Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Напряжение в сети

  • Напряжение в сети
  • Смотрите также:

На минувшей неделе пользователи интернета в Казахстане неожиданно узнали, что все они стали журналистами. Комитет связи, информатизации и информации Министерства инвестиций и развития РК заявил, что любая личная страница в сети, согласно казахстанским законам, является СМИ. Пользователей могут оштрафовать в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях на 40 тысяч тенге (чуть меньше 10 тысяч рублей — прим. «Новой»). А могут и посадить сразу на 20 лет: для этого нужно разжигать на своей странице межнациональную и любую другую рознь. Примечательно, что это не обязательно делать вам самим. Как СМИ, пользователи интернета несут ответственность и за все действия комментаторов на своей странице.

Это заявление комитетчиков появилось не просто так. За последний месяц с небольшим репрессивная машина государства катком проехалась по казахстанским интернет-юзерам, часть из них арестовав, а часть сильно напугав. Досталось и настоящим интернет-СМИ: блокировка двух из них стала настоящей притчей во языцех в медийном пространстве республики. «Новая газета» проанализировала самые громкие случаи «закручивания гаек» в казахстанском интернете за последнее время.

Блокада мозга

В начале сентября в Казахстане начали «глушить» информационно-аналитический сайт ratel.kz. Главный редактор ресурса Марат Асипов и его компания попробовали перейти на резервный адрес — ratel.su. Однако заблокировали и его. В это же время оказался под «заглушкой» и ресурс zonakz.net. Интересно, что оба ресурса считаются либеральными по казахстанским меркам, но при этом всё равно достаточно умеренными. Ratel.kz славится своими расследованиями деятельности квазигосударственных компаний. Преимущество zonakz.net — дискуссионность. Сайт стал настоящей трибуной для живых выступлений и сторонников, и противников нынешнего курса власти, а этого уже достаточно для недовольства: Казахстан — не место для дискуссий.

Не существует ни одного официального документа, из которого была бы ясна истинная причина блокировки: ни решения суда, ни постановления прокуратуры, — ничего этого нет. Ratel.kz отправил множество писем во всевозможные инстанции, но вместо внятного ответа получил синхронные отписки. «Это такая игра в дурака, — заявил «Новой» главный редактор сайта Марат Асипов. — Мол, у вас всё нормально, сайт никто не блокирует — ни провайдеры, ни Комитет связи. Но сайт не работает. Причём 16 октября мы попробовали выйти по ip-адресу и продержались лишь световой день». Ночью сайт «умер» снова.

«Я всем говорю, что нас заблокировали по совокупности деяний, — горько иронизирует Асипов. — Основная версия — кого-то сильно раздражает, что нас не финансирует никакая олигархическая группа, и мы не держим у себя кураторов из администрации президента. Нам нельзя позвонить и потребовать снять какой-то материал, поскольку мы работаем так, как считаем нужным».

Интересно, что через несколько дней после начала «глушения» вице-премьером по социальным вопросам была назначена дочь президента Дарига Назарбаева. С ratel.kz у неё отношения не сложились с самого начала. Сайт первым опубликовал видеозапись, где Назарбаева, по мнению авторов ресурса, называет детей-инвалидов, от которых отказались родители, «уродами». И это не единственный «укол» в адрес президентской дочери. «Когда её сына назначают заместителем акима Астаны — нас блокируют на два месяца после того, как мы сообщаем, что его отцом вообще-то является бывший зять президента Назарбаева Рахат Алиев (приговорён к 20 годам тюрьмы в Казахстане по делу об убийстве топ-менеджеров «Нурбанка», готовил по некоторым данным госпереворот; в феврале этого года покончил с собой в тюрьме Вены — прим. «Новой»). Папа — государственный преступник, и мы об этом сообщаем», — вспоминает Асипов.

