Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Политические аспекты празднеств в Китае

  • Политические аспекты празднеств в Китае
  • Смотрите также:

Прошедшие в КНР празднества по случаю окончания войны на Тихом океане, центральным элементом которых стал военный парад в Пекине на площади Тяньаньмэнь, представляют интерес с разных точек зрения, но прежде всего в контексте развития игры в АТР в целом и в Северо-Восточной Азии (СВА) в особенности.

Ряд сопутствующих празднованию событий дают повод для фиксации “ходов” ведущих игроков, которые делались как накануне, так и в ходе мероприятий в Пекине. В частности, немаловажно отметить формат представительства (уровень, персоналии), а также встреч (кто, с кем и о чём беседовал) уже во время празднования. В этом плане торжества в Пекине стали ещё одной региональной политической площадкой (хотя и одноразовой) в добавление ко многим другим.

Главным иностранным гостем на празднествах стал президент РФ В.В. Путин. Его переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином были плодотворными в различных аспектах двусторонних отношений и стали очередным свидетельством их поступательного развития.

Огромное значение для ситуации в регионе и в мире в целом имеет состояние отношений между США и Китаем. Поэтому пристального внимания заслуживают американо-китайское маневрирование накануне как 3 сентября, так и предстоящего вслед за этой датой первого официального визита Си Цзиньпина в США. С учётом очередного обострения отношений между обоими ведущими мировыми 12ca8 игроками (главным образом в связи с событиями в Южно-Китайском море), вполне ожидаемым было игнорирование президентом США, а также руководством других ведущих западных стран приглашения посетить праздники в Пекине.

Однако само состояние этих отношений носит далеко не однозначный характер, о чём свидетельствует прибытие в Пекин накануне праздников Сьюзан Райс, занимающей пост советника президента США по национальной безопасности, то есть одну из главных должностей в американской администрации. Следует напомнить, что именно С. Райс осенью 2013 г. (практически сразу после вступления в эту должность) впервые высказала возможность присоединения КНР к Транс-Тихоокеанскому партнёрству (ТТП) – центральному элементу пресловутого американского “разворота в Азию”, изначально направленного против Китая.

Главной темой поездки С. Райс в КНР стало окончательное согласование повестки дня предстоящих переговоров между Б. Обамой и Си Цзиньпином. Ранее с аналогичными целями посещали США высокопоставленные китайские чиновники, в частности, генерал-полковник Фань Чанлун – один из двух заместителей Си Цзиньпина на посту председателя Центрального военного совета КНР.

Сам же предстоящий американо-китайский саммит станет важнейшим событием мировой политики, по содержанию и итогам которого можно будет делать некоторые прогнозные оценки относительно перспектив формирования не только региональной, но и глобальной политической карты.

По значимости вторым после В.В. Путина иностранным лидером на прошедших в Пекине мероприятиях стала президент Республики Корея (РК) Пак Кын Хе. Её присутствие на них вызвало двойственную реакцию как Японии, так и в США.

Японской прессой, с одной стороны, было выражено явное недовольство участием президента РК “не столько в праздновании победы над Японией, сколько в демонстрации военной мощи [Китая] и фальсификации истории”. В подтверждение последнего пассажа напоминается, что 240 тыс корейцев служили в годы войны в японской армии. Кроме того, воспроизводится тезис времён «холодной войны» о том, что вооружённые силы ныне правящей КПК якобы вообще не участвовали в войне с Японией.

В то же время положительно было оценена договорённость между Пак Кын Хе и Си Цзиньпином о проведении в октябре с.г. трёхстороннего саммита с участием премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Такая встреча могла бы иметь позитивные последствия для стабилизации ситуации в СВА. Россия, несомненно, заинтересована в том, чтобы такой позитив, наконец, наметился в субрегионе, частью которого является российский Дальний Восток.

Что касается США, то положительные оценки визита Пак Кын Хе в Пекин обусловлены надеждами на “изоляцию Северной Кореи”. Следует, однако, напомнить, что у Вашингтона свои интересы в СВА, связанные с давними планами формирования тройственного военно-политического союза антикитайской направленности в составе США-Япония-РК. До сих пор эти планы оставались на бумаге главным образом по причине сложных японо-южнокорейских отношений. Однако в случае ослабления (или тем более разрешения) этих противоречий в формате треугольника Китай-Япония-РК, перспектива реализации упомянутых американских планов станет тем более призрачной.

Всё большее значение для ситуации в АТР приобретает и трансформация японо-китайских отношений. В этом плане представляют интерес продолжавшиеся всё лето двусторонние манёвры вокруг вопроса о посещении пекинских празднеств премьером Японии С. Абэ, которое в итоге так и не состоялось. Однако на этом не завершилась интрига вокруг вопроса о японском представительстве на праздновании в Пекине, участвовать в котором отправился (или был послан?) 91-летний Томиити Мураяма – жёсткий критик позиции С. Абэ в вопросе оценки недавней истории Японии.

С японской стороны это был гроссмейстерский ход, сделанный, видимо, не без участия оппонента по двусторонней игре, то есть Китая. Занимавший в 1994-1996 гг. пост премьер-министра, Т. Мураяма воплощает собой образ той Японии, с которой нынешнее китайское руководство связывает перспективу (всё ещё достаточно гипотетическую) позитивного развития двусторонних отношений. Воспроизведения именно его “заявления” от 1995 г. (в котором, в частности, выражалось “искреннее раскаяние” в содеянном японской армией в ходе этой войны и “приносились извинения” пострадавшим народам) требовало китайское руководство от С. Абэ во время выступления последнего по тому же поводу 70-летия окончания войны на Тихом океане.

Нельзя исключать прямого или косвенного участия Т. Мураямы в переговорах между Пак Кын Хэ и Си Цзиньпином, следствием которых и стала упоминавшаяся выше договорённость о проведении в октябре с.г. трёхстороннего саммита в Сеуле.

Наконец, обратила также на себя внимание негативная оценка Японией положительного ответа со стороны Генсека ООН Пан Ги муна на приглашение китайского руководства посетить пекинские торжества. Генсек аппарата японского правительства Ёсихидэ Суга, в частности, заявил о необходимости сохранения ООН в данном случае “нейтральных” позиций, предложив “смотреть в будущее, не акцентируя внимания на некоторых особенностях прошлого”.

В ответе же официального представителя Генсека ООН на это заявление выражалась надежда, что “все страны уделят внимание прошлому и будут смотреть в будущее”.

В целом же маневрирование основных региональных игроков по поводу и на полях прошедшего в Пекине праздника в очередной раз оттенило сложный и промежуточный характер нынешней политической карты АТР.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Политические аспекты празднеств в Китае


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.