Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Празднование в Пекине окончания войны на Тихом океане

  • Празднование в Пекине окончания войны на Тихом океане
  • Смотрите также:

Празднование 70-летнего юбилея окончания войны на Тихом океане, которое пройдёт 3 сентября с.г. в Пекине, представляет интерес с различных точек зрения и прежде всего с позиций оценки текущего состояния и перспектив развития политической ситуации не только в АТР, но и в мире в целом.

Не менее интересными представляются и нынешние официальные китайские оценки места во Второй мировой войне её азиатско-тихоокеанского ТВД, а также роли самого Китая в крупнейшем во всей мировой истории военном конфликте.

Официальное название самого повода для церемоний 3 сентября теперь звучит так: “Победа Китая в войне сопротивления японской агрессии”.

Не касаясь вопроса исторической справедливости самой тенденции к повышению современным Китаем собственной значимости во Второй мировой войне, а также роли в ней азиатско-тихоокеанского ТВД, уверенно можно утверждать, что она вполне соответствует запросам текущей политики второй мировой державы.

Ключевым элементом празднеств станет военный парад в Пекине – первый по указанному выше поводу. До сих пор военные парады в Китае ежегодно проводились 1 октября по случаю главного национального праздника – Дня образования КНР.

Уже объявлено, что в параде 3 сентября 2015 г. примут участие 12000 военнослужащих и огромное количество разнообразной (в том числе новейшей) китайской военной техники, включая стратегические ракеты, самолёты, танки.

Сообщается о возможном приглашении на парад лидеров ведущих западных стран (включая Барака Обаму и Дэвида Кэмерона), внесших, по крайней мере, не меньший, чем Китай вклад в победу над Японией. Которые, однако, едва ли воспользуются этим приглашением.

Уже сегодня очевидный исторически неполный формат участников парадных колонн, которые пройдут 3 сентября по главной площади китайской столицы, даёт повод напомнить, что такие категории, как упоминавшаяся выше “историческая справедливость”, а также “нормы устоявшейся за века человеческой морали”, с одной стороны, и “реальная политика” – с другой, не имеют между собой ничего общего.

Увы, но это реалии нашего далёкого от совершенства мира, игнорировать которые может позволить себе только безнадёжный идиот или уж совсем заторможенный фарисей.

В катастрофический перестроечно-реформаторский период нашей недавней истории и тех, и других в изобилии выплеснул культурно-интеллектуальный отстой, накопившийся к тому времени в российском обществе.

В этом плане констатация присутствия в военных колоннах на предстоящем параде таких участников войны на Тихом океане, как Казахстан и Мексика, но отсутствие в них США вполне естественно с позиций “реальполитик”, складывающейся в АТР, и не подлежит моральной оценке.

Более того, указанный формат будущего парада едва ли вызовет какую-либо негативную реакцию со стороны официального Вашингтона; даже в виде сарказма. Оба ведущих мировых игрока вполне понимают и уважают (насколько это вообще возможно в условиях возрастающей конфронтации) мотивы поведения друг друга.

Для внешнего же наблюдателя отсутствие американских военных в составе парадных колонн станет не более, чем лишним свидетельством неблагополучия в отношениях между ведущими мировыми державами, а следовательно, и в ситуации, складывающейся в АТР.

С аспектом (не)участия США в этом параде всё более или менее ясно и ожидаемо. Но, пожалуй, главной интригой вплоть до 20 августа с.г. оставался вопрос о возможном прибытии в Пекин на празднование премьер-министра Японии Синдзо Абэ.

На эту тему в японской прессе почти всё лето периодически появлялись некие сведения, явно взятые не “с потол 12d5a ка”. В частности, указывалось, что условия визита С. Абэ обсуждались в ходе поездки в Пекин в конце июля Сётаро Яти – руководителем секретариата Национального совета безопасности Японии. Из них главным было содержание выступления С. Абэ по тому же поводу 70-летия окончания войны на Тихом океане, которое состоялось 14 августа.

В течение несколько дней в Пекине, видимо, размышляли над оценкой этого выступления, а также взвешивали все “за” и “против” возможного присутствия японского премьер-министра на предстоящем праздновании. Наконец, 20 августа в китайском МИД сильно удивились содержанию одной из последних публикаций ведущей японской газеты “Майнити симбун”, в которой в очередной раз обсуждалась тема возможного визита С. Абэ в Пекин. Оказывается, в Китае о таких планах “ничего не слышали”.

