Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Гойко Митич: индейцы относились ко мне, как к родному

  • Гойко Митич: индейцы относились ко мне, как к родному
  • Смотрите также:

Эксклюзивное интервью с легендарным актером, главным Чингачгуком нашего кино 

Афонина:

- Антон, ты решил поностальгировать?

Арасланов:

- Если ты видишь, как блестит уголок левого глаза, это слезинка умиления. Друзья мои, в нашей стране все мужики сорок плюс, нет, тридцать плюс, нет, двадцать минус, так или иначе, смотрели или любили, или восхищались, хотели быть похожими на героев индейских фильмов. Это совершенно точно. И я говорю не о стране происхождения, не про американское кино, а говорю про фильмы об индейцах. А когда мы говорим об индейских фильмах, мы что подразумеваем? Гойко Митича. И этот самый человек, а я смотрю сейчас ему в глаза, а вы не поверите мне, моя детская мечта сбылась! Прямо напротив меня Гойко Митич и сидит!

Я смотрю на него… И я знаю из Википедии, естественно, что ему 75 лет! А глаз такой же, как у Чингачгука! До сих пор. Здравствуйте!

Митич:

- Здравствуйте!

Афонина:

- В таком случае я должна от всех дам Советского Союза, от имени девушек, женщин и, как вы понимаете, не только влюбленных, но и продолжающих в вас влюбляться, сказать, что это, действительно, и моя мечта сбылась! Если мужчины восхищались вашим торсом, женщины им тоже восхищались. Но несколько иначе.

Мы сегодня даем возможность нашим радиослушателям пообщаться, а это большая честь для нас, с кумиром нашей юности, детства, взрослой жизни. С тем индейцем, о котором мы, действительно, мечтали. Спасибо вам за это!

1a8e9 Митич:

- Пожалуйста. Ну, это хорошо, что это радио сейчас. Слушатели не видят, что я покрасился сейчас чуть-чуть.

Арасланов:

- Ладно! Господи, слушайте, они не видят, как вы играете грудной мышцей. До сих пор крепкий, здоровый, холеный. Красавец просто!

Афонина:

- Что ты хочешь? Спортивное прошлое! Правильно? Вы по-прежнему и на велосипеде ездите, и с аквалангом. По-прежнему погружаетесь?

Митич:

- Тоже. Да. Это на Адриатике чуть-чуть.

Афонина:

- Каждый год?

Митич:

- Если успеваю. Я три недели был на Адриатике уже. Там снимали новый фильм.

Афонина:

- Про индейцев?

Митич:

- Тоже. Да. Просто я там не играю главного героя Виннету. Но я играю его отца.

Арасланов:

- Что касается Виннету. Если мне не изменяет память, когда мне было 15 лет, вы в театре играли самого Виннету.

Митич:

- Плохо услышали. Я играл Виннету на открытом небе. Это было в Германии. Потом, когда я снялся во всех фильмах, я 15 лет там играл каждый год. И сколько было у меня представлений! 1024 представления я сыграл.

Арасланов:

- Спектакля.

Митич:

- Сам не верю, что так было. Это под открытым небом огромный театр. 7-8 тысяч зрителей. Очень интересно.

Афонина:

- А под крышей театр?

Митич:

- Открытый.

Афонина:

- Вы мокнете под дождем!..

Митич:

- Конечно.

Афонина:

- Вас засыпает снежком! И вы все равно?

Митич:

- Зрители сидят, как это по-русски, дождевик, плащ. Зонтики. А мы, актеры, дождь падает, так падает. Нам надо играть.

Арасланов:

- Гойко Митич пришел к нам не один. Вместе с Константином, который нам сегодня помогает. Гойко Митич у нас, а нам его.

Митич:

- Для меня было очень интересно. Сначала я слышал, что часть из фильма «Сыновья Большой Медведецы», я узнал… Это был очень хороший русский язык, которым я говорил там.

Арасланов:

- Сейчас мы слышим примерно то же самое.

Митич:

- Я стараюсь. Я только что прилетел в Москву. Сегодня. И сразу мне надо по-русски говорить. Чуть-чуть надо практики, чтобы я привык чуть-чуть. Я изучал в школе русский, но надо еще повторяться.

