Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

ИГ детище ошибок США и стран региона

  • ИГ  детище ошибок США и стран региона
  • Смотрите также:

Командир курдских военизированных отрядов пешмерга в Курдской автономии Ирака Мохаммад Хаджи Махмуд (Mohammad Haji Mahmud) из города Киркука убежден, что Америка, Саудовская Аравия и Турция были причастны к оказанию помощи ИГИЛ, а появление террористической группировки стало результатом просчетов этих стран.

Атака «Исламского государства» на суннитские районы Ирака и молниеносный успех этой группировки в плане захвата некоторых важнейших городов данной местности, включая Мосул, поставили перед аналитиками и политологами массу вопросов касательно причин столь победного шествия террористов в Ираке и неэффективных действий армии этой страны по отражению игиловцев. На все эти вопросы предлагаются самые разные ответы. В частности, наиболее часто приходится слышать о версии некоторых экспертов о предательстве части командования иракской армии и городской администрации Мосула.

Многие аналитики также рассуждают о роли Курдской автономии Ирака в противостоянии ИГИЛ. Чтобы прояснить этот вопрос, информационное агентство Исламской Республики Иран IRNA взяло интервью у командира пешмерга в Киркуке Мохаммада Хаджи Махмуда.

Говоря о причинах неожиданного появления «Исламского государства» в Ираке, Хаджи Махмуд признал, что к быстрому захвату игиловцами значительной части страны привели проблемы, связанные с ошибочной политикой багдадского правительства, противоречия в отношениях с суннитским и курдским населением, а также поддержка этой террористической группировки со стороны некоторых стран региона.

По словам курдского командира, вооруженные силы, дислоцированные в Мосуле, были представлены главным образом иракскими суннитами, которые не воюют с игиловцами. В этом шиитском городе также находилось высшее командование армии и служб безопасности, которые вместе с некоторыми верными правительству частями были вынуждены отступить.

Касаясь причин того, почему террористы ИГИЛ решили не продолжать наступление на Багдад и двинулись на Курдскую автономию Ирака, командир пешмерги утверждает, что во время попыток «Исламского государства» взять столицу, в Бейруте прошло одно очень важное заседание, на котором участвовали разные группировки арабов–суннитов, племенная знать, баасисты, игиловцы и некоторые представители иракских арабов–шиитов. На этом заседании было принято решение  отказаться от наступления на Багдад и вместо этого начать наступление на Курдистан.

Ниже приводится подробный текст разговора с Хаджи Махмудом.


IRNA: ИГИЛ действует в Ираке уже более полутора лет. Меньше чем за одну неделю эта группировка захватила почти 40% территории страны в провинциях Найнава, Салах–эд–Дин и Анбар. Один из важнейших вопросов, который встает в связи с этим, касается причин столь неожиданного появления этой группировки и наличия у нее таких мощных резервов. Что вы думаете на этот счет?

Мохаммад Хаджи Махмуд: ИГИЛ образовалось в самых недрах «Аль–Каиды», а потом отсоединилось от нее. На каком–то этапе некоторые государства и отдельные активные группировки, желая ослабить «Аль–Каиду» и развалить ее изнутри, предприняли попытку отделить от нее Исламское государство. Чтобы ослабить региональную мощь «Аль–Каиды», они выступили на стороне ИГИЛ.

В 2009 году они выделили некую группу, во главе которой оказался Абу Омар Аль–Багдади. Спустя несколько лет он был убит американскими военными недалеко от Багдада. Тогдашний президент США провел конференцию с лидерами арабских племен Ирака. Они попросили у Америки оказать им помощь деньгами и оружием для войны с «Аль–Каидой», и их просьба была выполнена. Однако на самом деле они начали воевать не с «Аль–Каидой» и другими экстремистскими группировками. На деле название «Аль–Каиды» было изменено на «Сахва». То есть те же боевики «Аль–Каиды» только под другим именем получили в руки американское оружие.

