Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Прыжок России в Сирию

  • Прыжок России в Сирию
  • Смотрите также:

Внезапная военная активизация России в Сирии взбудоражила политических комментаторов и СМИ. Прямо какой-то прыжок в Сирию. Так и хочется спросить: а вода-то в бассейне есть, чтоб так скакать?

Когда-то был такой же взбудораживший мир, мобилизовавший российский дух бросок российского воинского контингента в распадающейся Югославии в Приштину. Запад был так же обескуражен, наши надежды, надежды братушек были колоссальны, чувствовалась дуновение нового политического ветра в поведении России в тот момент. Что-то похожее мы видим сегодня. Но сегодня ситуация новая, очень сложная, очень многозвенная и противоречивая, дискурс развернулся в диапазоне «от и до», и в этой ситуации не очень просто найти разгадки и некую объяснительную схему, модель, которая позволяет понять, что происходит и спрогнозировать, чего ждать в результате этого неожиданного сирийского броска.

Я сосредоточусь, основываясь на принципе «здесь и сейчас», на факте, который обескуражил Запад, обескуражил многих аналитиков.

Имеем факт — резкая интенсификация поставок вооружений, военной техники и военного контингента, сопровождающаяся странной полуправдивой пропагандистской компанией: «Наших войск там нет», «Мы выполняем давно взятые обязательства»… Но нестационарное, вдруг возникшее событие действительно обескуражило Запад и аналитиков. Американцы стали выходить на контакт, выяснять, что же задумал Путин. У них уже есть опыт подобного совершенно непрогнозируемого поведения, связанного с присоединением Крыма — и это характерная стилистика современной внешней политики России. В чем она? В отсутствии хоть какой-то стратегии, глобальных целей и смыслов.

Такую политику иначе как спонтанной, авантюрной, непрофессиональной не называют. Ее невозможно прогнозировать. Недаром говорят, что самый неуловимый шпион — это самый непрофессиональный шпион. Поэтому анализирую факт — в каком контексте он должен пониматься, каково его происхождение и каковы его последствия. Попробуем разгадать планы нашего президента, о которых в нормальной стране вообще-то гражданам рассказывают, особенно когда страну втягивают в войну, да еще далеко от своей территории.

Итак, что можно предположить в качестве объяснительной модели: почему Россия вдруг резко пошла со своим военным потенциалом в Сирию? Возможно, это верность неким обязательствам, длительная, масштабная стратегия, спасение дружественного, союзного режима и лидера — примерно так, как спасали Януковича? Возможно, это сохранение геополитического влияния, своей позиции в Ближневосточном регионе? Вот стандартные, классические, совершенно рациональные основания, которые могли бы объяснять такие резкие приготовления и действия по ввязыванию в кампанию.

Но есть еще версия: сделать «козу» Западу, Обаме, заставить пойти на контакты и переговоры, прорвать политическую изоляцию, сделать нерукопожатного лидера опять рукопожатным. Разменять напряжение по Украине на напряжение по Сирии. Сторговать антироссийские санкции и Крым на уступки и помощь России в Сирии, которые вероятно «напуганная до смерти и бессильная против ИГИЛ» Америка начнет выпрашивать у России. Вновь подружиться с Западом, обретя общего врага (конечно, не Асада, а ИГИЛ).

Разбираем.

А почему раньше, когда положение режима Башара Асада было существенно иным, когда он контролировал большую территорию, войска продвигались достаточно успешно в борьбе с боевиками-повстанцами — примерно как в прошлом году на Донбассе ополченцы теснили киевские войска, не было броска в Сирию? Почему тогда Путин не вводил российский контингент, военные силы, а, наоборот, вывел оттуда контингент с военно-морской базы в Тартусе? Почему он тогда даже взял деньги (говоря «он», конечно, имею в виду Россию в международных деловых отношениях) за поставку комплексов ПВО С-300, но после консультации с Израилем их так и не поставил, как впрочем и Ирану. Почему он отработал по планам американцев и лишил Башара Асада химического оружия — стратегической козырной карты с угрозой атаки против Израиля, что сдерживало и Израиль, и Соединённый Штаты Америки.

Именно Путин помог это сдерживающее начало у Башара Асада изъять, развязал США руки, и сегодня этими развязанными руками американцы бомбят позиции и силы Башара Асада, готовят и натравливают боевиков на правительственные войска.

В чём здесь линия поведения, в чём здесь последовательность, в чем стратегия? Или она такая же, как в Ливии во времена президентства Медведева и премьерства Путина — «то туды, то сюды»?

