Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Беларусь не Украина

  • Беларусь  не Украина
  • Смотрите также:

Наверное, никто особо не сомневался, что Александр Лукашенко победит на очередных президентских выборах в Беларуси, состоявшихся в прошлое воскресенье. Не будем гадать, насколько эти выборы отобразили реальные результаты, были или не были фальсифицированы. Сегодня большинство населения этой страны поддерживает своего президента. Почему — это уже другой вопрос. Но это факт. Даже если бы и был снят административный ресурс и кандидатам на пост президента были предоставлены равные возможности, думаю, Лукашенко все равно бы победил. И в первом туре. Кстати, даже протесты против избрания Лукашенко на этот раз носили какой-то «несерьезный характер».

РОССИЙСКИЙ РЕВАНШ 1994 г.

Феномен Лукашенко заслуживает внимания. Так, белорусского кормчего можно назвать «последним диктатором Европы». Но разве на постсоветском пространстве правители (за исключением лишь Прибалтики) не стремились стать диктаторами? Лучше всего это удалось Лукашенко. Он уже более 20 лет правит страной. И, вероятно, будет править дальше. Согласитесь, для этого нужно иметь достаточно большой политический талант.

Лукашенко пришел к власти в 1994 г. в результате выборов, которые были признаны демократическими и в постсоветских государствах, и на Западе. Так «совпало», что почему-то к власти в Украине в то время пришел еще один пророссийский политик — Леонид Кучма. И тоже в результате президентских выборов. Правда, относительно последних были вопросы. Тогдашний действующий президент Украины Леонид Крав 152b8 чук, казалось, имел все шансы победить. Но он не устраивал Москву. Слишком был проукраинским. Российские масс-медиа, пользовавшиеся в Украине фактически доминирующим влиянием, откровенно пропагандировали Кучму. Были некоторые «чудачества» и с подсчетом голосов. Однако это уже дело давно минувших дней.

Факт остается фактом. В 1994 г. и в Украине, и в Беларуси к власти пришли президенты, взявшие курс на интеграцию с Россией. Пришли, конечно, не без поддержки российского руководства. И, похоже, при молчании Запада, который согласился на доминирование России на постсоветском пространстве (за исключением Прибалтики). Реально начался курс на возобновление СССР — пусть и в «обрезанном» варианте.

НАСЛЕДСТВО ЛУКАШЕНКО

Лукашенко досталось непростое наследство.

В отличие от Украины, здесь не было примечательных национальных сил. Сама же Беларусь в советское время была скроена из нескольких территорий, отличающихся в плане культурном, ментальном и даже этническом. Собственно, территория «правдивой Беларуси», славянские земли среднего Поднепровья, лишь частично вошли в Беларусь. Часть их досталась России. Имеется в виду Смоленщина. Сегодня же значительную часть страны составляют территории, которые в период Средневековья были заселены балтийскими (летто-литовскими) племенами, но подверглись славянизации. Часть из них, т.н. Подляшье, входит в состав Польши. Наконец, южная Беларусь (район реки Припять) — это украинская этническая территория. Отличия между указанными регионами дополняются еще отличиями между Западной Беларусью, которая в межвоенный период входила в состав Польши, и другими частями страны.

Отчасти эти земли были интегрированы в период существования Великого княжества Литовского. Сейчас национально настроенные белорусы готовы видеть в этом политическом организме свое государство. На самом деле Великое княжество Литовское было типичным средневековым государством, где этнический принцип не был определяющим. В конечном итоге, это государство претерпело заметные изменения границ и ограничение суверенитета. В ХІХ ст., когда в Европе наступила «эра национализма», оно уже не существовало. А на территории Беларуси тогда не развернулось никакого заметного национального движения. То же можно сказать о ХХ ст. У белорусов нет ярких национальных символов, идей, которые бы могли их консолидировать.

Сегодня «национальной идеей» Беларуси является, как ни парадоксально, идея советскости. Здесь продолжает господствовать советская мифология, в частности мифология Великой отечественной войны. Государственная символика Беларуси — это слегка отретушированная бывшая советская символика. Такого нет ни в одном признанном постсоветском государстве! Подобную ситуацию с символикой имеем лишь в Приднестровской Молдавской республике. Но это самопровозглашенное государство. Даже белоруска Светлана Алексиевич, нынешний нобелевский лауреат в области литературы, признает свою некоторую благосклонность к советскости. Так что же тогда хотеть от большинства обычных белорусов и их лидера? Не удивляйтесь, что Лукашенко так благосклонен к советским идеям и символам. Это необходимое условие его политического выживания.

В отличие от Украины, Беларусь не имеет значительных природных ресурсов. Здесь нет украинских черноземов, запасов угля, руд, других полезных ископаемых. От СССР она «не получила» такой промышленный потенциал, как Украина. И если в Украине можно было разбазаривать советское индустриальное наследство, что часто у нас «успешно» делалось, то для Беларуси условием выживания стало сохранение этого наследства, а по возможности и его приумножение. Это также было условием политического выживания Лукашенко.

ЦЕНА БЕЛОРУССКОГО «ХЛЕБА»

Беларусь под руководством Лукашенко, в отличие от Украины, смогла сохранить в основном советский индустриальный потенциал. Сохранялся и более-менее приемлемый уровень социального обеспечения. Но чтобы все это функционировало, необходимо было и сохранить советский репрессивный аппарат. А соответственно — репрессивную систему. Что и было сделано Лукашенко.

