Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Воспоминания о Совке. Советская партноменклатура

  • Воспоминания о Совке. Советская партноменклатура
  • Смотрите также:

В обсуждении к одной из прошлых заметок выяснилось, что тема советской партноменклатуры требует некоторого пояснения. О чём, в частности, попросила inga_ilm  . Что я сегодня и делаю. Ибо без чёткого понимания этого своеобразного общественно-политического явления – партноменклатуры – сложно если не невозможно понять суть т.н. «советской системы». Да и многие события дней сегодняшних остаются несколько неправильно поняты, если не иметь в виду, что на постсоветском пространстве номенклатура никуда не делась.

Что первоначально означал этот термин не так уж и важно. В принципе, номенклатура – это некоторый классификационный перечень. В связи с чем очень часто под термином «номенклатура» понимают просто всех крупных и средних советских чиновников. То есть термин «номенклатура» воспринимают как синоним таких терминов, как «чиновничество» или «бюрократия». Что в корне не верно. Чтобы понять разницу между бюрократией и номенклатурой, скажу пару слов о пресловутой бюрократии.

Слово это – бюрократия – давно уже приобрело негативный смысл. И, однако же, бюрократия – это, так сказать, необходимое зло. Просто невозможно организовать управление государством, или даже хотя бы какой-то одной частью государственного аппарата, без бюрократии. Словом, нравится это кому-то или нет, но без разветвлённой иерархии государственных чиновников ничего работат 19fcf ь не будет. Без бюрократии не будет циркулировать документопоток, а без этого, собственно, всё остановится.

Конечно, бюрократия склонна к разбуханию, она стремится выстроить между собой и людьми барьеры бездушного формализма, она склонна возводить параграфы различных актов в абсолют, но другого механизма человечество не выдумало. Скажем, глава государства не может реализовывать свои полномочия (какие бы уж они там у него ни были), без отлаженного механизма прямой и обратной связи, которой и осуществляется посредством бюрократического аппарата. Тоже самое можно сказать и про главу правительства, про министров, про судебные органы и т.д. и т.п. То есть в общем смысле, бюрократия – это совокупность всех чиновников в государстве. Всегда хочется, чтобы их было как можно меньше, но очевидно, что как не минимизируй их, полностью обойтись без армии чиновничества невозможно в принципе.

Как устроено типичное государство? У государства есть глава – как бы он там ни назывался. До 1917 года это был император, после 1991 года – это президент, а в СССР главой государства был… правильно, Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Прощу обратить внимание на это – формальным главой государства в СССР считался вовсе не Генсек ЦК КПСС (это мы ещё обсудим подробнее чуть далее).

В государстве есть правительство, состоящее из министров и близким им по рангу руководителей. Соответственно, есть и глава правительства. Сейчас эта должность называется премьер-министр, а при Брежневе – Председатель Совета Министров СССР (а при товарище Сталине, например, Председатель Совета Народных Комиссаров). Есть в государстве Верховный суд, есть Генеральная Прокуратура. Есть законодательные органы (сегодня это Госдума, а в СССР это был пресловутый Верховный Совет СССР). Есть органы региональной и местной власти: сегодня это аппараты губернаторов, мэрии, префектуры, управы, а в СССР это были Советы и Исполкомы (собственно, именно они и назывались советской властью). Есть в государстве и различные общественные объединения, партии, творческие и профессиональные союзы и т.д. и т.п.

Очень часто, рассуждая, чем в политическом плане отличался СССР от нормального государства, говорят, что в СССР существовала всего одна партия. И вот это было коренным отличием. И эта единственная партия управляла государством. Это так. Но вопрос: как именно она управляла? Каков был механизм тотального контроля коммунистической партией всей общественной и экономической жизни страны?

Обычно на этот вопрос отвечают следующим образом: поскольку в СССР практически все руководители любого уровня должны были состоять в КПСС, а в некоторых областях деятельности даже рядовые сотрудники должны были быть коммунистами, то вот в этом и крылось тотальная управляемость коммунистами советским обществом.

