Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Делийские оракулы

  • Делийские оракулы
  • Смотрите также:

Выстраивая отношения с другими странами, Индия не пытается ускорить события

Характерной особенностью индийской внешней политики является ее многовекторность. Налаживая отношения с Китаем и нормализуя с основным региональным противником – Пакистаном, Нью-Дели поддерживает связи с Россией и развивает с Израилем, Соединенными Штатами, Ираном и аравийскими монархиями, Афганистаном, государствами Центральной Азии и ЮВА, Японией и Южной Кореей. Партнеры Индии уравновешивают друг друга, а Нью-Дели балансирует между ними, используя их противоречия в своих интересах.

Одним из самых показательных примеров этого является сотрудничество Индии с США, Израилем и Ираном. Оно успешно развивается, притом что Тегеран экспортирует в Индию необходимые ей углеводороды, его главный идеологический противник развивает сферу высоких технологий и поставляет вооружения и военную технику, а стратегический союзник Иерусалима Вашингтон выступает как основной инвестор, одновременно конкурируя с ним в сфере ВТС.

Индия – Израиль

Республика Индия и Государство Израиль были основаны с разницей менее года (в августе 1947-го и мае 1948-го соответственно). Ганди и Неру выступили против создания Израиля. 29 ноября 1947 года на Генассамблее ООН Индия голосовала против раздела Палестины. После признания Израиля в 1950-м Дели не установил с ним дипломатических отношений, хотя в 1952-м было разрешено открыть израильское консульство в Бомбее.

Следует отметить, что контакты спецслужб двух стран установились раньше, чем официальные межгосударственные. Полные дипломатические отношения с Израилем Индия установила 29 января 1992 года. Причины этого:

“ Американские дипломаты были лишены иммунитета от штрафов, у них отобрали удостоверения, по которым предоставлялись 17da8 привилегии в аэропорту ”

распад СССР и исчезновение его давления на внешнюю политику Индии; начало мирного урегулирования палестинской проблемы; рост влияния «Бхаратия джаната парти» (БДП), снизивший воздействие на внутреннюю политику Индии исламского (в том числе арабского) фактора; нужда в новых международных партнерах и поставщиках вооружений; интерес к Израилю как проводнику выстраивания отношений с США.

 

Индия – третий по объему товарооборота партнер Израиля в Азии за счет торговли драгоценными камнями. Развиты связи в науке, технологиях и сельском хозяйстве, где созданы СП в ирригации, распределении водных ресурсов и агропроизводстве.

Руководство Индийского национального конгресса, заинтересованное в избирателях-мусульманах, традиционно голосующих за ИНК, относится к Израилю сдержанно. Левые партии, особенно Марксистская коммунистическая, открыто враждебны еврейскому государству. Сотрудничество с Израилем в настоящее время укрепляет идеология правящей БДП: организованные группы сторонников индийского национализма – хиндутвы, включая политическое крыло, с 40-х годов поддерживают Израиль как союзника в борьбе с исламским миром.

ВТС между странами было установлено в начале 90-х. Инициатива исходила от индийской стороны. Военные связи значительно расширились в 1998-м после прихода к власти партии БДП и достигли современного уровня к 2005 году. В 2004-м с возвращением к власти Индийского национального конгресса в межгосударственных отношениях возникла напряженность, но это не сказалось на военном сотрудничестве.

Индия – один из крупнейших импортеров израильской военной продукции. ВТС полностью коммерческое. С 2002 по 2007-й Нью-Дели купил у Иерусалима вооружения на сумму более пяти миллиардов долларов. В 2007–2013 годах стоимость военного экспорта Израиля в Индию составила 2,344 миллиарда долларов, а в 2014–2017-м оценивается в 2,613 миллиарда. По итогам 2014 года Израиль занял четвертое место (после США, России и Франции) в индийском военном импорте.

Успех израильтян обусловлен их готовностью передавать новейшие вооружения и передовые технологии без оговорок и ограничений и развитием двусторонней производственно-конструкторской кооперации. Плюсом является также опыт модернизации образцов советского и российского оружия и военной техники, которые стоят на вооружении Индии. Кроме того, предложенные поставщиком цены устроили Нью-Дели. Дополнительными аргументами стали отсутствие взаимных претензий, общие интересы в сфере национальной безопасности (враждебное окружение и террористические угрозы), схожесть климатических и географических условий.

