Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россия: с чем приехали лидеры Прибалтики на Генассамблею ООН

  • Россия: с чем приехали лидеры Прибалтики на Генассамблею ООН
  • Смотрите также:

На 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН вновь слышались призывы воздействовать на Россию, а некоторые взялись продвигать радикальную реформу Совета Безопасности.

Лишить вето и не верить

Занимая трибуну, каждая страна вещала со своей колокольни. Большинство, пользуясь случаем, отчитывались о собственном вкладе в мировое развитие, говорили о своем участии в различных программах ООН и делились, сколько денег они перечисляют в ооновские фонды. Египет похвастался недавно открытым Новым Суэцким каналом, Китай — экономическими проектами и помощью Африке, Финляндия — количеством финнов, занятых в миротворческих миссиях. Прибалтика и ближайшие единомышленники предпочти обозначать свой вклад в мировое процветание предостережениями насчет злой России и просьбами лишить ее права вето.

Польскому лидеру Анджею Дуде предстояло выступить в ООН впервые и «посчастливилось» сделать это непосредственно после Барака Обамы. Как только американец покинул трибуну, члены президиуму Генассамаблеи, включая генсека Пан Ги Муна, вскочили с мест и бросились воздавать почести гостю из Вашингтона рукопожатием и короткой беседой. Подниматься начали и некоторые слушатели. Председателю пришлось просить публику оставаться в креслах, чтобы послушать польского президента, и ни в коем случае не покидать зал заседаний. Дуда начал говорить, но брожение в зале продолжилось. Председатель, датчанин Могенс Ликкетофт, который не смог правильно произнести имя Дуды, пытался привлечь внимание к докладчику постукиванием специальным молоточком. Эта мера тоже не помогла, поэтому Ликкетофт был вынужден прервать поляка и еще раз призвать всех к дисциплине.

Несмотря на то, что партия Дуды «Право и справедливость» отличается ярой антироссийской позицией, его речь звучала довольно витиевато и блекло. Бронислав Коморовский год назад с той же трибуны прочел пламенный и куда более длинный спич, восхвалял победы Европы над коммунизмом и излучал надежду, что в России когда-нибудь пройдет «демократическая модернизация».

Дуда, как свойственно польским политикам, тоже ушел в исторические обиды, только еще глубже, и опять вспомнил, как в 1939 году в Польшу с двух сторон вторгались Германия и Советский Союз.

Поэтому на протяжении сентября очередную годовщину начала Второй мировой войны в Польше «отмечали» войной с советскими памятниками. Сначала демонтировали памятник маршалу Черняховскому в Пененжно, затем осквернили советские военные кладбища в Милейчице и Щецине. Параллельно польские власти раздули исторический скандал из-за интервью российского посла Сергея Андреева, который якобы в интервью польским СМИ свалил ответственность за начало войны на Польшу. Правда, выяснилось, что дипломат вовсе не перекладывал на Польшу ответственность за развязывание Второй мировой войны, а лишь покритиковал польскую внешнюю политику 1930-х годов и отметил, что она привела Польшу к катастрофе.

Дуда поддержал идею ограничить постоянных членов Совбеза в праве вето. С ним горячо согласился Петр Порошенко. Украинцы пытались превратить Саммит ООН по устойчивому развитию в политический митинг, а юбилейную сессию Генассмаблеи — в пикет и майдан. На саммите, посвященном экономическим проблемам человечества, Порошенко принялся изобличать российских военных на Донбассе. Во время выступления Путина на пленарных дебатах украинская делегация пыталась развернуть национальные флаги и устроить демонстрацию. Охрана быстро напомнила делегатам, что ООН — не Верховная Рада, и вывела часть из них из зала. Оставшиеся во главе с украинским президентом решили устроить демарш и в знак протеста вышли самостоятельно. На следующий день Порошенко уже сам получил трибуну, откуда в привычной манере называл Россию страной-агрессором. В этот раз он пугал не только российскими танками, но и российскими мобильными крематориями, бороздящими Донбасс и сжигающими трупы военных. Порошенко призвал мир не верить российским предложениям по Сирии: «Как можно предлагать анти-террористическую коалицию, если вдохновляешь терроризм прямо у себя под боком?». Президент поведал о «зеленых человечках» в Сирии и намекнул, что дальше они могут появиться где угодно. Российское право вето он назвал «лицензией на убийство» и вообще намекнул, что Россия занимает место в Совбезе не вполне законно: переход места от СССР к РФ он назвал «сомнительной процедурой». После чего воспользовался шансом и проагитировал за избрание Украины в качестве непостоянного члена СБ ООН в будущем.

Эстония же накануне выступления лишилась одной из любимых тем критики — Эстона Кохвера. На протяжении года  выступления на всевозможных международных площадках вместо «Карфаген должен быть разрушен» эстонцы завершали фразой «Кохвер должен быть освобожден». В последний раз мантра была прочитана 19 сентября на Совете ООН по правам человека. И вот совершилось: осужденного в России за шпионаж эстонца Кохвера обменяли на осужденного в Эстонии Алексея Дрессена.

Как следствие, президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес не мог разыгрывать «карту Кохвера» на Генассамблее.

