Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Это война

  • Это война
  • Смотрите также:

На встрече с президентом РФ глава ФСБ Александр Бортников привел данные, согласно которым разрушение Airbus A321 в полете произошло после активации находившегося на борту взрывного устройства мощностью до 1 кг в тротиловом эквиваленте. Можно однозначно сказать, что это террористический акт, - заявил он. По словам Бортникова, взрывчатое вещество было иностранного производства.

Реакция главы государства последовала незамедлительно. Назвав трагедию одним из самых кровавых по числу жертв преступлений, он приказал найти и уничтожить всех виновных в ней. Мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников. Мы должны делать это без срока давности, знать их всех поименно. Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдем в любой точке планеты и покараем, - заявил президент.

Он также подчеркнул, что в сложившейся ситуации работа российской авиации в Сирии должна быть не просто продолжена, она должна быть усилена таким образом, чтобы преступники поняли, что возмездие неизбежно. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков разъяснил журналистам: под усилением не подразумевалось 15529 участие в военной операции сухопутного контингента. Спецслужбы к выполнению приказа уже приступили. В Минобороны об изменении тактики обстрела боевиков уже отчитались: количество вылетов увеличено вдвое.
Позже стало известно, что Росавиация рекомендовала российским аэропортам и компаниям-перевозчикам усилить меры безопасности почти на полусотне направлений. Особое внимание ведомство рекомендовало обратить на наем технического персонала, держать на борту принятые из российских аэропортов запасы сухого питания и питьевой воды, а также усилить экипажи сотрудниками служб авиационной безопасности.

Росбалт обратился к представителям различных политических сил с вопросом, какими, на их взгляд, должны быть первые шаги России в сложившейся ситуации.

Андрей Нечаев, председатель партии Гражданская инициатива

В первую очередь надо, конечно, повысить защитные меры в самой России, потому что крайне велика вероятность того, что теракт будет перенесен на территорию нашей страны. А стратегически - надо еще раз внимательно посмотреть, так ли нам дорога поддержка товарища Асада, чтобы подвергать таким рискам российское население.

Тут два варианта: либо выходить из этого (ближневосточного - Росбалт) конфликта, либо в нем участвовать, но с максимальной эффективностью. Если максимальная эффективность требует усиления ракетно-бомбовых ударов, значит, надо усиливать. Франция пошла по тому же пути, но для нее это был в большей степени жест демонстративный, показывающий, что и руководство страны, и народ Франции не запугали, что они готовы продолжать противостоять террору. Безусловно, нужна большая консолидация усилий. Я не вижу препятствий, почему бы сейчас России не объединиться с коалицией, которая воюет с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России - Росбалт) в Сирии - может, на каких-то особых условиях. Что касается конфронтации, основанной на Крыме и Украине, - все так и останется. Размен Украины на Сирию невозможен, но, может, я и переоцениваю принципиальность западных политиков.

Сергей Митрохин, глава партии Яблоко

Мы должны поучиться у Израиля, как досматривать собственными силами те борты, которые летят в Россию из других стран. Вместо того, чтобы махом отменять вообще все рейсы, надо просто точечно работать по примерно такому образцу. Нужны дополнительные меры по укреплению безопасности в местах общего пользования.

Нужно снова укреплять некоторые участки внешних границ, которые сегодня крайне прозрачны, проницаемы для террористов. Например, границу с Таджикистаном. У нас там были когда-то пограничные войска, сейчас их там нет. Там есть контингент, но не связанный со спецификой пограничного дела. Это тот участок, через который могут хлынуть огромные потоки беженцев - примерно как сейчас в Европу.

На месте президента я разработал бы новую стратегию национальной безопасности, отвечающую новым вызовам. ИГИЛ - это перенесение проблемы терроризма на новый уровень, фактически на государственный. Это даже расшифровывается как государство. Да, у него нестабильная территория, оно находится в состоянии войны со всем миром, но это фактически государство. А это значит, что ресурсы, которые бросаются на террористические действия, сопоставимы с ресурсами государства.

Дальше нужна всесторонняя координация антитеррористической борьбы с другими странами, в первую очередь с теми, которые умеют бороться с терроризмом. У них надо учиться этому. Надо приглашать специалистов, чтобы они у нас делали то, чего нам не хватает. Любые действия против террористов должны быть скоординированы. Любой разлад в координации, кооперации с теми, кто занимается тем же самым, - это подарок для террористов, это те зазоры, в которые они рано или поздно влезут.

Закрыть границы - совершенно не выход, потому что для терроризма границ не существует. Внутри России может быть уже немало агентов ИГИЛ, которые ждут соответствующих приказов. А на пути таких приказов никакой колючей проволоки не поставишь.

