Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Следственные войны ООН

  • Следственные войны ООН
  • Смотрите также:

Канадка Карман Ляпуант (Carman Lapointe), занимающаяся в ООН проблемами коррупции в рядах организации, зашла в январе этого года в кабинет начальника канцелярии Генерального секретаря ООН Сусаны Малькорры (Susana Malcorra) и обратилась к ней с провокационной просьбой. Находящийся в ее подчинении Отдел расследований ООН настолько погряз во внутренних склоках и сведении счетов, заявила Ляпуант, что она хочет закрыть его, а потом создать с нуля.

По словам Ляпуант, ее подчиненные занимаются междоусобной борьбой, что отвлекает следователей от выполнения главных задач. «Или они, или я, — сказала Ляпуант Малькорре, о чем рассказал высокопоставленный источник из ООН, знакомый с содержанием беседы. — Надо снять всех руководителей и начать все с начала». Впоследствии Ляпуант разработала план увольнения директора Отдела расследований и еще четырех руководителей.

Отдел расследований не закрыли, и Ляпуант согласилась проработать до конца своего заканчивающегося 13 сентября пятилетнего срока на посту заместителя Генерального секретаря ООН по вопросам служб внутреннего надзора. Но разговор с Малькоррой выявил беспорядки, царящие в самом центре управления ООН, отвечающем за недопущение мошенничества и растрат в этой организации, которая ежегодно расходует миллиарды долларов и проводит миротворческие миссии в неустойчивых государствах по всему миру.

Между тем, Ляпуант с огромным трудом пытается сохранить свою власть над недовольными и разочарованными борцами с преступностью из этой всемирной организации. Подчиненный Ляпуант главный следователь обвинил ее и других высокопоставленных руководителей ООН в зл 22a6d оупотреблении властью. За последнюю пару месяцев пресса благодаря утечкам информации опубликовала целую серию скандальных статей о недостатках возглавляемого ею управления. Некоторые ведущие следователи ООН потеряли веру в Ляпуант и обвиняют ее в том, что она пожертвовала независимостью и самостоятельностью вверенного ей ведомства, идя навстречу верхушке ООН, которой давно уже не нравятся те зачастую неблаговидные и ставящие ее в неловкое положение скандалы, которые возникают в результате работы следователей. Они считают, что главный надзорный орган ООН самым вопиющим образом подрывает их усилия по привлечению к ответственности высокопоставленных чиновников за совершаемые ими правонарушения.

Демонстрируя открытое неповиновение, директор Отдела расследований ООН австралиец Майкл (Мик) Стефанович (Michael Stefanovic), назначенный на должность весной 2011 года, в мае выступил за закрытыми дверями перед дипломатами ООН и осудил, как он выразился, сговор Ляпуант с высокопоставленными руководителями, которые решили провести отвлекающий маневр — расследование по делу одного разоблачителя, который рассказал о сексуальной эксплуатации детей иностранными военными в Центральноафриканской Республике (ЦАР). Выступив против своего босса, Стефанович заявил, что расследовать надо правонарушения самой Ляпуант, о чем рассказал один высокопоставленный ооновский чиновник.


Жалоба Стефановича, а также действия группы поддержки разоблачителя, которая обнародовала скандальную служебную информацию ООН о сексуальных преступлениях в ЦАР, в конечном итоге убедили Генерального секретаря Пан Ги Муна, и он создал в июне специальную комиссию, которая анализирует действия ООН в ответ на сексуальный скандал в ЦАР и поведение Ляпуант и других высокопоставленных чиновников. Эта комиссия поставила перед собой задачу выяснить, не было ли в их действиях неправомерной попытки заткнуть рот разоблачителю по имени Андерс Компасс (Anders Kompass). После начала расследования этой комиссии в отставку ушли главный представитель ООН в ЦАР генерал Бабакар Гайе (Babacar Gaye) из Сенегала и заместитель комиссара по правам человека Флавия Пансиери (Flavia Pansieri). Руководители ООН утверждают, что Пансиери ушла из-за давних проблем со здоровьем. Однако они подтвердили, что Бабакару Гайе действительно предложили подать в отставку.

«Не могу выразить словами, насколько мне больно, стыдно и противно из-за периодически появляющихся сообщений о сексуальной эксплуатации и правонарушениях, совершаемых войсками ООН», — сказал Пан Ги Мун, когда появились новые разоблачения, указывающие на то, что «голубые каски» порой совращали детей 11-летнего возраста. Сексуальная эксплуатация, заявил недавно генсек, выступая в Совете Безопасности, это «раковая опухоль нашей системы».

