Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Фёдоров: если народ хочет жить плохо, я ему мешать не буду

  • Фёдоров: если народ хочет жить плохо, я ему мешать не буду
  • Смотрите также:

Депутат ГД Евгений Фёдоров объяснил, что народ России сам виноват во всех своих проблемах, потому что в 1993 году принял неудачную Конституцию.

Д. НАДИНА: У микрофона Дарья Надина, в студии Евгений Фёдоров, депутат Госдумы, член комитета по бюджету и налогам. Евгений Алексеевич, здравствуйте.

Е. ФЁДОРОВ: Здравствуйте.

Д. НАДИНА: Традиционный вопрос: какие события этого дня Вас возмутили, взбудоражили, заинтересовали, на что внимание обратили?

Е. ФЁДОРОВ: Сегодня достаточно спокойный день. Я думаю, главные события идут в экономической сфере: продолжает ухудшаться качество жизни, последствия санкций, идёт наращивание проблем, и нет ответа, как решать сложившиеся тупики. Понятно, что сегодняшний курс когда-то закончится, но на чём он закончится – главный вопрос сегодняшнего дня.

Д. НАДИНА: Повышение цен на нефть может нам помочь в решении проблем? The Goldman Sachs предсказал сегодня новый обвал цен на нефть, конкретные цифры не называются, но прогноз так себе, не слишком хороший. The Goldman Sachs – уважаемое учреждение, они обманывать не станут.

Е. ФЁДОРОВ: Сами посчитайте: американцы сняли давление с Ирака, Ирана, появляется иранская нефть. Она приведёт к падению спроса, с увеличением предложения падает и цена. В целом идёт определённая стагнация целого ряда экономик мира, что тоже снижает потребность в нефти и цену на неё. Я думаю, цена будет падать. Наша зависимость от цены на нефть – это зависимость пропагандистская, она ложная в своей основе, эта проблема решается за один день изменением экономического курса на политику количественного смягчения, как функционирует 40 стран мира. Когда у нас говорят, что надо диверсифицировать экономику, надо всегда добавлять: обратно. Всего лишь 25 лет назад российская земля производила 22% мирового ВВП – сейчас 1,5%, и треть высокотехнологичных изделий, каждый третий самолёт, каждый третий станок – это делать перестали в силу экономического курса, дорогих национальных денег, рублей, с 1991 года цена кредитных ставок была 250, сейчас 11 плюс Базель III. Как только вы примете решение о европейских ставках, нулевых ставках Центрального банка, отказываетесь от Базеля III и сводите стандарт к европейскому, чтобы на выходе было 3–4%, вы автоматически прекращаете зависеть от цены на нефть, и на следующий день идёт бешеная индустриализация страны.

Д. НАДИНА: Сколько должен стоить рубль в идеальном мире Евгения Фёдорова?

Е. ФЁДОРОВ: Рубль конъюнктурен в своей цене. Если бы не было ослабления курса рубля, я бы считал, что он должен стоить 40–45 к доллару. Но теперь, когда мы его ослабили под 70, потом укрепили до 60, соскакивать сильно с этих цифр нельзя, он должен укрепиться, но не сильно.

Д. НАДИНА: Когда говорят о том, что девальвация национальной валюты – полезно, что рубль должен стоить дешево – есть ощутимые, всем понятные плюсы, но что делать населению, людям, у которых зарплаты обесценились? Когда говорят, что рубль должен с 30 до 48 прыгнуть, предполагается, что и уровень жизни у людей на 15% станет хуже. Такое ощущение, что мы готовы пожертвовать спокойной жизнью людей, их доходами в угоду девальвации.

Е. ФЁДОРОВ: Абсолютно правильно подметили. Девальвация – это предложение людоедов. Девальвация помогает экспорту, потому что люди работают за меньшие деньги.

Д. НАДИНА: То, что они делали раньше за 1000 долларов, сейчас делают за 500. Вы поддерживаете эту позицию?

Е. ФЁДОРОВ: Конечно, нет, это не нужно, это глупость. Зачем в самой богатой в мире стране девальвировать рубль как цель экономической политики? Это могут делать нищие страны, Япония, например. Там от безысходности, от невозможности использования других инструментов можно решать какие-то проблемы, снижая жизненный уровень японцев. А в России, где треть мировых богатств, это людоедское отражение внешнеуправляемой колониальной политики.

Д. НАДИНА: Но ведь Вы сами сказали, когда у нас доллар стоил 30, Вам бы хотелось, чтобы был 45. Разве Вы не о том же самом говорите?

