Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Аланте Каваите: «Мой фильм импрессионистичен»

  • Аланте Каваите: «Мой фильм импрессионистичен»
  • Смотрите также:

17-летняя Сангайле увлечена спортивными самолетами, несмотря на страх высоты. Во время каникул на одном из воздушных праздников, проходящем недалеко от летнего дома ее родителей, она знакомится со своей сверстницей Айсте, в отличие от нее, девушкой жизнерадостной и неунывающей. Между ними возникает любовный роман... 

Так начинается психологическая мелодрама «Лето Сангайле» (The Summer of Sangaile), снятая литовским режиссером Аланте Каваите (Alante Kavaite). Лента выдвинута Литвой на номинацию «Оскар» в категории «лучший фильм на иностранном языке». 20 ноября она выходит в прокат в Нью-Йорке, а 4 декабря – в Лос-Анджелесе. Фильм, снятый совместно кинематографистами Литвы, Франции и Нидерландов, на премьерном показе в Сандансе получил приз за лучшую режиссуру, демонстрировался еще на многих кинофестивалях, в том числе в Берлине, Сиэтле, Пуле и Карловых Варах.

Это вторая лента 42-летней уроженки Вильнюса Аланте Каваите. Первую полнометражную игровую картину «По ту сторону звука» (Fissures) она сняла в 2006 году. В 19 лет Аланте переехала во Францию и с тех пор живет в Париже. Телефонную беседу с ней корреспондент Русской службы «Голоса Америки» начал, выразив сочувствие в связи с недавними трагическими событиями и надежду, что она и ее близкие не пострадали.

Аланте Каваите: Спасибо большое. Я и мои близкие в порядке, хотя и в состоянии сильного потрясения. Что я думаю? Чтобы противостоять варварству, надо больше снимать фильмов, больше заниматься искусством, пить больше вина и слушать больше музыки.

Олег Сулькин: Что послужило отправной точкой для фильма? Чем вы вдохновлялись?

А.К.: Собственным опытом, в первую очередь. Я переживала похожие чувства в пору собственного взросления. Душевные драмы, увлечения, разочарования, боль, досада от того, что взрослые совершенно тебя не понимают. С дистанции более двадцати лет томление юности воспринимается несколько иначе, чем тогда. Все не так интенсивно, не так мрачно. Мне хотелось показать эти чувства через легкую дымку времени. Мне очень помогло мое нынешнее общение с тинейджерами. Я веду семинар в киношколе, в часе езды от Парижа. И я вижу, как общаются между собой молодые, чем они увлечены. Мне кажется, исполнительницы главных ролей Юлия Степонайтите и Айсте Диржюте сыграли убедительно.

О.С.: Это первый для Литвы фильм об однополых отношениях?

А.К.: Ранее был снят короткометражный фильм о молодых геях. А полнометражный фильм, насколько я знаю, первый. Говоря о гендерном аспекте, я должна подчеркнуть, что меня больше всего увлекла симметрия отношений. Я искала эту симметрию в отношениях между двумя юными девушками. Если бы я взяла более традиционные отношения – между парнем и девушкой, то симметрии в них не обнаружить. Обычно показывают сильного парня и слабую девушку. Я могла бы, конечно, рассказать похожую историю любви про двух парней, но мне ближе и понятней женская психология.

О.С.: Фильм снят совместно Литвой, Францией и Нидерландами. Как конкретно осуществлялось сотрудничество?

А.К.: Финансирование мы получили от каждой из сторон, включая Литву, что, конечно, хорошая новость. Решение в Литве принималось Фондом поддержки культуры, причем самым демократическим путем. Для Франции, где снимается порядка двухсот фильмов в год, это один из рядовых эпизодов кинопроизводства, а для Литвы с ее 6-10 фильмами, можно сказать, событие. Нидерланды помогли записать музыку и получить финансирование от Eurimages – фонда по копродукциям при Совете Европы.