Возникает главный вопрос — почему сирийский бросок сделан именно сейчас? Ведь это решение с очевидностью не вытекает из всей предыдущей стратегии, которая очень похожа на стратегию России на Донбассе. От провоцирования до предательства.

Охарактеризовать это можно как ситуативную внешнеполитическую импровизацию. Она привязана к совершенно другому полю озабоченности президента России — необходимости прорыва экономической блокады и политической изоляции, которые настигли страну как санкции в связи с её политикой в отношении Украины, в связи с присоединением Крыма. Иначе это можно сформулировать как попытку вновь стать «рукопожатным», вновь войти в политические прямые отношения, контакты, переговоры, стратегические альянсы, прежде всего, с Соединёнными Штатами Америки. Вновь подружиться с Западом. Не случайно так суетится российская пропаганда — будет встреча Обамы с Путиным на полях Генеральной Ассамблеи ООН или нет. Там планируется выступление Путина не по вопросам общечеловеческих кризисов, борьбы ценностных матриц, какого-то важного месседжа России миру с её уникальным историческим проектом… Ничего подобного, даже по Украине ничего там не планируется, судя по сигналам СМИ. Никакой российской платформы по Украине, противостоящей западной платформе, не планируется.

Планируется выступление по поводу Сирии.

Вот поэтому и создаётся ситуативная мизансцена. Важен ли для нее народ Сирии, важен ли здесь режим Башара Асада? Моя версия в том, что они на третьем или пятом уровне. С ними обойдутся так же, как с русским народом на Донбассе — забудут и примутся за решение своих проблем. «Своих», напомню, — это проблем изоляции России, «чёрной метки», политической борьбы за смещение персонально президента Путина. Здесь ключи к пониманию мизансцены.

Вопрос: что из этого может получиться? Если нет последовательности, стратегии, то вероятность чего-то путного очень низка. Нужна ли Россия в этой ситуации Соединённым Штатам Америки в Сирии? Имеет ли она серьезный пакет предложений Америке, предложение, от которого ей нельзя отказаться, добавив к сотне американских самолетов 20 российских? Пропаганда России объясняет, что «США не справляются, что в одиночку они не смогут, только две великие державы что-то смогут».

Но реалии в том, что у Америки практически несопоставимые ресурсы, она может обрушить на режим Башара Асада любую военную мощь и задавить его в течение недели. Они вновь создали международную коалицию и бомбят силы ИГИЛ, а под сурдинку — и силы Башара Асада. Европейские страны, Австралия, даже Турция уже вступили в эту коалицию. Союз создан. А Путин выходит и тоже говорит: «Давайте создавать иной союз». Вместе с Б.Асадом, которого Америка бомбит и представляет как источник проблемы беженцев, атакующих Европу.

Западный антисирийский союз, также как был создан и антироссийский союз, уже создан! И Россию, кстати, Путина туда приглашали — а Россия, Путин туда не шли, сейчас уже понятно почему, также как почему они не могут туда прийти. И вот призыв: «Давайте создавать блок с режимом Башара Асада и Россией!» Он вообще на что рассчитывает? Мой прогноз: ни одна страна в этот «блок» не включится, чистая авантюра, ничем она не закончится.

Почему такой новый блок с участием западного, американского союза невозможен? Потому что цели противоположны. Если США и их коалиция направлены против Башара Асада, то Путин направлен якобы на поддержку этого режима. Если США направлены на поддержку повстанцев и боевиков, атакующих Башара Асада, то Россия направлена как раз против этих повстанцев и боевиков. Единственное, в чём сходятся позиции — отношение к ИГИЛ. Но этого мало.

Последствия будут тоже разными — ИГИЛ вернётся в Россию в виде терроризма, о чём уже последовали заявления, а американцы после уроков сентября — разрушения Twin Towers — выстроили мощнейшую глобальную антитеррористическую систему и как-то себя гарантируют.

Путин может заинтересовать Америку единственным: русским пушечным мясом для наземной операции, в которую американцы не пойдут. Их тактика — воздушная война. Страшная перспектива повторения Афганистана для СССР. Что-то слишком многое начинает повторяться в современной России под водительством Путина по сценарию водительства Горбачева в предсмертные советские годы. Сценарий, похоже, разыгрывается тот же самый.