Е. ФЁДОРОВ: Нет. Падение курса рубля было преступлением тех органов, которые приняли такое решение, потому что в Конституции записано, что поддержка рубля – функция Центрального банка. Отказ от этой функции – нарушение закона, преступление. Это всё равно, что полицейский ушёл с поста, и произошло преступление. Не должны были этого делать. Не обязательно курс 1 к 30, он мог маневрировать. Сказал бы Центробанк, что планирует через год курс 40, тогда постепенно переходил к 40 с соответствующими социальными гарантиями. Так можно было сделать, если у вас не бьётся долгосрочный платёжный баланс, хотя он тогда бился. Центральный банк на поддержку курса рубля потратил всего лишь 28 миллиардов долларов из 550, которые у него тогда были. Проблем с удержанием курса не было никаких, ну, потратил бы он 50, удержал бы 1 к 35 или 1 к 40. Нарушив закон о себе, Центробанк запустил процесс кризиса, и все сегодняшние проблемы, которые есть в России, все до одной в экономике – производная нарушения закона в позапрошлом году Центральным банком. Если бы у меня как потерпевшего от кризиса спросили, я бы сказал, что есть орган власти, принявший такое решение, нарушивший мои права нарушением закона, прошу привлечь к ответственности. Но поскольку Центральный банк по Конституции отделён от российского государства, ответственности нет. Когда мы пишем в прокуратуру как депутаты, они отвечают, что Центральный банк проверять не имеем права. Это вопрос суверенитета, а не плохой работы власти.

Д. НАДИНА: Давайте дальше пойдём. Правительство уже внесло в Госдуму проект бюджета на 2016 год, вроде как он должен пройти.

Е. ФЁДОРОВ: Я поддерживаю бюджет.

Д. НАДИНА: Объясните, почему. Многие слушатели по той короткой выжимке, которой мы обладаем, – весь документ не можем прочитать, к сожалению, – недовольны, там везде снижение расходов, в частности, в социальной части. Разве можно это поддерживать?

Е. ФЁДОРОВ: Это не вопрос бюджета. Представьте, члены семьи принесли мало денег. А вы говорите: я не буду делить деньги, бюджет – это делёж имеющихся денег, потому что вы принесли их мало. Значит, на следующей день в вашей семье не будут куплены продукты, не будут оплачены услуги ЖКХ, вы прекратите существование.

Д. НАДИНА: У меня есть бюджет, мне принёс деньги муж, я деньги заработала, и мой сын подросток, который где-то подработал, принёс 7 тысяч рублей. У меня 150 тысяч на руках, мне нужно их разделить.

Е. ФЁДОРОВ: А Вам нужен миллион.

Д. НАДИНА: Мне и пять не помещает, это не вопрос сумм. Я смотрю: в прошлом месяце я на поддержку родителей потратила 30 тысяч рублей, а в этом – 20. Пускай, перебиваются. Но я ведь всё равно отстегну деньги на покупку холодильника, хотя холодильник у меня уже есть. Я сейчас говорю про госкорпорации, которые мы продолжаем активно поддерживать, банки, куда уходит? Почему на социальные нужды урезаем, а на остальное сохраняем?

Е. ФЁДОРОВ: Потому что такой курс. У вас возникли обязательства: вы обязаны купить холодильник, потому что ранее заключили договор, что вы его купите.

Д. НАДИНА: Я разорву договор и не буду покупать его, если мне родителей надо поддерживать.

Е. ФЁДОРОВ: А если договор не предусматривает расторжения? В вашей семье вы измените характер своей работы, вы увеличите доходы семьи. Вы не будете прекращать принимать бюджет, потому что он у вас маленький, и вас это не устраивает, вы будете получать миллион.

Д. НАДИНА: Увеличить доходы рядовой семье не так-то просто.

Е. ФЁДОРОВ: А государству Российская Федерация очень легко: оно просто меняет политику общую макроэкономическую на политику количественного смягчения. Суть её – всего одно решение: низкие процентные ставки кредита. Если вы дадите кредит в России по тем же условиям, по которым в России даёте доллар, приравняете рубль к доллару, в экономику в этом случае вливается 45 триллионов рублей. Бюджет у нас 14 триллионов, денежная рублёвая масса страны – 16 триллионов. У вас выливается в четыре раза больше рублёвой денежной массы, вы по-другому начинаете жить. У вас инфляция сходит на ноль, как и во всех странах, у вас в экономику поступает гигантское количество денег, начинается резкий экономический рост, все ваши предприниматели как сумасшедшие строят заводы, потому что им надо срочно освоить эти деньги, а это их смысл существования, у вас резко растут зарплаты, потому что надо привлечь сотни тысяч рабочих мест под стройки и дальнейшее производство, меняется сама политика, она переходит в политику спроса. Почему в нищей Латвии или Японии зарплаты в два раза выше, чем в России? Потому что там политика спроса, низкие нулевые ставки – 0,03, много денег в экономике, и второй этап – ваши деньги вы тратите на свою экономику, покупаете.