В Израиле считают, что минусом в сделках с Индией является передача ей технологий производства, но без этого заключение контрактов невозможно. Для таких крупнейших израильских военно-технических компаний, как «Эльбит», «Рафаэль» и «Таасия авирит», Индия стала одним из важнейших источников доходов.

Пример сотрудничества – корабельный ЗРК средней дальности «Барак-8». В Израиле отмечают: без индийского финансового участия эта важнейшая система, обладающая экспортным потенциалом, не появилась бы на свет. В то же время в 2006-м, спустя шесть лет после подписания контракта Barak, Центральное бюро расследований Индии начало дело о взятках, которые могли повлиять на решение министра обороны.

Вопросами двустороннего военно-технического сотрудничества занимается индийско-израильская межправительственная комиссия по ВТС. Стороны поддерживают регулярные контакты по линии Министерств обороны. Важное значение имел визит в Индию в минувшем феврале главы израильского военного ведомства М. Яалона – первый с 1992 года. В итоге ряд сделок и контрактов, находившихся в замороженном состоянии, были реализованы или вышли на финишную прямую. Так, с индийской стороной оговорены условия сделки по продаже двух самолетов ДРЛО и У и четырех аэростатов, оснащенных РЛС. Сумма контракта – 1,5 миллиарда долларов.

Развивается сотрудничество двух стран в обучении военных кадров. Разрабатываются совместные программы по боевой подготовке войск. Израиль реализует свыше 30 программ по поставке вооружения и военной техники для Индии. Крупнейшими являются контракты на РЛС EL/M-2032 «Грин Пайн», входящие в состав ЗРК «Эрроу-2», самолеты ДРЛО и У «Фалькон», ЗРК «Спайдер», БЛА «Херон-1» и «Серчер-II», ЗРК «Барак» и зенитные управляемые ракеты к ним в корабельном и сухопутном вариантах.

Индия – один из основных покупателей израильских разведывательных БЛА. Страны намерены продолжать совместные работы по созданию БЛА на базе аппаратов типа «Херон» и «Серчер-II». Совместно разрабатывается обладающий возможностями ПРО зенитный ракетный комплекс «Барак» II NG, ведутся проекты подводных лодок, создания пограничных «электронных заборов». На выставке «Аэро Индия-2015» был представлен совместный вариант модернизации ЗСУ-23-4 «Шилка». Предполагается, что это позволит продлить срок эксплуатации индийских «Шилок» на 15 лет.

Компания «Бхарат Форге» совместно с израильской «Рафаэль» предлагает сухопутным войскам Индии комплект модернизации примерно для 1250 БМП-2. Израильское оборудование установлено на танках Т-72 и истребителях Су-30. Нью-Дели отказался приобрести систему ПРО «Железный купол» и ПРО для перехвата баллистических ракет средней дальности «Праща Давида», но одобрил разработку национальной системы ПРО с израильскими компаниями.

Индия оказывает на Израиль давление с целью ускорить работы по проекту ЗРК LRSAM (Long Range Surface to Air Missile) для авианосца «Викрамадитья». Проект начат в 2005 году, его стоимость составила 600 миллионов долларов. Техника должна была встать в строй в 2012-м, однако пока идут испытания.

Израильское оружие успешно конкурирует с западным. Так, Индия отказалась от американского ПТРК «Джавелин», закупив противотанковый ракетный комплекс «Спайк» компании «Рафаэль»: 8356 УР, 321 пусковую установку и 15 тренажеров на 525 миллионов долларов.

Конкурируя с Израилем, США добились (в 2003 году) расторжения соглашения о продаже им в Индию противоракетного комплекса Arrow, хотя одобрили сделку по системе воздушного предупреждения и контроля Phalcon (AWACS). Опасна для Израиля возможность поставок в Индию американских БЛА.

Основными направлениями сотрудничества Израиля и Индии наряду с военно-техническим являются биотехнологии, здравоохранение, образование, исследование космического пространства, атомная энергетика, информационные технологии, охрана окружающей среды, исследование искусственных материалов. Совместно финансируются программы подготовки индийских студентов в области компьютеризации и информационных технологий. Израиль готовит индийских специалистов в аспирантурах с условием, что, защитив диссертации, они несколько лет будут работать в его научно-исследовательских центрах. Действует до 50 программ, позволяющих индийским ученым посещать Израиль. Нью-Дели финансирует поездки израильских ученых в Индию, включая перелеты. По программам мастер-классов (проведено более 100) идет обучение израильтянами индийских групп – более 30 человек в каждой.

