Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Георгий Мирский: чего хотят террористы?

  • Георгий Мирский: чего хотят террористы?
  • Смотрите также:

Не хочется употреблять термин ИГИЛ хотя бы потому, что зло берет от глупости начальников, заставляющих бесконечно добавлять слова о запрещенной группировке. Лучше по совету Максима Шевченко буду писать ДАЕШ (Ад-дауля аль-исламийя филь Ирак уа аш-Шам), т.е. исламское государство в Ираке и Леванте.

Что это за люди—боевики Халифата? Убийцы и изверги—кто бы спорил, но не стоит упрощать, подобно тому, что делалось, например в 1941 году, когда врагов изображали как жалких и трусливых уродов, глупых и бездарных, которых беспрерывно бьют, убивают миллионами. Какой вред это причинило — еще живы люди, которые помнят. 16dd3 Но те, кто руководят нашей пропагандой— люди советские по своему духу, привыкшие лгать и темнить, я таких насмотрелся. И наши СМИ повторяют вранье сирийских коллег о «победах» армии Асада и жалком бегстве террористов. Генерал Картополов по телевидению рассказывает , что боевики, убегая в панике, запихивают трупы своих товарищей в канализационные каналы. В такую дикую чушь может поверить только человек, не имеющий ни малейшего представления об исламе и о незыблемом мусульманском правиле —предавать покойника земле в тот же день.

В чем суть, смысл жизни и борьбы этих людей? Прежде всего надо отбросить мифы: один—что это религиозная война, ислам против христианства. Джихадисты считают западное, особенно американское, общество, вовсе не христианским, а безбожным, аморальным и растленным.

Второй: это война цивилизаций, мусульманская против западной. Нет, это война варварства против цивилизации как таковой.

Третий: это борьба нищих, голодных и неграмотных людей. Да, обездоленных подростков охотно используют как солдат, пушечное мясо, но офицеры и генералы исламистов— образованные люди из состоятельных семей.

Четвертый: это борьба угнетенных, бесправных народов, жителей стран, из которых Запад выкачивает все соки. Неправда, исламистские террористы выходят не из самых нищих и голодных стран (хотя там тоже полно насилия и кровопролития, но причины этого другие), а из богатых или по крайней мере политически продвинутых и относительно благополучных. Из 19 террористов, совершивших в США 11 сентября 2001 г. «Операцию Манхэттен», как ее с гордостью называет Аль-Каида, 16 были выходцами из Саудовской Аравии, а наибольшее количество добровольцев для ДАЕШ из всех арабских стран дает Тунис.

Кто же они, что их влечет на смерть? Читаем в газете высокого класса, швейцарской «Нейе цюрхер цейтунг»: «Многие мусульмане зачарованы обещанием создания великой исламистской империи, в которой не будет унижений прошлого. Социально зависимые и культурно отчужденные молодые люди на Западе видят возможность превратиться из лузеров в мучеников, воинов и героев, посвятить себя делу, грандиознее которого нет ничего. Таким образом халифат представляет собой не только территорию, но и идею с высокой привлекательностью».

Вот в этом все дело и весь ужас— в и д е й н о с т и, привлекательности исламистской идеологии. В мировоззрении исламистов большое место занимает во-первых виктимизация (от слова victim, жертва), убеждение в том, что ислам—жертва мирового заговора, а от осознания себя жертвой один шаг до превращения в мученика, и во-вторых—апокалиптическая вера в последнюю мировую битву с силами зла, и она состоится — обратите внимание! — не где-нибудь, а в Сирии.

Главный источник зла —Запад, Большой Сатана, его исламисты рассматривают — причем в точном соответствии с религиозной традицией! — не только как захватчика, но и как шайтана-соблазнителя, ловца душ, стремящегося подорвать исламские ценности, лишить мусульман их духа. В этой борьбе законны все средства; ввиду подавляющего технологического превосходства Запада остается пускать в ход наивысшее оружие —смертников-шахидов, «человеческие торпеды».

Имеет ли все это отношение к исламу? Еще бы! Откуда появился аз-Завахири, нынешний глава Аль-Каиды (из которой и вырос отколовшийся ДАЕШ)? Из египетских «Братьев-мусульман», девиз которых был: Аллах—наша цель, Пророк—наш вождь, Коран—наша конституция, джихад—наш путь, смерть на пути, предначертанном Аллахом— наше высшее желание. И нелепо звучит беспрерывно повторяемая нашими имамами и муфтиями старая песня о том, что террористы—это не мусульмане, ислам запрещает терроризм и пр. Как легко и удобно: объяви, что преступник чужд твоей религии — и ты не при чем. Не могу согласиться и с уважаемым коллегой Андреем Зубовым, который утверждает, что это «абсолютно чуждое исламу тело—исламский экстремизм», и что «это к исламу не имеет никакого отношения».