Д. НАДИНА: То, что пенсионерам будет индексироваться пенсия всего на четыре процентных пункта мы знаем, а что с госкорпорациями, какую поддержку мы будем им оказывать в будущем году?

Е. ФЁДОРОВ: Если вы посмотрите бюджет Германии или Франции, вы там ни копейки не найдёте на поддержку бизнеса, потому что не надо его поддерживать, если у вас нулевые ставки. А вся основная система российской поддержки бизнеса – физсубсидированиеставок, отнимают у пенсионеров и через бюджет дают бизнесу. Если вы устраняете причину проблемы, высокие ставки, которые не являются главной проблемой, – 25 лет российской экономике, они её задушили, – то вы автоматически освобождаете бюджет для других целей. 45 триллионов рублей, которые поступят в российскую экономику вместо долларов в случае приравнивания ставок рубля к долларовым внутри России – это означает 9 триллионов отскок в бюджет. Вы к своему бюджету добавляете ещё 9 триллионов доходов. Какие проблемы с пенсионерами?

Д. НАДИНА: Это всё хорошо звучит. Когда говорят про бизнес, я сразу думаю про малый и средний, про то, что может реально поднять нашу экономику. Когда у человека есть своя лавочка, есть желание что-то создавать, в стране ничего плохого быть не может, когда каждый человек ответственен за свою квартиру, свою лавочку, есть какое-то стремление всем вместе развиваться. А у нас же нет малого бизнеса. Костин на форуме заявил, что нет малого бизнеса, зачем его поддерживать. У нас есть крупные госкорпорации, которые получают бешеные деньги, дотации из бюджета, я про них Вас спрашиваю. Как мы будем помогать госкорпорациям в будущем году?

Е. ФЁДОРОВ: Вы когда-нибудь меняли модель машин?

Д. НАДИНА: Нет, я на метро.

Е. ФЁДОРОВ: Если бы меняли с «Запорожца» на «Жигули» или с «Жигули» на Mercedes, то поняли бы, что в Mercedes вам может нравиться сидение, но вы берёте всю машину. Это разные типы экономической среды. Наш тип экономики – недоразвитый, он так и называется – развивающийся, и он подразумевает госкорпорации. Вы не можете от них отказаться внутри этого типа, они являются носителями вашего элементарного экономического процесса. Но если вы меняете тип экономики на развитый, с низкими процентными ставками, экономикой спроса, высокими зарплатами, вы автоматически всю систему изменяете. У вас остаются госкорпорации, но они имеют доступ к кредитам на тех же условиях, на которых малый бизнес, потому что ставки нулевые. Если ты крупная корпорация – у тебя те же условия, что у малого бизнеса.

Д. НАДИНА: Я же с Вами не спорю, нулевые ставки это замечательно, это возможность и ипотеку взять не по бешеной цене. Но сейчас у нас другая система, вы принимаете бюджет исходя из того, что есть сейчас.

Е. ФЁДОРОВ: Из того, что принесли на стол.

Д. НАДИНА: Исходя из того, что у нас есть, почему мы так активно поддерживаем госкорпорации, продолжаем их субсидировать, при этом не разбираемся, на что они эти деньги тратят. Например, бывшая корпорация Якунина – почему у них вице-президенты получают по 10 миллионов рублей в месяц и пользуются служебными автомобилями стоимостью как вся моя жизнь?

Е. ФЁДОРОВ: Потому что мы проиграли в 1991 году страну, сегодня являемся колонией и обслуживаем инфраструктуру иностранного государства на российской территории. Не надо было проигрывать, принимать референдум в 1993 году, Конституцию, которую даже глава Следственного комитета называет правовой диверсией, Конституцию, предусматривающую внешнее управление страной. Сегодняшний тип экономической среды настроен на колониальный тип. Да. Эти корпорации являются инфраструктурой колониальной политики, её связующим звеном. Те же железные дороги – мощная сетевая система на территории страны. Малый бизнес противопоказан любой колонии, потому что несёт патриотизм по той причине, о которой Вы сказали. Поэтому будет принято решение о его ликвидации, что мы и наблюдаем. А дальше возникает процесс борьбы. Когда Путин говорит, что малый бизнес должен весить 250% экономики, сейчас 15%, а банкир, на которого Вы сослались, считает, что его вообще не должно быть. В этом и есть борьба. Дальше вопрос: на чьей стороне в этой борьбе находитесь вы? На чьей находитесь, тот и победит. Я же говорю как специалист. О том, что ставки надо снижать, Путин в трёх посланиях говорит. А Центральный банк их повышает. У него нет полномочий власти реализовать свои указания. Он говорит: нельзя повышать пенсионный возраст.

