Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Беженцы: мы не джихадисты

  • Беженцы: мы не джихадисты
  • Смотрите также:

Греясь в лучах не по сезону жаркого сербского солнца, с десяток лохматых афганских ребятишек гоняют выцветший оранжевый мяч по белградскому парку, который некогда имел дурную славу из-за скопления женщин легкого поведения, но недавно был переименован в Афганский парк.

В карманах курток, выданных подросткам местными благотворительными организациями, денег совсем немного, и они не знают, как будут добираться до «земель обетованных» – Германии и Скандинавии. Один из них хотел поехать в Бельгию. Пока же они просто носятся по парку, не обращая внимания на косые взгляды обедающих в парке сербских офисных работников и не ведая никаких забот – они наконец осознали, что сумели скрыться от преследований афганского «Талибана», и теперь их ждет новая жизнь.

Жестокая ирония в ситуации с притоком беженцев в Европу из Афганистана, Сирии, Ирака и Сомали состоит в том, что большинство мужчин и юношей, проделавших опасный путь по суше и по морю, подвергаясь жестоким избиениям при встрече с пограничниками в некоторых странах, бегут от джихадистских группировок – таких, как «Исламское государство», «Талибан» и «Аш-Шабаб».

Между тем куда менее многочисленные группы недовольных, зачастую маргинализованных мусульманских иммигрантов во втором и третьем поколении едут в обратном направлении и совсем по иной причине. Для них путешествие как правило оказывается значительно легче – достаточно купить билет бюджетных авиалиний, и можно вступать на тропу джихада.

Шестнадцатилетний Бисмилла не понимает, почему западные юноши хотят присоединиться к джихадистам.

Сам он бежал из Афганистана, не предупредив отца, но с одобрения матери, потому что талибы заставляли его вступить в свои ряды. «Я не хотел воевать за “Талибан”, я хотел окончить школу и получить образование», – рассказывает голубоглазый Бисмилла. Он любил свой дом. Окидывая взглядом чуждый ему пейзаж Афганского парка, он с нежностью вспоминает гранатовые деревья, которые растут в саду его семьи. 

«Мама сказала мне ехать, но не говорить отцу – он бы меня остановил. Он боится “Талибана”», – объясняет мальчик.

На прошлой неделе «Голос Америки» побеседовал с другой группой афганских подростков в сербской столице. Их истории звучали примерно так же. Однако в их случае принудительная вербовка шла не только со стороны «Талибана», но и со стороны «Исламского государства».

«Приходилось выбирать – или одно, или другое», – рассказал 15-летний Халил. По словам другого мальчика, его дяде и тете пришлось спрятать своего сына, рассказав всем, что он умер, пока они планировали, как помочь ему выбраться из страны.

Все мальчики обеспокоены тем, что европейцы считают их джихадистами и потенциальными террористами, а парижские теракты лишь усилили их беспокойство. Их все сильнее тревожит то, как теракты скажутся на их судьбах: они боятся, что могут закрыть границы или их встретят враждебно даже в гостеприимной северной Европе.

«Мы никакие не джихадисты», – говорит Бисмилла.

Вероятность закрытия границ резко возросла после того, как в прошлую пятницу боевики «Исламского государства» устроили теракты в Париже, в которых погибли 129 человек и 352 человека получили ранения.

Сразу же после терактов польский министр по делам ЕС Конрад Шиманский заявил, что его страна не сможет принять мигрантов в соответствии с европейскими квотами. «В свете трагических событий в Париже мы не видим политической возможности для реализации этого решения», – сказал он.

Еще до парижских терактов европейские чиновники выражали опасения, что «Исламское государство» может отправлять джихадистов в Европу под прикрытием наплыва беженцев, которые десятками тысяч прибывают туда каждую неделю. Группировка не преминула воспользоваться возможностью разжечь шумиху по поводу угрозы со стороны беженцев, преимущественно к низкосортных СМИ.

«Просто подождите, – заявил в сентябре один джихадист в интервью американскому новостному изданию BuzzFeed. – Они поедут туда как беженцы», – сказал он, поясняя, как ИГИЛ переправляет в Европу опытных бойцов, которые сливаются с хаотичным потоком беженцев. По его словам, группировка отправила в Европу около 4000 боевиков.

Учитывая, что по крайней мере один из участников парижских терактов, а возможно и двое, проникли в Европу под видом беженцев, ультраправые партии Европы сразу же ухватились за эту возможность, чтобы напомнить о рисках, связанных с принятием беженцев и мигрантов. Ранее на этой неделе лидер французских националистов Марин ле Пен призвала «немедленно прекратить» допуск мигрантов во Францию. По ее словам, ее «страхи и предупреждения о возможном присутствии джихадистов в рядах мигрантов, приезжающих в страну», оказались обоснованными. 

И левые, и правые правительства европейских стран опасаются, что продолжающийся прием беженцев может дорого обойтись им на выбрах. Впрочем, президент Франции Франсуа Олланд заявил, что у Европы есть гуманитарный долг продолжать прием беженцев, при этом сохраняя бдительность и обеспечивая надлежащие проверки безопасности.

«Франция останется страной свободы, – заявил он ранее на этой неделе в оправдание своего решения выполнять обещания по приему беженцев и мигрантов, несмотря на трагические теракты. – В течение следующих двух лет страна примет тридцать тысяч беженцев. У нашей страны есть долг уважать эти обязательства».

Даже если оставить в стороне вопрос гуманитарного долга, французские власти считают, что прекращение приема мусульманских беженцев в Европе лишь послужит тактическим интересам ИГИЛ, позволив группировке использовать это как доказательство антиисламского настроя Европы и помогая ей вербовать возмущенных и отчаявшихся беженцев.

Не опровергая вероятность того, что джихадисты могут проникать на Запад под видом беженцев, некоторые представители разведсообщества ставят под сомнение заявление о том, что ИГИЛ отправила в Европу 4000 своих бойцов. Высокопоставленный представитель британской разведки заявил «Голосу Америки»: «Это фактически составляло бы четверть числа иностранных бойцов, которые есть у ИГИЛ на данный момент, а мы знаем, что группировке они сейчас очень нужны в Сирии, учитывая вероятность сухопутного наступления на их оплот в Ракке».

Другие представители европейской разведки считают, что сосредоточившись только на беженцах, можно упустить из внимания другие, более простые способы отправки европейских бойцов ИГИЛ обратно в Европу. Их больше беспокоит риск того, что возвращающиеся из Сирии бойцы не будут замечены по прибытии в европейские аэропорты, где обладателей европейских паспортов проверяют весьма небрежно. Мало кто из сотрудников иммиграционных служб утруждает себя сверкой со списком потенциальных террористов, и в 80 процентах случаев они проверяют европейские паспорта просто на глаз, без каких-либо дополнительных мер предосторожности.

Гражданин Бельгии Абдельхамид Абауд, который, по мнению французской прокуратуры, стоял за организацией парижских терактов, ранее в этом году прилюдно хвастался тем, что ему несколько удалось беспрепятственно выехать из Бельгии в Сирию и вернуться обратно. По его словам, несмотря на наличие международного ордера на его арест, никто из пограничников его не узнал.

Нет никаких сомнений в том, что Бисмилла и его друзья, играющие в футбол в Афганском парке в Белграде, являются беженцами. Но им остается лишь надеяться, что никто не примет их за джихадистов.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Беженцы: мы не джихадисты


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.