У Казахстана большой опыт блокировок неугодных интернет-ресурсов. В 2009 году, например, в стране был запрещён LiveJournal — так власти попытались оградить население от страницы Рахата Алиева. Из более свежих примеров можно отметить прошлогоднюю блокировку сайта «Медуза», который «заглушили» на следующий же день после его запуска. Статья Ильи Азара «Усть-Каменогорская народная республика» о пророссийски настроенных жителях востока страны вызвала такое возмущение у казахстанских «патриотов», что «Медузу» тут же назвали «агентом Кремля». Прокуратура сайт заблокировала на время экспертизы, а суд позже постановил запретить сайт вообще: якобы в статье присутствует разжигание межнациональной вражды (на самом деле, нет). Примечательно, что официальных бумаг или хоть какого-то объяснения редакция «Медузы» от казахстанских властей так и не получила. Как заявил «Новой» издатель «Медузы» Илья Красильщик, о блокировке сотрудники сайта узнали от пользователей, а о причинах прочли в других изданиях.

В список запретных неожиданно попал и сайт российской версии журнала «MAXIM» — причём новости о его блокировке не было нигде. Досталось популярному видеопорталу Vimeo: в сентябре-октябре его блокировали под предлогом того, что на нём кто-то разместил ролик экстремистского содержания. Вообще же, экстремизм и разжигание межнациональной вражды — самые распространённые причины для массовой блокировки сайтов в Казахстане. По популярности с ними может конкурировать разве что «обнажёнка»: в прошлом году прокуратура заблокировала доступ разом к 486 порносайтам.

 

В единстве — слабость

22 октября казахстанский суд создал прецедент: впервые страница СМИ — оппозиционного журнала «ADAM» — в социальной сети была признана единой частью издания и запрещена вместе с ним. История взаимоотношений журнала «ADAM» и власти никогда не была простой. Сначала основатель проекта — Гульжан Ергалиева — лишилась газеты «Свобода слова». Затем она вместе с сыном Аяном Шарипбаевым открыла сайт guljan.org, но он быстро закрылся. 152b3 После этого Ергалиевой и Шарипбаевым начал выпускаться журнал «Adam`s Reader», который из-за дальнейших гонений были вынуждены переименовать в «Adam Bol» («Будь человеком»). В ноябре прошлого года на фоне тайно планируемых досрочных президентских выборов «Adam Bol» закрыли (см. «Зачистка перед бурей» // №133 от 26.11.2014 г.). В начале этого года он, впрочем, в очередной раз возродился — на этот раз просто как «ADAM».

Теперь закрыли и его, но на ликвидации печатной версии прокуратура не остановилась. «Мы время от времени публиковали материалы на страничке под названием «Журнал ADAM» в Facebook, — рассказывает главный редактор Аян Шарипбаев. — Всё это время, как выяснилось, районная прокуратура тихонечко собирала на нас досье, копируя обновления страницы и подшивая их к делу. А потом прокуратура подала на нас иск в районный суд с требованием о признании журнала и странички в социальных сетях единым СМИ! На этом основании нас сочли злостными нарушителями, заодно потребовав аннулировать свидетельство, а также закрыть страничку в социальных сетях. Суд требования прокуратуры удовлетворил. Теперь нет и не будет ни журнала, ни даже его странички в социальных сетях». Важно отметить, что в уставных документах журнала нет ничего про Facebook, страница появилась позже.

Блокировка страницы в Facebook с такой формулировкой — это опасный прецедент, соглашается редактор: теперь казахстанские СМИ получили чёткий сигнал о том, что свободы у них не будет даже в соцсетях. Первым насторожиться вроде бы следует тому же ratel.kz — сейчас они выходят только в Facebook, а их тексты стали существенно жёстче, — но редактор сайта Марат Асипов пока не склонен драматизировать ситуацию. «По нам должно быть какое-то судебное решение для начала, а его нет», — говорит он. Правда, практика показывает, что решение может появиться и задним числом безо всякого предупреждения, поэтому оптимизм Асипова может быть преждевременным.