Говорят, белорусское КГБ — одна из наиболее эффективно действующих спецслужб на постсоветских территориях. Думаю, так оно примерно и есть. Когда доводиться приезжать в Беларусь и общаться со своими коллегами, поражает их сдержанность и замкнутость, боязнь сказать лишнее слово. Приходилось наблюдать и такое. Тот же гражданин Беларуси, приехав в Украину, ведет себя более свободно, чем у себя на родине, даже может у нас говорить «крамолу», чего он у себя себе и близко не позволяет. Там даже за анекдот о Лукашенко можно иметь большие неприятности. Некоторые белорусы приезжают в Украину, чтобы «отвести душу», хорошенько гульнуть — на родине такое им делать непозволительно.

Зато в Беларуси нет такой безработицы, как у нас. Хотя на самом деле многих белорусов не удовлетворяют те зарплаты, которые они получают. Многие из них (около миллиона) ездят в Россию на заработки. В Беларуси продолжает оставаться на относительно удовлетворительном уровне социальная сфера. На неплохом уровне, в частности, медицина. Уделяется внимание развитию спорта, построены или строятся разные спортивные объекты. Также там удовлетворительный уровень инфраструктуры. По крайней мере, дороги в Беларуси лучше, чем у нас. Нет у них такой коррупции и преступности, как в Украине. Но все эти блага обусловлены тем, что существует жесткая исполнительная вертикаль и слаженно работает репрессивная система.

Образно говоря, когда встал вопрос о выборе между хлебом и свободой, белорусы выбрали хлеб. Не скажу, что это был выбор всех белорусов. Но большинства — точно. Украина пошла другим путем. Мы вместо этого выбрали свободу.

КАК ОТНОСЯТСЯ БЕЛОРУСЫ К УКРАИНЕ?

Украина за последнее десятилетие успела пережить две революции. Политологи, конечно, могут дискутировать о природе этих явлений. Но факт остается фактом: то, что мы называем Оранжевой революцией и Революцией достоинства, привело к сменам политических элит, причем в формах, которые трудно назвать легитимными.

Да, эти революции дали возможность украинцам сохранить свободу. Но какой ценой? И привели ли революции к «переменам к лучшему»? Если говорить о нашей последней (но последней ли?) революции, то ее следствием стала потеря территорий, война на Донбассе с тысячами жертв и сотнями тысяч беженцев, резкое падение экономики и уровня жизни украинцев. Здесь невольно вспоминаются рассуждения французского философа Раймона Арона, который считал, что «всякое освобождение несет в себе опасность новой формы закрепощения». А действительно, разве наша в очередной раз «обретенная в борьбе свобода» не превратилась в еще большее экономическое закрепощение основной массы населения? Когда человек не может прокормить себя и свою семью, думает ли он о свободе? Вот еще одно рассуждение Раймона Арона: «...часто-густо революционеры грешат оптимизмом. Все известные общественные порядки обречены, если их относят к абстрактному идеалу равенства или свободы... Миф о революции служит пристанищем для утопической мысли, он становится мистическим, непредсказуемым адвокатом между действительностью и идеалом».   

Можно понять настороженность белорусского руководства, да и вообще значительной (если не большей) части белорусов к Украине. В нынешнем белорусском обществе существуют заметные антиукраинские настроения. И, похоже, они подпитываются властью, которая хочет уберечь себя от украинских революционных веяний. В целом же в представлении белорусов Украина — это страна нестабильности с разрушенной и деградировавшей экономикой.

Невзирая на некоторую проукраинскую риторику, звучавшую из уст Лукашенко после Революции достоинства, не нужно питать по поводу этого иллюзий. Как раз в то время белорусские власти делали многое для блокирования правдивой информации из Украины. А реверансы в сторону нашего государства от президента Беларуси были не чем иным, как попыткой сохранить себя. Лукашенко прекрасно понимает, что когда Россия поглотит Украину, на очереди будет Беларусь. И тогда вопрос, останется ли он у власти. Да и, в конце концов, чего будет стоить эта власть.

К РОССИИ — С ЛЮБОВЬЮ?

Тут мы подходим к вопросу отношения Лукашенко к России. Президента Беларуси трактуют как пророссийского политика. Но давайте подумаем, был ли у него выбор. Пришел он к власти не без поддержки России. Понимает Лукашенко и то, что Запад оставил Беларусь в зоне влияния ее восточного соседа. По крайней мере, рассчитывать ему на помощь Запада нечего. А вот Россия дотировала Беларусь, поставляя дешевые энергоносители. Конечно, за это Лукашенко нужно расплачиваться — отдавать россиянам предприятия, сотрудничать в оборонной сфере и т.п. И все же он пытается оставаться хозяином в своей стране, действуя по принципу «государство — это я».

Именно это стремление его оставаться хозяином делает Лукашенко «не совсем российским». Он так и не пошел на создание союзного государства России и Беларуси. А совсем недавно, как уже говорилось, даже демонстрировал определенную «поддержку Украины», ставшей жертвой российской агрессии.

Да, Лукашенко сейчас нелегко. Он понимает, что в ближайшее время придется делать выбор между Россией, которая деградирует и теряет свои позиции, и Западом. Последний пошел на временное снятие санкций с Беларуси. Это сигнал. В конце концов, сигналом, наверное, можно считать и присуждение белоруске Алексиевич нобелевской премии. Но вот Россия, влезшая после Украины в очередную военную авантюру в Сирии, собирается разместить авиационную базу в Беларуси. Похоже, «братский народ», до недавнего времени удерживавший Беларусь в сфере своего влияния благодаря экономическим рычагам, решил поменять эти рычаги на военные.

Лукашенко сейчас придется провести корабль под названием Беларусь между Сциллой и Харибдой. Хватит ли у него политического таланта? Поживем — увидим.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Беларусь не Украина


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.