Д. НАДИНА: При этом Владимир Путин не критиковал действия Центробанка.

Е. ФЁДОРОВ: И не будет, потому что иначе он потеряет сакральность власти. Он снял команду снизить ставки – нет, он не критиковал, потому что понимает, что Набиуллина не имеет полномочий решить проблему. Он же знает, что его приказы не выполняются, он понимает, что и команды Набиуллиной также не будут выполняться. Система настроена не на него, он даже не власть, кстати, она настроена по 15 статье Конституции на внешнее управление. В сентябре прошлого года на Госсовете он говорит снижать, а МВФ в сентябре говорит повышать, и выполняются приказы МВФ. Отсюда закручивается вся история с бюджетом, корпорациями. Если вы не возьмёте власть в стране в национальных интересах, у вас по-прежнему будет обслуживаться иностранное государство, что мы сейчас наблюдаем, в том числе через призму бюджета.

Д. НАДИНА: Я понимаю всё, о чём Вы говорите. Но при этом Вы же этот бюджет принимаете, хотя считаете, что это неправильно, несправедливо, что мы обижаем пенсионеров этим бюджетом. Но Вы не говорите «А давайте-ка мы его пересмотрим. «Справедливая Россия» – я не за них голосую, но тем не менее, – проголосовала против бюджета и предложила свой альтернативный вариант.

Е. ФЁДОРОВ: Какой?

Д. НАДИНА: Миронов говорил у нас в студии, что они написали альтернативный вариант бюджета.

Е. ФЁДОРОВ: Это называется пропаганда под будущие выборы, чтобы получить голоса и делать ровно то же, что делает «Единая Россия».

Д. НАДИНА: У «Единой России» не отнять голосов.

Е. ФЁДОРОВ: Я не о том, идёт соревнование разных театральных трупп, кто лучше споёт и станцует.

Д. НАДИНА: А зачем нам в Госдуме 450 актёров?

Е. ФЁДОРОВ: Потому что вы за такую Госдуму проголосовали в 1993 году, за такой статус Думы.

Д. НАДИНА: У нас выборы каждые пять лет.

Е. ФЁДОРОВ: Вы выбираете артистов, как в театре: ходите на одного актёра, не ходите на другого. А статус, чтобы Дума была такой, вы проголосовали за неё в 1993 году на референдуме по Конституции. Там вы написали, что Дума принимает законы, не разрабатывает, не производит. Сейчас шла избирательная кампания, выбрали много депутатов в регионах, потом в Думу будут выбирать. Когда Миронов придёт, спросите: хоть к одному депутату требование умение писать законы предъявляются? Нет. В театральную труппу не нужно выбирать настоящих цезарей или сталиных, надо выбирать людей, которые умеют это играть.

Д. НАДИНА: А в вышей партии, в «Единой России», с этим всё гораздо лучше? Почему Вы тогда её представляете, если считаете, что это всё спектакль, зачем тогда принимать участие, идти в депутаты?

Е. ФЁДОРОВ: А я переадресую этот вопрос великому артисту Тихонову, Басилашвили. Это работа народных артистов, но уважаемая в народе. Если вы хотите получить власть, не у Думы спрашивайте, а в Госдепе США. А если хотите, чтобы власть формировалась здесь в России, поменяйте своё решение 1993 года.

Д. НАДИНА: У нас всё сводится к тому, что надо поменять Конституцию, и сразу после этого у нас радуга над всей страной появится, пони начнут летать и конфетками испражняться.

Е. ФЁДОРОВ: Суверенитет – это право на принятие решения. Представьте, что вы в своей семье не имеете никаких прав, и за вас решение принимает сосед. Как только вы примите решение, что теперь вы – хозяин в своей семье, вы будете жить лучше. Те решения, которые он принимает в своих интересах, вы будете принимать в своих. В этом и разница.

Д. НАДИНА: Евгений Алексеевич, в нашей стране решения принимаете вы, депутаты, правительство, Совет Федерации.

Е. ФЁДОРОВ: По Конституции решения принимают специализированные международные учреждения, иностранные чиновники. В законе «О референдуме» написано, что вы не имеете право даже не референдум выносить вопросы, противоречащие решениям иностранных чиновников.