Арасланов:

- Вот и практикуемся.

Гойко, в вашей актерской карьере есть не только Виннету, а есть Робин Гуд, кто не знает.

Митич:

- Да. Сыграл Робин Гуда. Сыграл Д”Артаньяна.

Афонина:

- Да вы что!

Митич:

- Тоже.

Арасланов:

- Есть комедии, есть драмы. Но Гойко Митич равно Чингачгук! Скажите мне честно! 50 лет прошло! Вам не надоело? Правда! Вам немножко не обидно, что из того, что вы сделали, только индейская тематика так широко известна?

Митич:

- Тут мне нужен мой переводчик.

Константин:

- Можно сказать, что это такой ящик, в который тебя поместили. В коробку с этим образом. Но не каждый актер хочет находиться только в этой коробке. Ему хочется иметь больше. Как индеец, меня поместили в это пространство. Но это была не самая плохая коробка!

Афонина:

- Когда фильмы об индейцах, это были самые желанные фильмы!

Нам дозвонился Владимир.

- Добрый вечер, уважаемые ведущие! Добрый вечер, Гойко Митич!

Митич:

- Добрый вечер!

- Хотелось выразить вам огромную благодарность. И уважение свое выразить, которое мы испытываем, наши поколения 40-50-летних, потому что, правильно сказали, все эти фильмы мы ждали с нетерпением. И когда новый фильм выходил, мы ходили и смотрели по нескольку раз. И, потом, у нас сразу начиналось! Мы вырезали из деревяшек ружья, дрались за то, что должен быть Виннету, а кто должен быть злодеями. Спасибо огромное! Его фигура, его торс, мышцы вселяли в нас желание заниматься спортом. Из болванок на заводе нам делали гантели, потому что они не продавались в магазине. И вот он нас сделал настоящими мужчинами, потому что все эти мужские качества мы перенимали от него. Спасибо огромное! И я детей воспитываю точно так же!

Арасланов:

- Шойгу бы на вас, конечно, сейчас обиделся. Мы все думали, что армия делает мальчиков мужчинами. Нет, оказалось, что фильмы с Гойко Митичем.

Афонина:

- Армия-то была потом, ты же понимаешь!

По поводу торса. Считается, что именно ваш торс был первым обнаженным торсом на киноэкранах Советского Союза.

Митич:

- Да?

Афонина:

- Да. Представляете? Хотя тут можно поспорить. Тарзан был раньше!

Арасланов:

- Но Гойко Митича до сих пор в статьях, где все это описывается, называют первым сек-символом.

Митич:

- Это очень приятно, что я слышу. И что человек мне сказал. Он сейчас взрослый, а раньше был ребенком.

Афонина:

- А ваши кумиры кто были?

Митич:

- Не надо сделать кумира!

Афонина:

- Нет, в кого вы в детстве играли?

Митич:

- Я смотрел очень много фильмов тоже.

Арасланов:

- Правильный ответ в российских СМИ на этот вопрос: «Я вырос на фильмах Боярского».

Правда, что всю вашу актерскую карьеру решил ровно один звонок. И если бы вы тогда не сняли трубку…

Митич:

- Правильно. Я собирался на лыжах… Все, подготовились. И хотел уйти из дома. И телефон звонит. И я подумал: поднимать трубку или нет? Это в Белграде, где я жил. Кто там звонил так очень много? Ну, хорошо. Поднял трубку. И вот это был… В Югославии была такая делегация из ГДР, которые искали, как надо сказать, ландшафт…

Афонина:

- Натуру.

Митич:

- Натуру. И увидели фотографию мою. И хотели меня увидеть, потому что им нужен был главный герой. И вот я… Убедили меня, чтобы я пришел. И они меня увидели, и сразу: это Такей Ито! Я не понял. Спросил меня главный человек: вы умеете ездить на лошади? Я могу держаться, чтобы не упасть. «А вы говорите по-немецки?» - «Я изучал в школе» - «Очень хорошо!».

Если не поднял бы трубку, я сегодня не был бы здесь.