С 2009 по 2012 года они занимались собственной организацией и укреплением сил. Арабская весна привела к масштабной дестабилизации ситуации в регионе. Когда эти события охватили север Африки (Тунис, Ливию, Марокко и Египет) и достигли Сирии и Ирака, деятельность этих террористических группировок стала более явной. Они начали применять свои нынешние методы и стали известны под названием «Исламское государство Ирака и Леванта», о котором теперь знают во всем мире. В этот момент разные страны, в том числе Саудовская Аравия, Катар, Турция и США, начали активно сотрудничать с ними и оказывать им значительную помощь, чтобы за короткий промежуток времени они свергли правительство Башара Асада в Сирии.

Тогда финансовая и военная помощь стала попадать в руки ИГИЛ в еще более крупном масштабе. В скором времени эта группировка, захватив часть сирийской территории, включая провинцию Ракку, получила в свое распоряжение большое количество складов с оружием. Правда, события в Сирии стали развиваться таким образом, что с надеждой на быстрое свержение Башара Асада пришлось проститься, а между государствами, поддерживающими игиловцев, возникли серьезные противоречия. Все это привело к тому, что цели ИГИЛ в Ираке изменились. Когда суннитское население Ирака выступило против правительства Нури Аль–Малики, для игиловцев возникла прекрасная возможность воспользоваться этим набирающим обороты конфликтом между суннитами и шиитским правительством.

Как только в суннитских районах Ирака возник своего рода вакуум безопасности и стабильности, сунниты попытались максимально воспользоваться сложившейся ситуацией. Конечно, надо подчеркнуть, что всех арабов–суннитов нельзя причислять к членам ИГИЛ, однако все члены этой группировки исповедуют суннитский ислам. На территории компактного проживания суннитского населения Ирака находилась одна из самых крепких частей вооруженных сил страны, состоящая из четырех дивизий общей численностью 60 тысяч человек и двух батальонов полиции в количестве 30 тысяч человек. То есть в общей сложности там были дислоцированы 90 тысяч солдат и полицейских, вооруженных новейшими образцами оружия. В Мосуле у них было преимущественно американское вооружение. Однако благодаря подготовительной работе арабов–суннитов это огромное войско было рассеяно как дым. Большинство этих людей отказались воевать с ИГИЛ, которое за короткий период времени сумело установить свой контроль над Мосулом. Одновременно с этим игиловцы получили по меньшей мере 1 700 танков и бронемашин Hammer, а также артиллерийские установки, крупнокалиберные пулеметы и значительное количество снарядов. Отступление и распад иракской армии и реквизиция террористами большей части ее вооружения помогли боевикам ИГИЛ после взятия Мосула уверенно и быстро направиться в сторону городов Тикрита и Байджи и таким образом установить свой контроль над внушительной частью территории Ирака.

Если не вдаваться в подробности, то суть в том, что ошибки иракских властей на фоне их продолжающихся противоречий с суннитами и курдами, а также поддержка «Исламского государства» со стороны некоторых стран региона создали условия для того, чтобы эта группировка меньше чем за несколько дней захватила колоссальную по размеру территорию Ирака. Америка, Саудовская Аравия и Турция также внесли свою лепту в помощь террористам, поэтому можно сказать, что появление ИГИЛ стало результатом грубых политических просчетов этих стран. Все эти факторы привели к тому, что за короткий промежуток времени «Исламское государство» смогло подчинить себе порядка 35-40% общей территории Ирака.

– Вы упомянули, что когда на Мосул напали игиловцы, в городе были размещены 90 тысяч иракских солдат и полицейских. Однако нам известно, что боевиков было ничтожно мало. До сих пор без ответа остается весьма важный вопрос о том, почему хорошо вооруженная армия с ее численным превосходством потерпела поражение от небольшого войска ИГИЛ и решила оставить город? В чем был секрет победы игиловцев над правительственными войсками и как им удалось так быстро захватить Мосул?