Однако то, что почти все руководители всех бюрократических советских учреждений были коммунистами – это не механизм, а условие власти компартии. А каков был механизм тотального управления? А механизм как раз и заключался в номенклатуре. И тут мы вплотную подходим к описанию этого явления.

Как устроена любая партия? Это разветвлённая сеть региональных ячеек (первичек), которые объединяются в структуры более высшего порядка по территориальному принципу (а в СССР ещё и по производственному), например в масштабах города или района. Соответственно, для этого существует какой-то орган управления. Несколько городских организаций (в рамках, например, области), объединяются в областную организацию, с соответствующим органом управления. Ну а ещё выше всё это объединяется в единую партию в масштабах страны с соответствующим высшим партийным органом. По другому не бывает.

Точно по такому же принципе строилась и КПСС. Соответственно, промежуточные руководящие коммунистические органы назывались: горкомы, райкомы, обкомы, крайкомы. А самый высший орган назывался Центральным Комитетом КПСС, который возглавляло Политбюро, с Генеральным секретарём во главе. По логике вещей, все эти райкомы и обкомы должны были состоять из некоторого количества партийной бюрократии, которая должна была бы заниматься следующими вопросами: вопросы приёма и исключения из партии, организационные вопросы, хозяйственными и финансовыми делами организации, разбором личных дел членов партии, то есть сугубо внутренней деятельностью партийных организаций и отдельных членов. В любой партии именно этими вопросами ограничивается весь перечень вопросов, которыми занимаются промежуточные партийные подразделения.

Однако в СССР функции всех этих райкомов и обкомов были шире, значительно шире. Рассмотрим типичную структуру обкома КПСС в брежневскую пору.

Областной комитет КПСС (обком) состоял из бюро, секретариата и отделов. Какие же это были отделы: отдел организационно-партийной работы, отдел агитации и пропаганды, партийная комиссия, общий отдел, финансово-хозяйственный отдел. То есть, это как раз отделы, которые занимались теми вопросами партийной жизни, которые я перечислил в предыдущем абзаце. Всё вроде красиво. И однако же это была только надводная часть айсберга.

В каждом обкоме существовали также ещё следующие отделы: промышленно-транспортный отдел, отдел лёгкой и пищевой промышленности, отдел строительства, отдел науки и учебных заведений, сельскохозяйственный отдел, отдел административных и торгово-финансовых органов. Иногда эти названия могли варьироваться, например, вместо единого промышленно-транспортного отдела в обкоме (или крайкоме) могли существовать два отдела – отдел промышленности и отдел транспорта и связи. В некоторых обкомах и крайкомах могли существовать отделы по конкретному виду промышленности, по которой специализировалась данная область (например, отдел угольной промышленности).

Не стоит, наверное, говорить, что точно такая же структуру была и на нижнем уровне (райкомы) и на верхнем – Центральный Комитет партии (с небольшими вариациями). И вот тут неискушённый в знании советских реалий человек должен бы задаться вот каким вопросом: что за чёрт? Для чего в органах партийного управления КПСС существовали отделы, который структурно дублировали министерства и ведомства правительства?

Я ещё раз остановлюсь на этой «странности». Возьмём какой-нибудь завод, например, по производству турбин для ГЭС. Этот завод подчинялся соответствующем министерству – тяжёлого машиностроения. В рамках этого министерства завод получал план (на пятилетку, годовой, квартальный, месячный), который и должен был выполнить. И, соответственно, в рамках выполнения или невыполнения плана руководство завода было подотчётно своему министерству. Или, допустим, какой-нибудь институт, он подчинялся министерству высшего образования. Ну и т.д. Вроде бы схема обычная и каких-то дополнений в плане управления не требует.