Владимир Рыжков, сопредседатель партии ПАРНАС

Вопрос: насколько руководство страны оценивало риски, когда принимало решение об операции в Сирии, было ли все просчитано? Было ли, в частности, просчитано, что террористическая опасность возрастет не только внутри страны, но и за ее пределами? Была ли профилактика терактов в потенциально опасных регионах? По-хорошему, парламент должен создать комиссию, которая исследовала бы все аспекты, выяснила, оценивали ли риски, как? Была ли проведена профилактическая работа, как, где? Но боюсь, что наш парламент не то, что не создаст такую комиссию, но даже слова не промолвит, потому что он совершенно не самостоятелен.

Нужно определить те страны, те регионы, где существует повышенный риск повторения теракта, определить те аэропорты, которые представляют наибольшую опасность, установить ежедневное взаимодействие с властями и спецслужбами этих стран, предпринять дополнительные меры безопасности там, где существует угроза. В тех аэропортах, где невозможно обеспечить безопасность, надо закрывать направления. Но самое главное - закрыть первопричину терактов, а именно - нашу операцию в Сирии. Нужно как можно скорее уйти из Сирии. А чтобы уйти, нужно как можно скорее договориться с Западом, и постараться установить в Сирии политический режим, который остановил бы войну и справился с ИГИЛ. Пока мы ведем операцию в Сирии, опасность терактов во всем этом огромном регионе для наших граждан очень велика. Усиление операции в Сирии будет иметь смысл, если это будет согласовано со всеми партнерами.

Вадим Соловьев, зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству (фракция КПРФ)

Во-первых, нужно провести серьезный и открытый диалог с населением. Рассказать, что мы втянулись в серьезный военный конфликт и что противостоят нам очень серьезные террористические группировки, у которых самолетов нет, но у которых есть террористы. Все формы и методы террористической борьбы они прорабатывали не один год. Поэтому нужно понимать, что недопустимо шапкозакидательство, ситуацию нужно воспринять реально.

Второй момент - введение смертной казни для террористов и для всех, кто связан с организацией террористических актов. Заказчиков, пособников, финансистов, укрывателей и так далее. Вся цепочка должна знать, что не только смертник или террорист получит высшую меру, а все, кто будет участвовать в их подготовке. Для исполнения приговоров о смертной казни нужно наделить наши спецслужбы правом исполнять решения наших судов не только на территории РФ, но и во всем мире, где они только их обнаружат. Это жестко, но это война, тут никуда не денешься.

Нужно прекратить сокращать наши правоохранительные органы и усилить их на транспорте (и прокуратуру, и СК), потому что транспорт - это наиболее уязвимая точка. В моем понимании, также нужно разрешить спецслужбам привлекать для широкомасштабных операций сотрудников ЧОПов. У нас сегодня около 3 млн мужиков в ЧОПах служит - это тоже подготовленные люди, военные. Многие отслужили в армии, бывшие офицеры, которые знают, как себя вести в экстренных ситуациях.

Хоть меня и критикуют СМИ, но я считаю, что, может быть, для некоторых стран - таких как Сирия - вообще ввести выездные визы, чтобы специалисты работали с нашими гражданами и объясняли им, куда они собираются лететь и что для них представляет угрозу.

Олег Нилов, (фракция Справедливая Россия)

Первое - обеспечить защиту границ от проникновения сюда террористов, которых, конечно, сейчас будут с гораздо большей активностью уничтожать. Как следствие, будет желание сотен и тысяч, в том числе граждан России и выходцев из других союзных республик, вернуться к себе домой, здесь отсидеться, а потом продолжить свое черное дело. Поэтому необходимо надежно обеспечить системами проверки и контроля всех желающих приехать в Россию, в том числе безвизовых граждан.

Нахождение людей на протяжении многих месяцев в Сирии, Ираке или странах, граничащих с ними, на мой взгляд, - есть один из признаков того, что этих граждан свободно и бесконтрольно на территорию России пропускать нельзя. Только после прохождения тщательной проверки: дактилоскопии, фотографирования, с возможным прохождением проверки на полиграфе.

Нужно ограничить туристические рейсы, чартерные туристические рейсы. Понятно, что при отсутствии безопасности поддерживать и тем более развивать туризм в этих странах нельзя, наоборот нужно минимизировать такие поездки. Но поездки деловые, поездки политиков, сотрудников служб безопасности должны быть продолжены.

Александр Хинштейн, зампредседателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции (фракция Единая Россия)

Мы только что приняли федеральный бюджет на 2016 год, который предусматривает очень большое сокращение средств на нужды обеспечения безопасности и правопорядка в стране. Только по линии МВД дефицит бюджета с 2016 года составляет свыше 40 млрд рублей. При таких обстоятельствах необходимо пересматривать эти параметры, обеспечивать максимально потребности правоохранительных органов и спецслужб, особенно это касается работы подразделений на земле и на местах.

Вопрос авиасообщения нужно решать на межгосударственном уровне, исходя из безопасности экипажей и пассажиров. Для принятия решений нужно взвесить все за и против, все факторы. Но запрет полетов в ту или иную страну - все-таки чрезвычайная мера, для которой должны быть серьезные основания. Это может происходить только, когда мы заведомо не доверяем обеспечению безопасности со стороны местных властей.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Это война


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.