Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

По поводу Светланы Алексиевич

  • По поводу Светланы Алексиевич
  • Смотрите также:

В России не принято публично говорить о боли. Как часто, услышав от случайного собеседника о болезни, люди начинают отмахиваться, словно боятся заразиться -— ой, не грузите меня своими проблемами! Тема рака, инвалидности, уродства по-прежнему табуирована, люди собирают деньги на помощь, но это часто лишь средство откупиться от чужой боли, магический заговор. Разговор о травме идет лишь в очень узких кругах родных и друзей или вообще переживается в одиночестве.

Точно так же у нас не проговорен опыт коллективной травмы ХХ века, революции, голода, ГУЛага, войны, эвакуации, лишений. У меня в семье дед сидел 17 лет в лагерях, прадед с другой стороны расстрелян — но я, к стыду своему, знаю только факты, семейное предание не сохранило историй о допросах, арестах, возможно, пытках, о том, как узнали о расстреле, что было после. Я думаю, это норма в большинстве семей, о страшном не говорили, чтобы скорее забыть.

В России в этом смысле девственное, детское сознание — до рациональности, рефлексии, критики. Первобытный синкретизм, магия: сколько раз я это слышал: «на себе не показывай», «не говори о болезни, накликаешь». Даже само слово «рак» у нас тубуировано: «у него онкология» или «нехорошая болезнь». Так же и о войне и государственном терроре — память репрессирована, историческая амнезия, 10580 о которой писал еще Чаадаев. Наш государственный миф, семейные истории и индивидуальный опыт построены вокруг огромных пустот, табуированных лакун, минных полей, мы ходим по безопасным дорожкам заученных нарративов, по общим местам фраз «было сложное время».

Это я к тому, что нынешние вопли ватной публики (с удовольствием повторю: ватной!) по поводу Светланы Алексиевич свидетельствуют, что она-таки попала иглой в самую сердцевину, в больное место. Дело совсем не в политике, не в придуманной русофобии, не в конструированной оппозиции «мы и они», Россия и Запад, а в психологии — она говорит о том, о чем у нас не принято, разрушает речевой этикет, а это преступление пострашнее «клеветы». Война, Афган, Чернобыль, изломанные судьбы — все это вспыхивает на страницах газет и моментально забывается обществом, откладывается в придонный ил боли. Как и сегодня -— судьбы псковских десантников, бурятских танкистов или пленных спецназовцев, которые волнуют, кажется, одну только «Новую Газету». Мы не умеем говорить о боли, травме, своих перенесенных страданиях — а уж тем более о страданиях, которые мы причинили другим: где фильмы и книги о чеченцах и афганцах, об убитых Россией украинцах? Герман Садулаев, начавший с очерков чеченской боли, теперь самозабвенно лобызает российский имперский сапог. И поэтому опыт Алексиевич для России -— это не столько политика, сколько сеанс терапии, попытка научить общество слушать и говорить о боли. «Иди и смотри» — как сказали в свое время Климов и Адамович, а до них -— свидетели Апокалипсиса.

 (PS Отдельный вопрос — белорусский контекст Алексиевич, ее очевидное родство с Быковым и Адамовичем. Нация, привычно «терпящая» в жерновах большой истории, научилась говорить о боли гораздо лучше русских, чье сознание затмил имперский морок, от Пушкина до Бродского).


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку По поводу Светланы Алексиевич


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.