Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Почему Россия хочет спасти Асада?

  • Почему Россия хочет спасти Асада?
  • Смотрите также:

Замеченная за последние несколько недель необычная военная активность России в Сирии наводит на мысль о предстоящем российском вмешательстве против Исламского государства. Такая перспектива вызывает беспокойство в США. Дело в том, что хотя у них общий противник, Исламское государство, цель Москвы заключается в выживании режима Башара Асада, заклятого врага Вашингтона.

Atlantico: Последние несколько месяцев и особенно за последние недели были замечены передвижения российских войск, которые наводят на мысль о том, что Россия готовит вмешательство в Сирии, хотя Владимир Путин и не говорит об этом официально. Что именно указывает на такую возможность? 

Сириль Бре: Точная оценка военной ситуации в Сирии чрезвычайно сложна и опирается на конфиденциальные разведданные, о которых запрещено в подробностях говорить в открытых источниках. В любом случае, военная помощь России режиму возникла еще во времена холодной войны. Сирийская армия пользуется российским оружием, частично прошла подготовку у российских инструкторов и консультируется с военными советниками, которым отводится немалая роль в планировании и разведке. 

С начала гражданской войны российские власти неизменно оказывают дипломатическую поддержку режиму Асада и расширили военную помощь.

Все нынешние «утечки» насчет российской бронетехники и войск в Сирии на самом деле — секрет Полишинеля. Россия действует в регионе по стратегическим причинам, о которых я расскажу чуть ниже. 

По сути, сирийский конфликт уже давно перестал быть национальным и даже региональным: американские беспилотники и спецподразделения пров 1677d одят операции против ИГ, иранские элитные отряды борются с исламистами и другими мятежниками, турки внимательно следят за развитием конфликта у их границ и т.д. Сегодня сирийский конфликт оказался на перекрестке более или менее явных международных военных вмешательств. 

Александр Дель Валь: Пока ничего нового во всем этом нет, потому что российские солдаты, инструкторы и пилоты уже давно оказывают поддержку правительственным сирийским войскам. 

В любом случае, если авиаудары действительно начнутся, это будет лишь продолжением поддержки ценного для Москвы сирийского союзника. Кроме того, отметим, что Владимир Путин уже не раз предлагал Западу провести совместные операции, и что именно Запад всегда отказывался выступать против исламистского врага, который в равной степени грозит мусульманам, европейским странам и России. 

— Какой вывод можно сделать из этой ситуации? В чем заключаются планы России? Почему ей было бы выгодно действовать в одиночку? 

Сириль Бре: Интересы России в регионе в целом и в Сирии в частности хорошо всем известны. Возникли они не вчера. 

Первая важная цель российских властей появилась еще во времена империи. Это выход к теплым морям, которые не покрываются льдом. Он возник с формированием российского флота Петром I в 1696 году и стал причиной расширения империи на юг, в частности при Екатерине II. Военно-морская база в сирийском Тартусе чрезвычайно важна для российского присутствия в восточном Средиземноморье. С подписанием соглашения в 1971 году между СССР и Сирией Тартус служит точкой заправки судов и логистическим центром. Как и в Крыму со стратегически важным Севастополем, российская политика в стране в значительной мере объясняется необходимостью сохранить унаследованную со времен холодной войны базу. Это рычаг влияния за пределами проливов. 

Второй важный момент для российских властей — поддержка режима, который способен дать отпор двум главным союзникам США в регионе: Израилю и Саудовской Аравии. Усиление альянса с Тегераном и поддержки Дамаска превращает Москву в центр сопротивления суннитским державам в регионе. Гипотетическое вмешательство России могло бы преследовать цель консолидации оси Дамаск-Тегеран и предотвращения свержения сирийского государства суннитами ИГ. 

России сейчас едва ли выгодно действовать в одиночку. Ведь это лишь усилило бы ее относительную дипломатическую изоляцию, то есть обострило напряженность в отношениях с Западом. В то же время это продемонстрировало бы ее решимость предпринимать активные действия на Ближнем Востоке, не ограничиваясь Украиной, балтийским регионом и Арктикой, способность проводить внешние операции вдали от границ. В любом случае, одностороннее вмешательство кажется мне сейчас маловероятным, учитывая финансовые трудности российского государства. 

Александр Дель Валь: Намерения России гораздо прозрачнее западных. Запад утверждает, что хочет бороться с Исламским государством, но при этом помогает другим, так называемым «умеренным» исламистам во многих движениях. Так, например, «Аль-Каида» скрывается за куда более привлекательным названием «Джаиш аль-Фатх» или «Армия завоевания», которую поддерживают Катар, Турция, Саудовская Аравия и, пусть и не напрямую, Запад... Друзья Запада вроде Катара, Саудовской Аравии и Турции помогают этому движению и тем самым ведут двойную игру. Поэтому западная стратегия куда более странная и непоследовательная, чем российская. Россия всегда отдавала предпочтение шиитам, которые не устраивают терактов на ее территории, и борется с не раз отметившимися с 1990-х годов радикальными исламистами. Запад хочет свергнуть Башара Асада и в то же время победить Исламское государство, избегая объединения со всеми его врагами и проведения наземных операций...

