Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Как они убивают, так и их будут убивать

  • Как они убивают, так и их будут убивать
  • Смотрите также:

Произошло ли крушение российского авиалайнера с туристами на борту в результате теракта? В любом случае Россия и Египет являются целями для нападений джихадистов. Президент Путин странным образом хранит молчание. Где же находится Владимир Путин?

31 октября самолет Airbus авиакомпании «Когалымавиа» потерпел крушение в небе над Синаем, все находившиеся на борту 224 пассажира погибли. Самолет направлялся в Санкт-Петербург. Город Путина.

В Санкт-Петербурге он научился преодолевать трудности и не давать себя в обиду. Сначала на заднем дворе своего дома, а потом в политике. Здесь он учился и получил ученую степень, здесь он стал заместителем мэра. В этом городе началось его восхождение. Однако российский президент не направился в срочном порядке в Санкт-Петербург. Он не появился перед телекамерами, когда был объявлен государственный траур. Вместо этого слова соболезнования передал его пресс-секретарь, а еще сам президент произнес несколько сочувственных слов во время встречи с министром транспорта. И больше ничего, все остальное — молчание. Почему?

Может быть, потому, что президент не понял, что крушение самолета может стать определенной вехой для России? Или это произошло именно потому, что он это понял?

В России все больше распространяется мнение относительно того, что находившиеся на борту разбившегося авиала 16725 йнера 224 человека погибли в результате взрыва бомбы, тогда как президент вообще не предпринимал ничего до своего указа в прошлое воскресенье: пока российские самолеты не будут летать в Египет. Все-таки это было решение. Единственное? Трудно поверить.

Россияне знают, что такое жить в условиях террористической угрозы. Они знают, что такое взрывы в автобусах и в метро; это всегда шок, но еще и часть их повседневной жизни. Они знают, что такое кровавые захваты заложников и взорванные многоэтажные дома. Политики и средства массовой информации в течение многих лет твердят о том, что Россия все время находится в опасности и в любой момент может произойти что-то ужасное. Может быть, именно то, что случилось 31 октября?

Крушение самолета в Египте может оказаться наиболее масштабным терактом против российских граждан с того момента, когда кавказские террористы в 2004 году захватили школу в городе Беслане и взяли в заложники примерно 1200 учеников и учителей; во время предпринятой российскими спецподразделениями попытки их освобождения погибли сотни человек.

В авиакомпании «Когалымавиа» уже уволились 20 стюардесс — на этом, как говорят, настояли их родственники. На страницах ежедневной газеты «Ведомости» обсуждается вопрос о том, какова вина государства в случившейся катастрофе. Логика, примерно, такая: если причиной была техническая неисправность, то тогда ответственность несет государство. Если это был теракт — то же самое.

В ток-шоу на государственном телевидении зрителей, судя по всему, готовят к тому, что это был теракт. Телеведущий Дмитрий Киселев — неофициальный рупор Путина, которому запрещен въезд в страны Евросоюза — в своей передаче обосновал возможность теракта. Если это был теракт, сказал Киселев, то почему, в таком случае, русские вынуждены были заплатить свою цену всего за 40 дней проведения военной операции в Сирии, тогда как американцы уже два года осуществляют бомбардировки, и пока никаких терактов против них не было? За этим, по мнению Киселева, может скрываться договоренность между американцами и террористами.

Политика в подобного рода спекуляциях участия не принимает и пока избегает таких терминов как бомба или теракт, однако в прошлый понедельник премьер-министр Дмитрий Медведев сказал, что теракт исключать нельзя.

Если подобные подозрения подтвердятся, то тогда это будет первым прямым террористическим ответом на вмешательство России в Сирии.

Пока подтверждений этому нет, однако никого особого не удивит, если будет доказана причастность к теракту «Исламского государства». Эта террористическая группировка, располагающая обширными связями, конечно же, в состоянии организовать доставку на борт самолета взрывчатку в египетском аэропорту. Кроме того, ее представители уже сами взяли на себя ответственность: «Солдатам Халифата удалось сбить российский самолет над Провинцией Синай, на борту которого находились 220 крестоносцев, и все они погибли», — заявили вскоре после катастрофы боевики отделения группировки «Исламское государство»,  действующего на Синайском полуострове. Руководство «Исламского государства» в Сирии и в Ираке подтвердило сделанное заявление.

Разумеется, джихадисты все время лгут — однако подобное признание своей причастности к крупным терактом делается очень редко, поскольку позор будет разрушительным по своим последствиям, если окажется, что причиной крушения были технический дефект или ошибка экипажа. Пока представители «Исламского государства» не продемонстрировали никаких доказательств и не сообщили никаких деталей о бомбе или о том, как она была замаскирована. «В нужное время» это будет сделано, намекают в «Исламском государстве». Джихадисты уже не в первый раз берут паузу и не спешат доказать свою причастность к преступлению.

