Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Последняя осень адыгейского патриарха

  • Последняя осень адыгейского патриарха
  • Смотрите также:

Встреча президента РФ с главой Адыгеи Асланом Тхакушиновым может оказаться прологом к скорой смене власти в республике.

За те девять лет, что Тхакушинов возглавляет Адыгею, республика смогла доказать, что способна вполне успешно развиваться самостоятельно, без слияния с соседним Краснодарским краем – это, пожалуй, главное достижение действующей власти.

В то же время в Адыгее давно зреет недовольство несменяемостью и клановостью власти. Фактически официальным преемником действующего главы республики уже давно считается его племянник Мурат Кумпилов, занимающий пост главы правительства республики. 

До какого-то момента Кремль такая ситуация могла не беспокоить: Адыгея – по кавказским меркам очень спокойный регион, от которого сложно ждать неприятных сюрпризов.

Однако после недавней смены губернатора Краснодарского края на горизонте появилась фигура, весомость которой, пожалуй, превосходит влияние всей нынешней адыгейской элиты вместе взятой. Речь идет о бывшем первом вице-губернаторе Кубани Джамбулате Хатуове, которого сегодня все чаще называют главным претендентом на пост нового главы Адыгеи.

Нетипичная «матрешка»

Аслан Тхакушинов стал президентом Адыгеи в декабре 2006 года при фактически чрезвычайных обстоятельствах. Предшественник Тхакушинова – бизнесмен Хазрет Совмен, сделавший состояние на золотодобыче, – не справился с управлением и к концу срока своих полномочий почти утратил связь с регионом.

Четыре года при Совмене запомнились прежде всего постоянной министерской чехардой: успешному бизнесмену так и не удалось стать успешным государственным управленцем.

В Кремле из этого эксперимента с походом во власть представителя крупного бизнеса сделали должные выводы, и выбор федерального центра пал на представителя совсем другой сферы деятельности – ректора Майкопского госуниверситета, доктора социологических наук Аслана Тхакушинова. Определенный опыт в политике у него был: еще с советских времен Тхакушинов неоднократно становился депутатом различных уровней.

Но на прямых выборах он вряд ли бы стал проходным кандидатом: в 2002 году, когда президентом Адыгеи был избран Хазрет Совмен, Тхакушинов выступил одним из его соперников и набрал всего лишь 2,6% голосов.

С тех пор политологи не раз отмечали, что низкая популярность – одна из главных проблем нынешнего главы Адыгеи. Однако к моменту досрочной отставки Совмена прямые выборы региональных глав были упразднены, и смена власти в Адыгее прошла без каких-либо осложнений: за Аслана Тхакушинова проголосовали 45 из 48 депутатов парламента республики.

Сложность наследства, доставшегося новому главе Адыгее, заключалась еще и в том, что эта республика долгое время стояла в очереди на укрупнение регионов. В советский период Адыгея имела статус автономной области-анклава в составе Краснодарского края, в период «парада суверенитетов» ей удалось повысить свой статус до республики, однако в прошлом десятилетии на волне поглощения субъектов-«матрешек» более крупными регионами тема объединения Адыгеи с Кубанью возникала регулярно.

Особенно активным сторонником этого начинания выступал кубанский губернатор Александр Ткачев, который еще в 2004 году назвал объединение Адыгеи с Кубанью экономически целесообразным шагом.

Действительно, граница между двумя регионами весьма условна: многие жители Адыгеи давно работают в Краснодаре, который от соседней республики отделяет река Кубань. В Краснодарском крае базируются и многие инфраструктурные компании, обслуживающие Адыгею (например, «Кубаньэнерго»).

Экономические аргументы в процессе укрупнения регионов действительно выдвигались на первый план. Предполагалось, что в результате ликвидации субъектов-«матрешек» удастся избавиться от регионов, висящих мертвым грузом на шее бюджета и не имеющих возможностей для более или менее динамичного экономического развития. Именно из этих соображений произошло слияние Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, Читинской области и Агинского Бурятского округа и т.д.

Однако в высказываниях сторонников поглощения Адыгеи Краснодарским краем отчетливо просматривался и национальный подтекст. Наиболее многочисленной национальностью в республике являются русские (более 61% населения), адыгейцев значительно меньше (около 25%), но им принадлежат ключевые посты главы региона и руководителя правительства.