Д. НАДИНА: У нас пока нет разговора о референдуме, есть разговор о Госдуме, которая принимает бюджет, который нам не нравится.

Е. ФЁДОРОВ: Вы хотите нормально жить или болтать? Я Вам рассказываю, как работает нормальная система. Нравится Вам или нет, но она работает так. Заставить артиста, который играет Цезаря в театре, быть Цезарем вы не сможете никогда.

Д. НАДИНА: Запускаем короткое голосование: Госдуму следует разогнать или нет, глупости, люди хорошо работают, пусть продолжают?

Е. ФЁДОРОВ: Заодно разогнать все 120 театров Москвы.

Д. НАДИНА: 94% наших слушателей хотят Госдуму разогнать.

Е. ФЁДОРОВ: Зря, в этом случае не будет представительного органа, будет американская диктатура прямого типа.

Д. НАДИНА: А зачем нам представительный орган, если он всё равно ничего не решает, всё равно спектакль?

Е. ФЁДОРОВ: Спектакли зачем-то нужны. Кроме того, чтобы всё решать, есть и другие функции. Вы на спектакли ходите, вы там отвлекаетесь, получаете свою часть счастья.

Д. НАДИНА: Всё прекрасно, если бы во время спектакля не решали, сколько денег пенсионеры получат.

Е. ФЁДОРОВ: Во время спектакля решают не артисты, а режиссёры, они определяют, кому петь, кому какую роль играть. В это время решения принимаются в другой системе.

Д. НАДИНА: Выходит, Вы тоже марионетка, если Вы – депутат Госдумы, который не может ничего решить?

Е. ФЁДОРОВ: Я бы не назвал народных артистов марионетками, это уважаемые люди. Не об этом речь. На этой должности эти вопросы не решаются. Если вы не решаете вопросы с деньгами, вы не уважаемый человек, что ли?

Д. НАДИНА: Приносит правительство бюджет в Госдуму, смотрит, говорит: так нельзя, ребят, вы что, всего четыре процентных пункта для пенсионеров, идите, посидите, ещё подумайте, принесите нам другой бюджет. Я себе представляю это именно так.

Е. ФЁДОРОВ: Вы в семье собрали 150 тысяч, а надо миллион, ипотеку платить, и говорите: идите, сын и муж подумайте, пока миллион не принесёте.

Д. НАДИНА: Это не так, я буду перераспределять по-другому деньги. У нас социальное государство, разве мы можем так мощно сокращать социальные выплаты?

Е. ФЁДОРОВ: У нас социальное государство, но при этом написано, что у нас колониальное государство. Поэтому в сегодняшних условиях санкций нам предписано – это называется социальные бомбардировки – резко ухудшить свою жизнь для целей изменения и решения некоторых кадровых политиков-колонистов на территории России.

Д. НАДИНА: Как Вы вообще к санкциям относитесь? Я помню, когда их только ввели, многие депутаты, медийные персоны приветствовали введение санкций, бросали чепчики вверх, говорили, что счастливы, что в санкционном списке, что Европа меня заметила, санкции помогут нашей экономике, нашему бизнесу и производству.

Е. ФЁДОРОВ: Как бы Вы относились, если бы Ваш дом начали обстреливать из орудий?

Д. НАДИНА: Сейчас разговор о том, как Вы санкции воспринимаете.

Е. ФЁДОРОВ: Так же, как и Вы, если бы Вас начали обстреливать. Россия в силу отсутствия суверенитета не имеет определённых институтов, столбов жизни и экономики. Нам запрещены свои деньги в любых областях, кроме торговли, в силу колониальной политики в стране, уже 25 лет запрещены. И эту функцию выполняют иностранные деньги. Санкции запрещают эти деньги использовать в России. Результат – катастрофа тотальная российской экономики, если мы не поменяем модель на суверенную, сами не выпустим альтернативу американским деньгам в этой сфере.

Д. НАДИНА: Давайте про сырьё поговорим: кто мешает нам, кто запрещает продавать не сырую нефть, а переработанную?

Е. ФЁДОРОВ: Вам никто не мешает, можете продавать, только вам её для этого нужно произвести, НПЗ построить.

Д. НАДИНА: НПЗ построить, дать рабочие места людям.

Е. ФЁДОРОВ: А чтобы построить НПЗ, надо вложить деньги.