Афонина:

- У нас есть история, как жизнь человека поменялась, как посмотрели фильмы с вашим участием. Вот вашу жизнь поменял звонок, а давайте послушаем предпринимателя Александра Зайцева. Его жизнь кардинально поменялась после того, как он посмотрел фильмы с вашим участием.

- Раз в неделю нам показывали фильмы. И вот в колонии я в первый раз увидел фильм «Чингачгук Большой Змей». Представляете: колония, баланда, закон джунглей, слабый не жилец. И тут я увидел Гойко. Он такой сильный, красивый. Благородный. Всегда выступает на защиту слабого. И это так на меня повлияло, что я решил начать новую жизнь после колонии.

Афонина:

- Вот так бывает!

У нас есть звонок!

- Добрый вечер! Гойко! Вы, конечно, кумир всей страны нашей, всего Советского Союза, потому что мальчишки сходили с ума от вас! Вы понимаете, что мир был разделен на два лагеря. Я думаю, что вы были кумиром и имели огромный успех в странах социалистического лагеря, а пользовались ли ваши фильмы успехом вот в противоположном, капиталистическом лагере?

Митич:

- Сегодня такие фильмы показывают и в капиталистическом лагере. И их сравнивают с фильмами Карла Мая. Это в Западной Германии они делали такие индейские фильмы. Карл Май – это его фантазия только. А вот наши фильмы, что делала «ДЕФА», содержание этих фильмов – точно история. И это было очень важно. Этот индейские народ, что с ним случилось! Где они живут? В резервации. Просто. И что с ним сделано? Много их погибло. И это нельзя исправить. Эти ошибки, которые произошли.

Это для меня была такая задача, которую я сделал своей силой, чтобы это показать. И думаю, что это посыл для всего мира.

Арасланов:

- Есть информация, что вы встречались и носите до сих пор амулет. Пока мы не ушли далеко от социалистического и капиталистического мира, не было ощущения, что вас использовали? Ведь есть общепринятая история, может, это неправда, что студия «ДЕФА» снимала серию красного вестерна по заказу. И они это снимали потому, что им надо было что-то противопоставить вестерну тому. Западному. Американскому. И они это делали исключительно под идеологической сурдинкой.

Митич:

- Возможно, там и была идеологическая подоплека, но они рассказывали правду, которая, действительно, была. Это исторический факт. Те события, реальные, которые происходили в истории, были повторены или представлены в фильме. И содержание, история, которые мы показываем, дала нам право так представлять это все.

Арасланов:

- Как серб стал индейцем? Я не понимаю! Вы говорите, как индеец!

Митич:

- Я тоже не понимаю.

Афонина:

- Серб стал немцем. А потом индейцем. Где-то вас представляют сербом, где-то житель Германии. Как это все происходило?

Митич:

- Сначала я сербом стал. Потом индейцем. Потом в Германии… Но я еще и серб.

Это было у меня очень трудно, потому что я брал германское гражданство, потому что это война была.

Афонина:

- Вы беженец?

Митич:

- Нет, не беженец. Я жил в Берлине вообще. И если я был в путешествии в Америке, а так как я с югославским паспортом, ужасно, поэтому мне надо было брать…

Афонина:

- А что за проблемы?

Митич:

- Я себя не чувствую гражданином Сербии или Германии. Я себя чувствую гражданином этого мира.

Арасланов:

- Вы как гражданин мира приезжали в индейскую резервацию? И там показывали свои фильмы.

Митич:

- Два фильма показывали. И как индейцы ко мне относились!

Арасланов:

- Как к родному?

Митич:

- Как к родному. Вот так они меня принимали.

Афонина:

- Это удивительно, потому что обычно, когда мы смотрим американские фильмы, где пытаются играть русских, слушайте, мы не такие! Когда американцы смотрят, как их пытаются играть русские…

Арасланов:

- Потому что их показывают придурками!

Афонина:

- Не всегда! Нет!

Арасланов:

- Как правило! А смотри, такой красавец, с таким торсом. Как можно его не принять за своего? Это то зеркало, которое тебя показывает лучше, чем ты есть. Хотя бы внешне.