 

Махмуд, разжигай

23 октября в Восточно-Казахстанской области начался процесс над администратором паблика во «ВКонтакте» под названием «Подслушано в Риддере» Игорем Сычёвым. Его обвиняют в сепаратистской деятельности с использованием СМИ. Вина Сычёва, по мнению следствия, заключается в том, что этой весной он разместил в «Подслушано…» голосование с вопросом «Давайте представим, если бы было голосование в городе Риддер?». Аналогия с крымскими событиями напрашивается сама собой. Нюанс в том, что Сычёв утверждает: голосование придумал не он, а после выдвинутых претензий опрос и вовсе был удалён. Но филологическая экспертиза со стороны прокуратуры нашла признаки сепаратизма в тексте опроса. При этом филологи пренебрегли знаком вопроса, который вроде как должен был обезопасить Сычёва: раз задаёт вопросы — значит, сомневается. Если вина администратора будет доказана — ему грозит до 10 лет тюрьмы.

Столько же грозит двум известным казахстанским оппозиционерам — Ермеку Нарымбаеву и Серикжану Мамбеталину. Статья у них, правда, другая — разжигание межнациональной розни. Они виноваты якобы в том, что опубликовали у себя в Facebook отрывок из книги руководителя троллинговой организации «Союз мусульман Казахстана» Мурата Телибекова «Ветер с улицы». В процитированном отрывке, по мнению следователей, содержится уничижительная характеристика казахской нации. Сам Телибеков от этого отрывка открещивается — мол, в его книге такого нет, — и уточняет, что книга была написана 22 года назад и вообще-то официально не опубликована. Это, кстати, не мешает следователям подозревать Телибекова в оскорблении национальной чести и достоинства граждан страны: наказание — до 7 лет тюрьмы. Но даже если предположить, что отрывок оттуда, важно ещё одно обстоятельство: и Нарымбаев, и Мамбеталин процитировали текст с пояснениями, причём Мамбеталин подверг написанное жесточайшей критике, назвав текст «Словами дьявола».

Сейчас оба общественных активиста находятся в изоляторе до 15 декабря. Даже если они не получат максимум по данной статье, правоприменительная практика такова, что оправдательных приговоров не бывает. В 2015 году, например, самым громким по статье о разжигании межнациональной розни стало дело жительницы Алматы Татьяны Шевцовой-Валовой, которая также в Facebook писала оскорбляющие казахстанцев посты. Женщине дали 4 года условно, но тут надо учитывать бэкграунд: она — простой обыватель, а Мамбеталин и Нарымбаев — очень активные оппозиционеры.

 

Сюр в масле

Пока правоохранительные органы создают проблемы интернет-пользователям, чиновники тоже не сидят без дела. Упомянутый Комитет связи, информатизации и информации, помимо указания на возможность сажать пользователей на 20 лет, намекнул и на то, что в Казахстане могут быть проблемы у Facebook, Twitter и Youtube. Они не собираются удалять по первому запросу из Казахстана противоправную информацию. Большой сложностью, по мнению руководителя управления Комитета Михаила Комиссарова, является то, что «западные социальные сети оценивают противоправные материалы в соответствии со своими внутренними правилами и регламентами». Правда, о полной блокировке сайтов речь пока не идёт, ведь точечные удары по конкретным людям, как выяснилось, работают.

Кроме того, депутат парламентской фракции «Ак жол» Алмас Туртаев предложил создать законопроект, регулирующий деятельность соцсетей. «К сожалению, созданы группы, которые вызывают у людей страх. И они также привлекают пользователей. Известно, что это негативно сказывается на сознании и воспитании молодежи. Вследствие этой информации в соцсетях участились случаи самоубийств и других противозаконных действий», — написал Туртаев в запросе премьер-министру Казахстана Кариму Масимову. Депутат также отметил, что из-за соцсетей в стране развелось много педофилов: число преступлений на сексуальной почве и фактов насилия, по данным мажилисмена, за последние пять лет выросло в 8 раз. «Это говорит о том, что открытая пропаганда половых отношений и других действий сексуального характера в соцсетях идёт от духовного обнищания личности», — считает Туртаев.