Проблемы в Управлении служб внутреннего надзора (УСВН) свидетельствуют о неудачах попыток Нью-Йорка и Вашингтона, на протяжении десятилетий пытающихся бороться с растратами, мошенничеством и должностными преступлениями в организации, от которой США и другие страны ждут выполнения столь важных задач, как помощь беженцам во всем мире, ликвидация последствий стихийных бедствий и поддержание мира в многочисленных горячих точках. Междоусобная борьба имеет свои последствия и для американского президента Барака Обамы, поскольку он видит в ооновском миротворчестве важнейший способ не допустить краха неустойчивых государств без применения войск США. Ожидается, что в своем сентябрьском выступлении на Генеральной Ассамблее ООН Обама призовет другие мировые державы выделить на нужды «голубых касок» больше средств.

Чтобы обеспечивать проведение миротворческих миссий, требуется уверенность общества в том, что миротворцы ООН действуют за рубежом профессионально и ведут себя должным образом, а также, что те миллиарды долларов из средств налогоплательщиков, которые расходуются на деятельность ООН, не тратятся впустую. А это, в свою очередь, означает, что орган внутреннего надзора должен пользоваться доверием стран-членов и самой Организации Объединенных Наций.

Чиновники из американского и других правительств ставят в заслугу Отделу расследований ООН то, что он проводит тщательные проверки на предмет коррупции и сексуальной эксплуатации от Сомали до Гаити. Например, Стефанович во взаимодействии с главным советником по вопросам деятельности полиции Энн-Мари Орлер (Ann-Marie Orler) выступил с инициативой о привлечении ее сотрудников на местах к сбору улик и доказательств в интересах следователей ООН по делу об изнасиловании гаитянского мальчика пакистанскими полицейскими. В прошлом Отдел расследований обычно самостоятельно занимался такой работой, из-за чего расследования затягивались и длились порой более полутора лет. Высокопоставленный представитель миротворческого ведомства ООН Энтони Бэнбери (Anthony Banbury), напротив, назвал этот случай примером того, что «система работает, как должна работать». Однако знакомые с этим делом ооновские чиновники сказали, что в то время управление миротворческих операций подвергло Стефановича критике за использование сил полиции ООН на местах. Между тем, руководство ООН отказалось от планов лишить пакистанцев иммунитета и отдать их под суд на Гаити. Пакистан рассмотрел дело троих полицейских в военном трибунале, но не привлек к ответственности их командира, который препятствовал расследованию, похитив изнасилованного мальчика и лишив следователей возможности допросить его. От плана использования полиции ООН для сбора улик и доказательств после этого отказались.

Стефанович также начал проверку контрактов между Управлением по координации гуманитарных вопросов и частными подрядчиками в Восточной Африке и на Африканском Роге. Поскольку Пан Ги Мун отдал распоряжение своим высокопоставленным подчиненным ограничить расходы, Ляпуант отказала Стефановичу в просьбе изыскать в бюджете ООН средства на проведение такой проверки. Тогда Стефанович уговорил норвежское правительство оплатить такую проверку. В ходе ее проведения выяснилось, что как минимум четыре подрядчика пользовались поддельными квитанциями об оплате и документами в попытке незаконного присвоения средств, направляемых на борьбу с голодом в Сомали. Сумма ущерба составила миллионы долларов.

Проведенная в 2013 году проверка действий ООН по расследованию фактов сексуальной эксплуатации ее сотрудниками нашла недостатки в работе многих ключевых игроков, включая УСВН и страны-члены ООН, которые скрывали случаи ненадлежащего поведения своих военных. В отчете, подготовленном тремя сторонними экспертами, также говорилось о просчетах в работе Отдела расследований УСВН и утверждалось, что его сотрудники проявляли медлительность в расследовании случаев сексуальной эксплуатации, порой затягивая следственные действия до полутора с лишним лет. УСВН с большой неохотой делилось информацией с другими органами ООН и не сумело набрать квалифицированных следователей для работы по важным делам за рубежом. Например, на Гаити управление командировало только одного следователя, который посчитал себя «слишком низкопоставленным, чтобы допрашивать высокое начальство». Впоследствии этот следователь был выведен из состава миссии и откомандирован. В июне Отдел инспекций и оценок УСВН подготовил доклад, в котором признал факт «чрезмерных задержек в проведении следственной работы Отделом расследований» в период с 2008 по 2013 годы, когда на расследование в среднем уходило 16 месяцев. Самое долгое длилось 62 месяца, а самое короткое провели за месяц.

Администрация Обамы «глубоко обеспокоена очевидной неработоспособностью Отдела расследований» и надеется, что преемник Ляпуант будет обладать теми управленческими навыками, которые позволят ему «навести порядок в этом сумбуре», заявила Foreign Policy член представительства США в ООН по вопросам управления и реформирования Изобел Коулман (Isobel Coleman). «Если не прекратить междоусобные войны между руководителями УСВН, то под сомнением окажется сама его правомочность», — сказала она.