Афонина:

- Это общение вам что-то давало? Вы научились чему-то у индейцев?

Митич:

- Я очень много научился. Конечно. Потому что они жили в гармонии с природой. Они брали от матери-земли что им надо. Больше нет.

Сегодня мы уничтожаем землю. Мы берем из земли вещи, которые нам не надо. Просто деньги делают. Это плохо. Это землю надо сохранить.

Афонина:

- Это та философия, которой живут индейцы. Но, к сожалению, может быть, в нашем мира она не живуча?

Митич:

- Люди думают, что индейцы кто? Трубка мира и как дети играют, перья на головы. Этот народ, у них есть такая мудрость!

Арасланов:

- Что-то мне подсказывает, что вы по-разному относились к индейской мудрости, когда вы снимались в 67-м году, например, и сейчас? К вам это с возрастом, я так подозреваю, пришло.

Митич:

- Конечно. Я много больше узнал об индейцах, что с ними случилось. Их историю. Это у меня проснулась такая вещь.

Афонина:

- Задам вопросы девочкины. Меня всегда смущало следующее. Но ведь эти фильмы снимались с участием отнюдь не тех актеров, которые рождены индейцами. Сколько занимал ваш грим? Вам надевали парики постоянно? Откуда вот эти длинные косы у женщин? До сих пор помню, что меня поражало в этих фильмах.

Митич:

- Это очень хорошая работа гримеров. А есть актрисы, у которых были такие длинные волосы. У меня было в одном фильме. «Оцеола». Это были мои натуральные волосы.

Афонина:

- Вы отрастили специально?

Митич:

- Но это было очень трудно сниматься. Мы снимались на Кубе. И мой волос вился. И каждое утро этот гример делал горячим… Вытягивал, чтобы был ровный волос. И когда это все кончилось, я сразу сказал: все!

Арасланов:

- Все советские мальчишки были уверены, что Гойко Митич индеец, выкраденный, когда ему было совсем мало лет. Оттуда, из резервации привезенный. Взрощенный. Есть мифы, которые вам запомнились?

Афонина:

- Вы слышали о себе невероятные истории?

Митич:

- Бывает. Бывают такие истории, что не пережил. Откуда такие вещи?

Арасланов:

- Последний слух слышали, что вы путинский ставленник-то? Не читали в интернете? Что вы путинский человек.

Митич:

- Путинский?

Афонина:

- Что вы его поддерживаете?

Митич:

- Конечно, я поддерживаю его. Это правда. В этом моменте, что он делает, думаю, это правильно. Кто этот кошмар сделал в Сирии? Ираке? Кто это сделал? Например, в Германии очень много беженцев сейчас. Приходят.

Афонина:

- А вы это наблюдаете? В последнее время.

Митич:

- Конечно. Каждый вечер это показывают на телевидении. Это трудно! Почему убегают эти люди? Почему им это надо было? Кто это сделал? Кто виноват?

Афонина:

- Люди бегут от войны.

Митич:

- А кто сделал войну там?

Афонина:

- Ответ очевиден.

У нас есть телефонный звонки. Степан, здравствуйте!

- Здравствуйте! А какие актеры и режиссеры нравились Гойко Митичу в советское время? Советские актеры и режиссеры. И хотелось пригласить Гойко Митича в Пермский край, в город Пермь. У нас есть господин Печенкин, который занимается документальным, художественным кино, проводятся фестиваля национального кино.

Митич:

- Спасибо вам! Посмотрим! Если будет времени… Константин?

Константин:

- У нас проблем нет.

Митич:

- Сделаем!

Афонина:

- Актеры советские. Вы с кем-то дружили? Общались?

Митич:

- Мало. В индейских фильмах не было советских актеров.

Афонина:

- На фестивалях где-нибудь.

Арасланов:

- Подождите! Вы в Крыму снимались!

Митич:

- Правильно. Но были только германские актеры. В эпизодах участвовали советские актеры.

Арасланов:

- А вы помните съемки крымские?

Митич:

- Конечно. Это было холодно. Иногда был дождь. Помню, когда мы ждали, когда придет солнце. И там костер делали, грелись.

