Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Головная боль российского бизнеса — это чиновник

  • Головная боль российского бизнеса — это чиновник
  • Смотрите также:

Правительство намерено увеличить долю россиян, которые задействованы в среднем и малом бизнесе до 35%, а обороты этого сектора нарастить в два раза. Подобные показатели заложены в проект Стратегии развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года.

Пока же, по данным Минэкономразвития, доля малого бизнеса в экономике лишь сокращается, а его представители стонут от тяжелеющего налогового бремени и постоянного роста всех расходов — коммунальных и арендных платежей, затрат на транспорт и топливо. О том, как ощущает себя сегодня малый бизнес в России, «Новой газете» рассказывает известная защитница прав предпринимателей, председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева.

— В наиболее 1582a развитых странах Запада малые фирмы составляют 70—90% от общего числа предприятий, а их доля в ВВП — от 40 до 60%. Доля малого бизнеса в ВВП России не превосходит 3%. Почему?

— По сравнению с количеством частных предпринимателей в развитых странах в России их абсолютный недостаток. У нас их надо растить, холить и лелеять. Но на практике — все наоборот. Почему-то государство считает, что с малого бизнеса можно бесконечно взимать налоги. Эта такая политика: сегодня взяли, а что будет завтра — не важно. Мало того, что у людей напрочь исчезает желание открывать новые бизнесы в таких условиях, еще и старые разрушаются. А что стоит за разрушенным бизнесом? Рабочие места, семьи, непогашенные кредиты, отчаявшиеся люди… Власть этого не замечает и даже, наоборот, всю мощь контролирующего аппарата обрушивает на эти несчастные 3% ВВП. Условно говоря, 10 человек проверяют «Газпром» и 10 человек проверяют малое предприятие «Ромашка».

— Какие же точки в настоящее время наиболее болевые для российского малого бизнеса?

— Главная болевая точка российского предпринимательства — это чиновник. Наших чиновников давно пора загнать в какие-то рамки. Их же дикое количество. Они обладают разными функциями и полномочиями, и нормальный человек не может понять, чем все эти люди занимаются. Отсутствует система, которая бы их всех объединяла в одно целое и контролировала, — чтобы они не изобретали бесконечно новые правила и схемы. Тут за федеральными законами не уследишь, а они еще издают бесконечное количество нормативных ведомственных актов. А еще есть некие «тайные» письма, которые они между собой по ведомству рассылают. На основе этих писем все меняется для предпринимателя: он должен совершенно по-другому собирать и оформлять документы, иначе расставлять в них запятые. Все это не поддается никакой логике. Оспорить выписываемые чиновниками нормативные акты невозможно, поскольку наши суды всегда, чтобы ни произошло, — поддерживают только представителей власти.

— Давайте конкретно поговорим о некоторых чиновничьих изобретениях. Одно из них — появление торгового сбора в Москве и ряде других крупных городов. Насколько это болезненный удар по бизнесу?

— Очередная форма грабежа. Допустим, предприниматель занимает какую-то площадь, и у него в связи с кризисом нет прибыли, и, соответственно, не с чего платить налог на прибыль. А государство ему говорит: «Это ваша проблема, вы нам все равно должны платить, исходя из количества занимаемой площади или находящихся на ней людей». Единственное, что остается предпринимателю, — договариваться с проверяющими, делать вид, что у него трудится не 10 человек, а 1, или занижать количество метров при проверке. Изобретая правила и законы, которые невозможно выполнить, государство выдавливает предпринимателей в теневую сферу, усиливая коррупцию. Я глубоко уверена, что бизнесу невыгодно работать в «тени», — это неперспективная стратегия. Продвигая бизнес за счет коррупции, не создашь хорошей, конкурентной, устойчивой компании. Да и со всеми ведь не договоришься: кто-нибудь все равно придет…

— Следующее нововведение: Минэкономразвития объявило, что изменит индекс-дефлятор для единого налога на вмененный доход. В результате чего он вырастет в 2016 году на 16%. Это ощутимо для бизнеса?

— Прежде всего это скажется на предприятиях розничной торговли, на небольших кафе, ресторанах. Они, вне зависимости от того, получили прибыль или нет, должны будут платить единый налог на вмененный доход по повышенной ставке. Предприниматели вынуждены будут экономить на себестоимости продукции. А экономия на затратах приводит к падению качества. Владельцы ресторанов, кафе и закусочных часто кормят нас «гадостью» не потому, что они такие плохие, а потому, что государство попросту лишает их возможности конкурировать за счет повышения этого качества.

— В последнее время много говорят и пишут о сборе для большегрузов. Он ведь напрямую затронет малые предприятия?

— Это удивительная история. Федеральный закон был принят в 2011 году. А дальше начался закулисный процесс по созданию «Платона» — той самой системы взимания платы с грузовиков с массой свыше 12 тонн, но об этом стало известно только сейчас. Даже дальнобойщики ничего не знали о том, что создается мегасистема, которая будет контролировать все грузовики. В развитых странах нет такого «всевидящего ока», которому за каждый километр пробега надо платить. Может, дело в том, что нашему государству понадобилась очередная дорогостоящая программа? Она обошлась в 29 млрд рублей. Прискорбен сам факт, что все это происходило втайне, в отрыве от бизнеса, ни с кем не обсуждалось и упало на головы дальнобойщиков. Причем быстро отладить эту систему в масштабах страны невозможно. Естественно, все это ведет к сокращению числа перевозчиков, к повышению цен на перевозки, которые у нас и так самые дорогие в Европе. И в итоге —  опять к росту цен на все. Эта спираль раскручивается, подстегивая инфляцию и усиливая обнищание населения…

Очевидно, что масса малых предприятий и перевозчиков не смогут в эту систему вписаться, и в результате в стране останутся две-три транспортные компании. А монополизм — это всегда ухудшение качества при высоких ценах.

