Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Решение Приднестровской проблемы: риски и угрозы

  • Решение Приднестровской проблемы: риски и угрозы
  • Смотрите также:

В ПМР образовалась устойчивая бюрократическая прослойка, играющая по отношению к остальной части населения ПМР роль оккупационной армии.

Часть 1. Структура момента

Как заявил в эфире кишиневского телеканала Publika TV новый премьер-министр Молдовы Валерий Стрелец, ситуация для решения приднестровской проблемы сейчас благоприятна ввиду отношений между Украиной и Российской Федерацией.

Время ожиданий

Иными словами,  по мнению премьера, России стало сложнее оказывать поддержку режиму в Тирасполе. Что ж, нельзя не признать, что в таком подходе есть рациональное зерно. Кстати, со стороны как России, так и молдавской пророссийской оппозиции, в Стрельца по этому поводу уже полетели эпистолярные камни … ну, и прочие предметы, которыми сторонники Русского мира так любят кидаться в окружающих. Что, до некоторой степени, доказывает: премьер правильно нащупал чувствительную точку.

Но вот дальше все уже не столь бесспорно. По словам Стрельца, Кишинев намерен выработать график интеграции Приднестровья в состав Молдовы и представить его властям ПМР - вероятно, для согласования и внесения контрпредложений - словом, для нахождения компромисса. Кроме того, Валерий Стрелец намерен встретиться с тираспольским лидером Евгением Шевчуком и убедить его, что Приднестровье может получить особый статус. Статус не уточняется - но, поскольку речь идет о намерении, воспользовавшись сложным положением России и ПМР, продиктовать Приднестровью свои условия, речь, вероятно, идет о проек 1dae2 те Гагаузии-2. Признаюсь, что эти планы уже не кажутся мне столь бесспорными, и уж тем более - безобидными. Во-первых, в Молдове достаточно проблем и с одной Гагаузией, а две Гагаузии - это уже явный перебор. Во-вторых, было бы очень самонадеянно предполагать, что Россия не способна оказать давление на Молдову даже в свете ухудшения её отношений с Украиной, и сложностей с украинским транзитом. Тем более, что по большей части эти сложности надуманы. Как сообщил в недавнем интервью командующий  российскими миротворцами в Приднестровье полковник Ближенский, снабжение и транзит российских миротворцев происходят по плану, в штатном режиме... Как это удается? Ну вот так… как-то и удается. Мы ещё разберемся - как именно.

Наконец, в-третьих, здесь возникает и проблема цены вопроса: во что обойдется Молдове, притом, не только, и даже не столько в денежном выражении, сколько в репутационных, политических, социальных и гражданских потерях интеграция Приднестровья. Понимая под интеграцией включение управленческих и политических элит ПМР, её экономики - насколько вообще можно говорить о приднестровской экономике, её управленческих и силовых структур - ну, и так далее - в аналогичные структуры Молдовы.  Попросту говоря, не совсем ясно, что будет являть собой продукт такой интеграции. Потому, что если речь не идет о таком включении, то это уже не интеграция, а нечто иное. И вообще: что в Приднестровье можно хотя бы попытаться интегрировать в Молдову, а что категорически нельзя, так что и пробовать не стоит?

Между тем, мнение Валерия Стрельца разделяет - пусть не в деталях, но, во всяком случае, в целом, вся политическая элита Молдовы. Причем, и та её часть, что находится сегодня у власти, и заявляет о проевропейском курсе развития страны, и та, что пребывает в оппозиции, и отрицает курс на европейские ценности. Более того, одобрительные отклики стали поступать уже и из Украины. Так, народный депутат фракции Партии Блок Петра Порошенко, председатель подкомитета по вопросам безопасности государственных информационных систем Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Ирина Фриз, на своей странице Facebook пишет буквально следующее:

Приветствую заявление премьер-министра Республики Молдова Валерия Стрельца в решимости и готовности разработки графика интеграции ПМР в состав РМ. Единство позиций премьера Молдовы, лидеров Альянса за евроинтеграцию и Либерально-демократической партии о необходимости восстановления целостности Молдовы дает основание для оптимизма в сфере восстановления стабильности и безопасности на юго-западных границах Украины.