Впрочем, каких-либо серьезных конфликтов на межнациональной почве в Адыгее почти не было, равно как и влиятельных ячеек радикального исламизма. А на близости к одному из богатейших регионов России Адыгея научилась довольно неплохо зарабатывать. Например, именно в Адыгее, а не в Краснодаре в 2008 году открылся торговый центр «Мега» площадью 130 тыс. кв.м, а один из любимых маршрутов выходного дня для жителей кубанской столицы – это турбазы и гостевые дома на плато Лагонаки.

В целом экономика Адыгеи при ее нынешнем главе развивалась вполне динамично. Если в 2006 году ВРП республики составлял 21,1 млрд рублей, то в прошлом году, как сообщил недавно Аслан Тхакушинов Владимиру Путину, этот показатель достиг уже 80 млрд рублей.

Дотационность регионального бюджета снизилась с 61,1% в 2007 году до 39% в 2014 году, собственные доходы выросли почти в три раза, до 9 млрд рублей. По официальным данным, за это же время в экономику республики было инвестировано более 124 млрд рублей, создано более 8 тысяч рабочих мест.

Одним словом, Адыгея доказала, что способна развиваться самостоятельно, без поглощения «большим братом». Говорить, что в этой республике «нет экономики», как в успешно ликвидированных регионах-«матрешках», явно не приходится. Поэтому разговоры о присоединении Адыгеи к Краснодарскому краю прекратились сами собой, а в момент истечения первого срока Аслана Тхакушинова каких-либо серьезных конкурентов в республике у него не было.

Засиделись

Впрочем, тогда же поговаривали, что Тхакушинов может уйти в отставку по состоянию здоровья, однако эти слухи не подтвердились. В январе 2012 года он был без проблем переутвержден в должности главы республики еще на пять лет, хотя в то же время стало понятно, что его второй срок будет и последним: в 2017 году Тхакушинову исполнится уже 70 лет.

С кандидатурой преемника действующий глава Адыгеи определился давно – им считается 42-летний Мурат Кумпилов, с 2008 года занимающий пост премьер-министра республики. По кавказской традиции он доводится родственником Аслану Тхакушинову (по некоторым данным, Мурат Кумпилов – племянник его супруги).

Ряд значимых постов в Адыгее занимают и другие члены семьи ее руководителя. Эдуард Тхакушинов, брат Аслана Тхакушинова, является депутатом республиканского парламента и заведующим кафедрой в Майкопском государственном технологическом университете. Сын главы Адыгеи Мурат Тхакушинов – прокурор Тахтамукайского района республики. Зять Аслана Тхакушинова Хазэр Чич возглавляет Совет безопасности Адыгеи.

Говоря о политической системе, сложившейся в республике, политологи обычно первым делом вспоминают слово «стабильность». Действительно, среди глав регионов Юга России Аслан Тхакушинов на сегодняшний день – один из главных старожилов. Сопоставимый срок руководства субъектом федерации, помимо него, в ЮФО и СКФО имеют только астраханский губернатор Александр Жилкин (11 лет) и глава Чечни Рамзан Кадыров (8 лет).

Но обратной стороной стабильности по-адыгейски предсказуемо стал рост недовольства несменяемостью власти. Еще в начале прошлого года ряд общественных деятелей и журналистов Адыгеи весьма критично высказывались в адрес Аслана Тхакушинова, когда он во время встречи с Владимиром Путиным в преддверии Олимпиады в Сочи привел ряд официальных данных о зарплатах бюджетников и вводе социальных объектов в республике. По мнению оппонентов главы, эти цифры не имели ничего общего с действительностью.

Второй срок Аслана Тхакушинова был отмечен и рядом непривычных для тихой республики скандалов. Одна из таких историй развернулась вокруг строительства на плато Лагонаки одноименного горнолыжного курорта в рамках строительства туристического кластера Северного Кавказа.

Работы по созданию инфраструктуры будущего курорта начались еще в начале этого десятилетия, но в 2012 году против проекта резко выступило ЮНЕСКО, заявив, что он грозит катастрофическими последствиями для дикой природы Адыгеи, сопоставимыми с тем ущербом, который был нанесен Сочинскому национальному парку при подготовке к Олимпиаде. В случае продолжения работ ЮНЕСКО пригрозило внести Лагонаки в список «Всемирного наследия под угрозой».

