Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Автошкола в Берлине и у нас, найдите 100 отличий

  • Автошкола в Берлине и у нас, найдите 100 отличий
  • Смотрите также:

Орут ли немецкие инструкторы матом на своих учеников? А в тестах есть вопросы с языковыми подковырками? Правда ли, что в Германии экзамен принимают сотрудники, проводящие техосмотр? Все эти вопросы Onliner.by адресовал владельцу частной русскоязычной автошколы. Геннадий Боер — личность в Берлине известная. Среди его учеников — самые разные люди: члены немецкого правительства, участники легендарной группы Rammstein, белорусская теннисистка Наталья Зверева. Разбираемся с экспертом в дотошных немецких порядках.

— Разница даже в терминологии, — проводит параллели Геннадий, переехавший в Германию из Кишинева 35 лет назад. — В Советском Союзе вождению учил инструктор, здесь же этим занимается преподаватель. Это не просто шофер, который рулит, но и педагог, изучавший философию, социологию, психологию. Преподаватель не только уважает ученика, он делает все, чтобы тому процесс понравился. Когда вождение преподают мужья, это хуже всего. Доходит до разводов! Сколько ко мне таких пар обращалось… Ничего, выучили, помирили. Каждый курсант для нас — на вес золота. Мне нравится процесс передачи знаний, он доставляет удовольствие. Это хобби, а не зарабатывание денег!

Геннадий Боер

В книге отзывов автошколы тоже сплошь позитив. Вот подписи на фотографии оставили участники группы Rammstein. Наталья Зверева признается: «Мне был обеспечен успех». Рассыпается в комплиментах сотрудник «Газпрома»…

Во время нашего разговора собеседник все время стремился подчеркнуть: процесс получения прав в Германии тоже имеет бюрократические черты, но он максимально либерализован. Например, медсправку, которую нужно предоставить в регистрационно-экзаменационное отделение полиции, можно сделать за один день. Необходимо также заключение офтальмолога, да хоть работающего в обычной аптеке. То есть вроде бы на тебя накладывают обязательства, но при этом не отправляют проходить квест с получением выписки из амбулаторной карты в обычную поликлинику, где обязательно потребуют сделать флюорографию и сдать кровь из пальца.

Обучение в автошколе обязательно, так же как у нас. Сдать на права можно и в 16 лет. Но получишь удостоверение только в 18. До наступления совершеннолетия выдадут разрешение на управление автомобилем в сопровождении одного или двоих взрослых (старше 25 лет, со стажем более двух лет, не имеющих серьезных штрафов в регистре).

К сертификату из учебного заведения и медсправкам курсант также должен приложить паспорт, фото и заявление. А дальше — загвоздочка. Рассматривается пакет документов… около трех месяцев, и только потом приходит приглашение. Оно действительно в течение года. Если курсант успешно сдает теоретический экзамен, то приглашение автоматически продлевается еще на год. Принимает экзамен не полиция, а две компании — TÜV и DEKRA. Причем курсант сам решает, в какую из них обратиться.

В белорусских автошколах преподавание часто сводится к чтению книжицы ПДД буквально по слогам с кратким комментарием преподавателя. В офисе Геннадия Боера — никаких стендов и компьютеров по периметру. Только доска и проектор. Руководитель автошколы подчеркивает: «Теория — это ни в коем случае не зазубривание или просто комментирование».

Преподаватель демонстрирует видео, приводит п 13dd1 римеры из практики, которых у него тысячи. В подтверждение наш собеседник достает такой пример — «письмо счастья», которое он получил сам: «Я его показываю ученикам: видите, как уродливо выглядит нарушитель! Смотрите, как искажено его лицо. Что это за позор? Не делайте так».

Теория включает в себя 14 тем. На экзамене предстоит ответить на 32 вопроса. Каждый имеет три варианта ответа, причем верен может быть как один, так и все три.

— У нас курсанты часто попадаются на языковых, а вовсе не водительских вопросах. Например, в формулировках двойное отрицание. Человек поспешил и ответил неверно. В результате провалил тест… — приводим пример.

— Здесь тоже такое бывает! — утверждает руководитель автошколы. — Зато нет вопросов про гужевые повозки. В Германии этого в принципе на автобане быть не может.

По словам Геннадия, технические вопросы могут задать во время практического экзамена. Надо примерно знать отличие дизельного двигателя от бензинового. Иногда экзаменатор до поездки может поинтересоваться, как открыть лючок бензобака или капот, где находится бачок стеклоомывателя. На самом деле такое бывает редко, но возможно.

— А если машина незнакомая? — спрашиваем.

— Это как? — преподаватель даже удивился. — Курсант всегда сдает на том автомобиле, на котором учился. Или же подмену предоставляет автошкола. Нечестно, если человек будет проходить итоговое испытание на незнакомой ему машине.

Требования к учебным транспортным средствам в Германии простые: должно быть минимум четыре двери, дополнительные педали и это не может быть спортивный автомобиль. В автошколе Геннадия Боера используются Renault — Scenic, Megane, Koleos.