Вроде бы всё правильно, по крайней мере, в принципе. А что интеграция? Осталась за кадром? Нет, не осталась.

Сегодня правительство Шевчука имеет хороший шанс сохранить власть, мир и стабильность в непризнанной республике, согласившись на предложения Кишинева. Будущее Приднестровья в составе Молдовы может изменить к лучшему социально-экономическое положение территории, повысить уровень региональной безопасности, - пишет И.Фриз.

Итак, приднестровские власти совершенно серьезно рассматриваются как сторона переговоров уже не только молдавскими, но и украинскими политиками. А сторона переговоров - это серьезно. Это поиск компромисса - и, в перспективе, поиск рецептов именно интеграции - в том смысле, о котором говорилось выше.  Вот только та точка, в которой стороны сойдутся, придя к компромиссу, может быть очень разной. И оппозиция в Молдове - та, которая выступает категорически против сближения с ЕС и мечтает о превращении Молдовы в российскую полуколонию, в подмандатную территорию, со всеми вытекающими - она ведь тоже за решение приднестровской проблемы путем достижения компромисса! И в Тирасполе тоже, в общем-то, за компромисс. Вопрос только в условиях этого компромисса - и вот тут-то как раз всё наглухо заморожено. Уже 25 лет прошло с момента провозглашения злосчастной приднестровской независимости, а позиции сторон не сдвинулись ни на шаг. Незадачливые интеграторы блуждают в тумане лжи и подтасовок. По сути, формат 5+2 следует толковать как  формат пяти одураченных сторон, которых успешно водят за нос двое пройдох, Тирасполь и Москва. При этом, и Тирасполь, и Москва прекрасно понимают, чего они хотят добиться и отлично  ориентируются в текущей ситуации.

Причина их успехов в том, что за 25 лет вокруг приднестровской проблемы сложился ряд устойчивых стереотипов. Сплетаясь между собой, эти стереотипы образуют довольно убедительную, на первый взгляд,  но, вместе с тем, абсолютно ложную картину ситуации вокруг ПМР.

Вот и давайте поговорим об этих стереотипах, а также и о прямой лжи, за которыми Тирасполь, совместно с Москвой, прячут нелицеприятные реалии.

Можно ли считать ПМР стороной в переговорном процессе?

Давайте все-таки вспомним, что в основе переговоров в их нынешнем виде лежат переговоры между Кишиневом и Тирасполем, а все остальные стороны выступают лишь в роли ассистентов.  И если Кишинев рассматривает Тирасполь как сторону в переговорах, то позволительно спросить: а на каком основании он это делает? Нет, ну, в самом деле: где проходит граница между респектабельной стороной, с которой договариваются  и ищут точки соприкосновения и пути дальнейшего сотрудничества, или хотя бы мирного сосуществования - и бандой террористов, захвативших заложников, с которыми разговаривают с единственной целью: спасти заложников, а бандитов, по возможности обезвредить. Каким именно способом - это уж как получится. Но о дальнейшем сосуществовании - после того, как заложники будут освобождены - речь в любом случае не идет.

Граница эта, на самом деле, обнаруживается довольно легко. Со стороной в переговорах возможна в перспективе какая-либо конструктивная совместная деятельность - либо, как минимум, хотя бы прочный мир. С бандитами - нет.

Поищем же варианты конструктивной интеграции Приднестровья.

Экономика ПМР: где она?

Очень модно было когда-то называть ПМР промышленным регионом бывшей МССР - но так ли это сегодня?  Да, на момент раздела Молдовы по Днестру в ПМР было сосредоточено порядка 80% всей промышленности бывшей Советской Молдавии. Собственно говоря, война 1992 года как раз и шла за контроль над этими 80%, и за право погреть руки на их приватизации. Лозунги о языковых и национальных проблемах предназначались для расходного мяса, как с одной, так и с другой стороны.  Серьезные же пацаны, заварившие всю эту кашу - опять-таки, и с одной и с другой стороны, подобными глупостями не интересовались и решали совсем другие вопросы.  