Д. НАДИНА: Кто мешает это сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Российские рубли запрещено вкладывать Центробанком уже 25 лет, НПЗ нам за 25 лет так и не разрешили построить, вкладывают деньги американцы. И они вкладывали много денег в Россию, в НПЗ не даём, на заводу авиационные не даём, а в нефтедобывающие промыслы даём. Не мы принимали решения, строить НПЗ или нефтяной промысел, а иностранные специалисты.

Д. НАДИНА: НПЗ нам в стране нельзя построить из-за запрета Центробанка?

Е. ФЁДОРОВ: Конечно, на рубли. Центральный банк запрещает строить за рубли, инвестировать в рублях в силу высоких процентных ставок.

Д. НАДИНА: Если захотеть можно взять и построить.

Е. ФЁДОРОВ: Нельзя.

Д. НАДИНА: У нас была плановая экономика в советское время, весьма ущербная, убыточная, но, тем не менее, мы строили, чтобы дать рабочие места, почему мы сейчас не можем так сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Я Вам как экономист говорю. Вы идёте в банк, хотите построить НПЗ. Если вам дают 30% годовых, вы не построите НПЗ, и банк не примет такую заявку. Отдача 10 лет – это 300%. Невозможно за это время отбить проект, а значит я под этот проект денег не дам.

Д. НАДИНА: У нас же люди берут ипотеку, хотя потом переплачивают в два раза за квартиру. Почему государство не может так сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Бедные люди переплачивают, потому что такая политика направлена на ухудшение жизни людей. Если вы снижаете ставку до долларовой в России, ипотеку получаете под 2% годовых, тогда ипотечников становится в 10 раз больше, все решают свои жилищные условия, как это происходит в Европе или Америке. Это не политика суверенного государства. Решение, можно вам строить жильё или нет, принимают за рубежом, а не в России, в своих интересах. Не надо было страну проигрывать, тогда бы вы решали. А если хозяйствует иностранный оккупант – он решает. То же касается и политики строительства НПЗ. Мы производили каждый третий самолёт, ещё 15 лет назад мы летали на своих самолётах, а не на Boeing, нам запретили эту сферу развивать, туда перестали давать деньги: свои нельзя сразу всем, а доллары дают тому, кому разрешают американцы, заводы закрылись, рынок мы отдали Boeing, летаем на них.

Д. НАДИНА: При этом депутаты могли бы, принимая бюджет, сказать, что давайте-ка немного его пересмотрим и на эту сферу выделим какие-то бюджетные ассигнования.

Е. ФЁДОРОВ: Не могли, потому что они принимают бюджет. Слово «принимают» отличается от слова «разрабатывают».

Д. НАДИНА: Но это же импотенция какая-то.

Е. ФЁДОРОВ: Это не импотенция, это функция.

Д. НАДИНА: Дисфункция явно.

Е. ФЁДОРОВ: Эту функцию нам назначил народ в 1993 году.

Д. НАДИНА: А что делать народу всякий раз, когда выборы объявляют?

Е. ФЁДОРОВ: Выбирать Тихонова или Басилашвили.

Д. НАДИНА: Народу на выборы не ходить? Я не понимаю, что делать народу. Народ покупает квартиры втридорога в ипотеку, а государство ничего для народа делать не хочет. Ведь Вы – представитель государства!

Е. ФЁДОРОВ: Народ государству предписал работать на народы других государств. Это решение народа! Поменяйте решение 1993 года, оно же в вашей письменной форме.

Д. НАДИНА: У нас осталась ещё одна тема: сегодня было заявление Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, который сказал, что уже в 2017–2018 годах Россия столкнётся с проблемой реальной безработицы среди молодого населения. Прогнозируют едва ли не участь Испании, где 49% молодых людей 25–30 лет не могут устроиться на работу. Что Вы по этому поводу можете сказать, что может предпринять государство, чтобы не допустить безработицы среди молодёжи?

Е. ФЁДОРОВ: Государство ничего предпринять не может, потому что оно – исполнительный орган. Если бы вы хотели поменять ситуацию, чтобы не было безработицы, надо сменить политический и экономический курсы на суверенный, о чём Владимир Путин и говорит. Государство должно исполнить решение главы государства об изменении экономического курса на низкие процентные ставки, о чём он говорил в трёх посланиях и на Госсовете, после чего проблем с безработицей не будет ни у кого, потому что нам срочно потребуются десятки миллионов новых рабочих мест, мы вынуждены будем возить немцев, японцев, американцев на наши рабочие места, потому что сами не обеспечим такое количество для целей экономического роста.

Д. НАДИНА: В нынешних реалиях – что можно сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Мы умрём, если не сообразим, что пора заниматься государственными делами и поддерживать Путина (30:40).