На следующий день официальный представитель МИД КНР заявил, что “Япония должна сделать больше для восстановления и развития отношений с соседями”.

Поводом для очередной нотации в адрес Токио на тему правил хорошего политического тона на этот раз послужило посещение супругой С. Абэ храма Ясукуни, где поминаются 2,5 миллиона погибших японских военнослужащих, а также военные преступники, осуждённые Токийским трибуналом.

24 августа окончательную точку в этой интриге поставило заявление от имени правительства Японии о том, что такая поездка С. Абэ не состоится.

Но при этом не исключалась возможность встречи обоих лидеров на полях ближайших международных форумов, таких как открывающаяся в сентябре юбилейная сессия Генеральной Ассамблеи ООН или очередной саммит АТЭС, который пройдёт в конце ноября в Маниле. Но это опять же пока лишь мнение японской стороны.

Сообщается также об инициативе Южной Кореи провести трёхсторонний (с участием КНР и Японии) саммит в начале октября в Сеуле.

Поскольку гипотетический визит в Пекин С. Абэ предполагалось провести в “формате Ангелы Меркель” (которая посетила Москву в период празднеств по случаю окончания Великой Отечественной войны, но не присутствовала на параде), то полезно кратко обсудить тему различия масштабов и характера проблем в нынешних российско-германских и японо-китайских отношениях.

Вполне позитивно развивавшиеся отношения между РФ и ФРГ стали ухудшаться с развитием украинского кризиса. Однако возможность согласования позиций заинтересованных сторон относительно будущего этой части исторической российской территории представляется вполне вероятной. Для этого необходимо осознать ту простую истину, что нынешняя Украина представляет собой furunculus (в просторечии – чирей) на тыловой части европейского организма, создающий всем не катастрофические, но всё же немалые неудобства.

Нынешние японо-китайские отношения приобретают всё более конфронтационный характер по различным причинам. Некоторые из них (“рациональные”) формулируются достаточно просто, другие (“исторического” плана) гораздо сложнее.

Важно то, что они тесно переплетены между собой, что придаёт мотивам роста напряжённости между Японией и КНР гораздо более фундаментальный характер, чем в российско-германских.

Не исключено, что в двустороннем формате они вообще едва ли устранимы, и его расширение до трёхсторонней конфигурации с участием России могло бы дать позитивный результат.

Как бы то ни было, но отсутствие 3 сентября С. Абэ в Пекине будет означать, что три ведущие державы Северо-Восточной Азии упустили реальный шанс обсудить на высшем уровне региональные проблемы с целью хотя бы обозначить дорожную карту по их разрешению.

На этот раз где-то, что-то и почему-то не срослось, и сегодня по этому поводу можно делать предположения лишь самого общего плана.

Так, обращает на себя внимание нередкое в последнее время обсуждение темы российско-японских отношений китайским полуофициозом Global Times. В основном делался акцент на трудную совместимость позиций Москва — Токио относительно так называемой “проблемы северных территорий”.

Однако в статье “США противятся развитию отношений между Москвой и Японией” от 19 августа с.г., пожалуй, впервые прозвучала тема опасений Вашингтона относительно перспективы обретения Японией излишней самостоятельности и, следовательно, выхода из под контроля ключевого американского союзника в АТР. В том числе и по причине возможного обретения Японией такого партнёра, как Россия.

Это, по мнению автора упомянутой статьи, стимулирует американское давление на Токио с целью блокирования процесса развития японо-российских отношений.

Вполне убедительная точка зрения, но, учитывая трудную историю японо-китайских отношений, понятна настороженность и самой КНР относительно перспектив “чрезмерного” российско-японского сближения.

В порядке заключения следует отметить, что такие опасения и раньше не имели под собой реальных оснований, а теперь, после срыва возможной встречи в Пекине лидеров РФ и Японии, а также прямо противоположного характера месседжей, отправляемых в течение нескольких месяцев из Москвы в Токио, в Пекине (а также в Вашингтоне), видимо, на длительное время могут успокоиться.



Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Празднование в Пекине окончания войны на Тихом океане


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.