Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Независимая внешняя политика разорительна?

  • Независимая внешняя политика разорительна?
  • Смотрите также:

Противоречие в стремлении к самостоятельной политике и абсолютной зависимости в экономике приведет к потрясениям.

Пока либеральные экономисты отбивались от революционных предложений советника президента РФ Сергея Глазьева, пугая всех возвращением в совок, Правительство снова показало безобразный лик безальтернативной экономической модели и залезло в карман рядовым гражданам: подготовило и внесло в Госдуму однолетний проект бюджета на 2016 г., по которому доходная часть сократилась практически на 10%, а дефицит вырос впятеро. Сильно порезанными оказались расходы на образование, здравоохранение и ЖКХ. Индексацию пенсий решено фактически заморозить, и уже сделан первый шаг к повышению пенсионного возраста в стране. Как считает член комитета Госдумы по обороне, депутат от Тюменской области и ХМАО Вячеслав Тетекин, разговоры о том, что все деньги ушли на Крым, Донбасс и Сирию - миф, наиболее разорительным оказывается разгильдяйство финансовых властей и поддержка зарубежных экономик за счет наших кровных. Об этом депутат рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Правительство внесло в Госдуму проект бюджета на 2016 г., и традиционно у нас индикатор финансового благополучия – цена на нефть. Вы согласны с тем, что ничего не остается делать, кроме как пройтись ножницами по социальным статьям расходов?

Вячеслав Тетекин: Я с этим категорически не согласен. Каждый раз, когда 1a94e обсуждается бюджет, споры ведутся вокруг расходной части бюджета, но фактически не идет разговор о механизмах повышения доходной составляющей. Пирог государственного бюджета все время сжимается, идет все более ожесточенная борьба за то, чтобы крохи от него распределять в том или ином направлении. На самом деле, задачей власти должно быть увеличение этого пирога, но этим власть совершенно не хочет заниматься.

Нас довели до такого состояния, когда мы превратились в монокультурную экономику колониального типа, и все наше процветание зависит от одного-двух товаров. У нас получилась такая нефте-банановая республика. Конечно, на каком-то этапе, когда цены на нефть непрерывно росли и достигли заоблачного уровня 120 долларов за бочку, можно было считать, что все проблемы заливаются нефтью, но уже тогда нужно было предвидеть, что такая монокультурная, полуколониальная экономика рухнет. Нужно было заниматься собственным производством, обрабатывающей промышленностью, машиностроением, высокотехнологичной продукцией, конкурировать на мировом уровне не только за счет нефти, но и за счет высокотехнологичной продукции. Этого не было.

В течение 25 лет шло разрушение обрабатывающей промышленности, и в тот момент, когда грохнулись цены на нефть, нам сказали, что нет другого выхода, кроме как сокращать социальные расходы. Подождите, но кто несет ответственность за то, что мы пришли к такому прискорбному состоянию?

Вопрос: И кто же?

Вячеслав Тетекин: Власти. И в таких случаях нормальное правительство подает в отставку, признавая свою неспособность справляться с экономикой. А наша власть на голубом глазу говорит о происках Обамы. Сейчас очень удобно все валить на санкции. Но проблема не в санкциях. Санкции оказывают определенное влияние, но главное не это. Главное – что мы сами уже практически ничего не производим, не участвуем в мировом разделении труда. Отсюда все наши проблемы.

Вопрос: Но вот Вы говорите про доходную часть бюджета – что имеете в виду?

Вячеслав Тетекин: Что касается доходной части бюджета, то когда власть сильно прижало, вдруг, неожиданно, пошли смутные разговоры о том, о чем мы, оппозиция, давно и громко заявляли – что необходимо облагать налогами сверхбогатых. Неожиданно пошла рябь на тихой воде, мол, не грех было бы взять со сверхбогатых. Во всем мире сверхдоходы облагаются повышенными налогами, которые достигают 65%, а то и больше. Почему в России миллиардеры, олигархи платят столько же, сколько школьные уборщицы – 13%? Вот готовый источник крупного пополнения бюджета – около 1 трлн это может дать и закроет многие дыры в бюджете!