Главный официальный представитель Генерального секретаря ООН Стефан Дюжаррик (Stephane Dujarric) заявил, что Пан Ги Мун «придает огромное значение работе Управления служб внутреннего надзора» и «высоко ценит руководящую работу госпожи Ляпуант за прошедшие пять лет». Вместе с тем, он отметил, что «Генерального секретаря беспокоят те препятствия, которые могут помешать УСВН в полном объеме и эффективно выполнять свои обязанности». Дюжаррик добавил, что Пан Ги Мун поддерживает предложение о том, чтобы Генеральная Ассамблея дала санкцию на проверку УСВН, дабы проанализировать такие проблемы, как «высокий процент незанятых должностей, внутри- и межведомственная динамика, особенно в Отделе расследований, и рабочие взаимоотношения».

По словам Ляпуант, она верит, что Отдел расследований проводит «большой объем полезной работы, и это не только работа в Сомали. Если бы персонал считал, что ему сойдет с рук плохое поведение, и никто не будет расследовать его действия, то ситуация у нас была бы еще хуже, чем сейчас».

«Я знаю, что в Отделе расследований с первого дня существуют проблемы во взаимоотношениях между сотрудниками», — сказала Ляпуант. Но она тут же добавила: «Большая проблема между Майклом Стефановичем и мной заключается в том, что он не считает меня своей начальницей, полагая, что не подчиняется мне. Я заместитель Генерального секретаря ООН по вопросам служб внутреннего надзора, и то, что может делать мой директор, могу делать и я. Я могу отменять его решения и иногда считаю необходимым поступать таким образом».

Стефанович отказался от комментариев для данной статьи. Но представляющая Стефановича исполнительный директор Проекта по подотчетности правительственного аппарата Беатрис Эдвардс (Beatrice Edwards) заявила Foreign Policy: «Мик Стефанович сейчас оказался в перекрестье прицела в связи с пертурбациями в УСВН, однако конфликт там существовал всегда, создавая проблемы. Руководство Секретариата ООН никогда не защищало УСВН, и в частности, Отдел расследований, от политического давления, оказываемого на него странами-членами в тех случаях, когда возникают угрозы их интересам».

***


Демократические и республиканские администрации США более 20 лет занимаются искоренением коррупции в этой всемирной организации, которая расходует миллиарды долларов американских и прочих налогоплательщиков. В конце холодной войны США и другие страны стремились к тому, чтобы ООН взяла на себя новые обязанности, такие, как воспрепятствование Саддаму Хусейну в захвате Кувейта, сохранение мира в Боснии, Камбодже и Сомали. Но была одна печальная особенность, которая сдерживала американские устремления использовать потенциал ООН для поддержания мира в холодной войне. В организации не было достаточно эффективных механизмов финансового контроля, чтобы помешать злоупотреблениям, которые вели к неправильному использованию миллиардов долларов из средств налогоплательщиков.

«У ООН в настоящее время почти полностью отсутствуют эффективные средства борьбы с мошенничеством, растратами и противоправными действиями ее сотрудников», — написал в 1993 году в своем знаковом отчете об управлении в ООН бывший генеральный прокурор США Ричард Торнберг (Richard Thornburgh), которому президент Джордж Буш-старший поручил принять участие в деле реформирования ООН в новых условиях укрепления принципа многосторонних отношений.

Вот его главная рекомендация: создать должность независимого генерального инспектора, обладающего достаточными полномочиями для искоренения коррупции. Между тем, американский конгресс призывал ООН экономнее расходовать средства и укреплять потенциал противодействия коррупции. Законодатели грозили прекратить финансирование ООН, если организация не осуществит серию реформ и не учредит высокий пост для изобличения растрат, хищений и коррупции.

Такие действия наткнулись на мощное сопротивление, особенно со стороны развивающихся стран, усмотревших в американских предложениях о реформировании стремление под микроскопом рассматривать программы, пользующиеся у них большой популярностью. Начались межгосударственные переговоры, которые затянулись на полтора года и были отмечены высокой степенью враждебности, вспоминал бывший немецкий дипломат Карл Пашке (Karl Paschke), ставший первым заместителем Генерального секретаря по службам внутреннего надзора.

«Сначала было трудно, потому что у ООН до 1994 года не было никакого опыта борьбы с правонарушениями, — рассказал Пашке Foreign Policy. — Они боялись, что американцы и некоторые другие промышленно развитые страны в результате получат инструменты давления на программы ООН, приносящие выгоду третьему миру».

В конечном итоге США и другие страны-члены ООН пришли к компромиссу, и Организация Объединенных Наций создала Управление служб внутреннего надзора. Согласно резолюции ООН об учреждении УСВН, новое управление должно было оказывать содействие генеральному секретарю в «выполнении его обязанностей по внутреннему надзору». Управление получало полномочия для «инициирования и осуществления любых действий с последующим докладом», и оно должно было «обладать оперативной самостоятельностью под началом Генерального секретаря». Это был весьма неоднозначный мандат. УСВН оказалось в зависимости от управлений ООН, за которыми должно было надзирать, так как получало от них основную часть финансирования и административного обеспечения.