– Военные части, дислоцированные в Мосуле, были по большей части укомплектованы иракскими суннитами, которые, к слову, не хотели воевать с ИГИЛ. Вместе с тем местное командование армейскими частями и силами безопасности относилось к числу шиитов и именно оно вместе с некоторыми частями, которые сохранили верность иракскому правительству, было вынуждено отступить из города. Из Мосула они отправились в Курдистан, а оттуда – в регионы компактного проживание арабов–шиитов.

В городе Талль–Афар тоже находились около трех тысяч туркменов–шиитов, которые оказали довольно серьезное сопротивление, однако и они в конце концов по тому же маршруту через Курдистан сначала вошли в город Ханакин, а потом уже оттуда отступили к Багдаду. Все остальные военные формирования, расположенные в Мосуле и других городах, без всякого сопротивления сдались игиловцам. Другими словами, нам следует немного изменить свое представление об ИГИЛ. «Исламское государство» вовсе не завоевывало Мосул, Байджи, Джалаулу и другие населенные пункты. Дело в том, что сами жители, приверженные суннизму и не поддерживающие политику шиитских властей, добились вывода своих городов из–под контроля преданных центральному правительству вооруженных сил и взяли власть в свои руки.


– Между тем некоторые критики обвиняют в этом тогдашнего премьер–министра страны Нури Аль–Малики. Недавно иракский парламент даже назвал его главным виновником захвата игиловцами Мосула. Как повлияла политика Малики и высшего политического руководства в Багдаде на рост кризиса в Ираке и появление ИГИЛ?

– Естественно, действия разных людей повлияли на эскалацию кризиса в Ираке и дестабилизацию ситуации в стране. Однако  все нельзя свести к ошибочной политике отдельно взятого человека. Речь идет о конфессиональной и этнической войне, которая длится в Ираке на протяжении всех последних лет.

Два года до появления ИГИЛ каждый день в столкновениях и конфликтах между шиитами и суннитами в Багдаде погибало в среднем 100 человек, и дистанция между двумя конфессиями постоянно увеличивалась. Даже внутри одного правительства политики из числа разных направлений ислама выдвигали друг против друга самые резкие обвинения и придумывали весьма обидные прозвища. Именно тогда были созданы предпосылки для возникновения «Исламского государства» и начала в Ираке новой фазы кризиса. Еще больше усугубили этот процесс ошибки и неверная политика властей, их бездумные и половинчатые решения. В связи с этим будет целесообразно обратиться к примеру Египта. В этой стране движение «Братья–мусульмане» 70 лет ожидало своего прихода к власти, и, наконец, их желание сбылось. Однако все проблемы начались тогда, когда президент Мохаммед Мурси, ярый приверженец «Братьев–мусульман», решил отомстить за все те притеснения, которые терпели его сторонники и прочие исламисты в течение прошедших 70 лет. Другими словами, «Братья–мусульмане» слишком поторопились прибрать к рукам разные органы власти, и в итоге их ждало полное фиаско.

К сожалению, в Ираке произошло то же самое. Часть шиитов, которые долгие годы находились под гнетом прошлых правительств, поторопилась компенсировать прошлые потери. Это привело к росту противоречий между различными группировками и помешало формированию политического взаимодействия в Ираке. Вынужден признать, что иракские шииты, точно так же как и египетские «Братья–мусульмане», из–за своих действий лишись уникальной возможности удержать власть. Малики имел определенный вес в политике, но у происходящих тогда событий был совсем другой масштаб, поэтому один человек ничего не мог сделать.

Конечно, бывший премьер–министр допустил много ошибок. Вместе с тем нельзя забывать, что, во–первых, на его пути существовала масса препятствий, а, во–вторых, он предпринял ряд мер, которые заслуживают определенного внимания. Например, по его распоряжению разоружили «Джейш Аль Махди» и некоторые другие вооруженные группировки боевиков. Малики также подписал приказ о смертной казни бывшего иракского диктатора Саддама Хусейна. Разумеется, было ясно, что бывший премьер–министр не желал установления конструктивных отношений с курдами или другими этническими группами Ирака.