Вопрос: Но позвольте с Вами поспорить, по-моему, больше речь идет о том, чтобы урезать индексацию пенсий, повысить пенсионный возраст…

Вячеслав Тетекин: Да, по-прежнему власть тупо, упрямо и в ущерб себе стремится к опустошению карманов простого человека: замораживание зарплат бюджетников, практическое замораживание пенсий, несмотря на то, что инфляция захлестывает официально до 12%, а фактически, особенно по продовольственным товарам до 25%, в этих условиях индексация пенсий на 4% - чисто символическая. И все остальное замораживается, а фактически урезается, с учетом инфляции, жизненный уровень падает. Если посмотреть, что будет происходить дальше с принятием бюджета – то там совершенно страшные цифры.

Расходы на здравоохранение снижаются на 8%, на образование – на 11%. Но сама по себе затратная часть в образовании и здравоохранении не уменьшается, это значит, что расходы перекладываются опять-таки на потребителей – тех, кто пользуется услугами медицины и учебных заведений. Но самое страшное – то, о чем меньше все говорят, на 41% снижаются расходы на поддержку ЖКХ. Это ударит по кошелькам абсолютно всех.

Если здравоохранение касается тех, кто лечится, образование – тех, у кого кто-то в семье учится, то ЖКХ касается абсолютно всех. И здесь власть залазит в кошельки абсолютно всего населения. И если богатые этого, по большому счету, не почувствуют – прибавки платы за капремонт, то для людей, которые еле сводят концы с концами, 800 или 1000 руб. дополнительных расходов – это очень чувствительно. Исходя из моих встреч с представителями даже среднего класса, для них капремонт – та самая соломинка, которая ломает горб верблюда. Даже они очень сильно и остро ощущают эту прибавку. Больше всего людей волнует социальная несправедливость – люди прекрасно понимают, что им обещают капремонт через 30 лет. Эти деньги исчезнут, и никакого капремонта не будет. В чьих интересах все это делается? В интересах банкиров. Сейчас крупные банки сыплются, у них нет поступлений, и они нашли новый способ изъятия денег из карманов населения. Бенефициарами этих операций будут банкиры.

Урезаются даже расходы на то, что объявлялось священной коровой – на Вооруженные силы, по-моему, на 7%. Единственное, что не урезаются расходы на обслуживание госдолга. А это самая воровская статья бюджета, она закрытая, и никто не знает, как этот долг обслуживается. Обслуживание госдолга – это один из способов крупных махинаций. И деньги на эту статью сохраняются.

Вопрос: Действительно, оборона и госорганы, несмотря на сокращение, остаются самыми значительными статьями. А самые скромные, как Вы сказали, здравоохранение и образование. Сейчас наверняка снова начнутся разговоры о том, что Крым, Донбасс, Сирия съели все деньги, и врачи, учителя не получили прибавку, потому что наши самолеты бомбят ИГИЛ?

Вячеслав Тетекин: Я абсолютно не согласен. Что касается операции в Сирии, то, конечно, расходы есть, но они относительно небольшие. Смешанный авиаполк, три десятка боевых машин – вертолетов, самолетов, численность состава 1 тыс. 600 человек – никакой зияющей дыры в бюджете не проделают.

Вопрос: Озвучивалась оценка, что стоимость операции составляет 1 млрд долларов в год.

Вячеслав Тетекин: Во-первых, гораздо меньше. Я далек от мысли, что эта операция стоит 60 млрд руб. Самолеты есть, их не нужно производить, личный состав и так получает деньги, бомбы – все это и так лежит на складах. Нужны затраты ГСМ. Но говорить, что миллиард долларов на это уйдет – я не соглашусь. Нас пугают, что это новый Афганистан, который сокрушит нашу экономику. Но позвольте, в Афганистане было 100 тыс. военнослужащих, а здесь 1 тыс. 600. Масштабы абсолютно несопоставимы, и предполагаю, что это относительно краткосрочная операция, и не думаю, что наше участие там продлится больше, чем год.