«Мне пришлось недвусмысленно заявить странам третьего мира, что я не инструмент в руках американцев или каких-то других промышленно развитых стран, — сказал Пашке. — Я читал проповеди из области надзора о том, что люди являются партнерами управленцев и помогают им улучшать качество работы, а также не заинтересованы в том, чтобы управленцы выглядели неприглядно».

С самого начала существования УСВН органы внутреннего контроля ООН старались доказать свою способность проводить серьезные расследования фактов мошенничества и уголовных преступлений. Они наталкивались на мощное сопротивление влиятельных стран-членов ООН, чьи граждане становились объектом таких следственных действий. И они пользовались весьма прохладной поддержкой руководства Организации Объединенных Наций.

«Подлинная независимость УСВН была противна власть предержащим в ООН», — рассказал Foreign Policy бывший юрист Госдепартамента США Брюс Рашков (Bruce Rashkow), который в 1994 году работал в конгрессе над созданием УСВН. Потом он стал высокопоставленным юристом в ООН, отвечающим за контроль над правовыми вопросами, касающимися служб внутреннего надзора. Рашков добавил: «Создание независимого внутри ООН управления по расследованию фактов мошенничества, злоупотреблений и хищений, несмотря на лицемерные заявления об обратном, противоречит многолетней практике ООН, которая инстинктивно и изо всех сил старается избежать позора и скандалов».

С самого начала генсеки ООН и их советники старались наладить «коллегиальные» отношения с главой УСВН, основу которых они видели в консультациях и сотрудничестве «при решении деликатных вопросов и дел, могущих бросить тень на организацию и поставить ее в неловкое положение», отметил Рашков. По его словам, прежние контрольные органы ООН проявляли больше стремления утверждать независимость УСВН. К сожалению, сказал этот юрист, есть «некоторые основания для беспокойства» по поводу того, что Ляпуант «не сумела сохранить независимость управления».

Руководство ООН, продолжил он, «старалось формально или неформально сохранить контроль над важными и болезненными расследованиями», а многие сотрудники организации «не признавали право УСВН расследовать случаи мошенничества и прочие правонарушения.... Такое неподчинение с годами то ослабевало, то усиливалось, но никогда не прекращалось. Это была бесконечная битва администрации и персонала ООН в попытке укротить Отдел расследований и лишить его возможности выполнять свои обязанности».

Как отмечает Рашков, УСВН ни за что бы не создали, если бы не угрозы американского конгресса прекратить финансирование ООН. По его словам, «управление неизменно оказывалось на высоте», проводя «поистине независимые расследования, по крайней мере, до недавнего времени». В феврале 2005 года управлению поставили в заслугу то, что оно отправило в отставку бывшего голландского премьера, верховного комиссара ООН по делам беженцев Рууда Любберса (Ruud Lubbers), против которого были выдвинуты обвинения в сексуальных домогательствах к подчиненным женщинам.

Ляпуант не согласилась с утверждением Рашкова о том, что УСВН под ее руководством утратило часть своей независимости. Она намекнула, что это Рашков мешал ей самостоятельно руководить управлением, когда во время ее нахождения на посту главы УСВН был специальным уполномоченным США по расследованиям ООН. «Независимость важна для УСВН, в том числе, независимость от стран-членов», — сообщила она Foreign Policy по электронной почте.

Компетентность Отдела расследований была подвергнута сомнению, когда он практически упустил из виду один из самых громких скандалов в истории ООН. Речь идет о злоупотреблениях и коррупции, которые грязным пятном легли на ооновскую программу «Нефть в обмен на продовольствие». Это послевоенное соглашение, заключенное в 1990-х годах, дало Ираку возможность под жестким контролем ООН тратить миллиарды долларов из своих нефтяных доходов на закупку продуктов питания, лекарств и прочих товаров первой необходимости.

Когда в средствах массовой информации появились сообщения о возможных нарушениях, бывший глава американского Федерального резерва Пол Волкер (Paul Volcker) провел 18-месячное расследование этой программы, оборот которой составил 64 миллиарда долларов. Следователи пришли к заключению, что из-за слабого надзора иракский лидер Саддам Хусейн сумел собрать более 1,7 миллиарда долларов откатов с компаний и присвоить 11 миллиардов долларов из доходов от контрабандных поставок нефти. «Наша задача состояла в поиске недочетов и нарушений при реализации программы „Нефть в обмен на продовольствие“ и свидетельств коррупции в ООН и среди подрядчиков, — заявил Волкер в сентябре 2005 года после публикации отчета о поведенном расследовании. — К несчастью, мы нашли и то, и другое».

Этот скандал вызвал значительный интерес у американских законодателей и дал пищу для острой критики в адрес ООН со стороны ее недоброжелателей из Республиканской партии. В один из моментов во время проведения программы «Нефть в обмен на продовольствие» бывший тогда сенатором Норм Коулман (Norm Coleman) потребовал отставки Генерального секретаря ООН Кофи Аннана.