Но даже тогда, на выходе из СССР,  уровень этой промышленности - и технический, и кадровый, с точки зрения мировых стандартов был чудовищно низок. Основное её оснащение было поставлено в 60-70-х годах прошлого века. Для промышленно отсталого СССР это было терпимо. Для выживания в новой ситуации - недостаточно. Понятно, что эти технически устаревшие предприятия не существовали сами по себе - они были включены в советские технологические цепочки, которые тоже рухнули. Включиться в какие-либо новые цепочки им было крайне сложно из-за технологической отсталости. Как следствие, с распадом СССР всё производство в ПМР - как, впрочем, и в правобережной Молдове, рухнуло. В Кишиневе ведь тоже было немало крупных предприятий: тракторный, насосный, холодильников, телевизионный, недостроенный компьютерный заводы… Что стало с ними сейчас? Их фактически нет. Почему судьба предприятий в ПМР могла сложиться как-то иначе? Не было для этого никаких причин! Более того, их положение было изначально хуже! Непризнанность ПМР исключала серьезные инвестиции в регион и крайне затрудняла прямую продажу захваченной верхушкой ПМР собственности. Именно этим, а вовсе не заботой о народе и объяснялась относительно вялая по сравнению с Молдовой приватизация. Но за четверть века вопрос был решен. Новая элита из бывших директоров эксплуатировала устаревшие предприятия на износ, причем это касалось как  оборудования, так и человеческих ресурсов - и одновременно распродавала всё что возможно полуподпольно, в расчете на то, что после нескольких перепродаж конечный владелец сможет объявить себя добросовестным приобретателем. По сути же, Приднестровье было начисто разграблено.

В результате, 25 лет спустя, никакой приднестровской промышлености не существует вовсе. Более того, нет и никакой налогооблагаемой промышленности на территории ПМР, пусть даже и в иностранной собственности. Работающие предприятия можно пересчитать по пальцам одной руки. Остался многократно перепроданный, и фактически разоренный ММЗ, жизнь в котором еле-еле теплится. Осталась МолдГРЭС, перепроданная через посредников РАО ЕЭС - с тем, чтобы минимизировать риски её национализации в случае окончания существования ПМР - ведь вся приднестровская приватизация, как ни крути, совершенно незаконна с точки зрения Молдовы. Остался KVINT, проданный Шерифу. Остались ещё, может быть, с десяток реально работающих предприятий помельче. Помельче  - это значит 100-150 работников, средний возраст которых около 60, при полном отсутствии кадров помоложе. Это штатные задержки зарплат на 3-4 месяца и постоянное снижение объёмов производства. Все без исключения приднестровские предприятия - да-да, и KVINT тоже, не удивляйтесь - постепенно умирают. Просто этот процесс в разных случаях идет с разной скоростью. Но умирают - все без исключения.

Но и это ещё не все. Рентабельность всех этих предприятий близка к нулю - точнее, она показывается близкой к нулю, чтобы выводить максимум прибыли в оффшоры. Предприятия живут за счет безжалостной эксплуатации стареющих и вымирающих рабочих. Несмотря на преклонный средний возраст, их квалификация в 99% случаев очень низка. В массе своей это люди пенсионного возраста, подрабатывающие на нищенской зарплате к нищенской пенсии. Все квалифицированные и энергичные кадры из ПМР давно уехали. Минимальная же рентабельность выводится за счет низкой отпускной цены за газ для этих предприятий. Цена плавающая - она зависит от доли в реальных доходах лично Е.Шевчука и окружения. Некоторые предприятия за газ вообще не платят. И даже те, кто платят - платят за него не более трети отпускной цены для Молдовы. Но если ПМР войдет в состав Молдовы - то будет ли Россия и дальше отпускать для Приднестровья газ по низкой цене? И если даже будет готова на это пойти - чего потребует взамен? 

Впрочем, и с газом всё не так просто. Никакой низкой цены для Приднестровья формально нет. Приднестровье просто отбирает часть транзитного газа. Отобранный газ реализуется предприятиям и населению за произвольную, по понятиям, цену, заведомо более низкую, чем цена для Молдовы, а вырученные деньги остаются в бюджете ПМР.  Долг за потребленный газ вешается на Молдову. Что будет Молдова делать с этим долгом, и может ли он быть ей предъявлен - тоже очень интересный вопрос, и мы его тоже рассмотрим немного позднее.