Что касается Донбасса, то гуманитарная помощь, которую мы оказываем населению народных республик, это мизер, слезы, и говорить, что мы какие-то бешеные деньги тратим на поддержку ДНР и ЛНР, не приходится. 100 грузовиков со стройматериалами – да боже ты мой, это производственная программа одного районного центра, по большему счету!

Самая большая проблема в чем заключается – нас постоянно подводят к тому, что разорительной является самостоятельная внешняя политика, которая начала проявляться в последнее время. Не в этом дело. Самая разорительная сила в нашем обществе – экономический блок нашего Правительства, Центробанк и Минфин – это самое сокрушительное для нас. Когда промышленность не имеет возможности получить дешевый кредит, когда нет свободных денег, предприятия схлопываются, нет ни спроса, нет предложения. И что, джентльмены в Минфине и Центробанке этого не понимают? Они это прекрасно понимают, и при этом одновременно осуществляется колоссальный вывод средств за рубеж. Утечка капитала за этот год уже составила 150 млрд долларов. Причем тут 1 млрд расходов на Сирию? Сопоставьте цифры! Бегство капитала – чудовищное обескровливание нашей экономики. Какой Крым, какой Донбасс, какая Сирия?! Мелочи по сравнению с этим. Вспомним очередное вложение средств в американские казначейские бумаги – еще 10 млрд долларов мы вложили в экономику США. Как это понимать?! Главная проблема для нашей страны – экономический блок Правительства.

Вопрос: Как Вы считаете, почему, делая попытки проводить независимую линию в политике, власть не решается или неспособна делать это в экономике?

Вячеслав Тетекин: У меня такое ощущение, что те, кто принимают решения на самом верху, они по-прежнему сильно зависимы. Что касается демонстративных шагов, будь то наша позиция по Крыму – реинтеграция полуострова в состав России, хотя это и было спонтанно, или наша позиция по Донбассу, когда мы просто не позволяли разрушить эти республики, или наша позиция по Сирии – это имеет внешний характер, а глубинные факторы – экономические.

Если мы посмотрим на экономические факторы, то по-прежнему наша экономика, особенно валютно-финансовая система, действует в интересах мировой олигархии, это крупнейшее противоречие, и, рано или поздно, оно должно разрешиться каким-то образом, и с учетом антисоциальной направленности бюджета, это может разрешиться в виде тяжелых социальных потрясений, и, к большому сожалению, наверху только сейчас начинают потихонечку понимать, что с настроениями народа нельзя играть, что ОМОНа недостаточно для того, чтобы снимать социальное напряжение.

Уже сейчас пошли разговоры о том, что надо некие свободные выборы сделать, то есть власти начинают признавать, что воля народа какое-то значение имеет. Поздновато за это дело взялись! Потому что разрушение нашей экономики достигло колоссальных масштабов. Наверху существует колоссальное противоречие между правильно занятой линией на независимость во внешней политике и полной зависимостью во внутриэкономической плоскости и работой на интересы мировой олигархии. Если это противоречие не будет в ближайшее время урегулировано в национальных интересах, это приведет к тяжелым социальным потрясениям.

Вопрос: Ну, если мы уже выяснили, что расходы на Сирию ничтожно малы по сравнению с потерями от финансового разгильдяйства кабмина, то давайте посмотрим на Крым, Сирию, Донбасс прагматично, по-западному. Вернув Крым, Россия окончательно сделала Черное море своим, домашним. Присутствие в Сирии – это, наверное, вопрос газопроводов, более дешевого морского пути для нас? Какие мы получаем геоэкономические выгоды, как Вы считаете, власть решает эти вопросы?