— Говорят, что в России ввели довольно жесткое законодательство по деофшоризации, которое также задевает бизнес. Это можно считать болевой точкой?

— Ну деофшоризация — вещь глобальная, во всех странах идет ужесточение законодательства в отношении офшорных компаний. Этот тренд правильный и понятный. Но почему в свое время многие ушли в офшоры? Потому, что там надежнее. Если вернуться к сегодняшней ситуации в России, то мы видим, что у нас тренд на сжатие количества компаний, на укрупнение предприятий, на создание монополий, принадлежащих определенному кругу лиц. Этим компаниям, которые держат более 50% ВВП, наверняка будет гарантирована сохранность их бизнеса в обмен на их инвестиции в Россию. Для более мелких владельцев бизнеса права собственности в нашей стране как не было, так и нет.

— Чиновники говорят о том, что лишь активизация малого бизнеса может привести к долгожданному экономическому росту. Малый бизнес готов к рывку, и если да, то какие его направления вам видятся наиболее перспективными — торговля, хайтек, производство, услуги?

— В России такой огромный и слаборазвитый рынок, что все направления перспективны. За исключением тех, которые требуют серьезного специального образования, — типа хайтека. Начинать надо примерно так, как во время перестройки: ничего не было, люди крутились сами по себе и пытались зарабатывать, пошел процесс создания бизнесов — больших, малых, средних, всяких. Народ бурлил. Люди понимали, что наступило время, когда можно сделать себе капитал и разбогатеть. А целью развития малого бизнеса как раз является обогащение граждан. У нас же слово «обогащение» употребляется только в отношении отдельных чиновников с негативным смыслом — «незаконное». Обогащаться, между тем, должны простые россияне. Однако массовое обогащение недостижимо без свободы для малого бизнеса.

— Так с какой сферы, по-вашему, следует начинать развитие малого бизнеса?

— С самого простого — с торговли. Будь я на месте городских мэрий и префектур, я бы выделяла бюджетные деньги на компенсацию предпринимателям арендных ставок на помещения. Можно сделать так, чтобы предпринимателям эти площади, скажем, на первых этажах домов, доставались не по нынешним ценам. Нам не хватает точек общественного питания, особенно для массового потребителя. Не хватает маленьких закусочных, кафешек, булочных. А что делают московские власти? Закрывают киоски в переходах. Раньше там можно было купить какие-то снеки, а сейчас голодные люди идут с работы домой, не имея возможности быстро перекусить. В Нью-Йорке на каждом углу — тележки с сосисками. Почему их никто не трогает, почему никто не считает, что они портят вид города? «Офисный планктон» выходит из небоскребов и выстраивается в очереди к этим тележкам. Которые, кстати, дают по нескольку рабочих мест: кто-то сосиски привозит, кто-то варит, кто-то ими торгует. Нам сейчас с этих тележек надо начинать, а не с хайтека. Но властям намного проще закрыть, уничтожить, чем проверять все сосисочные по всей огромной стране!

— А как сейчас обстоит дело с кредитованием малого бизнеса?

— Оно отсутствует. Кстати, ситуация усложнилась и для предприятий, выполняющих крупные заказы. Многим закрыли даже имеющиеся кредитные линии. Новые условия для предоставления денег сильно ухудшены, плюс любые вопросы по кредитованию решаются только через головные офисы банков, которые находятся в Москве. Поэтому, если человек сидит в Хабаровске, он вынужден лететь в столицу, где происходит весь документооборот и где принимаются все решения. Непонятно, зачем тогда содержат филиалы. В результате, выиграв тендер, люди не могут найти никакого финансирования даже под подписанный контракт. Банки практически ничего не выдают и старым проверенным заемщикам, не говоря уже о новых и малых.

— Соцопросы показывают противоречивую картину: часть малых предпринимателей вроде бы приспособилась к кризису, часть считает условия все более невыносимыми. Что, на ваш взгляд, ближе к истине?

— Так уж сложилось исторически, что приспособляемость наших людей к кризисным условиям выше, чем в других странах. И, скорее всего, те, кто говорит о невыносимости, имеют в виду не экономические реалии, а давление на бизнес. К сожалению, сейчас мы видим, что власть на все кризисы реагирует полным нежеланием что-то менять. Ее позиция — просто продержаться и помочь близким к ней компаниям. Вот такое наплевательское отношение для людей невыносимо. И чем дальше от Москвы, чем глубже в регионы, тем более жестоким образом оно проявляется. Те чиновники, которые на местах следят за бизнесменами, становятся все более агрессивными. Особенно правоохранители.

— И все же, что может дать толчок развитию малого бизнеса?

— Нужно дать свободу предпринимателям, а бюрократию поставить в определенные рамки. То есть поменять их местами. Сейчас бизнес находится за неким ограждением, а ограничен в свободе действий должен быть как раз чиновник.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Головная боль российского бизнеса — это чиновник


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.