Есть и другие признаки. Обратите внимание на дату теракта, говорят представители «Исламского государства». Речь идет о годовщине присоединения синайских джихадистов к «Халифату». В таком случае это было бы не только боевой символикой, но и политическим сигналом первого порядка. Это бы означало: Мы везде можем нанести удар. И Египет не способен нас контролировать.

Подобный вариант будет тяжелым ударом по президенту Египта Абделю Фаттаху аль-Сиси. Ситуация в стране вновь стабильна, с политическим исламизмом ведется успешная борьба — так уже в течение нескольких месяцев звучит послание аль-Сиси в адрес иностранных правительств и инвесторов. И оно было услышано. Аль-Сиси — желанный гость западных правительств, американская военная помощь продолжает поступать, Франция продает Египту боевые корабли, Россия предлагает себя как старого партнера в области вооружений, а Великобритания инвестирует средства в оборонный и энергетический сектор страны.

Объявление Лондона на прошлой неделе о временном прекращении полетов самолетов с туристами в Шарм эль-Шейх из-за угрозы терактов было воспринято как умышленное нагнетание напряженности со стороны западных спецслужб. Однако остановка Москвой всех полетов российских самолетов в Египет была больше похожа как пощечину аль-Сиси. Во-первых, потому, что Синай представляет собой важнейший источник получения дохода от туризма. Во-вторых, потому что Путин таким образом свел на нет усилия египетской пропаганды и ее заявления о том, что Синай находится под контролем египетской армии.

Джихадизм — это своего рода египетская кара. 34 года назад, в октябре 1981 года, воинствующие исламисты впервые громко заявили о себе во время военного парада в Каире — они убили тогдашнего египетского президента Анвара аль-Садата из-за мирного договора, который тот заключил с Израилем. Сегодня, почти три десятилетия спустя, новое поколение экстремистов действует, прежде всего, в северной части Синая, то есть на границе с Сектором Газа.

Борьба против Израиля долгое время была их главной целью. Но когда армия и полиция в 2013 году устроили кровавый конец правительству Мухаммеда Мурси и его Мусульманскому братству, «Ансар Бейт аль-Макдис», самая известная джихадистская группировка в Египте, провозгласила своими врагами правоохранительные органы страны. В конце того года «Ансар Бейт аль-Макдис» присягнула на верность Халифату и стала называть себя «Вилаят Синай», то есть Синайской Провинцией.

Что касается ее стратегии, которая состоит в нападении на представителей правоохранительных органов, то пока никаких изменений в ней не произошло. Но если «Вилаят Синай», на самом деле, несет ответственность за сбитый российский пассажирский самолет, то в таком случае этот полуостров может превратиться в центр международного джихадизма.

Проблемы набора новобранцев в свои ряды у джихадистов нет. «Вилаят Синай» пытается представить себя защитником преимущественно бедуинского населения полуострова. После ухода израильской армии с Синайского полуострова в 1982 году, Каир способствовал тому, чтобы этот регион в экономическом отношении оказался в запустении. Радикально настроенные и хорошо вооруженные бедуины составляют сегодня значительную часть боевиков-джихадистов, количество которых, по оценке египетского эксперта Шерифа Мохи эль-Дина (Scherif Mohi Eldeen), составляет от 1000 до 5000 человек, и их количество продолжает увеличиваться.

«Армия усугубляет проблему из-за неправомерного применения силы», — подчеркивает эль-Дин. Он имеет в виду налеты с воздуха с использованием вертолетов и истребителей-бомбардировщиков, беспорядочные артиллерийские обстрелы, блокировку деревень, которые часто в течение нескольких недель остаются без электричества и водоснабжения. В последние время были разрушены тысячи домов для того, чтобы создать буферную зону на границе с Сектором Газа, а также для того, чтобы наказать тем самым настоящих или предполагаемых членов джихадистских группировок.

А они, в свою очередь, стали перенимать тактику, используемую «Исламским государством» в Ираке и в Сирии: одновременное нападение на несколько военных и полицейских укрепленных пунктов; использование террористов-смертников для прорыва баррикад; применение зенитных ракет против армейских вертолетов; использование противопехотных мин и растяжек в жилых районах; проведение терактов в столице Каире.

Эксперты пока еще не могут с уверенностью говорить о том, насколько тесно филиалы «Исламского государства» (помимо Синая, такие же группировки есть, например, в Ливии, в Нигерии и в Пакистане) взаимодействуют при обсуждении терактов с руководством Исламского государства в окружении Абу Бакра аль-Багдади. Не исключено, что крушение российского авиалайнера могло быть своего рода подарком к юбилею «халифам» от Провинции Синай.

