Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Киев бьется за победуна кинофронте

  • Киев бьется за победуна кинофронте
  • Смотрите также:

Запрет российского кинопродукта должен сыграть на руку украинскому производителю, убеждают киевские политики. Однако, не все так однозначно, ведь без инвестиций у украинского кинематографа, мягко говоря, перспектив не так уж много. 

Является ли житель Петербурга москалем? А якут кацапом? Здесь нет правил перевода, каждый украинец вправе называет те или иные явления в меру своей политической грамотности и воспитания. Эти же сложности перевода возникают при ответе на вопрос: могут ли украинские пенсионерки смотреть фильмы об истории любви золушки-доярки, если этот сериал выпустила Россия?

В начале лета на Украине вступил в силу закон, согласно которому к публичному показу запрещаются все новые фильмы и сериалы российского производства, а также ленты, воплощающие на экране позитивный имидж российского полицейского, солдата, агента спецслужб. За его нарушение украинским дистрибьюторам грозит штраф в размере 10 минимальных зарплат за первый зафиксированный случай, и 50 минимальных зарплат — за каждый последующий, что в пересчете составляет от 30 до 150 тысяч рублей. Не поскупился Киев и на черные списки: стало известно о запрете на въезд в страну Никите Михалкову и еще 16-ти деятелям культуры.

К настоящему моменту запрещены к публичному показу около 400 российских фильмов и сериалов: и про «ментов», и «про любовь», и даже мультфильм про паровозик Тишку. Однако решение не брать ничего российского, означало и то, что в прокат Украины не попали такие актерские фильмы, как «Левиафан» Андрея Звягинцева, который вызвал противоречивую реакцию в кругах церкви и власти. В Украине он был запрещен не по политическим и этическим моментам, а именно по национальному признаку.

С первого взгляда, все происходящее может показаться, как минимум, странной выходкой со знаком «сюр», однако, этот демарш против российского современного «важнейшего из искусств» имеет политическую и экономическую подоплеку. Украинцы уже не смогут посмотреть на легальных основаниях сериалы и фильмы: «Физрук-2», «Горько-2», «Кухня в Париже», «Звезда», «Солнечный удар», «Лениград-46», «Орлова и Александров», новые сезоны «Улицы разбитых фонарей».

Украине нужны свои «Менты»

Этот закон не был принят единогласно, однако, проголосовавшие «против» были обвинены в том, что «представляют интересы огромного промосковского лобби в украинском эфире, и делают все для того, чтобы российская пропаганда в украинском эфире продолжалась». После такого заявления все депутаты стали патриотами «без страха и упрека», вверх взяло коллективное бессознательное.

Председатель Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики Виктория Сюмар во время одного из публичных выступлений изложила идеологическую мотивацию запрета. «Уже год продолжается война в Украине, а мы до сих пор смотрим сериалы, в которых российские «менты» или солдаты являются большими героями… Мы должны заботиться о своем информационном пространстве, о его развитии, что у нас есть своя идеология, своя история, свои приоритеты и ценности. Солдаты должны иметь внутреннюю мотивацию для того, чтобы бороться за свою страну», — заявила она. Таким образом, на украинских телеканалах объявлен кастинг на замещение роли «национального героя» столь необходимого в эпоху кризиса системы. Им, безусловно, должен стать исторический персонаж или современный военный.

Железной рукой в светлое будущее

Сами инициаторы этого закона, говорят, что его принятие — вынужденная мера, «закон является своеобразным принуждением к выработке собственной продукции». Надо сказать, что Украина всегда являлась крупнейшим зарубежным рынком сбыта отечественной кино- и телепродукции. Дешевые сериалы «второй свежести» заполоняли украинский эфир. Естественно, наличие доступного контента расхолаживало собственный кинобизнес. Он шел по пути наименьшего сопротивления, развивая в первую очередь студии пост-продакшен и дубляжа.