Однако же в СССР всё было совершенно не так. А именно: помимо подчинения профильному министерству, любое предприятие или организация были подотчётны обкому партии, на территории которого располагались. Например, то самое предприятие по выпуску турбин, контролировалось промышленным отделом соответствующего обкома. Директор этого предприятия в обязательном порядке был коммунистов и находился в двойном подчинении – у своего министра (или главы ведомства) и у обкома. И какое из подчинений было более жёстким сказать так сразу нельзя. Обкомы присылали на предприятия своих инструкторов, наблюдателей, уполномоченных и т.д. и т.п., задача которых заключалась в контроле над выполнением плана, а подчас и корректировка этого плана в соответствии с партийными установками.

Таким образом уникальность советской системы заключалась в том, что руководящие органы партии были также органами, дублирующими ряд функций министерств и ведомств. Конечно, соответствующие отделы обкомов и райкомов не занимались выделением фондов, налаживанием связей между предприятиями министерства, но они занимались главным – контролировали каждый чих руководства предприятием и наказывали его.

Так вот вся эта иерархическая структура: горком – райком – обкомы – ЦК, вернее партийные сотрудники, и представляли собой пресловутую партноменклатуру. Номенклатура получала зарплату исключительно за то, что работала в райкомах и обкомах. Помимо зарплаты, как таковой, она имела доступ к спецраспределителям. Считается, что спецраспределители Сталин ввёл для того, чтобы контролировать расходы партийной номенклатуры и, таким образом, бороться коррупцией в этой среде. Возможно такая идея в самом деле присутствовала. Однако в условиях тотального советского дефицита, спецраспределители очень быстро стали одной из главных привилегий номенклатуры. Ещё одной из привилегий были ведомственные санатории, дома отдыха, больницы и санатории.

Номенклатура пронизывала и контролировала всю жизнь советского общества. Не было ни единого экономического или общественного элемента, который бы в СССР оставался вне внимания обкомовской или райкомовской номенклатуры. Отсюда, собственно, и название такого общества – тоталитаризм, то есть общество тотального контроля. Неверное однако утверждать, что это был тотальный контроль со стороны всей партии. Дело в том, что между членами КПСС и номенклатурой был известный зазор и каждый коммунист понимал, чем он отличается от представителя райкома или обкома. Простые коммунисты никак не могли повлиять на номенклатуру. Поэтому правильнее было бы сказать, что в СССР вся общественная и экономическая жизнь находилось под жёстким неусыпным контролем не всей КПСС, а её элиты – номенклатуры.

Как же человек попадал в номенклатуру? Основных путей было два: он либо призывался с производства (разумеется, он должен был быть коммунистом), либо приходил из соответствующих органов ВЛКСМ. Например, представитель райкома ВЛКСМ мог за особое рвение быть рекомендован в райком КПСС. ВЛКСМ вообще рассматривался коммунистами, как кадровый резерв партии. Однако не весь ВЛКСМ, а комсомольская номенклатура. Комсомольская номенклатура, конечно, была пожиже в коленках, ибо не могла контролировать промышленные предприятия. Однако же общим навыкам, столько необходимым для настоящей партийной номенклатуры, в комсомольских райкомах и обкомах учили очень хорошо.

Формально и в КПСС, и в ВЛКСМ существовала демократия (демократический централизм), то есть все руководящие органы избирались общим собранием членов организации. Но это на бумаге. А реальность была иной. На самом деле руководитель любого уровня назначался партийным бюро вышестоящего уровня, а общее собрание было лишь формальным обрядом, так сказать, подтверждением того, что общее собрание принимает к сведению, что вышестоящие товарищи назначили такого-то человека в руководители.

Происходило это так. Бюро обкома (состоящее из первого секретаря обкома и начальников отделов) принимало решение, что в такой-то райком первым секретарём должен быть назначен Тютькин. После этого собиралась районная конференция делегатов от первичек района. На конференции представитель обкома произносил ритуальную фразу: «есть мнение» и озвучивал имя того, кого обком назначил на пост первого секретаря. Слово «назначил» конечно не произносилось. А говорилось, что обком считает, что вот такой-то товарищ лучше всего подходит и «рекомендует» районной организации избрать именно его. Поскольку других вариантов не было, то обряд голосования (За? Против? Воздержались?) сакрально подтверждал выбор обкома. Первых секретарей обкома, кстати, назначали точно также. Только назначало их главное коммунистическое бюро – Политбюро ЦК КПСС.