– После того как ИГИЛ быстро захватило Мосул, Тикрит, Талль–Афар и некоторые другие города, по нескольким фронтам оно начало наступление в сторону Багдада, а затем, оказавшись в нескольких километрах от столицы, неожиданно изменило свой курс. Вслед за этим «Исламское государство» направило свои войска в Курдистан и области Синджара, Саадии, Киркура, Джалаулы и Ханкина. До сих пор неизвестно об истинных причинах столь неожиданного изменения стратегии террористов. Почему же игиловцы передумали завоевывать Багдад и продолжили свое наступление на Курдистан? Как вы оцениваете это решение? Ведь еще до этого представители ИГИЛ неофициально заявляли, что воюют не с курдами, а с центральным правительством и шиитами. Как получилось, что и курды стали врагами «Исламского государства»?

– Для ответа на этот вопрос необходимо вернуться немного в прошлое. Отмечу, что эти так называемые радикальные группировки, включая «Аль–Каиду», ИГИЛ, «Джебхат Ан–Нусру», по большей части созданы иностранными государствами, которые со временем в изменившихся условиях утратили свой контроль над ними и впоследствии пожалели о том, что помогли им встать на ноги. Например, «Аль–Каида» была создана на деньги Саудовской Аравии, при помощи спецслужб Пакистана и прямого участия Америки для того, чтобы противостоять вооруженным силам СССР в Афганистане. Однако спустя десять лет после своего образования и вывода советских войск подобного рода группировки лишились в глазах своих покровителей прежней значимости и были предоставлены самим себе.

С ИГИЛ произошло нечто подобное. Некоторые государства, такие как Соединенные Штаты, добивались создать в недрах иракской «Аль–Каиды» некую умеренную исламистскую группировку и сделать ее самостоятельной, что должно было ослабить саму «Аль–Каиду». Однако на деле «Исламское государство» превратилось в еще более грозную силу. Дошло до того, что в особых случаях «Аль–Каида» даже отрекалась от действий своих бывших членов. Несмотря на это, и сейчас США и некоторые другие страны проводят все ту же стратегию разделения, но уже внутри самого ИГИЛ. Однако всем нам известно, что таким образом проблему не решить. На фоне серьезного противостояния «Исламского государства» с остальными арабскими группировками следует признать, что существуют такие объединения, которые подготавливают почву для своего рода диалога и взаимодействия между различными группами арабов, включая шиитов и суннитов. Теперь, отвечая на вопрос о том, почему ИГИЛ неожиданно изменило свою стратегию в Ираке и решило напасть на курдов, необходимо сказать, что произошло это по нескольким причинам.

Некоторые члены арабских группировок были уверены, что курды фактически являются союзниками Америки в регионе и именно из–за них она сохраняет здесь свое присутствие. Некто даже считали рост влияния курдов еще большей опасностью для центрального правительства Ирака. Часть авторитетных суннитских лидеров в «Исламском государстве» в том числе заявляли, что война с центральным правительством и шиитами в конечном счете является войной между самими арабами, а курды не относятся к арабам и поэтому от них исходит настоящая опасность. Усилия курдов, направленные на получение независимости и выхода из состава Ирака, и представления о дальнейшей судьбе спорных территорий, завоеванных впоследствии игиловцами, еще больше укрепили позиции антикурдских деятелей. В самый разгар похода отрядов ИГИЛ на Багдад в Бейруте состоялась одна очень важная встреча, на которой собрались представители различных группировок арабов–суннитов, племенной верхушки, баасистов, игиловцев и части иракских шиитов. Именно на этом заседании было принято решение, в результате которого отряды ИГИЛ вместо того, чтобы продолжать наступление на Багдад, начали движение в сторону Курдистана.