Лидер «Ак жол» Азат Перуашев, который под этим запросом не подписался, своего коллегу всё же понимает. В интервью «Новой» он заметил, что, действительно, «на страницах в социальных сетях порой идёт откровенная реклама сексуальных услуг». В то же время Перуашев уточняет, что законопроект должен быть сбалансирован, поскольку есть риск скатиться в цензуру.

Собственно, цензуры и добиваются власти, считает политолог Айдос Сарым. Все события последних двух месяцев он считает звеньями одной цепи. Как человек, ранее работавший во власти, Сарым не исключает, что существует целый медиа-план по дискредитации интернета и достижению его полной подконтрольности. «Как минимум, это согласовывается на уровне администрации президента, — предполагает он. — Если будет создаваться по законопроекту рабочая группа, тогда это уровень премьер-министра. Тут несколько групп, судя по всему, действуют по намеченному маршруту: что-то должен сказать Комитет — он говорит, что-то должен сказать депутатский корпус — он вот предлагает законопроект». Сам президент наверняка тоже в курсе, но без знания технических тонкостей, размышляет политолог.

Возможно, вся причина этой кампании в том, что со времени апрельских выборов президента ситуация в стране резко ухудшилась. В августе прошла болезненная девальвация тенге. После этого цены на некоторые продукты выросли на 30-60% (в Казахстане уровень цен любят мерять по маслу), на столько же коммунальщики грозятся поднять тарифы во многих регионах. Цена на нефть назло казахстанским властям не растёт, а в стране растёт социальное напряжение. Даже Нурсултан Назарбаев признал на прошлой неделе, что кризис, по сути, только начинается. Кроме того, сейчас президент Казахстана совершает ряд встреч с лидерами крупных стран — от Саудовской Аравии до Великобритании. Лояльные Назарбаеву СМИ предположили, что президент в очередной раз может стать посредником в мирном урегулировании мирового внешнеполитического конфликта — имеется в виду Сирия, — но даже среди близких к АП людей никто не скрывает, что президент едет искать деньги.

Поэтому в такой ситуации любое недовольство или ироничное высказывание в интернете воспринимается особенно болезненно. «Безусловно, интернета боятся, — соглашается Айдос Сарым. — У нас боязнь социальных сетей и «оранжевых революций» не один год наблюдается. Даже последние гражданские инициативы — будь то помощь карагандинцам после наводнения или флешмоб после смерти Батырхана Шукенова — они же все в интернете зародились. И это на полном серьёзе во власти обсуждается: мол, смотрите, ни партий нет оппозиционных, ни лидеров — а люди что-то двигаются. А если они завтра по политике пойдут? Одна фобия порождает другую — и так до полной паранойи». Власть хочет контролировать всё. «Это показательных порки тех, кто их, в общем-то, заслуживает, для того, чтобы никто вообще ничего не смел говорить», — уверен главный редактор ratel.kz Марат Асипов.

Впрочем, есть и версия номер два, почему власть набросилась на интернет именно сейчас. В чиновничьих кругах активно ходят разговоры, как минимум, о досрочных парламентских выборах, а как максимум — о начале транзита власти, поскольку Нурсултан Назарбаев, возможно, скоро уйдёт на покой. В этом случае безболезненная операция «Преемник» возможна только при полном контроле над интернетом. Но никто эту информацию доподлинно подтвердить корреспонденту «Новой» не смог. Отметим, что слухи в Казахстане тоже запрещены — за них могут дать до 10 лет тюрьмы.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Напряжение в сети


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.