Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Танцы с саблями

  • Танцы с саблями
  • Смотрите также:

После турецких парламентских выборов ситуация на Ближнем Востоке проще не стала

Парламентские выборы в Турции проходят в тот день, когда пишется настоящая статья, и их итоги подведут после того, как она будет передана редакции. Между тем, если промежуточные подсчеты, о которых сообщают средства массовой информации, верны, усилия Р. Т. Эрдогана по изменению политической реальности, сложившейся после крайне неудачных для него летних выборов, принесли плоды. Его правящая Партия справедливости и развития (ПСР) имеет все шансы сохранить монополию на власть, не заботясь более о формировании коалиции со своими соперниками, к чему турецкий президент, судя по всему, неспособен в силу особенностей своего характера, что отмечают даже его сторонники.

Были на выборах фальсификации и вбросы или нет, насколько честно велась борьба, кого из влиятельных политиков и лидеров кланов «на местах» ПСР удалось купить, окончательно ли подавлена внутренняя оппозиция из числа сторонников Ф. Гюлена, сказалась ли война, развязанная Эрдоганом против Рабочей партии Курдистана (РПК), на результатах Партии демократии народов (ПДН), как было организовано давление на избирателей и соперников Эрдогана, стоило ли ему так откровенно и бесцеремонно пытаться продавить изменение конституции для превращения страны из парламентской республики в президентскую, на самом ли деле теракты с массовыми жертвами в Суруче и Анкаре были провокацией турецких спецслужб, нацеленны 1819a е на обострение ситуации перед выборами и началом массовой «охоты на ведьм» – все это совершенно неважно, если он победил.

Выбор после выборов

Тем более малоосмысленным выглядит воскрешение «после драки» проблем коррупции в правящей партии или противостояния с левыми и кемалистами из-за парка Гези и площади Таксим. Не говоря уже об обвинениях в адрес Эрдогана в диктаторских амбициях и нарушении законов при строительстве президентского дворца. Если бы не его амбиции, он никогда не стал бы президентом. Если бы не лидерские и организаторские способности, не сделал бы все то, что сделал, в том числе в экономике. И если ему удастся победить на выборах с тем разрывом, который ему нужен, он проведет через парламент любые решения. В том числе хоронящие роль этого института как главной опоры турецкой демократии. Что, впрочем, было в других странах при президентах с такой силой воли и такими амбициями, как у Эрдогана, и даже не один раз. Заканчиваясь после них, поскольку сильный лидер не готов терпеть рядом с собой других сильных лидеров. Это непреложный закон политики – китайской, американской или турецкой, все равно.

Так что вопрос не в том, сможет ли ПСР Эрдогана набрать 400 голосов (вряд ли), которые превратят его в султана новой Оттоманской Порты, а в том, что именно он будет делать после выборов. Например, попытается продолжать шантажировать Москву из-за Сирии по вопросу поставок энергоносителей и строительства АЭС «Аккую». Или еще раз ударит по сирийским курдам, что окончательно рассорит его с Соединенными Штатами, которые волей-неволей, пытаясь продемонстрировать, что в Сирии не одна только Россия, Иран и Асад воюют с «Исламским государством» (ИГ), вынуждены сотрудничать с ними, поскольку никто более в партнерстве с Вашингтоном в наступление на столицу ИГ Ракку не пойдет. Будет ли он развивать анонсированную военную поддержку сирийских туркоманов? Не говоря уже о том, перестанет он провоцировать кризис беженцев в Европе или это не тактика, а стратегия Эрдогана, и Германии, а также прочим странам ЕС стоит продолжать ожидать миллионы мигрантов?

Вопрос, ринется ли Эрдоган после выборов в авантюру по созданию на территории Сирии бесполетной или хотя бы просто буферной зоны, рискуя прямым столкновением с Ираном и РФ, притом что поддержать его в этом партнеры по НАТО, начиная с Соединенных Штатов, не готовы. Попытается ли разыграть «Большую турецкую игру» в Алеппо, который, по убеждению политиков его лагеря, отторгнутая от их страны европейцами в 20-е годы часть Турции, – не так бесхитростно, как это было с Северным Кипром – времена изменились. Прекратит ли поддержку уйгурских сепаратистов, поссорившую его с Китаем. Как будет в партнерстве с Катаром действовать в Центральной Азии, опекая в Афганистане боевиков, «оседлавших» приграничную полосу с республиками бывшего СССР и трассу газопровода ТАПИ, чтобы развернуть поток туркменского газа на ЕС через транскаспийский ТКГ (при весьма прохладном отношении к этому проекту Азербайджана).