Этот сюжет совпал по времени с серией реорганизаций в госкомпании «Курорты Северного Кавказа», которая занимается проектом туристического кластера. В результате она приняла решение сосредоточиться на нескольких курортах из первоначального плана, и Лагонаки в их числе не оказалось.

Однако уже нынешним летом Аслан Тхакушинов предложил врио губернатора Краснодарского края Вениамину Кондратьеву объединить усилия по созданию этого курорта, начав с согласования планов по развитию инфраструктуры. Правда, обретет ли проект реальность, с учетом нынешней ситуации в российской экономике сказать весьма сложно.

Нелегкой оказалась судьба и у еще одного мегапроекта, заявленного на территории Адыгеи, – строительства нефтеперерабатывающего завода в Тахтамукайском районе. О соответствующих намерениях еще три года назад объявила группа инвесторов во главе с ингушским бизнесменом Абукаром Бековым, близким к миллиардеру Михаилу Гуцериеву.

Объем вложений в первую очередь завода назывался в размере 830 млн евро к 2016 году, однако дальше выделения земли и предпроектных работ дело не пошло. Летом этого года стало известно, что из-за нехватки средств финансирование проекта приостановилось, но экологическая общественность все равно добивается его сворачивания, поскольку строительство НПЗ запланировано в опасной близости от жилой застройки.

На бумаге пока остается и масштабный проект создания индустриального парка на базе Кошехабльского газоконденсатного месторождения, которое могло бы обеспечивать топливом близлежащие предприятия. Добычу на этом месторождении ведет компания «Южгазэнерджи», одним из бенефициаров которой называется одиозный украинский бизнесмен Игорь Коломойский.

Однако создать вокруг него промышленный кластер пока не получается, хотя из года в год руководство Адыгеи показывает проект индустриального парка на различных инвестиционных форумах.

Неожиданный сценарий

Появление фигуры Джамбулата Хатуова в качестве возможного претендента на пост главы Адыгеи произошло во многом незапланированно. После апрельской отставки Александра Ткачева он еще несколько месяцев проработал в администрации Краснодарского края, но вскоре после избрания Вениамина Кондратьева ушел вместе почти со всеми бывшими замами Ткачева.

Похоже, что в команде Кондратьева столь харизматичной фигуре, как Хатуов, просто не нашлось места: новый глава Кубани исповедует совсем иной стиль руководства, чем его предшественник. В какой-то момент рассматривался вариант, что Хатуов станет главой Краснодара, но в итоге было принято решение оставить на этом посту более покладистого Владимира Евланова.

Здесь-то и могла «выстрелить» этническая карта, которую Джамбулат Хатуов никогда особенно не акцентировал. По национальности он адыгеец, но вся его биография была связана с Краснодарским краем, где он родился и поднимался по карьерной лестнице от работника потребкооперации до первого вице-губернатора.

Поворотным моментом в карьере Хатуова стал 2006 год, когда он был назначен исполняющим обязанности, а затем избран мэром города Армавира – четвертого по величине в Краснодарском крае.

За два года Хатуов проявил себя настолько деятельным руководителем, что следующей ступенью для него почти сразу стал пост первого вице-губернатора края, который он занимал на протяжении шести лет.

«Такие люди нужны и в крае. Я выбрал себе правую руку», – заявил тогда Александр Ткачев, которому Джамбулат Хатуов всецело обязан своей нетипичной, в общем-то административной траекторией.

Двумя главными фронтами, на которых Хатуов смог продемонстрировать свою незаменимость, стали олимпийские стройки в Сочи и восстановление Крымска после катастрофического наводнения в 2012 году.

Теперь же этот ценный управленец фактически остался без работы, и близящийся к концу второй срок полномочий Аслана Тхакушинова открывает перед Джамбулатом Хатуовым весьма любопытные карьерные перспективы. Но такой неожиданный поворот событий, безусловно, потребует серьезных консультаций с нынешними адыгейскими элитами, у которых есть свое представление о будущем региона.

«За восемь лет моего руководства в республике сформирована хорошая работоспособная команда профессионалов, есть достойные люди, способные возглавить республику», – заявил в январе на пресс-конференции Аслан Тхакушинов, отвечая на вопрос КАВПОЛИТа о кандидатуре своего преемника, тут же, впрочем, оговорившись: «Но в Адыгее в 2017 году будут прямые выборы, поэтому решающее слово – за населением».


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Последняя осень адыгейского патриарха


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.