Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Циклы взлетов и падений

  • Циклы взлетов и падений
  • Смотрите также:

Анатолий Мотылев был образцом эрудированного российского банкира: родился он в семье советской элиты, а поэтому с легкостью вошел в состав элиты российской, которая связана с Кремлем. Он также наладил отношения с руководством Русской православной церкви.

49-летний банкир сторонился публичности — никаких яхт, вилл, шикарных вечеринок. Этот скромный и непритязательный человек носит очки и усы бухгалтера из 1980-х годов. Казалось, что он весь ушел в свой миллиардный банковский бизнес, распоряжаясь четырьмя российскими коммерческими банками и семью частными пенсионными фондами.

Но сейчас, когда его бизнес-империя потерпела драматический крах, у нас на глазах появляется совсем другой Мотылев. Человека, считавшегося незаметным интровертом, сегодня обвиняют в том, что он руководил крупнейшими в России «пылесосными» финансовыми операциями, засасывая в чрево своей империи вклады граждан, которым он предлагал двузначные проценты, но деньги использовал для финансирования своих личных коммерческих предприятий.

Рассказ о взлете и падении Мотылева вызывает и более серьезные вопросы о стабильности российского банковского сектора, который серьезно пострадал от резкого снижения нефтяных цен, неустойчивого курса рубля и западных санкций.

В июле российский Центробанк отозвал лицензии у четырех коммерческих банков Мотылева, среди которых оказался 45-й по размерам активов в России банк «Российский кредит». А в прошлом месяце он лишил лицензий семь частных пенсионных фондов, которыми также руководил Мотылев. В совокупности в четырех банках Мотылева лежали вклады на сумму 159ed более 1,1 миллиарда долларов. В пенсионных фондах, которые в апреле были оценены в один миллиард долларов с лишним, хранились накопления примерно одного миллиона россиян.

На прошлой неделе российский Центральный банк заявил, что обнаружил в балансовых отчетах кредиторов Мотылева дыру на полтора миллиарда долларов. Российские правоохранительные органы сегодня ищут преступные операции, которые могло проводить руководство этих банков. Мотылев не появляется на своем рабочем месте в этих банках с июля, и согласно сообщениям некоторых российских средств массовой информации, он покинул страну, бежав в Британию. Комментарии у бизнесмена получить не удалось.


Похоже, что крах империи Мотылева стал одним из самых громких банковских провалов с момента начала экономического кризиса в России год тому назад. Ожидается, что большую часть потерь пенсионеров и вкладчиков Мотылева покроет государство. Однако кое-кто указывает пальцем не только на банкира, но и на российский Центробанк, позволивший Мотылеву создать банковскую группу стоимостью миллиард долларов.

Как отмечают критики, регулятору следовало действовать намного активнее, в упреждающем порядке, потому что банковские крахи у Мотылева случались и прежде. Он руководил крупным российским кредитным учреждением «Глобэкс», который во время финансового кризиса 2007-2008 годов столкнулся с большими проблемами, из-за чего ему была оказана срочная помощь более чем на 2,5 миллиарда долларов. Совершив операцию по санации Глобэкса, правительственные чиновники обнаружили, что сотни корпоративных заемщиков банка являются компаниями-пустышками, которыми Мотылев пользовался для перекачки денежных средств в свои проекты недвижимости, которые также терпели неудачу.

Аналитики указывают на поразительные сходства между Глобэксом и более поздними коммерческими предприятиями Мотылева. Тем более удивительно, что Центробанк не отозвал лицензии у его банков раньше. «Анатолий Мотылев показал один и тот же фокус дважды. Правительство потратило на санацию Глобэкса 87 миллиардов рублей, а его даже не посадили в тюрьму», — говорит аналитик из московского банка БКФ Максим Осадчий.

Сергей Алексашенко, занимавший пост заместителя председателя российского Центробанка с 1995 по 1998 годы, назвал недавний крах банков Мотылева провалом в работе этого российского регулятора. «Есть люди, которых можно научить, и есть — которых научить нельзя, — говорит он. — Только так можно объяснить данную ситуацию».

Последние полтора года Центробанк наводит порядок в российском банковском секторе, отозвав лицензии у 140 с лишним банков. Данная стратегия является составной частью многолетнего плана по избавлению банковской отрасли от слабых игроков и от так называемых карманных банков, которые хранят активы частных предпринимателей и их семей, зачастую занимаясь отмыванием денег.

