Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Ложный след полковника Кавы

  • Ложный след полковника Кавы
  • Смотрите также:

Полсотни предприятий, учреждений и санаториев Кисловодска подверглись полицейской проверке исключительно по сигналу анонима, использовавшего имя известного журналиста. Такая практика наездов силовиков становится нормой, создающей в обществе атмосферу напряженности и подозрительности.

Почему правоохранительные органы Ставрополья, для которых отписки являются обычной практикой реагирования на заявления реальных граждан о преступлениях, с рвением бросаются расследовать жалобы по анонимным сигналам? Уж не они ли сами их порождают, являясь заинтересованной стороной? Кто сказал «фас!»?  

Некоторое время назад кисловодский журналист Юрий Самойлов, известный острыми публикациями по проблемам города, получил из ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю письмо за подписью начальника краевой полиции Дмитрия Кавы. Полковник с несвойственной для этого органа педантичностью сообщал журналисту о проведении комплекса оперативно-розыскных мероприятий в отношении более пятидесяти предприятий и учреждений Кисловодска по фактам нарушения налогового законодательства, о которых журналист сообщил-де в полицию.

Также Дмитрий Кава проинформировал журналиста, что не успел в месячный срок проверить все пятьдесят точек, поэтому продлил срок для рассмотрения его обращения еще на месяц.

Юрий Самойлов был шокирован: ведь ни с каким заявлением в органы он не обращался, а тут ему приписали невероятные масштабы «познаний» о налоговых преступлениях, творимых в организациях, учреждениях, санаториях родного города.

О своей непричастности к доносу он немедленно сообщил в городскую прокуратуру, в Управление Федеральной налоговой службы края, в кисловодскую полицию, от которой потребовал выяснить личность клеветника и привлечь анонима к уголовной ответственности.

Заявления он написал еще в марте, но силовики эти объяснения проигнорировали. Наоборот, все это время – с марта по май – оперативники землю носом рыли – проводили «комплекс мероприятий по списку», составленному доносчиком. Но при этом проверяльщики не информировали людей, подвергшихся навету, что донос – анонимный и человек, чью фамилию использовал аноним, не имеет к этому никакого отношения.

Юрий Самойлов считает, что цель такого «умолчания» была очевидной: дискредитация его, журналиста, в глазах населения небольшого города, попытка породить недоверие к его критическим публикациям, в которых антигероями выступал ряд должностных лиц.

 И жертвы доноса, среди которых было много его хороших знакомых и даже друзей, принялись с гневом и упреками названивать шокированному журналисту: «Откуда ты все это взял, как смог так поступить?» От них Ю. Самойлов и узнал, кого конкретно он якобы обвинял в налоговых преступлениях. Ведь самому журналисту майор полиции Д. Стамиков, вызвавший его в ОВД, с письмом анонима ознакомиться не дал, сообщив содержание «в общих чертах».

По всему, подстава полицейских была намеренной, ее организовала чья-то мстительная рука. Юрий Самойлов предполагает, что, давая ход анонимке, главный городской полицейский Сысоев мстит ему за критические статьи.

«Не пора ли в отставку, курортный «шериф»?!» – так называлась одна из них в «Открытой» газете (№50 от 24.12.2014 г.), в которой Ю. Самойлов выразил свое отношение к полицейскому начальнику – «куратору» нужных людей, покровителю стихийных торговцев, превративших исторический центр курорта в барахолку. На заявления горожан по этому поводу Евгений Сысоев не реагировал. А на публикацию журналиста «отреагировал» таким иезуитским образом.

Рвут бизнес на части

Неоднократно городская прокуратура Кисловодска направляла в адрес начальника городского отдела МВД РФ Евгения Сысоева представления о нарушении его сотрудниками Закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ». Местные полицейские штамповали постановления об отказе в возбуждении уголовных дел даже без бесед с заявителем.

То есть заявления о настоящих преступлениях в полиции укрывались годами, а вот по подметному письму стражи порядка развили бурную деятельность.