Как легко было бы нам всем жить, зная, что исламисты — это просто кучка отщепенцев и изуверов, вдруг налетевшая, как саранча, и скоро наша авиация с ними покончит, а поскольку к исламу все это безобразие не имеет отношения, то забудем все, как страшный сон. Нет, к сожалению, исламизм вырастает не неизвестно откуда, а из ислама. Суннитский экстремизм, джихадизм — это не какое-то чуждое, неисламское течение. Даже если его назвать злокачественной опухолью на теле ислама — и это будет на сто процентов справедливо, поскольку сам ислам вовсе не является религией насилия и террора—все равно придется признать, что джихадизм, исламизм базируются на одной из аутентичных исламских традиций, берущих свое начало в глубокой древности, в военных походах пророка Мухаммеда. Это лишь одна из традиций, но она имеет свои корни в исламе, а не привнесена откуда-то извне. Именно поэтому ей так трудно противостоять.

Множество людей пошло по ложному, порочному, тупиковому пути. Мусульманское сообщество не смогло выработать в себе противоядия от экстремизма — вот в чем проблема. Алексей Малашенко удивительно точно об этом написал: «Исламизм не болезнь, которая поддается пусть трудному и длительному, но все же лечению. Это клетки самого «организма» исламской традиции, исламской политической культуры». И всегда в истории бывало так, что мощная религия, или идеология, или общественное движение на каком-то этапе перестает удовлетворять наиболее молодую, энергичную, пассионарную часть своих последователей, которую увлекает героическая идея быстрой победы великого справедливого дела, грандиозный проект, обещающий создание нового мира. И эти люди берут на вооружение какой-то элемент, составную часть своей идеологии, переворачивают и по-своему интерпретируют его.

Так и получается, что где-то глубоко запрятанный и вроде бы сначала незаметный вирус тоталитаризма в социалистическом движении поднимается и внедряется в организм, поражая его, уничтожая все враждебное и порождая ленинско-сталинского монстра. А благословенный патриотизм, оказывается, где-то таил в себе семена, давшие в определенный исторический момент зловещие всходы нацизма. «Deutschland uber alles» (Германия превыше всего) — что ж тут плохого, для немца выше, важнее всего его родина. Но потом незаметно смысл тех же трех слов изменился , стали понимать как «Германия над всем», а завершение — «Heute gehort uns Deutschland und morgen die ganze Welt», «Сегодня принадлежит нам Германия, а завтра весь мир».

Так получилось с «Аллаху акбар!», так получилось с исламом и отделившимся от него, зажившим своей жизнью воинствующим исламизмом. Как же это сочетается: убийцы, душегубы — и искренне верующие мусульмане, борющиеся за преобразование мира в духе своей религии?

Во-первых, зверства совершают не столько сирийцы, сколько иностранные добровольцы, причем любой национальности. Значит, в ДАЕШ тянутся не только те, кто мечтают стать героями, шахидами, воинами за дело ислама, но и люди, побуждаемые самыми темными, порочными инстинктами, убийцы, насильники, садисты. Таких бывает немало в любой армии, но обычно командование старается скрыть зверства, а ДАЕШ, напротив, афиширует их, чтобы напугать одних и спровоцировать других. Кроме того, в Халифат устремляются юноши, ищущие приключений, жаждущие стать частичкой великого братства, просто разгуляться.

Во-вторых, человек, увы! — так устроен, что в нем может уживаться черт знает что. Я знал людей, храбро воевавших против гитлеровцев, но ставших впоследствии подлыми трусами и доносчиками. Бесстрашный солдат нередко становится безжалостным убийцей невинных людей. Только в детстве можно делить военных на благородных богатырей и трусливых злодеев. Бойцы ДАЕШ в большинстве своем фанатично преданы делу ислама, без раздумий идут на смерть, провозглашая «Аллаху акбар!»; были сообщения, что в некоторых подразделениях устраивается своего рода очередь — кто раньше других пойдет с поясом шахида на самоподрыв. Кто-то находит земляков и  по знакомству опережает других. Боевикам внушают, что если они, смертельно раненые, уже не смогут прокричать «Аллаху акбар!», то пусть хотя бы постараются поднять указательный палец : это как бы буква «алеф», с которой начинается слово «Аллах».

Только глубоко верующий, идейный человек добровольно разрывает себя на куски, уверенный, что становится мучеником во имя веры. Он же без раздумий отсекает головы другим людям. И вот именно таких «идейных» и ждет гибель в первую очередь. Это справедливо.