Если бы ПМР могла напрямую продавать отобранный таким образом газ, она вероятно так и поступала бы. Но такой возможности - чисто технически - у неё нет. Однако выход был найден: стоимость похищенного у Молдовы - а с юридической точки зрения это именно так и есть - газа входит в товары, которые ПМР продает. Но на сегодняшний день весь экспорт из ПМР оформляется через Молдову. Таким образом, Молдова фактически позволяет воровать у себя газ и вгонять себя в неподъемный газовый долг перед Россией.

Понятно, что населению ПМР от этого грабежа достаются крохи - и об этих крохах мы тоже поговорим. Но вот верхушке ПМР достаются вовсе не крохи! Смирнов - в бытность его президентом, и Шевчук - в настоящее время, ежемесячно вынимают из приднестровской экономики десятки миллионов долларов. Вот одна из последних схем Шевчука - а таких схем по ПМР сегодня работает как минимум два десятка.

Итак, до 1 января 2015 года ЗАО «Молдавская ГРЭС» - получающая отобранный из транзитной трубы российский газ по низкой цене и вырабатывающая из него электроэнергию на продажу - молдавская компания «UnionFenosa», продающая электроэнергию в Молдове по вполне себе европейским ценам, торговали энергией напрямую.  А с 1 января 2015 года в отношениях МГРЭС и «UnionFenosa» появился посредник: ОАО «ЭнергоКапитал». Её учредителями стали два юридических лица: ОАО «Бас Маркет», зарегистрированное 30.07.2014 года в Тирасполе с формальным офисом в жилой квартире. Директор -  Спесивцева Елена Васильевна, она же, вероятно, и хозяйка квартиры.  Учредители: физическое лицо - Дзецул Юрий Сергеевич и оффшорная компания INTERCOM MANAGEMENT LTD из Белиза, которой владеет другая оффшорная компания - из Гонконга. Насчет оффшоров более ничего не известно, а вот про Дзецула известно многое. До 2010 года он работал в ООО «Тираспольская Инвестиционная Строительная Компания» («ТИС Компания»), принадлежащей нынешнему мэру Тирасполя Андрею Безбабченко. В 2011 году Юрий Дзецул стал учредителем и директором сети заправок ООО «ГазТоп», фактически принадлежащих Евгению Шевчуку. В 2013 году Дзецул возглавил еще одно подконтрольное президенту предприятие - по выращиванию свиней и птицы в Григориопольском районе.

Общая идея организации такой фирмы-прокладки не нова - они создаются с целью увода части доходов на сторону. Очевидно, что Шевчук достиг компромисса с руководством МолдГРЭС по поводу снижения для неё цены на газ плюс спокойная и безопасная жизнь для её руководства - в обмен на часть доходов, которые будут отобраны через посредника. Таких схем обогащения Шевчука и его окружения можно сразу, навскидку, насчитать десятка два - только из уже известных. А сколько их ещё в тени?

Конечно, Молдове нет дела до морального и криминального облика приднестровской верхушки. Но… а, собственно, почему - конечно? Если речь идет об интеграции - то дело как раз должно быть! А дело именно о ней и идет, коль скоро Молдова рассматривает Шевчука как сторону на переговорах - а если исходить из заявлений Валерия Стрельца, это именно так. А коли так, то было бы по меньшей мере наивно предполагать, что Шевчук в ходе переговоров не выторгует для себя охранную грамоту от Молдовы. И не войдет, таким образом, в состав уже молдавской политической элиты. Со всеми своими схемами. И с достаточно предсказуемыми для Молдовы последствиями - впрочем, насчет последствий мы забегаем немного вперед. Вернемся к приднестровской экономике.