Но в последующие годы внимание Вашингтона к вопросам контроля и надзора в ООН ослабло. Эксперты из конгресса по-прежнему следят за ними, но без былого усердия. «Я бы не стал говорить, что сегодня никто уже не обращает на это внимания», — заметил Тим Ризер (Tim Rieser), работающий помощником по внешнеполитическим вопросам у сенатора Патрика Лихая (Patrick Leahy), который неоднократно говорил, что УСВН на протяжении многих лет не пользуется доверием и авторитетом в Вашингтоне. «Однако тот факт, что в последнее время нет попыток сократить американское финансирование ООН из-за недостатка контроля в организации, говорит о возникновении других приоритетов».

Тем временем, инспекторы со стороны подвергли резкой критике Отдел расследований, найдя серьезные недостатки в руководстве, которое они обвинили в самоуправстве. В июне 2007 года норвежский прокурор Эрлинг Гримстад (Erling Grimstad) сделал заключение о том, что Отдел расследований безнадежен, в связи с чем его следует распустить, а вместо него создать совершенно новое подразделение.

В ходе расследования Волкера удалось найти доказательства коррупции и за рамками программы «Нефть в обмен на продовольствие». Отреагировав на указания следователей об обнаруженных недостатках, ООН учредила специальное подразделение под названием Рабочая группа по закупкам, поставив ей задачу провести тщательное расследование фактов нарушений и злоупотреблений во всей Организации Объединенных Наций, в том числе, по откатам за выгодные контракты.


Укомплектованная бывшими следователями Волкера рабочая группа приступила к выполнению поставленной задачи в январе 2006 года. Она снова возбудила ряд дел, которые были закрыты Отделом расследований. В результате одного следствия в июне 2007 года в федеральном суде в Нью-Йорке был осужден агент по закупкам ООН Санджая Бахель (Sanjaya Bahel), который передал государственной индийской компании контрактов на несколько миллионов долларов. Двумя годами ранее Отдел расследований снял с него все обвинения.

Незадолго до завершения срока полномочий рабочей группы в декабре 2008 года ООН предложила включить в состав своего Отдела расследований ее опытных следователей, в том числе, судмедэкспертов, обладавших глубокими знаниями и передовой техникой. А тогдашний заместитель Генерального секретаря по внутреннему надзору Инга Бритт Алениус (Inga-Britt Ahlenius) порекомендовала назначить на пост директора Отдела расследований руководителя рабочей группы Роберта Эплтона (Robert Appleton) который при Волкере работал прокурором Коннектикута.

Но Эплтон пришелся не по нраву правительствам ключевых стран-членов, в том числе, России и Сингапура, чьи граждане попали под следствие рабочей группы. В декабре 2008 года Россия возглавила усилия по выдавливанию Эплтона и его команды из ООН. В итоге Пан Ги Мун отказался его назначать.

В то время Алениус охарактеризовала решение генсека заблокировать назначение Эплтона на должность главы Отдела расследований как вопиющее нарушения принципа его независимости. Алениус, заканчивавшая свой срок работы на посту заместителя Генерального секретаря по внутреннему надзору, заявила, что предоставив ей «функциональную независимость», Генеральная Ассамблея ООН дала ей полномочия самой набирать персонал в свое управление.

В своем резком и язвительном докладе по завершении работы Алениус осудила Пана за ненадлежащие попытки осадить Отдел расследований. Шведский инспектор утверждала, что Пан Ги Мун и его высокопоставленные помощники стремятся ослабить самостоятельность ее подразделения. Вначале они попытались создать конкурирующее следственное ведомство под руководством генсека, а затем стали мешать ей заниматься подбором кадров для Отдела расследований. «Это была борьба за независимость УСВН, в частности, за независимость Отдела расследований», — заявила недавно Алениус в телефонном интервью Foreign Policy. В итоге административный трибунал ООН постановил, что действовавший от имени Пан Ги Муна консультативный совет поступил противозаконно, не одобрив кандидатуру Эплтона. Эплтон получил 30 000 долларов компенсации — но не должность.

***

Рашков, пришедший на работу в американское представительство в ООН после ухода из Управления по правовым вопросам, заявил, что отказ от назначения Эплтона нанес серьезный удар по попыткам усилить самостоятельность Отдела расследований.

По его словам, в результате следственная работа оказалась в руках его заместителя, американского юриста Майкла Дадли (Michael Dudley), который в январе 2009 года был назначен исполняющим обязанности директора Отдела расследований. Как рассказал Рашков, Дадли «по сути дела, завел в тупик расследование серьезных дел по мошенничеству при осуществлении закупок и по другим крупным правонарушениям».

Позднее поведение Дадли подвергли внимательному расследованию в Трибунале ООН по спорам, который является административным судом ООН и рассматривает трудовые споры внутри организации. В октябре 2009 года румынский следователь Флорин Постика (Florin Postica), которого обошли с назначением на должность исполняющего обязанности директора по расследованиям, и Аи Лоан Нгуен-Кропп (Ai Loan Nguyen-Kropp) написали жалобу, в которой утверждали, что Дадли неправильно обращался с уликами и скрывал их в ходе расследования действий врачей ООН, которые выписывали поддельные рецепты на лекарства.