О.С.: Кинокритики сравнивают вашу картину со нашумевшей лентой Абделатифа Кешиша «Синий – самый теплый цвет» (в российском прокате – «Жизнь Адель»). Но я соглашусь с мнением критика Скотта Фаундаса в газете Variety, что стилистическая похожесть этих двух картин минимальна.

А.К.: Да, мне постоянно задают вопрос, повлиял ли на меня Кешиш. Когда его фильм показывался в Канне, я только начинала кастинг своей картины. Мне позвонил мой продюсер из Канна и сказал, что в конкурсе показывается фильм о любви двух девушек, причем, как и в нашем сценарии, одна из буржуазной, а другая из простой семьи. Я всячески оттягивала просмотр фильма Кешиша, не хотела, чтобы впечатление от него помешало мне делать мой фильм. Фильм Кешиша, конечно, замечательный, но мы снимали очень разное кино. У меня совсем другой язык изображения, и концептуально меня интересуют другие вещи. Мое кино импрессионистично. Я многое не говорю ни изображением, ни диалогом. Зритель должен догадываться сам, включать свое воображение. Скажем, догадываться сам об отношениях Сангайле с ее родителями, о ее чувствах к Аусте. Я не столь откровенна, как Кешиш, в любовных сценах, мне важно сохранить недосказанность. 

О.С.: Ваша Сангайле увлечена авиацией, и визуальным рефреном в фильме возникают трюковые полеты на небольших одномоторных самолетах. От фигур высшего пилотажа захватывает дух. Неужели все снималось вживую, без специальных эффектов?

А.К.: Да, все было реально. Меня усиленно соблазняли «зеленым экраном» (самая популярная технология комбинированных съемок – О.С.). Но я отказалась от всех компьютерных ухищрений. Мы снимали в аэроклубе недалеко от Вильнюса. Самые безумные фигуры в воздухе выполнял для нас прославленный литовский летчик Юргис Кайрис, многократный чемпион Европы и мира. Юргис наш национальный герой. Вообще, спортивная авиация – национальная страсть литовцев. Не удивительно, что на одной из литовских купюр до перехода на евро были помещены портреты литовских летчиков Стасиса Гиренаса и Стяпонаса Дарюса, которые погибли во время трансатлантического полета в 1933-м году. В каждом городе республики есть свой аэроклуб. В день свадьбы пользуется популярностью воздушная прогулка молодоженов. Летают литовцы не только на самолетах, но и на воздушных шарах. То, что в других странах считается экстравагантным занятием, в Литве – практически норма.

О.С.: Как вы объясняете это увлечение?

А.К.: Мы – маленькая страна, и, может, поэтому у литовцев такая страсть к преодолению замкнутости, к полетам, к воздушным путешествиям. Для моего фильма эта хорошая метафора самоконтроля, к которому стремится Сангайле. Мы очень волновались за исполнительницу этой роли Юлию Степонайтите. Ведь у нее не было никакого опыта полетов на спортивных самолетах. Когда она первый раз взмыла в воздух в самолете, за штурвалом которого был опытный пилот, мы очень волновались. Ну вот первый вираж, второй, третий. Приземление. Все нормально. И мы успокоились, значит, все у Юлии получится.

О.С.: Каковы ваши ожидания от американского релиза фильма?

А.К.: Честно скажу – не имею ни малейшего представления. Самой очень любопытно, как зрители отнесутся к нашей картине. Америка – страна выдающейся кинематографии. Я очень люблю американских режиссеров 70-80-х годов – Сиднея Люмета, Роберта Олтмена, фильмы которых я смотрю и пересматриваю. Мне кажется важным, что наш фильм помогает поставить Литву на карту мира как фильмопроизводящую страну. Мне приятно вам сообщить, что «Лето Сангайле» стал самым популярным литовским фильмом во Франции.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости экономики | |

Подписка на RSS рассылку Аланте Каваите: «Мой фильм импрессионистичен»


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.