Так вот, наличие экономики предполагает, кроме всего прочего, ещё и наличие государственного бюджета. На содержание госаппарата и социальные нужды. А дефицит бюджета ПМР составляет сегодня порядка 70%. Разница покрывается за счет прямой и непрямой помощи из России. Причины предоставления помощи - тоже отдельная тема. Отчасти это желание России иметь в регионе свой инструмент для дестабилизации остановки в любой момент, когда это понадобится. А понадобится это может, чтобы своевременно заблокировать и пресечь всякие реальные движения в Европу - как Молдовы, так и Украины. Отчасти здесь играют роль откаты от сумм выделяемых в виде помощи в пользу российского лобби ПМР - г-на Рогозин и Ко. Но как бы то ни было, на 70% как минимум ПМР живет на стороннем финансировании. А остальные 30% откуда берутся? А они формируются за счет бесплатного газа - по большей части. И если подсчитать реально, без учета всего того, что добыто разбоем - а бесплатная откачка газа из транзитной трубы это и есть разбой -  то мы получим очень интересную цифру. Реальный дефицит бюджета ПМР составляет не менее 95-98%. Эти недостающие 95-98% формируются за счет подачек из России. Более того, при поднятии для приднестровских потребителей цен на газ, неизбежно умрет и то немногое, что ещё дает 3-5% реальных бюджетных поступлений и из Приднестровья. И дефицит приднестровского бюджета - или, если угодно, дефицит бюджетных поступлений из левобережных районов реинтегрированной Молдовы плюс г.Бендеры составит уверенные 100%.

Можно ли говорить - в свете сказанного выше - о наличии какой-либо экономики в ПМР. Такой, которая может быть реинтегрирована в экономику Молдовы? Тоже, откровенно говоря, находящуюся в сложном состоянии, но все-таки существующую. Причем, многие сложности остались вне нашего рассмотрения. Реальное состояние того, что в ПМР называют экономикой значительно хуже, чем может показаться из этого более чем краткого обзора. И это относится ко всем без исключения предприятиям. Включая и успешный, якобы, холдинг Шериф - в условиях нормальной экономики, где газ покупают, а не воруют из чужой трубы, он схлопнется, точно так же, как и всё в Приднестровье.   

Таким образом, никакой экономики и промышленности в Приднестровье нет вообще. В принципе - нет. Все разговоры о приднестровской экономике - это преднамеренная дезинформация, запускаемая из Тирасполя, и отчасти из Москвы, для усиления их позиций на переговорах.  А что же тогда есть? А есть группа разбойников, уже 25 лет живущая разбоем на большой дороге. Ведь газовую трубу тоже, вероятно, можно рассматривать как большую дорогу? Впрочем, разбоем на дороге как таковой власти ПМР тоже не гнушаются. Недаром же большинство водителей-дальнобойщиков давно уже стараются объезжать ПМР стороной, хотя и дорога там похуже, и крюк приличный. И все равно едут, делая крюк  - потому что разбой остается разбоем, даже если ему пытаются придать видимость государственности, называя рэкет - таможенным сбором.

Что в действительности экспортирует Приднестровье?

Никакой границы ПМР с Молдовой за 25 лет фактически создано не было. Молдова опасалась, что обустройство границы явится формой признания независимости ПМР, а Приднестровью это было просто не нужно. Украинская граница очень долго тоже была почти прозрачна - с учетом многочисленных сельских дорог. Мало-мальски закрывать её Украина стала только  в последние лет 10. Разумеется, такая прозрачная зона между двумя странами - Украиной и Молдовой - активно использовалась для разного рода контрабанды. Собственно говоря, все приднестровские бизнесмены и политики - включая и фирму Шериф, и Евгения Шевчука, и его окружение и прошлую генерацию, выросшую при Смирнове, поднимались исключительно на контрабанде. Причем, бизнесмены и политики - это не две разных группы - а единая среда, в Приднестровье бизнес и политика - синонимы, в гораздо большей степени, чем даже в Молдове. Никакой политики в обычном понимании этого слова, то есть публичной политики, в ПМР нет в принципе. Совсем.  