Дадли обратился к своей начальнице Алениус и пригрозил донести на нее в американское представительство при ООН и Генеральному секретарю, сообщив о ее «некомпетентности, если она откажется его защитить». Об этом говорится в постановлении административного суда ООН, которое вынес судья Гулам Миран (Goolam Meeran).

Получив в свой адрес угрозы, Алениус отдала распоряжение о пересмотре дела. Следователи не нашли оснований считать Дадли виновным в совершении правонарушений и провели расследование против Постики и Нгуен-Кроппа, которое Миран посчитал «местью». Дадли впоследствии дал плохие характеристики следователям-разоблачителям, а Нгуен-Кроппа лишил отдельного кабинета, переселив его в маленькую кабинку в общем зале.

Миран выразил недоумение в связи со снятием обвинений с Дадли, отметив, что этот человек сам «признался в подмене и сокрытии улик на начальном этапе» расследования, и сказал, что Ляпуант посчитала это следствие ненужной тратой времени и денег налогоплательщиков.

Дело со временем закрыли, а Дадли и Алениус опровергли информацию о том, что он ей угрожал. «Он всегда был вежлив», — сказала живущая в Швеции Алениус в телефонном интервью.

Дадли оспорил утверждения Рашкова о том, что он после ухода Эплтона тормозил расследования ООН, заявив, что комментарии Рашкова «неверны фактически». По его словам, «по статистике уровень расследований в делах о мошенничестве с закупками» на протяжении трех лет после роспуска рабочей группы Эплтона оставался неизменным. Между тем, инспекционная комиссия ООН пришла к выводу, что действия рабочей группы при расследовании мошенничества были непоследовательны и довольно неэффективны, заявил Дадли.

Он отметил, что во время судебного разбирательства в Трибунале по спорам ему не предоставили возможности «выступить с показаниями или с комментариями» и оспорить выводы Мирана, показав их «фактическую ошибочность и несоответствие принципам правосудия». В итоге, сказал он, была подана апелляция, и судью освободили от рассмотрения дела.

Дадли заявил, что на самом деле он дал положительные характеристики и оценки работы Постики и Нгуен-Кроппа. «Работа Постики была оценена как соответствующая ожиданиям, а Кропп получил самую высокую оценку». По поводу утверждений о неправильном обращении с уликами Дадли заявил, что один из свидетелей передал ему фотографию журнала с записями о продаже наркотиков, где фигурировали имена подозреваемых в нарушениях. По его словам, он просто обвел красным карандашом фамилии указанных свидетелем подозреваемых, а затем передал информацию следователям.

Но этот эпизод нанес удар по репутации Дадли в Организации Объединенных Наций.

Представители американской миссии при ООН побуждали Алениус отстранить Дадли от работы в Отделе расследований, о чем говорят руководители организации и дипломаты. Однако она отказалась. В ООН надеялись, что с назначением Ляпуант появится новая возможность для осуществления коренных перемен в Отделе расследований.

«Мы разочарованы деятельностью Отдела расследований ООН в последнее время, — заявил в июле 2010 года пресс-секретарь американского представительства в ООН Марк Корнблау (Mark Kornblau). — Предстоящая смена руководства - это возможность серьезно улучшить показатели его работы по усилению надзора и прозрачности во всей организации».

***

Попытки провести перестройку в Отделе расследований были обречены на провал с самого начала. Американского юриста Дадли, который два года работал исполняющим обязанности директора Отдела расследований, отодвинули в сторону, и директором был назначен Стефанович.

«С этого момента проблемы в Отделе расследований начали нарастать», — написала в феврале 2014 года в конфиденциальном докладе приглашенная Ляпуант консультант Бет Фишер Йошида (Beth Fisher-Yoshida), которой было поручено выяснить, что не так в Отделе расследований.

Она сообщила, что вражда между двумя главными следователями расколола отдел на два враждующих лагеря. Сторонникам Дадли казалось, что его несправедливо обошли, не назначив на высокий пост. Остальные встали на сторону Стефановича, заявив, что он твердо намерен улучшать качество работы.

За последние два года сотрудники Отдела расследований в Нью-Йорке, которых насчитывается 34 человека, подали как минимум 50 жалоб, заявляя о самых разных нарушениях, от предвзятости до преследований на работе. Даже директор отдела подал жалобу, заявив о репрессиях против подчиненных. За тот же период времени 15 процентов бюджета организации было потрачено на оплату больничных листов. А ООН, между тем, в рамках урегулирования всего семи дел выплатила более 300 000 долларов финансовых компенсаций.