Запущенное по анонимке в городском отделе МВД «дело» продолжало жить: проверки (по доносу) полусотни(!) кисловодских предприятий  шли (а может, все еще идут) полным ходом, порождая атмосферу всеобщей подозрительности, ощущения всеохватного шантажа. И все это в целом можно назвать эскалацией социальной напряженности в кисловодском обществе, не последние люди которого попали под подозрения в таком масштабе.

Бедный-бедный наш ставропольский бизнес, который местные правоохранители могут в любое время рвать как Тузик грелку, чтобы потом… А что потом?

Часто все кончается «миром», достигнутым известным способом, в чем, пугливо озираясь, признаются наши предприниматели: откупились… Одни «откупились», другие «замазаны», а известный журналист наказан за критику… Как по пословице, одним махом семерых убивахом – этакая чудная «безотходная» технология бурной деятельности людей в погонах и без.

Необъяснимая прыть, с которой правоохранительные органы бросаются проверять заявления анонимов, заставляет задуматься над причинами «явления», которое может объяснить только одна версия: у истоков таких «сигналов» стоят лица из силовых, надзорных и прочих госструктур, которые вовсю используют должностные полномочия, охраняя интересы «своего» бизнеса, который может быть и их личным (сына, свата, брата…), и тех дельцов, кто за крышевание бизнеса родную полицию щедро кормит.

Такая ситуация, на взгляд редакции, сложилась в краевом центре, где деятельность коммерческой структуры – ОАО СГРЦ, изобилующая нарушениями, укрывается той же полицией (и не только).

Чёрная дыра ЖКХ

И впрямь, скажите, чем еще можно объяснить ситуацию, когда в полиции, как в черной дыре, бесследно исчезают десятки и, наверное, уже сотни заявлений граждан  о фактах, содержащих признаки крупномасштабных преступлений в деятельности ОАО СГРЦ, которое принадлежит горадминистрации Ставрополя? Зачем так держится за СГРЦ сити-менеджер Андрей Джатдоев, если в бюджет города его подопечная Светлана Фомина перечисляет буквально «копейки»?

Ясно, что ни ради мизера бережет Джатдоев эту «курицу»: ее «золотые яйца» кормят, по всему, очень многих чиновников из госслужб и прочих разномастных охранителей расчетного центра.

Для прекращения деятельности похожих расчетно-кассовых структур в большинстве субъектов федерации хватило усилий прокуратуры и полиции. Там решительно остановили практику обирания граждан в сфере коммунальных услуг посредническими организациями, действующими в сговоре с управляющими и ресурсоснабжающими организациями.

Ну а как «кормится» сам Джатдоев, мы видим из публикации в прошлом номере, и в кризисные времена он не стесняется удовлетворять страсть к роскошной жизни за счет коммунальных денег горожан, приобретая для себя роскошный служебный автомобиль. Полагаем, это лишь верхушка айсберга, о потаенной жизни чиновника мы рано или поздно узнаем. А когда увидим, что скрывается в его подводной части, наверное, ужаснемся.

Но ведь и сегодня многие мошеннические схемы деятельности СГРЦ известны, они описаны в десятке публикаций «Открытой», подтверждены решением всех инстанций краевого суда. На основе этих фактов активисты регионального центра «ЖКХ-контроль» составили заявления о преступлении и отправили их в краевую прокуратуру, в следственный комитет еще в августе прошлого года, указав свои фамилии, контактные телефоны для связи.

Заявления были переданы главным редактором «Открытой» Людмилой Леонтьевой лично в руки руководителя краевого следственного управления Следкома Сергея Дубровина, а также прокурора края Юрия Турыгина и его первого заместителя Василия Щербакова. 

Эти высокие должностные лица с их обязанностью охранять закон, права граждан, социально-экономическую безопасность нашего государства откровенно ушли от исполнения служебного долга.