Известное дело: в Беларуси курсантов натаскивают для сдачи практического вождения, а реальное обучение начинается со знакомыми и родственниками. Немцы постарались исключить этот момент. Во-первых, там нет даже такого понятия, как учебный маршрут. Это правильно: ведь минский водитель после получения прав тоже будет ездить не только по маршруту Семашко — Железнодорожная — Уманская.

Отправить немецкого курсанта могут в любую точку города. Геннадий Боер с гордостью подчеркивает: «Экзаменаторы в курсе моей принципиальности и доверяют мне самому выбор маршрута. Но я-то в своих учениках уверен, так что простых путей не называю».

Во-вторых, нет никаких временных рамок для обучения практике. Готов человек или нет, определяет только преподаватель. Кому-то нужен месяц-два, а кто-то и за год не научится. Но есть обязательный минимум для автобанов (четыре занятия по 45 минут) и пересеченной местности (такое же условие).

— Как понимаю, что курсант готов к самостоятельной езде? — переспрашивает Геннадий Боер. — Это нельзя описать в двух словах. С учениками проходим семь кругов ада. Обязательно ездим в Восточный Берлин, где есть трамвайное движение. Одно занятие посвящаю большим круговым перекресткам. Разбираемся на месте в зоне «30». Что нужно делать на равнозначных перекрестках и так далее. Когда становится очевидным, что человек свободно чувствует себя за рулем, а его вождение безопасно, он готов. Важно, чтобы курсант правильно воспринимал информацию, видел окружающую обстановку. Тогда его и моя психика будут спокойны.

В этой берлинской автошколе занятия намеренно проводятся дозированно — не более одного-двух в неделю, чтобы не произошло перегрузки. «Зубрежкой вождению научиться нельзя. Человек должен осмыслить, осознать и прийти на следующий урок со свежими силами», — считает владелец учебного заведения.

Он также недоумевает по поводу ругающихся матом на курсантов белорусских инструкторов: «Как это вообще возможно? Неужели на клиента можно кричать? Здесь это неприемлемо. Не потому, что запрещено, а просто никому не придет в голову так себя вести».

Интересно, что экзамен состоит из двух частей, а не из трех, как у нас: площадку в Германии не сдают. Практика — это только поездка в городе. Причем назначается она на другой день, отдельно от теории. Это сделано умышленно, чтобы человек успел отойти от стресса. У него после компьютерного теста руки трясутся — какое тут вождение!

— А правда, что преподаватель всегда присутствует при сдаче экзамена? — интересуемся.

— Да. Более того, по ПДД он является водителем, потому что находится на переднем сиденье. Экзаменатор же садится сзади. Если, например, я коснусь педали, то прозвучит сигнал (учебные автомобили оборудованы специальным устройством). Это считается посторонним вмешательством.

— Говорят, экзаменатор может остановить процесс, если он не пристегнулся, а курсант тронулся…

— Ерунда! Никто таким не занимается. Вообще, в роли экзаменатора, по сути, выступает сотрудник техконтроля. Он может осуществлять техосмотр, а через час принимать экзамен. Но это не просто автослесарь. У такого специалиста есть образование, представление и понимание, какими навыками должен обладать человек, чтобы самостоятельно ездить за рулем в городе. При себе у него лист с числом нарушений, и он отмечает в нем неполное исполнение указания, провал и так далее.

Практический экзамен длится от 30 до 45 минут. Считается, этого времени достаточно, чтобы понять, как человек обращается с автомобилем. Экзаменатор смотрит, как курсант переключает передачи, ориентируется по зеркалам. Заглох? Ничего страшного, если это случилось один раз — даже с опытными автомобилистами бывает. Но если речь о системной ошибке, то ничего не попишешь — испытание будет прекращено досрочно. То же самое с так называемым плечевым взглядом. Это обязательное требование: водитель должен контролировать мертвую зону.

Во время экзамена ученика могут попросить выехать на автобан, в зону «30». Проверят, как он поведет себя на равнозначном перекрестке, тесной парковке. Запросто могут потребовать применить экстренное торможение, развернуться и так далее. Словом, весь спектр действий для рядового автомобилиста. На экономичное вождение тоже обращают внимание. Если ты при 40 км/ч будешь ехать на первой передаче, то штрафной балл обязательно начислят. Это трактуется как фальшивое обращение с транспортным средством.

— Грубыми нарушениями считаются проезд на красный и непропуск пешехода (нельзя даже пугать человека). То же самое касается систематического невключения указателей поворота, отсутствия плечевых взглядов, — перечисляет руководитель автошколы. — Но при этом экзаменатор всегда ведет себя как друг, успокаивает волнующегося курсанта и очень либерален. Словом, все сделано, чтобы человек не мандражировал.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости авто | |

Подписка на RSS рассылку Автошкола в Берлине и у нас, найдите 100 отличий


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.