Если на прошлогодней сессии он отличился апокалиптической речью о том, что присоединение Крыма уничтожает чуть ли не всю мировую систему права, то теперь ограничился простой констатацией факта — Крым до сих пор оккупирован. И призвал к диалогу и дипломатическим усилиям по разрешению «российско-украинского конфликта». Гораздо более эмоционально Ильвес говорил о беженцах из Африки и с Ближнего Востока, но в целом накал его речи был ниже, чем в прошлом году. Даже на «своей теме» — вездесущих российских хакерах — эстонский лидер не зацикливался, но уловил общий тренд и завершил выступление предложением ограничить право вето в Совбезе.


Президент Литвы Даля Грибаускайте наоборот не планировала сбавлять обороны. Еще до своего «выхода» она обрушилась на российского лидера. «Я склонна оценивать речь президента Путина как речь лидера, который живет еще в XX веке, я бы даже назвала ее неосталинистской речью, в которой охаивается демократия и во всем обвиняют Запад», — сказала Грибаускайте. По иронии, Путин как раз-таки осудил сталинский экспансионизм и тягу СССР к социальным экспериментам над соседями, что Литва, любящая постоянно призывать к осуждению сталинизма, должна была встретить на ура. Грибаускайте заранее предупредила, что приехала в Нью-Йорк бороться против «ветируемого правосудия» в Совбезе и сдержала обещание. Она заявила, что «Совет Безопасности стал заложником России», и попросила присутствующих России не верить. «Доверять стране, которая сама осуществляет не только агрессивную политику, но и военные действия, сама агрессивно участвует на территории другой страны… Очень трудно поверить, что такое государство может принести какой-то мир», — считает президент.

Ограничить себя?

Идеи ограничения (лимитации) права безусловного вето, которым обладает «Большая пятерка» (P5) постоянных членов СБ ООН (США, РФ, Китай, Великобритания и Франция) не нова, и первопроходцами здесь являются отнюдь не страны Балтии и Украина. Это естественное движение так называемых «малых стран» ООН за влияние в организации.

С середины 2000-х ограничить право вето пыталась «Малая пятерка» (S5), состоящая из Швейцарии, Лихтенштейна, Коста-Рики, Иордании и Сингапура. В 2012 году швейцарские дипломаты формально предоставили свои предложения на суд Совбеза и получили твердый отказ.

После чего «Малая пятерка» преобразовалась в группу «Ответственность, согласованность, прозрачность» (АСТ), которая переняла эстафетную палочку в лоббировании урезания вето. Со временем группа АСТ выросла до 25 стран. Любопытно, что из Прибалтики туда вошла только Эстония. Туда вошли также скандинавские страны, Швейцария, Австрия, Ирландия и некоторые другие европейские государства, а также такие страны из иных регионов, такие как Папуа – Новая Гвинея и Мальдивы. Потом к идеи присоединилась Франция — осенью 2013 года на сессии Генассамблеи ООН предложил ограничить вето Франсуа Олланд, чья страна входит в «Большую пятерку». Как объясняют французы, право вето — не привилегия, а ответственность, поэтому члены Совбеза должны коллективно и добровольно отказываться от ветирования резолюций в определенных случаях.

Заручившись французской поддержкой, группа АСТ и примкнувшие к ним Мексика, Нидерланды, Белиз и Украина 1 сентября официально представили проектКодекса поведения в Совбезе. Все члены Совбеза, постоянные и непостоянные, берут на себя обязательства («клятву») не накладывать вето на «заслуживающие доверия» резолюции, направленные на «своевременное и решительное» предотвращение и недопущение геноцида, военных преступлений и преступлений против человечности.

За эти и подобного рода инициативы ухватились страны Балтии, Польша и Украина и, похоже, будут предлагать реализовать их при каждом удобном случае. «В последние годы видна практика, когда практически одна страна — член Совбеза ООН — накладывает вето на решения, которые связаны с международным правосудием, с возможностью расследовать преступления», — выразился советник Грибаускайте по вопросам иностранной политики Реналдас Вайсборас. При этом совершенно забываются краеугольные принципы французской инициативы — коллективность и добровольность. Предполагается, что члены Совбеза будут по доброй воле ограничивать себя сами, практически из моральных побуждений. Коллективность же означает, что невозможно технически ограничить право вето России, не ограничив право вето США. Американцы хоть и обвиняют российскую сторону в злоупотреблении вето (Россия на пару с Китаем заблокировала четыре резолюции по Сирии, а потом уже в одиночку — две по Украине), но ограничивать это право не спешат, так как сами часто им пользуются. Всего американцы заблокировали более 80 неугодных резолюций. США регулярно блокируют любые документы, осуждающие политику их союзника Израиля в Палестине и Секторе Газа. Также они блокировали попытки осудить собственные действия в Центральной Америке, Африке и на Карибах. В 1983 году США заблокировали попытку осудить свое вторжение на Гренаду, в 1989 году — в Панаму. В 1982 году американцы с британцами дружно заблокировали резолюцию о прекращении огня на Фолклендах во время военной кампании Великобритании. В случае реального ограничения права вето может создаться ситуация, когда, например, после авиаударов с американских беспилотников по свадьбам и похоронным процессиям, в результате чего погибнут мирные люди (такое бывало неоднократно), в ООН потащат резолюции с обвинением США в военных преступлениях, которые американцы уже не смогут заблокировать. Поэтому против ограничения вето выступают как Москва, так и Вашингтон, Лондон и Пекин. И поэтому призывы Грибаускайте, Ильвеса, Порошенко, Дуды и компании заведомо обречены на провал и выполняют исключительно функцию пиара.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Россия: с чем приехали лидеры Прибалтики на Генассамблею ООН


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.