Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Это была наша мечта

  • Это была наша мечта
  • Смотрите также:

В Верховном суде Дагестана продолжаются слушания по делу бывшего вице-премьера республики Магомедгусена Насрутдинова. На этой неделе были допрошены очередные свидетели защиты, в том числе и отец подсудимого Насрутдин Насрутдинов.

С его допроса началось заседание суда 30 сентября. Судья Курбан Зульфигаров разъяснил Насрутдинову-старшему его право не давать показания против близкого родственника. Тот ответил, что он больше всех заинтересован это сделать, так как «никто в Дагестане не знает истинного положения дела». Он, разумеется, имел на это полное право, поскольку является отцом - основателем дагестанского газового хозяйства.

Допрос начал адвокат Владимир Беляев:

- Вы когда-либо работали в газовой сфере?

- Здесь могут меня остановить, но коротко я сказать не смогу. Газовая сфера рождена мною и моим сыном. Никакой газовой сферы в Дагестане не было, были баллон и печка. Мы начали газификацию природным газом. Тогда не было технических условий, разрешался только баллонный газ, потому что его не очищали. Потом мы доказали, что можно очищать газ более качественно.

- Нас ваши истории не интересуют, говорите по существу. Это не имеет значения, - перебил его судья.

- Не зная этих подробностей, и следствие запуталось, и суд запутается, - неоднократно настаивал на своём свидетель. - С самого начала я работал в этой сфере, создавал и расширял. С детства это было моей мечтой.

- ОАО «Газпром», ОАО «Межрегионгаз», ОАО «Дагестанрегионгаз» имели право финансировать какие-либо газовые сети низкого, среднего, высокого давления? - продолжил адвокат.

- Я постараюсь короче сказать, а то им тоже это надо понять (указывает на прокурора и представителя потерпевшей стороны). Они тоже нормальные люди. Когда всё поймут, и им станет ясно. Не имели права. Низкими сетями занимался «Даггаз».

- Когда и для чего было создано ОАО «Даггаз»?

- Это бюджетная организация. Она была создана в 1961 году для газификации сначала баллонным, а потом и природным газом. Она была создана для безопасного обслуживания людей.

- «Даггаз» занимался приватизацией каких-либо газовых сетей?

- Все низкие сети должны были принадлежать «Даггазу». Занимался.

- Вы сами имеете отношение к «Даггазу»?

- Ни одного дня там не работал. И Магомедгусен никакого интереса к нему не имел.

Миллион долларов и 30 машин

Усмострев противоречия в показаниях Насрутдинова-старшего, прокурор зачитал отрывок из протокола его допроса, проведённого на предварительном следствии: «Что касается преступления, в котором обвиняют моего сына, я могу пояснить, что обстоятельства заключения сделки купли-продажи газовых сетей я не знаю и мне ничего не известно». Прокурор спросил свидетеля, говорил ли он это следователям.

- Я всё рассказывал следователю, но оказалось, что записали они совсем не то. У меня не было возможности тогда прочитать, а когда прочёл, удивился. Из этого я делаю соответствующие выводы, - ответил Насрутдинов.

- Ваш сын критиковал «Газпром» или другие какие-нибудь организации? - продолжил допрос адвокат.

- Спасибо хоть такой вопрос задали. Он всегда критиковал. Это и стало причиной его ареста. Это всё властные коррупционеры.

Насрутдинов рассказал, что ещё до ареста сын говорил ему, что есть разговоры об этом.

Затем защитники подсудимого заявили ходатайство о приобщении к делу документов, подтверждающих, что в своё время чеченский полевой командир Шамиль Басаев требовал помощи у семьи Насрутдиновых, но получил отказ. По словам адвокатов, речь идёт о сумме 1 млн долларов и 30 машинах.

«Пришли ко мне и сказали: «Нам все помогают, а твой сын не помогает». Я сказал, что правильно делает»,- дополнил Насрутдинов-старший.