Д. НАДИНА: Мы все умрём, Вы раньше, я позже.

Е. ФЁДОРОВ: Но это ваш выбор, вы так решили умереть. Хотите – умирайте, я точно не буду заставлять людей жить, если они хотят умирать. А в России население, отказавшееся от суверенитета и не понимающее очевидных вещей, которые понимали их дед и прадед, в целом решило умереть. Это их выбор. Если вы суицидальщик, я не считаю необходимым за вас сделать вас счастливой и богатой.

Д. НАДИНА: Бесконечное количество сообщений. Что пишут: «Ссылка на Центробанк – отмазка для «Единой России», чтобы сохранить собственность в Европе. Депутаты и есть оккупанты», не соглашаются со сравнением Госдумы с театром, спрашивают у Вас, где Вы были, когда принимали эти решения в 1993 году и как можно в 2015 году что-то изменить без разговоров?

Е. ФЁДОРОВ: Точно так же, как в 1993 году на референдуме 60 миллионов граждан России приняли решение о колониальной Конституции, отменить это решение и ввести им же национально ориентированную Конституцию, чтобы государственные органы России работали не на иностранные государства и иностранные народы, которые победили нас в 1991 году, а на российский народ. Только за это решение надо ещё побороться. 4 числа, в день национально-освободительного движения, 1612 года, выйдите, куда приглашают люди Путина, на Тверскую, поддержать его в этой борьбе, написать заявление, что вы поменяли это решение. Люди подписывали бюллетени в 1993 году. Орган под названием народ России принял такое решение, его надо поменять.

Д. НАДИНА: Подключим слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Максим. Вы нас постоянно отсылаете к 1993 году, я Вам хотел бы напомнить, что в 1993 году у президента Ельцина, в отличие от Вас, не было такого большинства в Госдуме, у него не было такой поддержки народа, по 60–70% он не набирал, и президент Ельцин инициировал и задал нам вопрос в 1993 году. Моя бабушка и мама голосовали за Ельцина и Конституцию, он с позиции власти, с позиции своих 30%, которые за него были, в той критической ситуации задал людям вопрос, и они на него ответили. А вы пять лет ходите и говорите, как мы были неправы, – пожалуйста, задайте нам вопрос, как сделал Ельцин в 1993 году. Вы же этого не делаете, говорите, что мы должны задавать.

Е. ФЁДОРОВ: А ко мне-то какие претензии? Представьте, что в 1993 году вы купили квартиру, живёте в ней. Мы приняли решение в 1993 году о таком формате власти, в котором я задать вам вопрос не имею права на этой должности, также как мэр Тамбова, и ещё куча других должностных лиц. По Конституции непросто провести референдум. Глава государства не имеет права на объявление референдума, поэтому за это дело надо побороться. Так боритесь! За вас дядя бороться не будет!

Д. НАДИНА: Ипотеку за нас государство ведь тоже не выплатит. Мы-то вам платим зарплату, а вы за нас ничего не выплатите.

Е. ФЁДОРОВ: Вы платите зарплату за представительскую функцию.

Д. НАДИНА: Нехилую такую.

Е. ФЁДОРОВ: Так же, как покупаете билеты в театр. Я Вас уверяю, народные артисты получают больше депутатов.

Д. НАДИНА: Да бросьте, 350 тысяч рублей – в 11 раз больше, чем средняя по стране. Стыдно депутату так много получать.

Е. ФЁДОРОВ: Вы видели зарплату директоров театров? Это ваше поручение – играть такую роль.

Д. НАДИНА: Я такую роль Вам такого поручения не давала, также как и 96% наших слушателей.

Е. ФЁДОРОВ: Слушатель позвонил и сказал: моя бабушка дала такое поручение на референдуме. Поэтому вопросы к его бабушке и к нему.

Д. НАДИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. Вижу разговор немого с глухим. Гость говорит про Думу, рейтинг даже в телефонном голосовании показывает обратное. Он говорит об американском диктате – почему у нас тогда проводятся реформы, сопоставимые с украинскими, под диктовку МВФ? Мы всегда говорим о том, что так на западе, такое в Америке налогообложение, но повышаются тарифы ЖКХ, постоянно растут цены на продукты независимо от кризиса. Депутатское верховенство заботиться о своих кошельках, ежегодно поднимает свою зарплату, которая сопоставима с парламентариями США. В чём разница? Что, до Путина не было России? С кем нам тогда бороться?