Подобного рода акции вписываются в стратегию «Исламского государства». Еще до крушения российского самолета боевики «Исламского государства» говорили о возмездии за вмешательство в Сирии. А теперь эти террористы в своем послании берут вину на себя и заявляют: «Русские должны знать: для них не существует никакой безопасности ни на земле мусульман, ни в их воздушном пространстве. Их самолеты ежедневно убивают десятки людей в Сирии — и как они убивают, так и их будут убивать».

В иракском городе Мосуле, в штаб-квартире «Исламского государства», это послание было подхвачено. На одном из пропагандистских видеоматериалов показано, как боевики «Исламского государства» распространяют материалы с признанием своего участия — вместе с конфетами. Кроме того, «Исламское государство» продемонстрировало пятерых предполагаемых боевиков из бывших советских республик. «Путин, ну ты свинья, — говорит один из них по-русски, размахивая при этом ножом, — тебе грозит опасность, тебе и твоему народу. Крушения самолетов недостаточно, мы нападем на вас и уничтожим вас. Вы заплатите большую цену за вмешательство в нашей стране».

Российский президент, на самом деле, должен сопоставить затраты и доходы. Он кое-что получил; его решение в короткий момент слабости Запада вмешаться в военный конфликт в Сирии, оказалось удачным ходом. С того момента, когда российские военно-воздушные силы начали бомбардировку сирийских городов, падение диктатора и союзника Башара аль-Асада вновь представляется немного менее вероятным. Россия вернула себе роль дипломатического игрока, ООН приглашает русских за стол переговоров, американцы обсуждают с ними будущее Асада, в то время как сами русские с гордостью указывают на то, что именно американцы пригласили их на совместную пресс-конференцию в Вене.

Когда Путин в конце недели полетит на саммит группы G20 в турецкую Анталию, он сможет уже иначе там себя вести, чем год назад в Брисбене. В Австралии он был в роли мирового парии; президент на ложном пути, насильственным образом изменяющий границы в Европе, человек непредсказуемый и опасный. Брисбен оказался для него унижением, однако Анталия вызовет чувство удовлетворения. Неожиданно политики в Европе и в Америке стали демонстрировать свое желание увидеть что-то позитивное в Путине, считает эксперт по Ближнему Востоку Алексей Малашенко из московского Карнеги-Центра.

Между тем ностальгия по партнеру не должна лишать способности видеть реальность, тем более сирийскую реальность. Большинство российских авиаударов не направлены против позиций «Исламского государства»: под прицелом российских бомбардировщиков находятся преимущественно позиции воюющих против Асада ополченцев, которые частично состоят из радикальных исламистов, а частично — из умеренных сил. Кроме того, бомбардировке подвергаются города, находящиеся под управлением оппозиции. Вот итог российского вмешательства почти за шесть недель: более 100 тысяч внутренних беженцев, изматывающие позиционные бои, новые кольца окружений со стороны режима и повстанцев, многочисленные жертвы среди гражданского населения, а также дальнейшее разрушение улиц и кварталов в Алеппо, Хаме, Идлибе — хотя во многих считающихся целями для нанесения авиаударов местах уже почти нечего больше разрушать.

Но какую же стратегию преследуют русские? «Без нас ничего не получится, с нами вновь нужно считаться» — в России после начала военного вмешательства в Сирии подобные фразы произносятся так часто, что можно сделать следующий вывод: именно в этом и состоит, в основном, мотив российской политики. В таком случае это было бы попыткой выдать тактику за стратегию, а преимущества представить как цель. «Путин совершает типичную для него ошибку, поскольку он не думает о будущем. Он плохой шахматный игрок», — подчеркивает Малашенко из Карнеги-Центра. Осуществляемые российскими военными бомбардировки стоят четыре миллиона долларов — в день. С учетом экономического и финансового кризиса России они не могут продолжаться бесконечно.

Но что если крушение авиалайнера над Синаем будет означать начало эскалации?

Во время двух чеченских войн Москва проводила политику возмездия: после каждого теракта, после каждой угрозы следовал ответный удар. И теперь возникает вопрос: не собирается ли Путин проводить подобную политику и против Исламского государства в том случае, если крушение авиалайнера окажется терактом? И каким тогда будет военный ответ? Интервенция с использованием сухопутных сил? Какими тогда могут быть негативные последствия и их воздействие на российское общество — например, в том случае, если будут похищены российские солдаты и фотографии их пыток появятся в сети?

Даже если опыт советской войны в Афганистане и вытеснен из сознания людей, ветераны, по крайней мере, еще помнят о ее ужасах. Сегодня им 40 — 50 лет; и в случае проведения наземной операции уже поколение их сыновей вынуждено будет убивать и погибать в Сирии.

По имеющимся оценкам, в Сирии уже находятся от двух до четырех тысяч российских солдат, но в случае интервенции с использованием сухопутных сил их число увеличится, по меньшей мере, в десять раз — это высокая цена.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Как они убивают, так и их будут убивать


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.