После санкций предполагается, что украинские производственные киностудии будут расти, как грибы после дождя, а работать на них будут украинские профессионалы, которым следует срочно пройти курсы «молодого бойца-кинематографиста». В считанные годы, а может быть и месяца, Украине придется выстраивать свои кинобизнес с рынками сбыта и аудиторией, готовой воспринимать сугубо национальный продукт, а также проводить переговоры о закупке сериалов у других стран. Например — у Польши. Она с радостью расширит свой телерынок и займет вакантное место, освобожденное Россией.

По данным генерального директора одного из центральных каналов Украины «1+1» Александра Ткаченко, на сегодня на различных украинских телеканалах запущено от 160 до 250 часов украинских сериалов. «Стоимость этих сериалов сильно уменьшилась. Она в пределах сил украинских телеканалов: от 15 до 50 тысяч долларов за серию». В любом случае, это дорогие деньги по сравнению с тем, что раньше платили за российское «мыло».

Благое начинание. Однако сейчас Украина не финансирует свои новые фильмы. У Госкино Украины денег нет. В этом году были поддержаны лишь те проекты, которые было необходимо, наконец, завершить. С другой стороны, Госкино Украины и ведущие телеканалы подписали меморандум о совместном производстве фильмов. Поможет ли это соглашения найти деньги на проекты — вопрос будущего.

Экранные «враги государства»

Подобное действие со стороны Рады, украинские киношники называют цензурой военного времени, мерой болезненной, но необходимой в разгар кризиса. В то же время в законе о телевидении и радиовещании отдельно прописан запрет фильмов с участием актеров, музыкантов, авторов сценария, режиссеров, продюсеров, попавших в специальный перечень лиц, создающих «угрозу национальной безопасности». Так, в отношении актера Михаила Пореченкова открыто уголовное производство за прецедент «активного присутствия» в местах боевых действий. Те, кто попал в черный список, их запрещено упоминать в СМИ и демонстрировать фильмы с их участием. Аминь!

Справедливости ради, стоит отметить, что и в России также принимаются негласные меры по поводу неприятия украинского кинопродукта. Отечественные компании, которые получили государственные субсидии на производство своих фильмов, были вынуждены отказаться от съемок в дешевой Украине, павильоны Одесской киностудии опустели. Теперь руководство киностудии ориентируется на собственные фильмы, которые пока не финансируются и на копродукцию, которая начинает развиваться, но также зависит от национальных субсидий.

Что касается российских ответных мер, то у нас существует список нежелательных как украинских, так и уже и своих артистов, которые выступали с «проукранскими» лозунгами. Они, разумеется, не стали официальными «врагами народа», как Пореченков для Украины, да и в страну их пустят, а вот с публичным выступлением придется повременить. В такой список персон нон грата попал солист группы «Вопли Видоплясова» Олег Скрипка. И теперь фильм с его участием «Моя русалка, моя Лореляй», снятая режиссером Наной Джорджадзе на российские деньги (!) не сможет выйти на российские экраны. Просто «не рекомендован». Однако в этом фильме о юношеской любви Скрипка сыграл лишь маленькую роль украинского милиционера.

И, пожалуй, самый громкий эпизод, связный с цензурой с российской стороны, произошел с документальной картиной «Варя» режиссера Алены Полуниной. Фильм снят на частные деньги. Главная героиня — москвичка, математик и активистка Болотной площади. «Варя путешествует по Украине и знакомится с людьми, с которыми подружилась в соцсетях, когда между Россией и Украиной разгорелся конфликт. Киев, Винница, Одесса», — говорится в синопсисе картины. После показа картины на фестивалях, у «Вари» было отозвано прокатное удостоверение, что перечеркнуло планы продюсеров на большой экран. Причина запрета кроется в «освещении экстремизма», хотя сама Полунина настаивает на том, что ее фильм «объективно является гуманистической картиной». Она даже обратилась с открытым письмом к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой официально объяснить, что есть критерии «освещения экстремизма». Впрочем, все это не помешало выложить фильм в открытый платный доступ на видеохостинге.