Наконец, насколько «послевыборный» турецкий президент будет поддерживать «Братьев-мусульман» по всему арабскому миру – от Египта до Газы с ее ХАМАС, что усложняет его отношения и с Каиром, и с аравийскими монархиями, кроме того же Катара. И, разумеется, в какой мере сохранит официально отрицаемые отношения с ИГ, в том числе финансовые. О том, как будет строиться турецкая политика в отношении Израиля, республик Средней Азии и Закавказья, тюркских регионов РФ и таких субъектов Федерации, которые вызывают у Анкары повышенный интерес (как Крым), не говоря уже о соседях Турции по Балканам, и говорить не приходится. Впрочем, не исключено, что Р. Т. Эрдоган займется «зачисткой поля» от бывших соперников и отстраиванием экономики, претерпевшей в результате его политических экспериментов немалый урон.

Курды только за себя

Все это в конечном счете зависит от окончательных результатов парламентских выборов в Турции. Пока они неизвестны, обратим внимание читателя на некоторые важные моменты текущего состояния дел на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ), подготовленные для ИБВ, опираясь на материалы С. Э. Бабкина, А. А. Быстрова и Ю. Б. Щегловина. Происходящее в Сирии и Ираке, Ливии и Египте, государствах Сахары и Сахеля, на Африканском Роге и в Йемене, в Иране и Израиле, Пакистане и Афганистане представляет большой интерес для «Великих держав», положение в кругу которых после начала операции ВКС РФ в Сирии Россия значительно укрепила, одновременно спровоцировав их реакцию на свои действия. Так, было анонсировано прибытие на север Сирии 50 бойцов спецназа США «для оказания помощи местным силам самообороны».

Представитель Пентагона сообщил об этом событии как о «начале широкомасштабной консультативной миссии, которая не подразумевает сопровождения местных бойцов во время операций против ИГ», подчеркнув, что США пока не намерены поставлять боеприпасы напрямую силам самообороны Сирийского Курдистана, воюющим с экстремистами, хотя продолжат их поддержку. Слушания в конгрессе США по ситуации в регионе стали, судя по всему, переломной точкой для администрации президента Б. Обамы в определении тактики в Сирии и Ираке. Президента США явно подтолкнула к изменению его позиции РФ, активно действуя в Сирии. Понятно, что Белый дом просто пытается перехватить инициативу.

В Сирии Вашингтон так и не смог определиться с силой, позиционируемой как основной противовес режиму Б. Асада. Отдав это направление на откуп Саудовской Аравии, Турции и Катару, стимулировавшим вооруженные формы борьбы с Асадом, США обрекли сирийское сопротивление на исламизацию. Ее обеспечили Эр-Рияд и Доха: на первом этапе исламисты были в меньшинстве, но саудовские и катарские финансовые вливания предопределили их доминирование при насыщении сил оппозиции иностранными джихадистами. По данным российского Национального антитеррористического комитета (НАК), доля таких добровольцев достигает в совокупности 40 процентов состава ИГ в Сирии и Ираке. В первом случае число иностранцев в ИГ и просаудовской «Джабхат ан-Нусре» составляет до 60 процентов.

США могли бы этому помешать, если бы поддержали Сирийскую свободную армию (ССА), которая опекалась Анкарой. Ее авторитет в Сирии был мал, но главным, что остановило ее поддержку Вашингтоном, стала личная неприязнь Обамы и Эрдогана. В итоге возник вакуум. Сегодня Пентагон и ЦРУ могут предложить Белому дому лишь очень ограниченный набор вариантов, и у курдов среди них нет альтернативы. Так что Соединенные Штаты в любом случае вынуждены балансировать между предоставлением им материально-технической помощи и стабильными отношениями с Анкарой. Такая помощь уже оказывается – недавно американцы десантировали курдам 50 тонн военного груза. Отрицать это бессмысленно и официальные опровержения со стороны США относятся исключительно к категории «дымовой завесы».

Спецназ США в Сирии должен будет наводить самолеты на цели во время планируемого наступления на Ракку. Несмотря на уверения в обратном, ему будет необходимо действовать в передовых частях наступающих курдов. Иначе в пребывании там коммандос нет смысла. При этом курды дальше Ракки не пойдут. Они хотят создать свою автономию и не готовы к выполнению других задач. И если Дамаск объявит о предоставлении этой автономии, курды будут воевать с исламистами в альянсе с Асадом и, что понятно по визиту их представителей в Москву, Россией. Так как, судя по результатам военной операции, которую ведут ВКС РФ, авторитет Российской армии как серьезной силы в регионе растет. Почему, объясняет доклад базирующейся в Великобритании правозащитной НПО «Сирийское наблюдение за правами человека» (СНПЧ) о результатах действий российских летчиков.