Таким вот образом номенклатура на основе партийных бюро и партийных комитетов осуществляла свою власть. Поскольку извне ни один желающий попасть в номенклатуру не мог, а номенклатура сама призывала к себе тех людей, которых считала достойными, то такой механизм был сродни масонским ложам, а то и просто мафиозным кланам. При этом, именно номенклатура осуществляла весь контроль и управления жизнью всего и вся в СССР. Ни одна газета не могла напечатать ничего, что не получило бы одобрения в отделе обкома или райкома, ни один спектакль не мог выйти, ни один фильм.

А контролировал ли кто-нибудь саму номенклатуру? Нет, никто её не контролировал. Даже пресловутый КГБ был абсолютно бессилен против номенклатуры. Более того, хотя КГБ СССР формально подчинялся Совету Министров СССР, но реально сотрудникам госбезопасности вдалбливали, что они являются инструментом партии и полностью ей подчиняются. Тем более ничего не могла сделать с номенклатурой прокуратура. Чтобы возбудить уголовное дело против номенклатурщика, прокуратура должна была заручиться разрешением соответствующего райкома или обкома. И, полагаю, нет смысла говорить, что такого разрешения практически никогда не выдавалось. Конечно, даже против простого коммуниста было не так просто возбудить уголовное дело, если райком был против. Но всё же райком мог выдать коммуниста, просто исключив его из партии (это и было знаком, что против такого-то можно возбуждать уголовное дело). Но номенклатура сама себя защищала по мафиозно-корпоративным правилам.

Понятное дело, что очень быстро номенклатура превратилась в такую закрытую элиту, которая понимала свою полную безнаказанность со стороны общества и одновременно привыкла к тому, что все остальные люди полностью подчиняются ей, номенклатуре. Номенклатурщик номенклатурщика отличал точно также, как какой-нибудь тайный масон выискивал в толпе брата-масона. Самое главное отличие номенклатуры от государственно-хозяйственной бюрократии заключалась в том, что номенклатура жили не во имя государства или народа, а во имя самой себя – номенклатуры. Хорошо было то, что полезно номенклатуре и плохо то, что представляет угрозу номенклатуре.

Ещё одно отличие – выстраивание горизонтальных связей. Классический бюрократ не станет общаться с бюрократом своего уровня, но из другого ведомства иначе, кроме как через бюрократическую волокиту документооборота. И один бывший сотрудник министерства не станет считать «своим» какого-нибудь другого бывшего сотрудника другого ведомства. А вот номенклатурщики все между собой братья (опять же почти как у масонов). Я помню, когда я ещё искренне верил в существование какой-то непримиримой оппозиции, то когда попал в Мандатную комиссию Госдумы, был несколько шокирован тем обстоятельством, что руководитель аппарата Мандатной комиссии (а Мандатную комиссию возглавлял тогда член ЦК КПРФ), на короткой ноге с чиновниками из московской мэрии и постоянно неформально обменивается с ними актуальной информацией. Но всё объяснялось тем обстоятельством, что в своё время он работал в МГК КПСС, точно также, как и многие сотрудники аппарата московской мэрии. Номенклатурное братство и телефонное право.

Кстати, особенная ненависть главных коммунистов к Ельцину заключается вовсе не в том, что Ельцин разрушил СССР. Вовсе нет. Ельцину в первую очередь в вину ставили (хотя и не декларировали это публично) то, что он фактически предал корпоративные номенклатурные интересы и связался с плебсом. То есть предал номенклатуру. Но при этом где-то признавали, что Ельцин имеет право на власть, поскольку он был кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС – одна из самых высших ступеней в номенклатурной иерархии.