«Незламна» под облаками славы

Несмотря на всеобщие запреты, в этом году вышли, как минимум, две копродукции России и Украины

Несмотря на всеобщие запреты, в этом году вышли, как минимум, две копродукции России и Украины. Это военный блокбастер Сергея Мокрицкого «Битва за Севастополь», он же — «Незламна» («Несломненная») в украинском прокате, и эстетско-фестивальное кино «Под электрическими облаками» Алексея Германа. Работа над этими проектами началась до штормовых событий на Украине. В результате — «Битва за Севастополь» отлично пошла в прокате обеих стран. Фильм вышел в СНГ (не считая Украины) в 1825 копиях и собрал почти 209 млн рублей, или $3,5 млн. Посмотреть картину в кинотеатры пришло более 830 тысяч зрителей. На Украине фильм финишировал на втором месте, уступив лишь «Форсажу 7»: 12 млн против 50,5 млн рублей. По данным «Бюллетеня кинопрокатчика», общие сборы «Битвы за Севастополь» по всем странам СНГ до конца года могут составить 500 млн рублей.

В этот же год «Под эклектическими облаками» Алексея Германа получил приз на Берлинском 65 фестивале за «выдающиеся достижения в области киноискусства», который разделили Сергей Михальчук и Евгений Привин, украинский и российский операторы. Работа над фильмом началась еще в 2012 году как раз со съемок на Украине. Украинская сторона профинансировала одну пятую бюджета фильма. Надо сказать, что глава украинского Госкино Филипп Ильенко признал «дитя» лишь после получения приза на престижном кинофоруме. Однако до сих «Облака» не вышли в украинский прокат — не лучшее время для рефлексии, депрессии и эстетики постмодернизма. Громадяны требуют другого кино.

Не так страшен «Последний москаль», как его малюют

Какие сейчас фильмы поднимают дух украинского народа? Безусловно, комедии и мелодрамы. По итогам полугодия, наибольшей популярностью у аудитории пользуются сериалы «Гречанка» и «Последний москаль». С «Гречанкой» все просто: молодая невестка не угодила своей свекрови — и пошли слезы градом с безусловным хеппи-эндом. А вот «Последний москаль» — на первый взгляд, заставляет напрячься и ждать провокаций… И напрасно! Милейшая сказка, которая повествует о том, как прекрасный принц Московии скрывается от своих же преследователей в закарпатской Диканьке со всеми вытекающими по Гоголю последствиями. Из «гадкого москвича» он превращается в прекрасного гуцула, чем заслуживает любовь своенравной Ксюни.

А что касается подъема патриотизма, то в конце лета в эфире одного из украинских каналов выходит реалити «Патруль». Съемочная группа будет сопровождать украинских полицейских во время патрулирования и снимать все, что будет происходить с правоохранителями в течение дежурства. Лед тронулся, и будущие национальные герои телеэкрана проходят период стажировки.

 НаСЛЕДили

«Гораздо выгоднее взять старое российское, немного переснять две сценки и будут платить те же деньги, но не в украинский бюджет, не украинским актерам и производителям, а в российский бюджет. И эти десятки, сотни, миллионы долларов пойдут опять в Россию», — громогласно заявил директор канала «1+1» Александр Ткаченко.

Этим летом киносообщество Украины потряс громкий скандал, связанный с российским телесериалом «След». Бесконечная история разливалась по эфиру канала ТРК «Украина». Дешево. Сердито. Смахивает на детектив. Никакой идеологии никакой политики — бесконечная песня о некой силовой структуре. Формат этого сериала в свое время был куплен в Европе и адаптирован под российские реалии: погоны, номера, портреты в кабинетах.

Очередной сезон «Следа» попал под общий запрет и растворился в эфире, чтобы возникнуть под новым названием «ФЭС» (Фактологическая экспертная служба: международный отдел уголовных расследований) и объявить себя национальным украинским продуктом. Украинских зрителей от российского «мыла» «спасли» коллеги-телевизионщики. Издал мощный рык против показа тележвачки, которая уже насчитала под тысячу серий, Ткаченко, который, кстати, сейчас стремительно развивает собственное производство.