Нельзя забывать, что, очень вероятно, глобальное геополитическое решение американцев и их альянса в ряду «Ливия, Ирак, Иран, Россия (именно Россия, а не только Путин)» уже принято. Сброс цен на нефть, экономическая блокада, политическая изоляция никуда не исчезнут. И опрокинуть это глобальное решение появлением российских войск в Сирии и демонстрацией какой-то активности, озаботив Запад, якобы создав угрозу Западу возможностью военного столкновения в воздухе или на земле, не удастся. Слишком это декоративно и имитационно. Да и ресурсы где? В сырьевой несуверенной разваливающейся экономике по цене на нефть, которую американцы же устанавливают?

Соединённые Штаты в первый момент действительно были очень обескуражены, стали задавать вопросы, консультироваться, прислали в Россию для консультации команду ЦРУ, активизировались пентагоновские контакты, наша пропаганда затрубила: «Во, мы уже прорвали политическую изоляцию, уже на паритетных основаниях ведём переговоры…» Да ничего подобного. Приехали, чтобы понять — а что не этот раз, какая новая задумка вызрела в голове у нашего лидера? Задумка, не вытекающая из предыдущих и не порождающая последующих стратегий. Поняли (чего же тут сверхнепонятного) — и тут же сменился тон. Керри начал гладить по головке наш политический режим: «Молодцы, конечно, надо с ИГИЛ бороться. Платите своими солдатами и ресурсиками — платите».

Это означает, что используется классический военный и политико-психологический приём: не загоняй своего противника в угол, в безвыходное положение. (В историческом оригинале речь идет о крысе). Соединённые Штаты нашу страну, Путина определённо считают своим геополитическим противником, и в этом углу сейчас небольшую дырочку открывают — «да, молодцы, мы вас приветствуем, давайте, бомбите ИГИЛ».

Значит, русской кровью, русскими ресурсами, в условиях кризиса, падения бюджета, сокращения пенсий в России и т.д. американцы вновь порешают свои проблемы, согласовав на военно-тактическом уровне, чтобы не произошло прямого столкновения, как когда-то в войне между Северной и Южной Кореями, Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки, согласовав координацию совместных усилий по ИГИЛ, но абсолютно добиваясь своей задачи, свержения режима Башара Асада, хаотизации Сирии как антиизраильского полигона и выдавливания оттуда России, уже окончательно и бесповоротно. Все это будет происходить без изменений.

Никакой паритетной встречи Обама-Путин на полях Генассамблеи не будет. Максимум, что будет — типа приветствия где-нибудь в коридоре — «А, Владимир Владимирович, привет, как живёшь? Ну, хорошо, будь здоров!». Будет дырочка в «углу».

Секретарь Обамы уже заявил, что он согласился на встречу после многочисленных просьб России и собирается говорить об Украине. А вовсе не о Сирии. И, вообще, о чем говорить с региональной страной с ВВП меньшим, чем у Испании, заявил он.

Будет опять реализован принцип «не загоняй в угол», но фактически произойдёт игнорирование инициативы России, геополитически обессилевшей после авантюрного, непредсказуемого, нестратегичного поведения.

Поэтому уже в недалёкой перспективе режим Башара Асада будет свёрнут, свергнут или модифицирован. Россия выйдет оттуда не с приобретениями, а с потерями — дай Бог, если удастся отползти, как из Афганистана. Втягивание по примеру Афганистана для нашей страны очень чревато и опасно, а для американцев — очень выгодно, потому что это будет ещё одна точка, наряду с конфликтом на Донбассе и санкциями, истощающая Россию — репутационно, геополитически, физически, экономически, человечески, психологически.

Мини-Афганистан для России уже гарантирован, это почти очевидно. Ну, а про Украину все-равно не забудут, это было временное перемещение вектора политической риторики и дискурса. Напротив, мы видим, что Киев, его хозяева, убедившись, что Путин и Россия сдают Донбасс на волю победителя, уже начинают переносить своё внимание на Крым. Открывается продовольственная блокада, открывается тема электрического отключения Крыма… Какой здесь может быть выигрыш? Никакого.

И последнее: политическая изоляция будет продолжаться, я прогнозирую, что на заседании Генеральной Ассамблеи готовятся провокации, унижения, диффамация нашего президента в момент выступления, и в контексте, и в кулуарах работы Организации Объединённых Наций.

Поэтому, к сожалению, квалификация момента такая: мы вновь видим непредсказуемость, ненадёжность, нестратегичность, авантюрность и непрофессиональность внешней политики России. К несчастью, механизм принятия решений монополизирован и они будут воспроизводиться на уровне подобного качества до тех пор, пока за внешнюю политику отвечает наш президент Владимир Владимирович Путин. К сожалению, прогноз вот такой. Хотел бы дать другой — не могу.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Прыжок России в Сирию


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.