Афонина:

- У нас есть возможность послушать еще одного участника съемок. Каскадера Александра Иншакова.

Иншаков:

- Я могу пожелать Гойко Митичу хороших и интересных ролей. Конечно, прошло время, но, тем не менее, он остался в памяти у всех у нас замечательным вождем Оцеолой, Чингачгуком и прочее. Мое поколение всегда смотрели с большим интересом. А мне пришлось в одном из фильмов, киностудия «ДЕФА» снимала нас в России, в Советском Союзе «Сердце пирата». И вот там я его и дублировал. Пришлось поработать. И мы, как ни странно, оказались очень похожи. Особенно когда сделали грим. У меня фотография до сих пор сохранилась.

В свое время, как только появлялись динамичные картины на экране, они всегда привлекали огромное внимание. В первую очередь, у молодежи. Более взрослый зритель тоже с интересом смотрел эти фильмы. И сегодняшний день не исключение. Просто очень много выходит, как говорится, ширпотреба.

Конечно, хотелось бы побольше фильмов исторических, музыкальных и приключенческих, чтобы от начала до конца с замиранием сердца зритель наблюдал за тем, что происходит на экране.

Афонина:

- Что за фильм «Сердце пирата»?

Митич:

- Это был фильм для детей. Мы снимались на барке «Седов». Я был пират такой. Это были две роли: пирата и еще отца девушки, который учил ее фантазиям, что она видела отца-пирата на море. Мы снимались, кроме Сочи, в Балтике тоже.

Арасланов:

- Там Иншаков продублировал вас, как каскадер.

Митич:

- Не было дублера для меня лично. Мы на площадке встречались.

Арасланов:

- Все трюки – все ваше.

Константин:

- Гойко, как рассказал о том, что ему нужно было с одной части корабля прокатиться на канате практически до другой. И ногами сбить пирата, чтобы он упал в воду. И вот… Это было достаточно высоко. И было большое расстояние. И чтобы все совпало, это было достаточно сложно.

Арасланов:

- Но все трюки вы исполняете сами?

Митич:

- Да. Лично.

Константин:

- Если разрешите, поправлю. Он в этом фильме, Иншаков, снимался параллельно. Он не исполнял его роль. Просто на одной площадке и другую роль, дополняя ее.

Афонина:

- Александр, добрый вечер!

- Здравствуйте! Гойко, дозвонился! Мы ходили на ваши фильмы. Денег у нас не было, мы маленькими заходили, лежали на сцене. Клуб открывали, жарко было в деревне. Смотрели фильмы ваши все. А потом я выходил и срывал ваши все афиши. И у меня в комнате все ваши фильмы были приклеены.

Часто вы снимались с Ренатой Блюме. Что-нибудь расскажите про нее.

Митич:

- Чуть-чуть приватно будет. Это хорошая актриса. И она красивая. И что сказать? Мы снимались вместе просто.

Арасланов:

- На секундочку, у вас роман был! Вдруг вы подзабыли.

Митич:

- Вдруг.

Арасланов:

- И в это время Гойко поворачивается к переводчику: правда, у меня был роман с Ренатой Блюме?

Митич:

- Я забываю вещи, которые забываются.

Афонина:

- Уходим от этой темы, насколько я понимаю? В сторону.

Добрый вечер!

- Здравствуйте! Меня зовут Игорь. Мне 57 лет. Я с удовольствием вспоминаю те давние годы, когда билет в кинотеатр стоил от 10 до 20 копеек. И не пропускал ни одного фильма. «Сыновья Большой Медведецы», «Чингачгук» и так далее. Это было замечательное время. Гойко, распад Советского Союза как-то повлиял на вас? Ваше отношение к этому.

Митич:

- Знаете, я родился в Югославии. И я всегда себя считал югославом. Но это сделан такой кошмар. И я теперь могу сказать, что я только серб. В Союзе… Это была такая огромная страна! Почему это было надо? Разорвать все. Это жалко. Я бы хотел сейчас тоже увидеть, чтобы Союз был таким большим. Надо, чтобы народ лучше жил.

Почему разорвать?

Афонина:

- Сейчас вы живете в большом Евросоюзе. Это другое?