По ее данным, за месяц операции погибли около 600 человек, в большинстве боевики. Удары наносились по целям в 10 из 14 провинций Сирии. Среди убитых 410 боевиков разных группировок, включая ИГ. Что до коалиции во главе с США, за 13 месяцев в Сирии были убиты 3649 человек, в том числе 3276 боевиков ИГ, 147 – боевики «Джабхат ан-Нусры» и других группировок, всего – 3423 боевика. Таким образом, согласно СНПЧ, которую нельзя заподозрить в пророссийских симпатиях, в уничтожении джихадистов авиация РФ была эффективнее коалиции примерно в два раза. Действия российской авиации и сирийских войск привели к тому, что численность формирований джихадистов в Сирии из-за потерь и массового дезертирства сократилась на треть.

В отдельных районах исламисты добиваются локальных успехов. ИГ удерживает позиции на ряде направлений, так как за несколько лет они были превращены в укрепрайоны с разветвленной сетью подземных ходов и укрытий. В то же время отмечен организованный вывод с наиболее угрожаемых направлений боевиков ИГ и их вывоз за границу отрядами во главе с командирами: в Ливию и Йемен. В последний прибыли более 500 человек на трех самолетах. В данном случае эмират Катар перебрасывает из Сирии, где боевики сталкиваются с реальной угрозой в лице ВКС РФ, армии Асада, иранцев и местных милиций, на другие фронты «ценные» обстрелянные кадры.

Ливия: от рассвета до разлада

Автор подробно описывал текущую ситуацию в Йемене («Удары мимо «ворот», «Борьба на лоскутном одеяле»). Что до Ливии, наиболее существенным событием там стала гибель 27 октября в ходе вертолетной атаки двенадцати ведущих полевых командиров исламистской коалиции «Рассвет Ливии». Все они являлись членами ближнего круга бывшего члена «Ливийской боевой группы» А. Бельхаджа и его заместителя Х. аль-Шарифа. Погибли полковники Х. Будайя, С. С. Сакс и командир артиллерийской бригады З. С. аль-Рахман, игравшие важную роль в борьбе с наступающими на Триполи частями правительства в Тобруке. При этом на фоне прошедших в Марокко консультаций по мирному выходу из ливийского вооруженного конфликта и договоренностей о создании правительства национального единства между триполитанцами, сплотившимися вокруг Бельхаджа, и мисуратовцами возникли серьезные противоречия.

Ни одна из группировок не взяла на себя ответственность за атаку. Скорее всего в данном случае была проведена спецоперация по ликвидации исламистов, возможно, рейд египетских вертолетов, составляющих основную часть «ВВС Тобрук». Ряд мисуратовцев опасаются, что это спровоцирует возобновление боевых действий, сорвав мирное урегулирование. Это крыло во главе с Ф. Башашгха и А.-Р. аль-Свейли выступает за реализацию марокканских договоренностей. По плану спецпредставителя ООН по Ливии Б. Леона Ф. Башашгха должен возглавить Национальный совет безопасности, а А.-Р. аль-Свейли – Государственный совет: два органа, являющихся в предполагаемой будущей властной архитектуре ключевыми.

Бельхадж, которого поддерживают Катар и Алжир, был против этого. В последнее время он находился в Турции, пытаясь заручиться поддержкой Анкары и минимизировать угрозу персональных финансовых санкций ЕС. Х. аль-Шариф оставался главным в Триполи, отвечая за вопросы безопасности. Именно он обеспечил охрану главного аэропорта в окрестностях Триполи – аль-Митиги, из которого с конца сентября начали идти регулярные авиарейсы в Тунис. Через этот аэропорт триполитанцы получают помощь оружием и боевиками из Катара. Они контролируют и телестудию «Аль-Набаа», которая организована при финансовом и техническом содействии тех же катарцев. В их зоне ответственности находится и столичная тюрьма Хаба, в которой содержатся видные представители свергнутого режима: А. Сеннуси, А. Р. Дорба, Аль-Багдади аль-Махмуди и С. Каддафи.

Удар с вертолетов ликвидировал руководство клана триполитанцев в лице Х. аль-Шарифа. Инициаторами могли быть и мисуратовцы, и генерал Х. Хафтар. 20 октября в Каире спикер палаты представителей А. С. Исса обсудил с египетским президентом А. Ф. ас-Сиси детали государственного переворота в Тобруке, призванного сместить премьер-министра А. ат-Тани, создав Военный совет во главе с Х. Хафтаром, который взял бы на себя функции управления по модели Каддафи. Ликвидация руководства триполитанцев и захват столицы Х. Хафтаром вписывались в план, который не сработал в изначальном виде, но может спровоцировать провал марокканских договоренностей и начало нового витка вооруженной борьбы. Главной причиной этого является неприятие плана Б. Леона основными зарубежными спонсорами противоборствующих в Ливии сторон в лице Египта и Катара.