Е. ФЁДОРОВ: Россия родилась 25 лет назад, согласно официальной государственной идеологии до этого Россия на этой земле не жила. Мы младенцы, поэтому американцы, которым 300 лет, имеют право младенцами командовать. Это решение, вытекающее из Конституции, где в преамбуле написано, что, осознавая себя частью иностранного сообщества, восстанавливая суверенитет… То есть, до этого его типа не было никогда? Я, что ли, принимал эту Конституцию? Это принял народ, институт под названием народ 60 миллионами голосов принял решение, что мы холуи. Вы поменяли своё решение? Хотите, чтобы в России депутаты, мэры начали работать на вас – измените решение 1993 года, тогда другие или эти мэры и депутаты будут работать на вас, дайте другое поручение государству. Пока оно должно обслуживать иностранные народы.

Д. НАДИНА: Слушатель пишет: «Я артист саратовского театра с зарплатой в 15 тысяч, Вы – артист Госдумы с зарплатой 450, не велика ли разница?» Вы сами открыли ящик Пандоры, когда стали сравнивать с театром и актёрами.

Е. ФЁДОРОВ: Какая разница, какая там зарплата?

Д. НАДИНА: Как какая? 350 или 30 тысяч – разница большая. Люди еле-еле выживают! Вы слушали историю о том, как в Омске мужчина три года хранил свою мёртвую мать в соли, чтобы получать за неё пенсию в 16 тысяч рублей. Он ради пенсии её не хоронил. Масштаб нужды этого человека Вы понимаете?

Е. ФЁДОРОВ: Вы сейчас чётко подтверждаете свою мысль, что речь идёт о том, какой артист лучше: саратовского театра или Госдумы? Это другой вопрос. Я говорю не о том, чтобы снизить кому-то зарплату или поднять, а о том, что нужно изменить государственную власть на национально-ориентированную, а для этого надо отменить своё решение 1993 года, и тогда органы власти, может другие, будут работать на российский народ. А сейчас это американская представительская демократия, это из римского зрелища, задача депутатов – дать зрелище. Подбирают людей не под написание законов, а под зрелище. Хорошие артисты, люди, которые могут хорошо организовать избирательную кампанию, – это специалисты в области рекламы, а не аналитики, потому что аналитика в России лежит на 10 тысячах американских чиновников, работающих в Москве в виде экспертов и советников наших министерств, ведомств и других органов власти.

Д. НАДИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По поводу зарплаты начинается, что Россия не единая, Россия разная, поэтому зарплата разная, партия под названием «Единая Россия» фиктивная. Считаете ли Вы ошибочным, что в кризис, когда курс рубля нестабильный, – а это последние несколько лет – президент награждает председателя Медведева. Это как-то странно. Считаете ли великой страной страну, где в банковской сфере не 0,5, как в Германии или Америке?

Д. НАДИНА: Евгений Алексеевич об этом полпрограммы говорит, не думаю, что есть смысл повторять. Давайте ещё один вопрос. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Вадим, Санкт-Петербург. Россия – это суперпрезидентская республика, всё находится в руках у одного человека, у него рейтинг 90%. Если он щёлкнет пальцами, скажет полслова, вы в Госдуме как один проголосуете единогласно за проведение референдума, изменение Конституции страны, Совет Федерации тоже единогласно. 90% выйдут на улицы, только Владимиру Владимировичу изменение Конституции не нужно, потому что он агент, пятая колонна.

Е. ФЁДОРОВ: Он говорит в трёх посланиях о снижении процентной ставки, она повышается, потому что МВФ в этот же день даёт другую команду. Он говорит: нельзя повышать пенсионный возраст, после этого выступают Улюкаев, Силуанов, заявляя, что будут повышать пенсионный возраст. Это не аналитики, это органы исполнительной власти. Он открыто говорят: нам не указ, что там говорит президент. Он говорит: нужно воспитание в школах – ноль, нельзя принимать закон о ювенальной юстиции – принимается, майские указы не выполняются. Либо я имею дело с людьми, которых американцы, оккупанты дебилизировали головы, они стали ватными.

Д. НАДИНА: Что делать, такой у нас народ, ватный и дебилизированный.

Е. ФЁДОРОВ: Народ вообще не волнует суверенитет его отечества, его волнует, у кого какая зарплата.

Д. НАДИНА: Конечно, нас волнует, потому что некоторым есть нечего, у нас некоторые своих матерей солят.

Е. ФЁДОРОВ: Это решение этого народа – плохо жить. Я что, буду заставлять его жить хорошо?

Д. НАДИНА: Я боюсь, Вы-то не можете ничего сделать. У нас был Евгений Фёдоров.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Фёдоров: если народ хочет жить плохо, я ему мешать не буду


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.