Митич:

- Евросоюз. Конечно. Это другое. А почему там делают евро, почему страны разрушают?

Арасланов:

- И ответа нет?

Митич:

- Я знаю, кто нам дать ответ.

Афонина:

- Смс: «Дорогой Гойко. Спасибо, что так великолепно воплотили в жизнь героев наших любимых книг. А теперь радуете и наших детей. В СССР к вам была всеобщая любовь. Она еще усилилась огромной любовью к бывшей Югославии, к Сербии. Вы – наши дорогие братья».

Митич:

- Да.

Афонина:

- И мы узнавали у тех, кто впоследствии пытались воплотить те же образы на экране. Был такой фильм «Сердца трех». И режиссер, актер, который там снимался, Сергей Жигунов, там был эпизод и там тоже индеец. И я смотрела. И сравнивала: не то! И Сергей Жигунов признался, что ваши образы были для него весьма важны. И именно их он пытался повторить, но не получилось. Послушаем.

Жигунов:

- Я бы хотел поблагодарить за то, что он сделал для меня в детстве, потому что детство моего поколения прошло в кинотеатрах. А там шли фильмы приключенческие. Люблю это кино искренне. И я с удовольствием и много играл в этих картинах. Прекрасные фильмы для зрителей определенного возраста. Очень хорошо в молодости сниматься в приключенческом кино. И смотреть его.

Арасланов:

- Самое главное не спросили. Что вы приехали в Москву-то?

Митич:

- Я уже четвертый раз здесь. Каждый год приезжаю в «Этномир». Они меня пригласили. Я только что прилетел. Завтра я буду в «Этномире», в воскресенье. И будет показана культура североамериканских индейцев. Там будет очень интересно. Русские – самые настоящие индейцы! Они играют. У них такие прекрасные костюмы есть. Лучше, чем у меня были в фильмах.

Арасланов:

- Шестидесятые-семидесятые, когда ваши фильмы стали очень популярны, ознаменовались большим количеством таких групп, которые милиция пыталась разгонять. Это сектанты или кто?

Афонина:

- А тесемочки на голову?

Арасланов:

- Конечно. А сейчас, судя по тому, что делаем «Этномир» и тот фестиваль народов Северной Америки, возрождается в культурных масштабах. 10 и 11 октября в этнографическом парке «Этномир» вы можете лицезреть лично Гойко Митича. Там масса всего интересного будет: соревнования по стрельбе из лука, для детей много мероприятий. И звездой мероприятия будет Гойко.

А правда, что у вас есть амулет, который вам подарили настоящие индейцы?

Митич:

- Да. Есть такой большой камень. И мне одна девушка это подарила. Она мне сказала: вот этот камень, это наш родной брат. Он не куплен за деньги. И она носила на себе его четыре года. И мне отдала. Камень с этой энергией. «Я хочу вам подарить. Вам это надо, чтобы вы еще лучше нас представляли». Я очень рад, что случилось так. Я думаю, если в субботу, завтра, я буду в «Этномире». Можем встретиться!

Арасланов:

- Легко!

Афонина:

- Сейчас такая плохая погода!

Митич:

- Сделаем хорошую погоду. У меня есть связь с индейским богом. Я по телефону позвоню.

Афонина:

- Вы гарантируете?

Митич:

- Красный телефон у меня.

Афонина:

- Нам дозвонился Роман.

- Добрый вечер! Гойко, вы снимались с Дином Ридом в фильме «Братья по крови». С вечным ковбоем и борцом за правду и справедливость. А какие у вас были отношения?

Митич:

- Мы только снимались одну картину с ним. Мало и для меня тоже.

Арасланов:

- Говорят, что у вас были очень близкие отношения.

Митич:

- Нормальные.

Арасланов:

- А еще говорят, что он у вас увел Ренату Блюме. Правда или нет?

Митич:

- Не взял. Спас он меня.

Афонина:

- Это ответ на вопрос, что было с Ренатой Блюме. Просто знакомство. И просто другой человек спас.

Спасибо огромное!


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости Кино | |

Подписка на RSS рассылку Гойко Митич: индейцы относились ко мне, как к родному


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.