Это он первым увидел подвох, точнее — мухлевание, соседей по эфирной сетке, и обвинил украинское Госкино в преступной халатности, которая граничит с «вредительством». Ведь Госкино не распознало волка в овечьей шкуре — и выдало прокатное удостоверение. Ткаченко не поленился и провел свою домашнюю экспертизу продукта коллег: нашли в сети копию ФЭСа, который был представлен ТРК «Украина» экспертной комиссии, сравнили. Это серия №982 российского сериала производства 2013 года. Там не то что название, а фактически — все те же актеры, но внешние признаки российского сериала — денежные знаки, портреты в кабинетах, номера машин, а также знаки отличия на формах героев — были пересняты или, наоборот, доставлены.

Аккуратно сделанный «тюнинг» — сериал стал как новый, без привязки к какой-либо структуре или стране. Новым производителем значилась украинская анимационная студия. Но фокус не удался. «Фактически, может дойти до того, что мы, как обезьянки, будем заворачивать в фольгу российский продукт и пытаться его выдать за украинский», — вывел всех на чистую воду Ткаченко.

В середине лета экспертная комиссия Государственного агентства Украины по вопросам кино признала сериал «ФЭС», которому ранее Госкино выдало прокатное удостоверение, идентичным российскому сериалу «След». На основе запрещения фильмов «агрессора», его «ласково» попросили уйти с украинского эфира.

За честь Госкино, который выдало лицензию российскому сериалу под видом украинского продукта, вступился председатель Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Юрий Артеменко: «По формальным признакам относительно сериала «След» Госкино приняло правильное решение, потому что вроде бы переработано все, что-то исчезло, добавились другие актеры. Я разговаривал с представителями Госкино и говорил, что по букве закона — они поступили верно, но по духу закона — нет, ибо по формальным признакам у нас нет и войны с РФ». По словам Артеменко, следует также внести изменения в законодательство, потому что подобные ситуации не будут стимулировать компании к производству собственной продукции.

Охота на ведьм, доярок и любовь

Итак, «След» вывели на чистую воду. Расправились. Но, ни одной минуты счастья - снова идет охота на ведьм. На этот раз гневное око обратилось на российские сериалы «про доярок и любовь». Забавно, но факт: некоторые российские сериалы также шли в эфире у «правдоруба» Ткаченко. Это уж не «След» в чужом эфире, а бревно в своем глазу. Пока идут спиритические сеансы по вызыванию «духов» и прочтения их тайных знаков экспертной комиссией Госкино, пять украинских каналов показывают сомнительные российские сериалы, сообщают украинские СМИ. Так, «Новый канал» демонстрирует три российских сериала - «СашаТаня», «Последний из Могикян» и «Восьмидесятые» без соответствующих указаний о годе выпуска. Об этом рассказал член регулятора Владислав Севрюков и добавил, что Госкино обязано определить год выпуска. По его словам, такие же нарушения допустили телеканал ТЕТ (сериалы «Кухня», «Светофор», «Ангел или демон»), «1+1» (сериалы «Склифософский», «Виолетта из Атамановки», «Колечко с бирюзой») и телеканал «Украина» (сериал «Замок на песке»). В открытых источниках есть информация о том, что сериалы, транслируемые на «1+1» и телеканале «Украина» — 2014 года выпуска.

Пока чиновники играют с запретами, граждане, не особенно смущаясь, смотрят полюбившиеся им фильмы с участием российских и украинских актеров, пренебрегая политической вкусовщиной. Гаджеты банят все запреты и доставляют своему владельцу запретное видео легким нажатием указательного пальца. Информационные войны для тех, кто освоился в сети - не более чем фоновый шум.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости Кино | |

Подписка на RSS рассылку Киев бьется за победуна кинофронте


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.