Участники рынка в основном приветствуют данную чистку. Однако критики заявляют, что регулятор делает недостаточно, приводя в качестве примера весьма неоднозначную историю Мотылева.

«Регулятор добился значительных успехов, — дипломатично говорит Артем Констандян, работающий председателем правления одной из крупнейших в России частных кредитных организаций „Промсвязьбанк“. — Другой вопрос в том, идеальны ли эти успехи».

Регулятор в попытке навести порядок высветил уязвимые места российского банковского сектора. Они есть не только у известных проблемных банков, таких как у Мотылева, но и у более крупных банковских групп, которые считались надежными и хорошо защищенными.

Признак больших проблем


В декабре выяснилось, что у банка «Траст», занимающего 32-е место в России по размерам активов, имеется прореха в балансе на сумму 28 миллиардов долларов. Позднее цифру уточнили, и она увеличилась до 127 миллиардов. В прошлом месяце Центробанк объявил, что «Пробизнесбанк», у которого есть западные инвесторы, включая шведский фонд East Capital и паевой инвестиционный фонд BlueCrest, держал у себя на балансе фиктивные облигации. К моменту отзыва лицензии у «Пробизнесбанка» долгов было на один миллиард долларов больше, чем активов, о чем сообщил Центробанк.

«Состояние банковской системы хуже, чем кажется, — заявил человек, близкий к одному из акционеров „Пробизнесбанка“. — Я думаю, что „Пробизнесбанк“ является отражением данного явления».

Годы быстрого кредитования и роста частных вкладов скрывали основополагающие проблемы некоторых кредитных учреждений России; однако сейчас, когда число невозвратных кредитов увеличивается, недостатки выходят наружу.

«Нынешний кризис усугубил проблемы этих банков и сделал их более очевидными. Если у тебя слабый организм, и вдруг ты получаешь удар, он может оказаться смертельным», — говорит аналитик Moody’s Ираклий Пипия.

С середины июля Центральный банк отозвал лицензии примерно у десятка банков, что отразилось примерно на одном проценте российских частных вкладчиков. Если в 2008 году в России работала 1 000 банков (это был пик), то теперь их осталось около 800. Но мало кто из этих банков и банкиров может сравниться с Мотылевым.

Мотылев родился в 1966 году в Москве и получил привилегированное воспитание. Его отец Леонид Мотылев был видным советским руководителем, возглавлявшим государственное страховое агентство «Госстрах». Образование он получил в Московском финансовом институте, являвшемся кузницей высокопоставленных кадров для финансового сектора, после чего в 1990-е годы быстро двигался вверх по карьерной лестнице. В 1992 году он создал Глобэкс и Росгосстрах, ставший преемником «Госстраха».

Как пишет русское издание Forbes, в 1996 году Мотылева постигла неудача, когда российские правоохранительные органы задержали банкира по подозрению в том, что он незаконно списывал со счетов Глобэкса активы Росгосстраха. Однако уже через месяц все обвинения были сняты, и казалось, что этот инцидент забыт. К 2002 году Мотылев стал единственным акционером Глобэкса, удерживаясь на этой позиции вплоть до начала финансового кризиса.

В сентябре 2008 года, когда на российских рынках началось обрушение, Глобэкс столкнулся с массовым оттоком депозитов. Тогда Мотылев согласился продать Глобэкс государственному Внешэкономбанку за символические пять тысяч рублей.

Вскоре после продажи назначенный государством управляющий Глобэкса заявил, что банку нужна срочная помощь в размере 87 миллиардов рублей. Как заявили власти, банк давал кредиты фиктивным компаниям-пустышкам, которые помогали Мотылеву рефинансировать его проекты строительства недвижимости. Из нескольких сотен компаний, которые кредитовал Глобэкс, лишь несколько десятков были реальными коммерческими предприятиями с настоящими активами на балансе. Об этом рассказал Виталий Вавилин, возглавивший Глобэкс после его приобретения Внешэкономбанком.

«Крыша» над головой?


Подозрения в том, что в Глобэксе не все чисто, появились задолго до его выкупа. В сентябре 2009 года Дмитрий Тулин, в то время являвшийся партнером в аудиторской компании Deloitte, рассказал о том, что в 2004 году, будучи сотрудником Центробанка, он предупредил руководство о проблемах в Глобэксе, однако его начальство никак на это не отреагировало.