Конечно, налоги с контрабанды никто не платит - в том-то и состоит её прелесть. И никаких поступлений в бюджет она не дает. Но в доходах, извлекаемых из факта существования ПМР теми, кто допущен к кормушке, контрабанда и сегодня играет существенную роль. Сигаретами с шерифовских фабрик наводнены рынки Одесской области и Украины. И коньяк без акцизных марок, и белье ТИРОТЕКСа, купленного Шерифом всё это имеется в продаже в Молдове и Украине в достаточном количестве. В настолько существенном  количестве, что списать все на мелких несунов через границу его никак нельзя. Ясно, что возят фурами. И даже известно, в общем-то, кто возит. Возят люди, имеющие прямой выход на того же Шевчука - и, естественно, платящие ему дань.

Но у теневой экономики, построенной на контрабанде, есть одна особенность. Помимо контрабандных товаров она экспортирует также криминал и коррупцию. Иными словами, контрабандистский анклав ощутимо разлагает соседствующие с ним страны - те, что находятся по другую сторону границы. Это добавляет ещё оду позицию к списку факторов дестабилизации, исходящих из ПМР и наносящих врем её соседям.  Что касается перспектив интеграции, то очень трудно поверить, что верхи ПМР, привыкшие решать свои проблемы почти исключительно криминально-коррупционными методами, обросшие за 25 лет структурами и связями, заточенными именно под эти методы, будучи интегрированы в Молдову начнут работать в ней как-то иначе. Таким образом, интеграция ПМР неизбежно отбросит Молдову как минимум на 2 десятилетия назад. Потому, что при всех сложностях, при всех болезнях и проблемах молдавского общества, некоторое движение в сторону цивилизованно-европейских отношений за прошедшие 20 лет в ней все-таки произошло. Законности стало больше. Коррупции - меньше. Именно за счет этого бюджет Молдовы худо-бедно наполняется налогами. Государство как-то существует само - не на 95%-й дотации от другого государства - а само. Так вот, интегрировавшись с ПМР Молдова неизбежно эту самостоятельность потеряет. Потому что достижения её ещё очень хрупкие, а коррупционный и криминальный напор интегрированных из ПМР структур будет очень сильным, уже по той хотя бы причине, что эти структуры и их владельцы будут просто-напросто бороться за свою жизнь. В результате,  вместо реинтегрированной Молдовы в границах МССР мы получим реинтегрированное в этих же границах Приднестровье. Которое - как это уже было показано - есть, по сути, разбойничий анклав. Живущий криминалом и грабежом. Просто потому что ничем иным он жить не умеет, да и не желает.

Внутренняя политика в ПМР. Состояние общества Приднестровья.

 Посмотрим теперь внимательнее на отношения внутри ПМР. Это одна из любимых тем приднестровского руководства, которое не устает утверждать, что несмотря на формальную непризнанность приднестровские власти обладают внутренней легитимностью, являясь выразителями воли и чаяний всего приднестровского народа. Что ж, изучим и этот вопрос повнимательнее.

Несмотря на заявленный интернационализм и три государственных языка приднестровское общество крайне нетерпимо. Эта нетерпимость вполне сознательно воспитывалась и воспитывается в нём, через официальную пропаганду, прививающую ненависть к румыно-фашистам, а в последнее время и к бандеровцам.   А поскольку заказывает музыку тот, кто платит, а платит, как мы видели, Россия, то всё что идет вразрез с нынешним курсом российского руководства подвергается в ПМР травле и преследованию. Как на официальном уровне, так и путем прямого науськивания на неугодных крайне люмпенизированного, нищего, плохо информированного населения.

В последние годы - уже при Шевчуке, власти ПМР всерьез озаботились проблемой лишних ртов. Дело в том, что в связи с отсутствием работы и каких бы то ни было перспектив из ПМР активно вымывается, во-первых, наиболее активное, а, во-вторых - относительно молодое население. В результате за 25 лет независимости население ПМР сократилось, как минимум, вдвое. Примерно вдвое вырос и его средний возраст. Примерно 70-80% населения региона составляют сегодня люди пенсионного и предпенсионного возраста. И эти люди властям стали просто не нужны.