Вячеслав Тетекин: Я думаю, что экономические выгоды в данном случае вторичны. Лично я был свидетелем, как произошло возвращение Крыма в состав России. Российское руководство не играло решающую роль в этом процессе. Решающую роль сыграла воля самого народа, я видел это своими глазами. Она проявилась в виде выступлений огромных народных масс на площадях Симферополя и Севастополя. Народ вышел огромными толпами на улицу и потребовал смены власти для того, чтобы Крым вернулся в состав России. Все остальные действия российского руководства, включая вежливых людей, это было вторично, это были вспомогательные действия. Крым сам вернулся в состав России – сработали не какие-то долгосрочные замыслы кремлевских стратегов о том, что нужен непотопляемый авианосец в середине Черного моря, нефтегазовые месторождения на шельфе, это пришло вторично, уже когда начали думать, что делать дальше.

Что касается Сирии, то тут есть глубокие геополитические устремления в первую очередь. Мы утратили, к великому сожалению, всех союзников в мире. Мы умудрились оттолкнуть даже Кубу, которая была самым близким и преданным союзником. Белоруссию тоже отталкивали со страшной силой, но Батька Лукашенко удержался за счет своей неимоверной мощи. Как Белоруссию выталкивали из союзнических отношений – не дай Бог никому! Сирия – наш единственный, надежный и стратегический союзник на всем Ближнем Востоке, у нас союзнические отношения продолжаются больше 50 лет, замечу только, что 35 тыс. ведущих политических, экономических, медицинских, культурных, научных кадров получили образование в СССР и России, более надежного союзника у нас просто нет, и если бы мы потеряли еще Сирию, то у нас никакой опоры на Ближнем Востоке бы не было! А Ближний Восток, если взглянуть шире, то это то, о чем мы говорили – нефть, газ, пути транспортировки, это очень важно. В данном случае экономические соображения были вторичны, но если грамотно воспользоваться ситуацией, то можно получить материальную выгоду.

Грамотная внешняя политика – очень прибыльная. И должен сказать, что Госдепартамент США занимается не только внешней политикой как таковой, но и регулированием внешнеэкономических связей. У американцев это очень тесно связано. У нас внешняя политика отдельно, внешнеэкономическая политика – отдельно. Но если мы, скажем, поддерживаем нынешнее правительство Сирии, мы вправе рассчитывать, что нам будут созданы какие-то экономические преференции, это нормальная ситуация. Другое дело, что наша верхушка не умеет пользоваться этими вещами.

Что касается Донбасса, то я извиняюсь, все считают, что там живут какие-то сирые и убогие, на которых мы должны тратить деньги и поддерживать, вновь стеклить окна, крыть крыши, но ведь эти области дают 20% доходов украинского бюджета. В экономическом отношении это самые развитые регионы Украины. Если бы, теоретически говоря, произошла реинтеграция этих регионов в состав России, как это было до 1917 года, то экономическая отдача была бы достаточно высокая. Это отнюдь не бедные родственники, которых надо кормить. Они настолько сильно интегрированы уже сейчас в российскую экономику, что дело только в политических решениях, чтобы ДНР и ЛНР стали частью российской экономики – они уже в нее интегрированы! И глубинная экономическая причина восстания народа Донбасса заключается в том, что уход на Запад, в сторону Евросоюза означал бы полный крах экономики этих регионов, ибо их рынок полностью расположен на российской стороне.

Люди ментально и интуитивно это осознали и почувствовали, что если их запихнуть в Евросоюз – то все, крах их экономики.

Вопрос: Недавно в Госдуме был отчет по антикризисному плану, из 60 пунктов выполнено 17. На этом фоне Медведеву вручили орден за заслуги перед Отечеством. Если бы врач из 60 операций успешно делал 17, ему бы позволяли работать дальше?

Вячеслав Тетекин: Конечно, эта ситуация абсолютно абсурдная. Видно, что наша экономика, несмотря на громкие, обнадеживающие и оптимистические заявления власти, свистит вниз. Даже проект бюджета показывает, что у нас будет negative growth, негативный рост, как это по-русски, 3-4%. Я извиняюсь, когда рушили СССР в 1991 г., говорили, что это глубочайший кризис, а у нас был рост 1%! Сейчас минус 3-4%, и все нормально, так и должно быть! Подождите, ребята, мы находимся в глубочайшем кризисе, и кто вогнал страну в него? Правительство. Чье? Правительство господина Медведева. Получается, что ему вручают орден за успехи в развале российской экономики. Это полный абсурд, можно было просто от этого воздержаться, или как это всегда делалось – секретным указом президента. Хотелось ему повесить какую-нибудь награду – делайте это секретно, иначе подобное выглядит как оскорбление общественного мнения.