«Руководство крайне недовольно тем, как много внимания ему приходится уделять урегулированию внутренних проблем, поскольку это отвлекает его от выполнения главной задачи, какой является проведение расследований во всем Секретариате ООН, — написала в своем конфиденциальном докладе Фишер-Йошида. — В то же время, ослабевает степень доверия внутри Отдела расследований, возникают опасения по поводу нарушений конфиденциальности и усиления незащищенности сотрудников на рабочем месте, так как они видят, что других не привлекают к ответственности за совершаемые действия».

Соединенные Штаты в основном заняли сторону Стефановича, пытаясь за кулисами добиться перевода Дадли в другое управление. Но они не сумели заставить Ляпуант начать действовать. Стефанович решил поторопить события.

Он составил большое досье на Дадли и его прошлое, чтобы доказать несоответствие американца высокой должности. В марте 2012 года Стефанович написал письмо на имя главы Бюро по вопросам этики Джоан Дубински (Joan Dubinsky), в котором утверждал, что занимая должность в Отделе расследований, Дадли создает конфликт интересов, так как его жена работала в миротворческом управлении ООН руководителем дисциплинарного подразделения, которое должно следить за правонарушениями в миротворческих миссиях.

Покинувшая недавно свой пост Дубински в ответ сообщила Стефановичу, что хотя каналы подчинения у супругов - совершенно разные, «в будущем существует потенциальная возможность для возникновения конфликта интересов». Вместе с тем, она порекомендовала этой паре провести соответствующие консультации, дабы они «могли понять, каким образом им следует себя вести во избежание такого рода обвинений». Об этом говорится в ее конфиденциальном решении, копию которого удалось прочитать редакции Foreign Policy.

Малькорра назначила жену Дадли Мерседес Гервиллу (Mercedes Gervilla) главой дисциплинарной программы после того, как спросила прежнего кадрового руководителя ООН Кэтрин Поллард (Catherine Pollard), не представляет ли данное назначение конфликт интересов. Поллард ответила, что конфликта интересов в этом нет.

По словам помощника Генерального секретаря по полевой поддержке Энтони Бэнбери, Гервилла «пользуется полной и неограниченной поддержкой всего руководства миротворческих органов ООН».

«Она неустанно и абсолютно непорочно проводит в жизнь политику нулевой терпимости к сексуальной эксплуатации и злоупотреблениям, провозглашенную Генеральным секретарем, — отметил Бэнбери в своем заявлении для Foreign Policy. — В ее работе и поведении нет ничего такого, что давало бы нам основания для беспокойства по поводу ее профессионализма».

В начале марта 2014 года Стефанович предупредил Ляпуант, что если Дадли немедленно не отправят в отпуск или не переведут в другое место, он запретит ему приходить в отдел и лишит его допуска к служебным компьютерам. Ляпуант умоляла начальника канцелярии ООН Малькорру как-то решить этот вопрос. Малькорра помогла и нашла для Дадли временную должность в Отделе закупок ООН. Однако Дадли проинформировал коллег, что намерен вернуться на работу в Отдел расследований.

По словам Рашкова, Стефанович сумел удержать ситуацию под контролем и не дал нанести вред Отделу расследований. Вместе с тем, он сказал, что Стефанович без поддержки Ляпуант не мог «выполнить обещания о том, что УСВН станет внутри ООН эффективным инструментом борьбы с мошенничеством, растратами и злоупотреблениями», а «такой поддержки почти не было на всем протяжении его работы». Давая комментарии по поводу высказываний Рашкова, Ляпуант написала в редакцию Foreign Policy по электронной почте, что Стефанович мало что сделал для предотвращения ущерба и нарушений, разве что нанес такой ущерб себе.

Отношения Стефановича с Ляпуант начали ухудшаться. Он считал, что Ляпуант делает явно недостаточно для избавления от Дадли или для его изоляции от внешних и внутренних посягательств на независимость и авторитет управления. В апреле 2013 года следователь Роберта Бальдини (Roberta Baldini) подала на Стефановича жалобу, обвинив его в фаворитизме после того, как ей отказали в назначении на вышестоящую должность. Расследование по этому делу длилось 21 месяц. В январе 2015 года со Стефановича сняли все обвинения.

По словам представителей ООН, Стефанович посчитал, что Ляпуант не встала на его защиту. Когда обвинения с него были сняты, он сам подал жалобу и потребовал устроить допрос Ляпуант.

Она, со своей стороны, полагала, что Стефанович погряз в битвах с Дадли и с его сторонниками. К концу 2014 года Ляпуант начала разрабатывать план по отстранению от должностей Стефановича, Дадли и еще троих высокопоставленных следователей.

***

Сексуальный скандал в ЦАР стал переломным моментом.

В 2014 году высокопоставленный чиновник ООН по правам человека Андерс Компасс нашел тревожные свидетельства того, что военнослужащие из Чада, Экваториальной Гвинеи и Франции за военные пайки, в том числе за печенье, сманивали для сексуальных утех нищих детей из лагеря для перемещенных лиц, находящегося неподалеку от главного аэропорта столицы Центральноафриканской Республики. Отдел расследований не участвовал в следствии по делу о предполагаемых преступлениях, поскольку их, как выяснилось, совершали военнослужащие, не подчиняющиеся ООН.