Намерения России куда прозрачнее: обеспечить выживание режима Башара Асада в противостоянии с врагом, Исламским государством или кем-то еще. Она поддерживает Дамаск в борьбе с исламистским суннитским восстанием. Ее стратегии не отказать в последовательности. У нее есть четкий враг и четкий союзник, тогда как у Запада — несколько противоречивых и двусмысленных партнеров. Сирия — единственный реальный ближневосточный союзник для России, которая пользуется там военно-морской базой в Тартусе и получает тем самым выход в Средиземное море. Ни один другой режим не позволяет ей разместить у себя флот. На протяжение многих лет у Москвы нет другого выхода в Средиземное море. Поэтому России необходимо, чтобы сирийский режим выжил. Москва хотела бы привлечь к борьбе с исламистами и другого союзника Дамаска, Тегеран, но Запад дал добро на массированные бомбардировки шиитских сепаратистов в Йемене, которые представляют собой лучший заслон от «Аль-Каиды» и ИГ... Вообще, позиция России предельно прозрачна, и нам остается лишь удивляться тому, как Запад пытается вставить ей палки в колеса, оказывая давление на Грецию и Болгарию с тем, чтобы они закрыли свое воздушное пространство для направляющихся в Сирию российских самолетов. Чего пытаются добиться страны НАТО? Россия для них хуже ИГ? 

Некоторое время назад Россия больше говорила, чем делала. А сегодня, при нынешнем положении дел в ее экономике, не уверен, что она сможет долгое время вести масштабные операции. Поэтому всем нам, европейцам (у нас, кстати, тоже кризис), россиянам и американцам, нужно проявить солидарность и сформировать эффективный антиисламистский фронт. 

— Почему США опасаются российского вмешательства в Сирии? Какими могут быть последствия? 

Сириль Бре: Опасения США связаны с влиянием Росси в регионе. Сейчас Америка оказалась в деликатном положении: ей приходится иметь дело с иракским фиаско, которое усиливает позиции багдадских шиитов, а недавно она подписала соглашение с Ираном в рамках «шестерки», но так и не смогла взять под контроль сближение с ним. Вообще, Россия пытается представить себя альтернативой США, как в Сирии, так и на оружейных рынках. Более активное вмешательство в Сирии подчеркнуло бы этот статус стратегической альтернативы Западу в регионе. 

В целом, у США складывается (неоправданное) ощущение, что Россия обходит их в Арктике, на Ближнем Востоке и на Балтийском море. И они считают важным наверстать это гипотетическое отставание. 

Александр Дель Валь: США потворствуют политике своих союзников-исламистов из Персидского залива. Они не заинтересованы в победе Исламского государства, но не нужно им и возвращение режимом Башара Асада контроля над страной. У США и Запада тут два врага: Башар Асад и Исламское государство. Они не хотят помех со стороны России, которая явно стремится сохранить Башара. Они согласны насчет борьбы с ИГ, но придерживаются кардинально противоположных взглядов на будущее Сирии.

Как бы то ни было, в настоящий момент у режима Асада нет никакой другой реальной альтернативы помимо тоталитарного суннитского исламизма или «Братьев-мусульман»... 

У Запада и России отчасти схожие и отчасти противоположные интересы. Исламское государство — общий враг, тогда как режим Башара Асада — враг одного и союзник другого. Пусть разногласия здесь и неполные, они все равно весьма существенны. Я не назвал бы их ужасными или катастрофическими, но они определенно осложняют ликвидацию ИГ. 

— Что ждет Европу в случае усиления влияния России в Сирии?

Сириль Бре: Сейчас российские власти смакуют тот факт, что насчет Сирии были правы они, а не европейцы. Европейская и в первую очередь французская дипломатия назвала режим Башара Асада главной проблемой Сирии, тогда как Россия еще давно по тактическим соображениям говорила об опасности дестабилизации страны исламистами. Российский взгляд на арабскую весну, восстание против Башара Асада и последствия американского вмешательства в Ираке кажется сегодня как никогда оправданным: вместо демократизации и стабилизации Ближнего Востока инициативы 2000-х годов лишь привели к глубокой дестабилизации региона с ужасными последствиями для безопасности Европы. Сегодня Россия напоминает Кассандру: она была права в отношении всех кризисов (миграционных, военных), которые сейчас сотрясают средиземноморский регион. 

Александр Дель Валь: Европа и сама до крайности разобщена. Так, например, Испания сохранила дипломатическое представительство в Сирии, хотя французы отозвали посла. Некоторые страны вроде Франции поспешили угодить Катару и Саудовской Аравии, разорвав все связи с режимом Башара Асада, что было полнейшей глупостью, потому что дипломатические связи нужно сохранять всегда, особенно со странами, которые не объявили нам войну, не угрожают нам и борются с общим врагом, исламизмом (он-то как раз регулярно наносит удары по нашим демократиям). 

Не думаю, что все европейцы были бы против того, чтобы прояснить ситуацию и назвать исламистов единственными своими врагами. Сомневаюсь, что это стало бы катаклизмом на европейском уровне. Последние месяцы многие европейцы даже говорят о необходимости договориться с Ираном или даже частью сирийского режима, чтобы эффективнее нанести удар по Исламскому государству. 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Почему Россия хочет спасти Асада?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.