– Еще до того, как «Исламское государство» начало наступать на Курдистан, вооруженные формирования пешмерга благодаря своей упорной борьбе в 60–90–х годах в глазах общественного мнения и даже региональных и мировых СМИ пользовались особым уважением и считались непобедимыми. Некоторые аналитики, отвечая на вопрос о том, почему ИГИЛ не нападает на курдов, даже утверждали, что игиловцы не в состоянии соперничать с бойцами из пешмерга. Тем не менее с первой атаки игиловцев на Синджар, Саадию, Джалаулу, Зумар и другие города силы пешмерга сразу же потерпели поражение и вопреки всем ожиданиям не смогли сопротивляться «Исламскому государству». Хотелось бы спросить у вас, как опытного бойца пешмерга и нынешнего командира этих формирований на ключевом фронте противостояния с ИГИЛ, почему курдская армия потерпела поражение?


– Мы, курды, с момента свержения правительства Саддама Хусейна в 2003 году не были в районе боевых действий и не желали там оказаться. В целом, мы занимались больше аспектами развития, благоустройства бедных и пострадавших районов, торговыми делами. Поэтому в военном отношении мы не располагали необходимым количеством личного состава, оборудованием и вооружением. Мы не занимались в должной мере военными учениями и маневрами и так и не смогли решить кадровую проблему. Тогда было решено, чтобы пешмерга была передана часть оружия, которое получало иракское правительство из–за рубежа, в основном из Америки, однако на практике под разными предлогами этого так и не произошло. К тому же в наших рядах появилось новое поколение бойцов, которое сменило опытных, но состарившихся ветеранов, так что военную форму пешмерга пришлось одеть малоопытным юнцам.

Все это привело к тому, что наши формирования лишились необходимых сил для того, чтобы противостоять «Исламскому государству». Большая часть фронтов и линий обороны была укомплектована не организованными воинскими отрядами, а полувоенизированными группами народного ополчения. Наступление игиловцев заставило всех курдов вне зависимости от их идейных убеждений засесть в окопы и защищать свою землю и честь с оружием в руках.

Еще одной особенностью было то, что всего лишь за одну неделю открылась широкая линия фронта длиной более 1040 километров. Вполне естественно, что в подобной ситуации даже самые крупные армии и военные державы не в состоянии закрыть все свои возможные слабые места.

– Прошло уже 15 месяцев с начала противостояния между пешмерга и «Исламским государством». Каково сейчас положение курдской армии на фронте борьбы с ИГИЛ?

– За последние месяцы мы набрались опыта, но вместе с тем понесли много человеческих и других потерь. На протяжении всего этого периода мы продолжали вести серьезные бои вдоль всей протяженности общих границ. После неожиданного нападения игиловцев части пешмерга за короткий промежуток времени были серьезно перестроены, выросли как мощь, так и скоординированность наших сил в обороне. За этот период на разных фронтах наши формирования не только не уступили «Исламскому государству» ни одного региона, но и освободили основные оккупированные территории. На некоторых фронтах, в частности на синджарском и киркурском, прежняя оборонительная тактика бойцов пешмерга изменилась и стала наступательной. Конечно, в этом сыграла роль та поддержка вооружением и советниками, которую оказывают нам некоторые мировые и региональные державы, а также помощь с воздуха самолетов коалиции. В целом я должен признать, что, несмотря на все эти изменения и полученный опыт, курдским военизированным формированиям до сих пор еще далеко до должного уровня. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что, по признанию большинства наблюдателей и участвующего в войне с ИГИЛ военного командования, даже американского, наша армия является одним из самых боеспособных военных формирований.

– Какая существует разница между юными бойцами пешмерга и старшим поколением, представителем которого вы являетесь?

– В наше время целью было освободить Курдистан от гнета и репрессий баасистского режима. В то время велась партизанская война и мы, используя собственный опыт ведения военных действий в горной местности, могли нанести противнику существенный урон. Однако сейчас ситуация отличается и больше похожа на войну между двумя полноценными армиями. Это не просто военные набеги, а война за землю. Исход этой войны определит, чей флаг будет развеваться над этой землей. Игиловцы хотят занять Киркук, потому что он очень важен для них. Этот город обеспечит террористам стратегическую глубину и обеспечит доступ к нефти, которая сможет покрыть часть их расходов.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку ИГ детище ошибок США и стран региона


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.