Будни эритреи

Катар не единственная монархия Аравийского полуострова, имеющая в Африке свои интересы. Характерно закрепление там Саудовской Аравии и ОАЭ. Эмираты начали активно задействовать порты Эритреи как логистические военно-морские базы. Этому предшествовал острый дипломатический скандал между Джибути и Эр-Риядом с Абу-Даби. Поводом стали оскорбления, нанесенные командующим ВВС Джибути военному атташе ОАЭ. Джибути отстранила эмиратские фирмы от подряда на реконструкцию морского порта и приобретения контрольного пакета его акций. Инцидент привел к взаимному отзыву послов Эр-Риядом, Абу-Даби и Джибути. После разрыва отношений ОАЭ и КСА отказались от планов строительства в Джибути военно-воздушной и военно-морской базы в пользу Эритреи.

Следует учитывать при этом, что Джибути и Эфиопия сопротивляются любым попыткам Эритреи выйти из экономической и политической блокады, стараясь на уровне Африканского союза превратить ее в страну-изгоя. Благо, ее строй – военный коммунизм с принудительной мобилизацией в трудовые армии. Асмэра испытывает дефицит наличной валюты, что делает ее договороспособной в части пользования морской и логистической инфраструктурой страны. Там базировались израильские подлодки, использовавшие ее территорию для пополнения запасов воды, ремонта и отдыха. Рядом – пути поставок контрабандного оружия из Йемена и Ирана. Причем до недавнего времени эритрейцы работали в этом бизнесе с йеменскими хоуситами. Через Эритрею идет и основной поток нелегальной эмиграции из Африки на Аравийский полуостров.

Попытка Саудовской Аравии и ОАЭ втянуть Эритрею в свою орбиту имеет несколько целей. Они пытаются прекратить контакты эритрейцев с иранцами и хоуситами в рамках оружейных сделок, предлагая выгодные преференции. Так, в Эритрею налажена доставка из Саудовской Аравии дешевого топлива и оказана «срочная финансовая помощь» на сотни миллионов долларов США. Порт Асаб удобен для снабжения сил аравийской коалиции в Йемене. Кроме того, заключая союз с Асмэрой, Эр-Рияд получает инструмент для дестабилизации ситуации в Эфиопии, проводящей антисаудовскую политику с ликвидацией подконтрольных королевству исламистских структур. Активизация подрывной деятельности против Аддис-Абебы идет через подконтрольные Эритрее племена оромо и огаден.

Эр-Рияд и Абу-Даби планируют закрепиться в Эритрее надолго. ОАЭ, по некоторым данным, арендовали порт Асаб на 30 лет. Одновременно они работают с руководством Сомалиленда по аренде бывшей базы ВМФ в Бербере. Могадишо в обмен на нейтралитет в этом вопросе обещана крупная финансовая помощь. Планируется создать сеть локальных баз по всему побережью Африканского Рога. Согласно данным спутниковой разведки ОАЭ используют в основном порт Асаб, где стоят три военно-грузовых судна ОАЭ. Все они приобретены в 2012 году. Одно из них было задействовано 17 октября для переброски из Порт-Судана суданских войск (450 человек) в Йемен. При этом участие Эритреи в действиях «Аравийской коалиции» в Йемене не ограничивается предоставлением портов. Около 400 эритрейцев переброшены из Асаба в Аден, и это явно не последний воинский контингент, который будет использован в Йемене для минимизации потерь аравийских монархий.

Подводя итоги, констатируем: монархии Аравийского полуострова, среди которых можно выделить Саудовскую Аравию, Катар и ОАЭ, продолжают борьбу за гегемонию в арабском мире, наиболее показательным примером которой стала «арабская весна». Они сочетают экономическое и финансовое давление, информационную войну, подкуп местных правящих кругов, прямую интервенцию (как в Йемене) и «войну по доверенности» (в Сирии и Ливии). Эти страны манипулируют США, Великобританией, Францией и другими членами НАТО и ЕС в собственных сугубо эгоистических интересах. В меньшей мере это относится к Турции, имеющей в регионе свои гегемонистские устремления и интересы, на защиту которых Анкара не слишком успешно пытается привлечь блок НАТО, в первую очередь США. Манипулировать ею куда труднее, хотя втянувшись в сирийскую войну, Эрдоган собственными руками создал себе множество проблем, решить которые он вряд ли сможет.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Танцы с саблями


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.