Вопрос: Давайте вернемся к вопросу о доходной части бюджета и о том, как сделать так, чтобы пирог если не рос, то хотя бы так быстро не сжимался. В условиях, когда нефть и газ – наше все, мы видим ситуацию, при которой существенная доля нефтегазосервиса находится в руках иностранцев. Чем это чревато?

Вячеслав Тетекин: В свое время западные советники причинили огромный вред нашей экономике, и не только они, а и государевы люди, стоявшие во главе ведомств, принимавших решения, они или прислушивались слишком рьяно к этим советам, или по своей воле проводили эту политику. Политика была абсолютно диструктивной. Как результат – у нас практически разрушена обрабатывающая промышленность, станкостроение, химическая промышленность, все осталось на уровне нефти и газа. Психология была самая примитивная – мы продаем много нефти и газа, и на эти деньги, с учетом роста цен, покупаем все, что нам нужно. Сегодня мы пришли в тупик, и выяснилось, что сейчас начнет страдать и наша нефтегазовая промышленность. Американцы ввели санкции, и оказалось, что наше нефтегазовое машиностроение разрушилось. К нам зашли крупные нефтесервисные компании. Были разрушены технологические цепочки, созданные в советское время. Скажем, существовал Главтюменнефтегаз, в котором было все: собственная производственная база, ремонтная база, научно-исследовательская база, база медицинского и социального обслуживания людей, это было государство в государстве, и оно решало колоссальные задачи. Но пришли западные умники и сказали, что это все неправильно, нужно выкинуть непрофильные активы и заниматься только добычей нефти.

Непрофильные активы выкинули в сторону, и вдруг выяснилось, что без них обойтись нельзя. Они или попали в руки Шлюмберже, Халлибертон или Бейкер Хьюз, которые начали душить наш нефтесервис, или начали сами чахнуть из-за отсутствия заказов. И вдруг мы поняли, что просто работать некому – нет ни оборудования, нет специалистов. И только сейчас власти схватились за голову, когда стало ясно, что зависимость России от западных нефтесервисных монополий угрожает нацбезопасности, потому что все находится в руках иностранцев, и мы сами уже не управляем бурением, разведкой, ремонтом скважин и прочими технологическими процессами.

Мы находимся на грани утраты независимости в нефтегазовой отрасли. И только сейчас возникло понимание, что с этим нужно что-то делать. С одной стороны, мы имеем эти транснациональные гиганты, которые душат всех за счет колоссальных финансовых, административных, кадровых и технологических возможностей. С другой стороны, у нас примерно 200 небольших компаний, которые работают в области нефтегазосервиса, и, конечно, они маломощные. Я поддерживаю идею губернатора ХМАО Натальи Комаровой создавать госкорпорацию, которая бы как раз занималась обеспечением этих процессов. А еще правильнее сделать так, как сделали Сургутнефтегаз, Башнефть или Татнефть, которые сохранили сервисные компании, и у них голова сейчас не болит. Руководители этих компаний повели себя грамотно с точки зрения долгосрочной перспективы, они не отдали сервиса, и сейчас у них нет таких проблем, а у остальных компаний эти проблемы существуют, и в больших количествах.