В сфере биотехнологий Нью-Дели опирается на еврейское государство как на одного из основных партнеров. Израильские фирмы сотрудничают с компаниями в Бангалоре и Хайдарабаде. Одна из областей совместных исследований – биологическое топливо. В космической деятельности страны сотрудничают в области инерционных систем, спутников для глубокой разведки и развития коммуникаций.

Индия – США

Отношения Индии с США на протяжении полувека оставались достаточно прохладными. Основной причиной была поддержка Вашингтоном Пакистана, в то время как Москва в противостоянии сверхдержав выступала основным союзником Дели. Фактически современный процесс американо-индийского сближения начался в 2000 году с визита в Нью-Дели президента США Билла Клинтона. Его курс был продолжен республиканской администрацией Дж. Буша-младшего. Пришедшие в 2008-м к власти демократы не стремились развивать индийскую тему, но в период второго срока президента Барака Обамы она вновь стала актуальной. Стимулом послужило усиление Китая, которое оценивалось в США и Индии как главная угроза их национальным интересам.

Это сближение не зависело от партийной принадлежности руководства страны. Начатое правительством Ваджпайи, представлявшего «Бхаратия джаната парти», оно было продолжено кабинетом Манмохана Сингха (ИНК) и сегодняшним правительством Нарендры Дамодардаса Моди (БДП). Однако сближение осложняют проблемы в экономике и политике. Нью-Дели недоволен введенными Вашингтоном ограничениями на закупку IT-технологий и въезд в Америку индийских программистов, а также неопределенностью позиции Белого дома по кашмирской проблеме и перспективами ухода США из Афганистана. Соединенные Штаты в свою очередь считают, что экономика Индии недостаточно открыта для внешних инвестиций.

Отношения стран могут быть поставлены под угрозу из-за таких проблем, как инцидент с дипломатом Девияне Хобрагаде в декабре 2013 года. В ответ на обвинения ее в мошенничестве при оформлении на работу в США служанки Индия потребовала прекратить коммерческую деятельность в стране клуба Ассоциации поддержки американских граждан. От посольства США в Дели убрали заграждения, установленные после терактов 11 сентября. Дипломаты были лишены иммунитета от штрафов, у них отобрали удостоверения, по которым предоставлялись привилегии в аэропорту. Было начато расследование условий работы местных граждан в американских учреждениях и семьях. По сообщению газеты Hindustan Times, Индия отложила энергетический диалог с США и визит в страну американского министра энергетики Эрнеста Мониса.

Влияние на американо-индийские отношения оказывает и личностный фактор: в 2005-м действующему премьер-министру Н. Моди был запрещен въезд в США вследствие обвинения его в бездействии в ходе «гуджаратского погрома» 2002 года. Однако оценивая ситуацию, вице-президент Observer Research Foundation Н. Унникришнан сказал: «Несмотря на личную обиду, Моди не сможет позволить себе конфронтацию с США по экономическим причинам. Америка – главный деловой партнер Индии. Товарооборот между двумя странами составляет 100 миллиардов долларов... Для реализации таких инфраструктурных проектов, как обещанное Моди создание единой системы индийских рек, нужны триллионные инвестиции, которые могут прийти только из США».

После инаугурации президент Обама предложил премьеру Моди провести двусторонний саммит в сентябре 2014-го, в ходе его пятидневной поездки в США на заседание Генассамблеи ООН. В предвыборной кампании Моди подчеркивал, что не испытывает личной неприязни по отношению к США и намерен выстраивать с Вашингтоном прочные партнерские отношения на базе равенства и взаимной выгоды. В ходе визита индийский премьер выступил в Совете по международным отношениям, беседовал с группой руководителей ведущих американских компаний, дважды общался с Б. Обамой и один раз с четой Клинтон.

По итогам этих встреч намечено развивать кооперацию в энергетике, борьбе с изменениями климата, здравоохранении, высоких технологиях и исследовании космоса. В сфере безопасности важны адресованный Китаю пассаж совместного заявления об обеспечении свободы судоходства в соответствии с нормами международного права и высказанное намерение продолжать индо-американские военно-морские учения «Малабар». Развитие отношений с США предоставляет Индии пространство для маневра в отношениях с КНР, Россией, ЕС и Японией.