А безыдейные, насильники и садисты? Их, как и «идейных», уже не исправишь. Большинство талибов и других боевиков, которых американцы выпустили из Гуантанамо, вскоре опять взялись за старое. Жалеть тех, кто сейчас погибает под российскими, французскими и американскими бомбами, не стоит. Это звучит жестоко, но ведь они добровольцы, никто их не загонял в войско душегубов.

Я давно говорил, что ДАЕШ — это чума XXI века, злокачественная опухоль на теле мирового сообщества, злейший враг в первую очередь именно ислама, и спорил с теми, кто благодушно полагает: да ничего особенно страшного, перебесятся эти леваки, как в свое время большевики. И ни одного слова не возьму обратно. Переговоры и соглашения бесполезны, ДАЕШ можно и нужно только стереть с лица земли. Но не надо себя обманывать: крах ДАЕШ (я был бы счастлив увидеть это еще при своей жизни) не означает заката воинствующего исламизма. Опять процитирую Малашенко, который считает, что глобальный исламистский проект неосуществим: «Но борьба за него будет отчаянной и продлится еще очень долго».

Так каковы же их цели?

Исламское государство должно распространяться на все те территории, которые считаются законно входящими в мусульманский ареал. Как сказал аз-Завахири, борьба за создание исламского государства не может вестись как борьба региональная. ...Мы должны быть готовы к битве, которая не ограничится одним регионом, в которую должен быть вовлечен как наш домашний враг-отступник, так и внешний враг, евреи и крестоносцы.

«От Андалузии до Бухары» — так звучит лозунг джихадистов, но это не значит, что они действительно рассчитывают восстановить халифат от Испании до Средней Азии и Индии. Единого государства быть не может, между суннитскими странами вклинился шиитский Иран. Это неважно, достаточно создать халифат-архипелаг, образовать исламские государства в ключевых суннитских странах — Сирии, Египте, Турции, Пакистане, Саудовской Аравии, искоренить там все элементы западной цивилизации, покончить с такими вещами, как демократия, права человека, свобода мнений, равноправие женщин, утвердить шариат в самой жесткой ваххабитской форме. Географические границы несущественны; как мне говорили в Фергане двадцать лет тому назад местные «ваххабисты», сначала — исламское государство в Узбекистане и Таджикистане, потом Казахстан, а там и до Татарстана недалеко.

Есть экстремисты, мечтающие об исламизации Европы, о «Лондонстане» и пр., но их ничтожное меньшинство в общем корпусе исламистов— джихадистов.

Непосредственная сегодняшняя цель: показать всему миру, что ни одна страна, осмелившаяся вступить в бой с джихадистами, не уйдет безнаказанной. Шииты в Багдаде, шииты в Бейруте, Россия с ее бомбардировщиками, Франция. Очередь за Америкой и Англией.

Вторая, может быть еще более важная: спровоцировать на вторжение. 
Ради чего бен Ладен организовал взрывы 11 сентября? В первую очередь для того, чтобы спровоцировать Буша на вторжение в Афганистан. Лидер Аль-Каиды думал (как оказалось, ошибочно), что война продлится достаточно долго, во всех мусульманских странах люди увидят на телеэкранах бомбежки — и поднимутся против своих правительств, связанных с Америкой и неспособных вступиться за исламскую землю, попираемую ногами неверных. Вот и ДАЕШ сейчас надеется, что его враги — крестоносцы, вместе или по отдельности, пошлют в Сирию и Ирак сухопутные силы. Этого только и нужно.

Мирные жители будут погибать тысячами. Арабский Восток, в котором из 21 страны 20 имеют преобладающее суннитское население, по расчетам главарей Халифата с гневом и возмущением воспримет вторжение неверных. Будет брошен клич: «Против нас единый фронт шиитов, персов, американцев, сионистов и русских! Они убивают мирных мусульман, женщин и детей!» Массы молодых суннитов-добровольцев, как предполагается, хлынут в Сирию и Ирак, пополняя ряды ДАЕШ, а тем временем во всем мире — в котором сунниты составляют 85 % мусульман — поднимется великое движение «в защиту ислама, на который ополчились все враги».

И если даже ДАЕШ как существующее сейчас в Сирии и Ираке квази-государство будет разгромлен — не беда. Его гибель — ничто по сравнению с глобальной исламской революцией. Мученичество — это уже победа. Америку, Россию, Францию, Англию правители Халифата намерены наказать, но главное не в них, а в том, чтобы очистить мусульманские земли от «нечестивых правителей, прислужников Запада», уничтожить всех чужих, неверных и инакомыслящих, ликвидировать светскую модель общественного устройства, выбить из мозгов мысли о демократии, создать архипелаг-халифат, пробудить и поднять мусульман по всему миру, включая Россию.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Георгий Мирский: чего хотят террористы?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.