По словам Тулина, через какое-то время он из-за этого уволился. «Работать с таким грузом на душе невозможно, — написал он в 2009 году в своей статье для российского „Аналитического банковского журнала“. — Глобэкс был чемпионом по подделке финансовой отчетности».

Тулин, ныне вернувшийся в Центробанк и руководящий вопросами денежно-кредитной политики, опубликовал статью в сентябре 2009 года. Но уже к концу года Мотылев вернулся на рынок, преисполненный решимости воссоздать банковскую империю, утраченную им во время кризиса.

К концу 2009 года Мотылев создал новую кредитную организацию — московский «АМБ Банк». В 2012 году он вместе с другими инвесторами приобрел банк «Российский кредит» у Бидзины Иванишвили, который готовился стать президентом Грузии. К 2014 году Мотылев стал владельцем еще двух кредитных организаций: московского розничного «М Банка» и базирующегося в Туле банка «Тульский промышленник». Он также начал вкладывать деньги в частные пенсионные фонды.

Когда регулятор этим летом отозвал лицензии у мотылевских пенсионных фондов, обнаружилось, что пенсионные накопления стали залогом недвижимости строительных проектов в московских пригородах. Эти проекты носили такие названия как «Лунный берег», «Берег мечты», «Морской берег», а создавала их компания ForTrade, тесно связанная с «Российским кредитом» и с Мотылевым. Как отмечают аналитики, реальная стоимость недвижимости могла составлять менее половины того, что рекламировалось в залоговых ценных бумагах.

Кроме сделок с недвижимостью, Мотылев вкладывал средства в находящиеся в бедственном положении компании, которые даже до кризиса не имели никаких надежд на восстановление. Обнаружилось, что пенсионные фонды купили акции близкой к банкротству горнодобывающей компании, а также практически несостоятельной птицефабрики.

В своем интервью заместитель председателя Центробанка Михаил Сухов сказал, что все четыре банка Мотылева инвестировали вклады в различные коммерческие проекты, связанные с этим человеком. «Это концептуальный провал, — заявил Сухов. — Нельзя собирать на рынке деньги, а потом вкладывать их в проекты, которые ты сам финансируешь».

Отвечая на вопрос о том, почему ЦБ не попытался положить конец схемам Мотылева раньше, Сухов заявил, что регулятор не мог отозвать лицензии по своему усмотрению, да и причин для беспокойства у него не было вплоть до 2013 года, когда Мотылев приобрел свой самый крупный банк «Российский кредит».

Сухов сказал, что последняя череда банкротств Мотылева оказалась намного сложнее, чем выкуп Глобэкса. На сей раз общая разница между активами и пассивами была меньше, и создалось впечатление, что регулятору придется спасать меньше реальных активов.

«В случае с Глобэксом в конце оставались активы, которые можно было передать другому собственнику, — сказал замглавы Центробанка. — В нынешней ситуации, которую анализируют до сих пор, налицо большая отрицательная разность между суммой залога и рыночной стоимостью имущества. Там мало активов, которые можно реально потрогать».

Остается множество вопросов относительно того, как Мотылеву удалось создать такую же схему во второй раз. Кое-кто считает, что банкир пользовался протекцией кого-то из правительства. Такое явление в России называется «крыша».

Как сообщает российская пресса, Мотылев принимал участие в деятельности Клуба православных предпринимателей, который объединяет бизнесменов, тесно связанных с Русской православной церковью. Его членом также является советник президента Сергей Глазьев.

Глазьев отказался прокомментировать случай с Мотылевым. Клуб православных предпринимателей заявил, что Мотылев не является его официальным членом.

Бывший коллега Мотылева не стал вставать на защиту банкира, однако высказал подозрение, что в решении регулятора начать в этом году преследование бизнесмена есть элемент политики. Чиновники из Центробанка и из российского правительства сегодня изо всех сил пытаются сохранить свои должности в условиях кризиса, а поэтому стараются показать, что занимаются делом.

«Отзывы банковских лицензий в последние три месяца случаются очень часто. Это связано с общей атмосферой в стране, а не только с экономикой, — сказал банковский руководитель. — Экономика страны в большой беде. А это значит, что надо что-то менять».


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Циклы взлетов и падений


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.