Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Валентина Быкова: аутодафе по-русски

  • Валентина Быкова: аутодафе по-русски
  • Смотрите также:

Наконец-то широкие массы россиян заинтересовались тем, что происходит в их собственной стране. До того аморфные жители РФ всколыхнулись в едином порыве, протестуя против уничтожения санкционных продуктов.

Талантливые российские журналисты начали писать не менее талантливые статьи, недоумевая, как Вова Путин, сын коренных питерцев, переживших блокаду, мог подписать подобный приказ. Вспомнили и о том, что свыше 20 миллионов россиян живут за чертой бедности. Одна из общественных организаций инициировала петицию за отмену указа, которую на данный момент подписало свыше 200 тысяч человек.

Совершенно неожиданно народный порыв поддержали депутаты Госдумы. К примеру, Андрей Крутов выступил с инициативой помиловать хамон и прошютто, отправив их боевикам Донбасса, а Михаил Антонов озаботился плодородием земли русской, предложив закапывать провинившиеся продукты. Их коллега Александр Аксаков выступил с заявлением о необходимости передачи конфиската неимущим слоям населения.

Самарские чиновники поспешили прогнуться перед центральной властью, досрочно устроив показательное аутодафе 114 тонн свинины.

Русскоязычный сектор интернета вовсю резвится, ежедневно создавая новые мемы и фотожабы, предлагая расстреливать пармезан из танков.

На фоне этого информационного шума как-то незаметно прошло сообщение о том, что на границе РФ установлены мобильные инсинераторы, проще говоря, крематории. Согласно приказу Минсельхоза, их единственным поставщиком для пограничных пунктов пропуска является 170e0 ЗАО «Турмалин», зарегистрированное в Санкт-Петербурге в 2010 году. Для чего они там размещаются? Такого вопроса даже не возникает – разумеется, для того, чтобы предать геенне огненной курку, яйко, млеко … И здесь начинается самое интересное.

Тем, кто внимательно следит за событиями на Донбассе, аббревиатура ИН-50 хорошо знакома. Впервые информацию о том, что в Ростовской области, недалеко от границы с Украиной, появилось шесть мобильных инсинераторов, озвучила российская правозащитница Елена Васильева в сентябре 2014 года.

Четыре месяца спустя глава СБУ Валентин Наливайченко сообщил, что боевики на оккупированных территориях используют мобильные крематории, чтобы сжигать трупы российских «добровольцев».

Bloomberg в мае этого года опубликовал статью «Russia Is Using Mobile Crematoriums to Hide Ukraine Dead», в которой автор ссылается на слова американских чиновников, бывших в Украине. В частности, Мак Торнберри, глава Комитета Палаты представителей США по вооруженным силам заявил, что российские власти пытаются скрыть свое участие в войне не только от мира, но от российского народа, используя мобильные крематории для уничтожения трупов своих солдат.

Разумеется, «голос Путина» тут же от всего открестился.

И вот – вуаля. Более 20 инсинераторов доставлены на границу РФ уже официально. Кроме пропускных пунктов мобильными крематории будут снабжены все крупные города (которые одновременно являются пунктами отправки «добровольцев»).

Генеральный директор «Турмалина» Михаил Востриков в интервью «Интерфаксу» заявил: «Дело в том, что все инсинераторы на границе ставятся на «мирное» время, а здесь речь идет о «боевом». Считалось, что мощности в 50 кг в час, или 1 тонна в сутки, достаточно, но сейчас ситуация изменилась». И далее, разумеется, о том, что портативная геенна будет поглощать исключительно продукты, которые имели несчастье попасть под патриотические контрсанкции.

Лично мне ситуация до крайности напоминает китайскую поговорку про собаку и льва, которая с легкой руки Пелевина пошла в народ. Она в анималистических метафорах описывает два типа реакции людей на одно и то же событие, и в переводе на великодержавный звучит приблизительно так: «Если кинуть палку, собака смотрит туда, куда она полетит. А лев будет смотреть на того, кто бросил палку».

Пока россияне, как завороженные, наблюдают нарисованную им картинку пылающего в печи хамона, предлагаю проследить траекторию полета «информационной палки».

Каким-то удивительным образом статьи, критикующие инициативу правительства и лично ВВП, одобрившего сжигание продуктов, появляются не только в условно-оппозиционных, но и в прокремлевских средствах массовой информации. И это в условиях гомогенности российского информационного поля, из которого на протяжении последнего года начисто были выкошены неугодные СМИ. Но волны народного возмущения, гуляющие в сети, почему-то не смущает путинских идеологов. И ответ напрашивается сам собой.

Кампания «Нет сжиганию продуктов» была искусственно инициирована политтехнологами, и в ближайшее время будет набирать обороты. Не случайно событие было настолько растянуто во времени.

Впервые сообщение о том, что глава российского Минсельхоза Александр Ткачев предложил уничтожать продукты из санкционного списка, появилась 24 июля. Причем уже тогда фигурировали слова «на границе» и «сжигать». Это позднее к информационному цунами добавились новые «волны» – заговорили о том, что инсинераторы должны быть и в крупных городах, а по поводу методов уничтожения продуктов началось сладострастное фантазирование: вылить, закопать, расстрелять, взорвать и пр. Волна начала подниматься.

Постановление правительства РФ №774, узаконившее геноцид съестного, было опубликовано 31 июля. В частности, в нем была определена дата начала действия указа – 6 августа. Волна продолжила нарастать, вынося на своем пенном гребне новые выступления, обращения, призывы, петиции, декларации, и на сегодня достигла своего максимума.

Цель проста. Если невозможно скрыть присутствие большого количества крематориев на границе, нужно как-то объяснить их присутствие. Причем сделать это таким образом, чтобы информационная волна накрыла всех с головой, захлестнула и увлекла в свои мутные волны, не дав времени и возможности оглянуться по сторонам.

Подобная технология манипулирования общественным мнением является составной частью «черного PR». Она была откатана и отшлифована в ходе местных и региональных выборов.

Любой политтехнолог с опытом практической работы знает, что если у кандидата в народные избранники есть темное прошлое, конкуренты обязательно это раскопают и пустят в ход. Единственный способ противодействия – «вскрыться», самостоятельно распространяя негативные слухи. При этом весь негатив нужно довести до крайней степени ужаса, отвращения и омерзения, постоянно нагнетая ситуацию и доводя ее до полного абсурда.

В результате, вместо того, чтобы оправдываться и обороняться, вы наступаете, контролируя поступление нежелательной для себя информации, а значит, управляете процессом. Кроме того, спустя какое-то время аудитория начинает уставать от информационного накала, и на смену ему приходит усталость и безразличие. Более светлые головы начинают понимать абсурдность ситуации. И даже при появлении реального компромата, аудитория уже не отреагирует. Во-первых, реальность не может быть страшнее абсурдных баек, рожденных в больных головах политтехнологов, а во-вторых, после разоблачения первых вбросов, реальную информацию тоже легко отнесут в разряд слухов или сплетен.

Так что там с нашими инсинераторами? И для кого они действительно предназначены – для пармезана или для партизанов?


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Валентина Быкова: аутодафе по-русски


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.