Думаю, тенденция будет неизбежно на сокращение доли западных компаний, мы должны избавляться от них, и те санкции, которые сейчас против нас вводят, как раз в этом смысле имеют важное значение, поскольку открывают глаза даже тем, кто сопротивлялся, и мы должны прийти к тому, чтобы отдать иностранным компаниям максимум 3-5% нефтегазосервиса, как это есть у китайцев, американцев. То есть работы на тех участках, где мы технологически не справляемся. А не так, как сейчас – от 65 до 90% по некоторым позициям. Это прямая угроза национальной безопасности. Особенно мы должны поднимать нефтегазосервисное машиностроение. Это тянет за собой науку, систему образования. Речь идет не о том, кто конкретно сейчас будет бурить скважину,а это комплексная проблема – при отсутствии сервисов у нас исчезает потребность в науке, в технологическом образовании, квалифицированных кадрах.

Вопрос: На что делать ставку в отрасли – традиционная добыча, добыча сложной нефти, СПГ, как на Ямале, шельф?

Вячеслав Тетекин: У нас сейчас очень много разговоров о разработке шельфа, но это труднодоступная нефть, а у нас много нефти на материке, еще не все исследовано, не все добыто. И нет худа без добра, не нужно нам сейчас так энергично идти в Арктику с опасными, рискованными условиями добычи, при том, что у нас нет собственных технологий, что особенно важно. Мы короли в добыче нефти в Западной Сибири, никто не умеет лучше нас делать это. Есть трудноизвлекаемая нефть, есть способы добычи этой нефти. Вы знаете, есть такой метод гидроразрыва пласта, на который все молятся, но группа наших инженеров придумала использование замороженного азота, это новая прогрессивная технология, которая намного облегчает и удешевляет процесс добычи трудноизвлекаемой нефти. Есть новаторские инновационные технологии, но нужно их искать, стимулировать, внедрять.

Что касается газовой промышленности, то там все в порядке, запасы достаточно большие, а вот с нефтью большая проблема. В этих условиях отбирать доходы у нефтянки крайне опасно, а им собираются на 300 млрд повысить налоги. Конечно, они не бедствуют, но с другой стороны, если посмотреть на рядовых нефтяников, они отнюдь и не жируют, у них зарплата 70-80 тыс. считается очень большой. В Москве 70-80 тыс. зарплата считается рядовой, и как можно сравнивать тяжелейшие условия добычи на Севере и работу здесь, скажем, охранником банка, который получает те же самые 50-60 тыс.? Это совершенно несопоставимо. Нужно инвестировать в нефтянку, и когда господин Улюкаев говорит, что не надо разрабатывать новые месторождения, а нужно выкачивать старые, он убивает перспективу. Нужно больше вкладывать, воссоздавать министерство геологии, потому что огромные территории еще не изучены, мы по-прежнему живем старыми советскими разработками и запасами. И то, что сказал Улюкаев, подтверждает, что именно Правительство наносит нам главный ущерб.

Добыча уже падает на 1-2% в год, если прекратить бурение, то сразу грохнется добыча, на фоне снижения цен на нефть. Если кого-то обкладывать – то олигархов, господина Абрамовича, пусть продаст пару яхт, и сразу мы затыкаем большие прорехи в нашем бюджете. И есть, кроме него, целая группа олигархов, которые могли бы пожертвовать для того, чтобы поддержать экономику.

Вот кого нужно облагать – не нефтянку как таковую, а нефтяную олигархию нужно облагать сверхналогами, это будет и эффективнее, и правильнее.

Вопрос: И, позвольте, последний вопрос, Вячеслав Николаевич. Если коротко – за счет каких мер можно повысить доходную часть бюджета, не урезая при этом социальные статьи?

Вячеслав Тетекин: Повысить доходную часть бюджета можно за счет следующих мер. Налог на сверхбогатых, монополия на производство и продажу алкоголя и табака, это всегда было госмонополией и давало 20% доходов в любой бюджет – будь то СССР или царская Россия. Самое главное, нужно развивать собственную обрабатывающую промышленность, нужны крупные инвестиции в эту сферу, которые создают новые рабочие места, прибавку налогов, нужно развивать сельское хозяйство, а для этого нужно развивать науку и образование. Нужно инвестиции переориентировать с потоков, которые уходят на Запад, на крупные вложения в нашу собственную обрабатывающую промышленность, науку и образование.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Независимая внешняя политика разорительна?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.