Поскольку Ельцин был одним из главных номенклатурщиков (хотя и предавшим корпоративные интересы), бывшая советская партноменклатура при нём не могла заявить о своих претензиях на восстановление той роли, которую она играла при СССР. Однако же и отказываться от своих амбиций не собиралась. Ситуация кардинально изменилась, когда государство возглавил выходец из госбезопасности. Для всех людей госбезопасность представлялась весьма и весьма жёстким учреждением. Но не для номенклатуры. Ибо с советских времён КГБ в глаза номенклатуры – это сугубо подчиненный инструмент власти номенклатуры. И с этого момента начался ползучий номенклатурный реванш.

Поскольку, как я сказал, номенклатура – это не обычная бюрократия, а закрытая корпорация по типу масонских лож (ну или, если кому-то больше нравится – мафиозных кланов), да к тому же ещё с претензией на тотальный контроль над обществом, то такого рода реванш, если он осуществится полностью, чреват серьёзными изменениями.

Вот свежий пример. В белгородской области со ссылкой на волю губернатора Евгения Савченко, началась «борьба с хеви-металлом, как сатанинской музыкой» (http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1371891&NodesID=7).. Это настолько в духе СССР, что просто оторопь берёт. Спрашивается, с какой это стати губернатор, то есть, собственно, государственный чиновник, который должен следить за соблюдением закона, а также за исправностью дорог и зданий, вдруг лезет в личную жизнь людей? По какому праву? А ответ можно найти в его биографии, на официальном сайте: «Работал в советских и партийных органах районного и областного звена». То есть он выходец из советской партийной номенклатуры, а для номенклатуры вполне нормально пытаться подчинить своему контролю вообще всё, что происходит на подведомственной территории.

Сейчас много говорят о свободах и их уменьшении в РФ. Ну так ничего странного в этом нет, ибо душителями свобод являются не пресловутые спецслужбы, а номенклатура. И чем больше прав вновь забирает бывшая советская номенклатура, тем меньше у граждан свобод. Тут зависимость линейная.

Всем памятен случай с шашлычной «Антисоветская». Напомню, что префект Митволь «прислушался» к мнению «ветерана Долгих» и распорядился вывеску ликвидировать. Если посмотреть на дело через призму знания о партноменклатуре, то мы увидим, что Долгих – это не какой-то ветеран, а один из высших советских номенклатурщиков – член Политбюро! И в ситуации ползучего номенклатурного реванша, те представители номенклатуры, которые составляют костяк московской власти, испытывают перед ним пиетет (как масон низкого градуса будет всегда испытывать пиетете перед масоном более высокого градуса). А Митволь, собственно, с номенклатурной точки зрения – никто. Поэтому он должен просто тупо выполнять любой приказ номенклатуры высочайшего уровня (Долгих в данном случае). И выполнил. Ибо, видимо, хорошо чует, куда ветер дует.

Ну вот, наверное, собственно и всё. Ещё раз повторю: номенклатура – это не классическая бюрократия, а совершенно уникальное явление. Номенклатура претендует на подчинение всей жизни государства своей воли и осуществляет свой номенклатурный реванш. Пока ещё полная победа не одержана. Но часть пути в это направлении уже пройдена.

Ну а в качестве иллюстрации предлагаю фрагмент из фильма «Деревенский детектив» (Киностудия им. М. Горького, 1969 год), в котором участковый Анискин (в исполнении Михаила Жарова) вступил в конфликт с номенклатурщиком – уполномоченным района. Правда номенклатурщик ещё совсем мелкий, только-только начинает делать свои первые шаги. И однако же уже видно, что такое – номенклатура и как она оценивает свою роль в жизни общества и свои права этим обществом управлять:
https://www.youtube.com/watch?v=rY_tgeqJUMM
Вот, если кратко, что такое – номенклатура. В общем, закругляясь, а то и так что-то уж очень много понаписал. Возможно что-то и упустил. Но основное передать, думаю, удалось. И надеюсь понятно теперь, что очень опасно путать номенклатуру с обычной чиновной бюрократией.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Воспоминания о Совке. Советская партноменклатура


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.