Отметим, что Н. Моди совместил под единым управлением деятельность Министерств обороны и финансов. Одна из основных целей – решение проблемы допустимого уровня прямых иностранных инвестиций (FDI), а также упрощение процедуры привлечения их в экономику в целом и в ВПК в частности. С ограничениями на уровень FDI в ВПК и коррупцией связывают задержку на 20–30 лет программ в оборонной сфере и сохранение 65-процентной доли импорта в технике, закупаемой Министерством обороны для ВС Индии. По планам Министерства финансов процедура привлечения в ВПК до 49 процентов FDI будет идти минуя госструктуры. Согласования потребует только превышение этой доли в капитале компаний. В перспективе покупателями индийского ВПК могут стать американские Boing и Lockheed Martin.

Индия – Иран

В конце режима Пехлеви Дели был важным партнером Тегерана. Страна вышла на первое место (среди развивающихся) по иранскому импорту и третье по экспорту, лидируя в закупках нефти и нефтепродуктов. Иран помог Индии создать первый современный нефтеперерабатывающий завод в Мадрасе. После Исламской революции, когда упали объемы торговли Ирана с Западом, его место заняли развивающиеся страны, в том числе Индия. В эпоху президента Хатами (1997–2005) отношения государств были стратегическим партнерством, что отразила Тегеранская декларация 2001 года. Товарооборот достиг трех миллиардов долларов.

Однако вследствие сотрудничества с США, Саудовской Аравией и Израилем Индия отошла от стратегического партнерства с Ираном. В 2005-м она проголосовала за антииранскую резолюцию МАГАТЭ и поддержала санкции ООН. Поддержка США в 2006-м индийской ядерной программы привела к выходу страны из проекта газопровода Иран – Пакистан – Индия. Встреча в 2012 году аятоллы А. Хаменеи и премьер-министра М. Сингха показала наличие серьезных разногласий. Помимо прочего, это замедлило реализацию проекта транспортного коридора «Север – Юг». Упали и торговые показатели.

В 2010-м Индия прекратила расчеты с Ираном через Азиатский клиринговый союз и отказалась оплачивать нефть в СКВ. Баланс торговли в пользу Ирана привел к образованию долга Индии в 8,8 миллиарда долларов (на две трети был погашен в конце 2014-го). Индия – второй после КНР покупатель иранской нефти, хотя в 2010–2011-м она импортировала по 370 тысяч баррелей иранской нефти в день, в 2014–2015-м – по 220 тысяч, а в феврале 2015-го – 100 тысяч.

Президент ИРИ Х. Роухани стремится активизировать взаимодействие с Индией, в которой живет почти 15 процентов шиитов мира. Важным объектом сотрудничества может стать морской порт на юго-востоке Ирана у пакистанской границы. Соответствующее соглашение подписано в годы президентства Хатами. Порт будет ориентирован на экспортно-импортные операции Индии со странами Центральной Азии через железно- и автодорожную сеть ИРИ. Проект реализуется в рамках свободной экономической зоны Чахбахар.

Здесь будет построен индо-иранский завод по производству карбамида (мочевины) мощностью 1,3 миллиона тонн в год. Индия предполагает инвестировать в него 800 миллионов долларов. Для Нью-Дели проект в Чахабаре – ответ китайскому присутствию в порту Гвадар в пакистанском Белуджистане. США, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ рекомендуют Индии не спешить с инвестициями в Иран. Пекин предлагает Тегерану 70 миллионов евро за право участия в реконструкции порта и выкупа 35–40 процентов его акций.

Нью-Дели поддержал в 2014 году Тегеран в ООН при голосовании по резолюции по правам человека в ИРИ. Индия высказалась против, так как 93 процента смертных приговоров в Иране выносят за контрабанду наркотиков. В преддверии снятия санкций, в апреле 2015 года, в Тегеране были проведены переговоры, на которых обсуждались инвестиции Индии в энергетические проекты Ирана и ее участие в разработке газового месторождения «Фарзад Б». В то же время перспективы восстановления досанкционного уровня сотрудничества стран пока туманны.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Делийские оракулы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.