Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Детдома по-прежнему закрыты для общественного контроля

  • Детдома по-прежнему закрыты для общественного контроля
  • Смотрите также:

Вчера Следственный комитет РФ заявил о задержании дознавателя полиции, которая подозревается в насилии против 15-летней воспитанницы детского дома №1 в Чите.

Дела возбуждены и против сотрудников самого этого детдома, которые, по версии следствия, установили в учреждении практически тюремные порядки, подвергали детей издевательствам и пыткам. В интервью «НИ» член координационного совета при президенте РФ по реализации национальной стратегии действий в интересах детей доктор психологических наук Галина СЕМЬЯ рассказала, как можно предотвратить насилие в детских домах, почему не учат профессии воспитателя и куда следует жаловаться ребенку, права которого нарушаются.

– Галина Владимировна, всегда ли содержание в детских домах сопровождается насилием или эти случаи нужно рассматривать в индивидуальном порядке?

– Корректнее говорить о том, как часто наблюдаются такие случаи. Потому что утверждение, что нахождение ребенка под надзором в организации для детей-сирот означает обязательное насилие над ним, в корне неправильное. Ведь у нас есть очень много, скажем так, хороших детских домов. Хотя, отмечу, ребенку все равно лучше в семейном окружении.

– С чем, на ваш взгляд, связаны такие случаи, если рассматривать их как системное явление?

– Это, прежде всего, связано с закрытостью детских домов. Поэтому принципиально важно, чтобы региональные общественные палаты организовывали общественный контроль. Есть федеральный закон, который позволяет им отслеживать ситуацию. Это первая причина. Вторая – это личность самого воспитателя. В штатном расписании есть графа «воспитатель», а профессии такой нет, их никто никогда специально не обучал. Поэтому мы все время обращаемся к Минтруду с просьбами разработать профессиональный стандарт для воспитателя, в том числе воспитателя в организации для детей-сирот. Тогда это позволит выработать программу переподготовки, повышения квалификации, чтобы нынешние воспитатели соответствовали профессиональным стандартам. Кроме того, очень важно, чтобы помимо воспитателей в детских домах были и другие специалисты в достаточном количестве. Например, психологи, которых, кстати, тоже не готовят для работы в организациях для детей-сирот. Нужно понимать, что нахождение ребенка в организации для детей-сирот временное – до его постоянного устройства на семейное воспитание. Поэтому необходимо перестраивать профессиональный менталитет специалистов, которые там работают. Ведь многие из них искренне считают, что ребенку в детском доме лучше, мол, мало ли в какую семью он может попасть, а мы его с рождения воспитывали и хорошо знаем. И вот это принятие на себя всей ответственности без учета потребностей ребенка и его мнения – большая ошибка.

– А кто сейчас занимается воспитанием детей-сирот?

– В российских детских домах работает кто угодно. Если страждущих много, тогда отбирают тех, у кого есть педагогическое образование. А если особого выбора нет, берут более-менее подходящих на эту должность.

– Что необходимо делать, когда выявляются случаи жестокого обращения с детьми?

– К сожалению, у нас не отработана технология, как действовать в этих случаях. Все стараются не выносить сор из избы. А должна быть регламентированная структура: выявляется случай, сотрудники детского дома о нем сообщают, в нем разбираются. Сейчас мы обнаруживаем случай, всплескиваем руками, пытаемся ситуацию разрешить, виновных наказать. А дальше что? Детские дома рапортуют о том, что у них созданы все условия, позволяющие ребенку донести до вышестоящей организации свои претензии, жалобы, требования, сообщения о нарушении прав. Но прежде всего воспитанники детских домов должны понимать, какие права у них есть и почему их нужно защищать. Поэтому нужно правовое воспитание как самих детей, так и всех специалистов, работающих с ними. Мало написать телефоны органов опеки и повесить фотографию уполномоченного по правам ребенка. Сложно представить себе ребенка, который будет звонить в органы опеки и сообщать о том, что с ним что-то делают. Поэтому нужно разработать такие механизмы, которые позволят детям в реальном времени говорить о своих проблемах. Детей нужно учить мысли о том, что у них есть возможность связаться с теми, кто может им помочь. А не замыкаться с мыслью, что эта проблема касается только его.

– Если понимание того, что необходимо сделать для профилактики насилия в детских домах есть, то почему ничего не делается?

– Делается, но недостаточно. И многое замыкается на воспитателе. Вот она заклеила ребенку рот, привязала, чтобы он тихонько посидел, и даже не поняла, как психологически на нем это скажется. Все сводится к тому, что ощущается большой недостаток нормальных профессиональных кадров. Если бы после каждого выявленного случая насилия проводилась планомерная работа, то их количество сократилось бы в разы. Но при этом надо понимать, что может прийти новый человек с отклонениями психики, и все начнется по-новому. Воспитателей же принимают по большому счету по формальным показателям: не было судимости, не был замечен в педофилии...

– А беседа с психологом проводится?

– В некоторых случаях проводится, в некоторых – нет. Это не обязательное условие. Понравился человек директору детского дома – он его взял. А тот факт, что соискатель подозрительно часто за последнее время менял место работы, не учитывается.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Детдома по-прежнему закрыты для общественного контроля


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.