Адвокаты настаивали на том, что это может охарактеризовать подсудимого и его семью. Прокурор и представитель потерпевшей стороны заявили, что против приобщения этих бумаг к делу, так как они не имеют к нему прямого отношения. «Если бы я к этому отношения не имел, Басаев бы не покушался. Все эти факты установлены», - высказал своё мнение и сам подсудимый. Он рассказал, что после того как семья отказала в помощи, на него три раза было совершено покушение. Судья посчитал, что перечисленные обстоятельства не относятся к делу, и отказал в удовлетворении данного ходатайства.

Защита заявила другое. Адвокат Беляев напомнил, что согласно показаниям свидетеля обвинения, бывшего гендиректора ОАО «Даггаз» Магомеда Абдулгамидова, договор купли-продажи газовых сетей был подписан в трёх экземплярах. По его словам, защите удалось найти два других экземпляра. Один из них, по его сведениям, находится в УФРС по Буйнакскому району, другой по непонятным причинам оказался в уголовном деле в Томске. Защита ходатайствовала об истребовании этих договоров, так как это напрямую влияет на квалификацию действий их подзащитного. После истребования защита попросила провести экспертизы по давности составления договора и материаловедческую экспертизу бумаги, на которой имеется его текст (для изучения его состава, качества и даты изготовления).

Три в одном

Позже адвокат Беляев пояснил корреспонденту «ЧК» суть ходатайства:

- На предварительном следствии нам постоянно указывали на то, что Магомедгусен сфальсифицировал договор купли-продажи, то есть сделал его подложным в 2008 году, чтобы с помощью этого договора зарегистрировать газовые сети на ОАО «Даггаз». Утверждали, что это только один договор в единственном экземпляре. Свидетели доказывали, что договор был и не в одном экземпляре, в том числе свидетель Абдулгамидов, который подписывал данные договоры в 2002 году. Мы ездили в Арбитражный суд Дагестана, в котором рассматривается банкротство «Дагестанрегионгаза». В материалах суда мы обнаружили постановление следователя города Томска о том, что он приезжал сюда и изъял отсюда договор купли-продажи.

Всё началось с того, что мы попытались понять, откуда вообще появился этот договор.

В материалах уголовного дела оригинал якобы появился в результате выемки, которую провёл следователь в ОАО «Даггаз» у Абдулгамидова. Как оказалось, никакой выемки в «Даггазе» не было. Следователь где-то взял этот договор и сделал так, что якобы Абдулгамидов его ему выдал. Причём последний лист, где стоят подписи, соответствует 2002 году, но почему-то первые три листа не соответствуют. Поэтому мы стали выяснять, есть ли в природе ещё два экземпляра. Обнаружили, что есть. Один сейчас находится в Томске, в каком-то непонятном уголовном деле. Второй экземпляр - в регистрационной палате, в правоустанавливающих документах по Буйнакскому району. Третий оригинал, который якобы изъят из «Даггаза», у нас здесь в деле. Кому-то выгодно, чтобы был один договор. Кому-то выгодно, чтобы два других экземпляра не достались следствию и защитникам, потому что по ним нужно проводить экспертизу. Если она покажет, что все эти договоры были сделаны в одно время, это значит, что никакой фальсификации не было. Получается, что уголовное дело против Насрутдинова сфабриковано. Оно липовое.

По мнению адвокатов, суд не может не удовлетворить истребование этих документов, о местонахождении которых они конкретно указали, так как они представляют собой предмет доказывания.

Ранее суд допросил сотрудников тарумовского и ногайского райгазов. Прокурор неоднократно указывал адвокатам, что они приглашают в суд свидетелей, которые заведомо не могут внести ясность в дело. Адвокаты считают, что их показания важны «для составления общей картины».

Своё решение по ходатайству суд выскажет на следующем заседании 5 октября.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости дня происшествия | |

Подписка на RSS рассылку Это была наша мечта


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.