Не нужны - в самом прямом смысле слова. Шевчук и его окружение не видят смысла продолжать платить им пенсии. Триста тысяч населения Тирасполю не нужны в принципе. Оптимальная численность в сегодняшней ситуации - до ста тысяч, при условии резкого снижения среднего возраста. Этого вполне хватит для демонстрации наличия приднестровского народа, и для работы в охранных и силовых структурах, а также на немногочисленных производствах - по изготовлению сигарет, предназначенных для контрабандного экспорта, к примеру. Остальные 200 тысяч должны исчезнуть - просто за ненадобностью.  Как этого добиться? Очень просто: нужно лишить их средств к существованию. Тогда они либо умрут - либо уедут. Именно эта операция и осуществляется сейчас в Приднестровье.

Я хочу особо подчеркнуть, что никакого отношения к блокаде, выдуманной приднестровскими пропагандистами, и даже к вполне реальным экономическим трудностям которые испытывают сегодня Молдова, Украина, Россия, ЕС да и весь мир, то, что происходит сегодня в ПМР отношения не имеет. А происходит там невыплата зарплат бюджетникам и пенсий. Пока частичная - минус 30%. Но при всех реальных - а не выдуманных - трудностях, денежных потоков, по факту поступающих в ПМР (даровой газ, российские транши) вполне хватило бы для содержания пенсионеров и бюджетников на прежнем уровне. Да, нищенском, но все же на грани физического выживания - при котором они не умирали массово, и массово не бежали. Однако с начала 2015 года руководство ПМР усилило работу по полному выдаиванию региона, взяв курс на максимизацию своих личных доходов, выводимых в оффшоры. С одной стороны, это было вызвано неуверенностью тираспольских верхов в завтрашнем дне, возникшей в связи с событиями в Украине, и с российскими экономическими сложностями, порожденными санкциями и военной авантюрой в Донбассе. С другой, руководство ПМР безусловно просчитывает и удачный для себя вариант событий, при котором ПМР сохранится ещё на несколько десятилетий. Но при этом варианте избавление от лишнего и уже нетрудоспособного населения есть ещё более назревшая задача.

По сути же, то, что сегодня происходит в ПМР, есть чистейший и сознательно спланированный геноцид, новый вариант регионального Голодомора. Конечно, политика - дело аморальное…но все же есть и в политике некоторые барьеры, переступать через которые не следует. Насколько допустимо представителям стран, чьи народы испытали Голодоморы 1932-33 и 1946 г.г. интегрировать в свою политическую систему тех, кто готовит сегодня Голодомор 2015-16 годов?

Но тут оказалось, что даже безропотные приднестровские пенсионеры  все-таки недостаточно безропотны, чтобы умереть от голода совсем уж тихо. И в ПМР зреет волна протестов, на которые власти ПМР отвечают волной репрессий. Любой протест сегодня безжалостно подавляется. Масштабы слежки осуществляемой приднестровским Гестапо - КГБ ПМР за последний год стали абсолютно беспрецедентны.  Людей бросают в тюрьму за малейшее проявление недовольства. Число политзаключенных по факту уже приближается к сотне - что для карликовой ПМР - очень много. Счет вынужденным эмигрантам, которым пришлось уехать, чтобы не оказаться в тюрьме идет на несколько сотен. Тот факт, что в большинстве случаев против  противников режима фабрикуют дела по уголовным статьям, сути происходящего не меняет. Любые попытки протестов жестоко подавляются.

Более же всего власти ПМР опасаются слова геноцид, произнесенного открыто. Именно поэтому даже малейшие утечки информации о том, что в действительности творится в непризнанной республике, вызывают настоящую истерику и волну лживых опровержений. Но в действительности, ситуация, в которой сегодня находится население ПМР, гораздо страшнее, чем та картина, которую  можно составить даже на основе таких утечек. По большому счету, весь ужас этой ситуации сегодня не знает никто - кроме разве что КГБ ПМР, основной задачей которого стало сокрытие организуемого властями ПМР голодомора и геноцида.    

Это означает, что ни о какой внутренней легитимности властей ПМР в настоящее время не может быть и речи. В ПМР образовалась устойчивая бюрократическая прослойка, играющая по отношению к остальной части населения ПМР роль оккупационной армии. Сегодня эта армия приступила к прямому истреблению старшей по возрасту части населения. Допустимо ли интегрировать её в политическую систему Молдовы? Ильченко Сергей.

(Продолжение следует)


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Решение Приднестровской проблемы: риски и угрозы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.