, что Великобритания стала лишь 28 страной посещения за полтора года нахождения Н. Моди у власти, а в списке внешнеторговых партнёров Дели Лондон занимает 12 место. При этом бывшая метрополия сохраняет такой существенный фактор воздействия на ситуацию в Индии, как подготовка в Великобритании будущих кадров для индийской элиты. Сегодня в британских вузах обучаются свыше 20 тыс. индийских студентов. Сохраняется и весомость финансового инструмента влияния Лондона на мировые события. В частности, Индия располагается на третьем месте по объёму британских инвестиций в её экономику.

Однако процесс трансформации соотношения весовых категорий Индии и Великобритании проявляется и в финансовой сфере. Сама Индия теперь является третьим (после США и Франции) инвестором британской экономики, а проникновение в неё ведущих индийских финансово-промышленных конгломератов становится всё более заметным. Из них такой монстр, как Tata Group (с годовым оборотом свыше 80 млрд долл.) обеспечивает работой 65 тысяч британцев.

Главным итогом визита Н. Моди в Великобританию стало подписание ряда двусторонних контрактов на весомую сумму в 13,7 млрд долл. Однако это существенно меньше, чем объём двусторонних соглашений Индии с КНР (22 млрд долл.), которые были заключены в ходе визита того же Н. Моди в КНР в мае с.г.

Тем более деловые итоги поездки Н. Моди в Великобританию не идут ни в какое сравнение с объёмом двусторонних торгово-инвестиционных соглашений (на общую сумму свыше 50 млрд долл.), которые были заключены в ходе октябрьского триумфального визита в Великобританию китайского лидера Си Цзиньпина.

Масштабы, а также долгосрочный и разносторонний характер британо-китайских соглашений предоставили премьер-министру Д. Кэмерону все основания для заявления о наступлении “золотого века” в отношениях между Китаем и Великобританией.

Образ “золотого века” сегодня переносится экспертами и на почти все аспекты отношений, складывающихся между КНР и ЕС в целом. За исключением одного, но крайне показательного аспекта, само упоминание которого выводит рассмотрение проблематики развития отношений Европы с ведущими державами Азии на геополитический уровень. Речь идёт об эмбарго со стороны всех западных стран на торговлю оружием с КНР. Оно было введено в ответ на известные события на площади Тяньаньмэнь китайской столицы, случившиеся в июне 1989 г. Эмбарго явилось одним из последних актов холодной войны и давно не соответствует новой глобальной игре, не имеющей ничего общего с предыдущей. Уже в середине прошлого десятилетия со стороны европейцев отмечались попытки его снятия, которые были пресечены США только с помощью экстраординарных мер. Сама американо-европейская коллизия того времени стала одним из проявлений качественно новых особенностей формирующегося мироустройства. Наряду со смещением в Азию его “фундамента”, выходят на поверхность и усиливаются тенденции раскола того, что до сих пор продолжают нередко обозначать термином “Запад”.

Одним из последних свидетельств сомнительности самого использования этого термина стало присоединение Великобритании (а вслед за ней и других ведущих европейцев) к патронируемому Китаем Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций. Со стороны родины бокса это был “удар под дых” заокеанскому “менеджеру”, от которого тот не одну неделю глотал воздух открытым ртом.

Европейцев и американцев продолжают связывать союзнические отношения, которые предполагают выгоды и обязательства, специальные для каждой из сторон. Например, вопреки распространённому мнению, в военной агрессии в Ливии были заинтересованы главным образом Франция и Великобритания. США подключились к ней (несмотря на сопротивление министра обороны Роберта Гейтса) в основном с целью обозначения выполнения союзнического долга перед европейцами.

В прессе появлялась информация о том, что решающую роль в этом сыграли три фурии от американского политикума в лице Хиллари Клинтон, Сьюзан Райс и Саманты Пауэр. Кстати, в ходе очередных дебатов накануне президентской гонки, прошедших 15 ноября, Х. Клинтон подтвердила свою роль в процессе вовлечения США в ливийский конфликт.

Если действительно всё выглядело именно таким образом, то невольно возникают сцены из “Макбета”. Только на этот раз итогом вызывания духов очередными тремя ведьмами становится движение нового “Бирнамского леса” в форме массовой миграции населения стран, подвергшихся процедуре западной “демократизации”, на территорию самих “демократизаторов”.

Поскольку Франция продолжает злоупотреблять военной силой в бывших колониях, то именно она и становится главным объектом ответной реакции.

В целом можно констатировать, что наблюдающаяся в последнее время активизация (внутренне противоречивого) процесса развития отношений между ведущими азиатскими и европейскими игроками привносит принципиально новые элементы в формирующуюся мировую политическую карту.

И пока рано говорить об её будущих контурах.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Китай и Индия в контексте новой мировой игры


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.