Прошел почти год, ни один из заявителей по этим обращениям не был опрошен, редакция не получила никакого ответа! Дубровин, Турыгин, Щербаков ушли в сторону от прямой обязанности расследовать факты, ставшие достоянием широкой гласности. Кто в крае оказался их сильнее, влиятельнее и рулит «процессом»?

Ну, право, не Джатдоев же?! Хотя именно с Андрея Хасановича, имевшего со своей родней аналогичный бизнес, и началась в Ставрополе приХватизация жилищно-коммунального комплекса в Промышленном районе, оказавшегося в руках «пришлых» бизнесменов – из Прибалтики и Санкт-Петербурга.

Детали этой сделки – глубочайший секрет Джатдоева и тех «безымянных» лиц (о ком можно вполне догадываться), кто стоял у ее истоков, и, по всему, не один мэр еще остается в статусе «влиятельных» людей. Но сколько этих «влиятельных» сегодня в России пачками сажают за решетку!

Так что и эти секреты будут тайной лишь до тех пор, пока в Ставрополе не появятся государевы люди на ключевых постах. А те, кто сегодня лишь рядится под них, не исчезнут из нашего правового поля, ведь им уже никто не указ, даже распоряжения вышестоящего начальства, главного следователя страны Бастрыкина, генерального прокурора Чайки, главного полицейского Колокольцева.

На критиков идёт охота

Вот пример в продолжение истории. В начале марта этого года автор этой статьи по поручению редакции зарегистрировала сообщение о преступной деятельности СГРЦ в Книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) Северо-Кавказского окружного главка МВД. Через пять дней получила сообщение, что наши материалы направлены для работы в краевой милицейский главк. Там все и сгинуло.

Прошло больше трех месяцев, никто в редакцию за доказательствами так и не обращается, никто, в нарушение УПК РФ, не удосужился даже сообщить мне, автору этого заявления, о принятых решениях.

Но если в Кисловодске хотя бы городская прокуратура отреагировала на грубейшие нарушения в работе с жалобами и заявлениями граждан, то в Ставрополе сам краевой надзорный орган давно и системно практикует хамское беззаконие по отношению к гражданам, обращающимся с заявлениями о преступлениях.

Поэтому разоблачением коммунального воровства у нас в крае до сих пор занимаются только сами граждане, против которых единым фронтом выступают полиция, следственный комитет и прокуратура края.

Между тем способы заткнуть рот тем, кто размышляет над коррупционными тайнами Ставрополья, не отличаются разнообразием. Точно так же, как в истории с кисловодским журналистом Юрием Самойловым, краевая прокуратура и полиция тут же встали на уши, получив анонимное письмо грязного, оскорбительного, клеветнического содержания в адрес «Открытой», ее редактора – автора статей о криминале в краевом ЖКХ.

Прокуратура и полиция резво бросились расследовать «сигнал» против журналистов, требовавших от них возбуждения уголовного дела по фактам преступной деятельности СГРЦ.

Особая гнусность составителей доноса состояла в том, что под ним стояли подписи пожилых людей, пострадавших от приписок и прочих беззаконий СГРЦ, о чем не раз на страницах газеты рассказывали и они сами, и журналисты.

То есть было достоверно известно, что это – грязная анонимка, что пожилые люди к ней не причастны, о чем они сразу заявляли, но прокурорские и полицейские проверяльщики раз за разом, действуя одновременно и параллельно, терзали стариков опросами, приходили к ним домой, понуждали читать всю эту грязь, а потом писать объяснения: «Я не верблюд, я ничего не писал».

…Мы в редакции оценили происходившее как мерзкую акцию давления на журналистов, в которой прокуратура и полиция играли, вероятно, ключевую роль.

Ведь ни пожилым людям, которых принудительно опрашивали, заставляли негодовать и нервничать, ни главному редактору, ни кисловодскому журналисту Юрию Самойлову люди в погонах извинений не принесли… Вот так эти люди «согреваются», устраивая охоту за своими публичными критиками.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости дня происшествия | |

Подписка на RSS рассылку Ложный след полковника Кавы


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.