Однако Ляпуант приказала расследовать деятельность Компасса, когда руководители ООН забили тревогу, заподозрив его в организации утечки информации в правительственные органы Франции из секретного доклада, в котором были изложены предполагаемые правонарушения находившихся в ЦАР французских военных.

Стефанович отказался проводить данное расследование, заявив в мае на закрытом заседании членов комитета стран-членов ООН, что его начальница ненадлежащим образом действует в обход процедур и правил ООН, пытаясь вести политически мотивированную охоту на ведьм, чтобы сломать карьеру Компасса.

Он также обвинил Ляпуант и некоторых других высокопоставленных чиновников ООН в совершении должностных проступков, потребовав провести соответствующее расследование. Пан Ги Мун, которого США и другие страны призывали привлечь следователей со стороны и провести расследование этого дела, в июне приказал начать следственные действия.

Но междоусобица только усилилась.

Вскоре после создания генсеком комиссии следователь ООН, работавший в отделении УСВН в Найроби, предупредил Стефановича, что у одного из трех членов комиссии, отобранных Пан Ги Муном, может иметься конфликт интересов.

Примерно десять лет назад главный прокурор Международного уголовного трибунала по Руанде Хасан Бубакар Джаллоу (Hassan Bubacar Jallow) из Гамбии попал в поле зрения следователей УСВН, когда кадровый департамент этого трибунала предупредил их, что Джаллоу получил чрезмерные финансовые льготы на образование для своих детей. Впоследствии Джаллоу вернул деньги. Поэтому следователи УСВН тогда решили не проводить официальное расследование.

Однако Стефанович недавно отдал одному из своих следователей распоряжение изучить данный вопрос и выяснить, не объясняется ли мягкость Джаллоу в отношении УСВН тем, что управление ранее отказалось проводить следствие по его делу. Но Эдвардс из Проекта по подотчетности правительственного аппарата, также представляющая Компасса, впоследствии получила информацию об этом расследовании, которое являлось совершенно секретным. Эдвардс изложила обвинения в адрес Джаллоу в Huffington Post.

По ее мнению, включение Джаллоу в состав комиссии вызвало ряд вопросов о ее независимости. Она отметила, что в прошлом УСВН решило не привлекать его к ответственности за ненадлежащее поведение, и Джаллоу очень многое выиграл от этого. Эдвардс добавила, что срок пребывания Джаллоу на посту главного прокурора ООН по Руанде подходит к концу, в связи с чем его могут вскоре назначить на другую должность в ООН. А это значит, что он может проявить мягкость по отношению к высокопоставленным руководителям из Организации Объединенных Наций. На просьбу дать комментарии, направленную Джаллоу по электронной почте, он не ответил.

Ляпуант пришла в ярость от того, что Отдел расследований взялся за это дело. Она заявила Стефановичу, что разглашение информации нанесло серьезный и, возможно, непоправимый ущерб репутации очень уважаемого человека. Об этом свидетельствует переписка между двумя руководителями по электронной почте, посмотреть которую удалось редакции Foreign Policy.

«Совершенно недопустимо, чтобы Отдел расследований ставил под сомнение авторитет и правдивость выдающегося члена комиссии, особенно в свете того, что не было опубликовано ни единого отчета по результатам расследования. И вдвойне недопустимо пересматривать принятое почти два года назад вашим компетентным предшественником решение не расследовать это дело», — написала Ляпуант 10 июля 2015 года в конфиденциальном письме на имя Стефановича.

«Вы открыли ящик Пандоры, создав массу проблем для организации, и в процессе этого нанесли вред репутации УСВН», — заявила она. Ляпуант дала Стефановичу указание напомнить своим сотрудникам о необходимости соблюдать конфиденциальность при проведении расследований. «Мне стыдно и неловко от того, что наши собственные сотрудники допустили столь вопиющую утечку информации, совершив тем самым должностной проступок».

Стефанович нанес ответный удар, заявив Ляпуант, что потенциальных разоблачителей - множество, в том числе среди следователей, которые проводили расследование десятилетней давности.

«Ваши действия по блокированию Отдела расследований являются самоуправством», — написал он. Стефанович также отказался выполнять ее указание по устранению источника утечек информации в отделе, заявив, что любые действия по ужесточению мер конфиденциальности в момент, когда группа экспертов по поручению генсека анализирует действия отдела, могут рассматриваться как «запугивание». Вместо этого он выступил с предложением о том, чтобы его сотрудники сами вступили в разговор с комиссией Пан Ги Муна и предоставили ей всю необходимую документацию.

Ляпуант не могла не заметить ту насмешку, которая таилась в данном предложении. По сути дела, Стефанович предложил, чтобы следователи ООН активнее сотрудничали с комиссией, которая анализирует поведение его начальницы, стремящейся остановить их работу.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Следственные войны ООН


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.