Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Тренинги личностного роста как средство для суицида и депрессии

  • Тренинги личностного роста как средство для суицида и депрессии
  • Смотрите также:

Их число растет с угрожающей скоростью. Организаторы обещают дать ключ к успеху, помочь сделать головокружительную карьеру, стать уверенным в себе. На семинарах по тренингу все равны. Иногда серьезные люди в пиджаках и галстуках позволяют себе прыгать как зайцы и выть как волки, чтобы выплеснуть захлестнувший их негатив. Результат – депрессии, разорение, зависимость от тренера, дорога в секты, потеря памяти, суицид. Можно ли вырваться из плена психотренинга, и кто наживается на групповом безумии? Специальное расследование «Совершенно секретно».

Первые «секретные материалы» и журналистские расследования по психологическим тренингам «Лайфспринг» начали появляться в советской еще печати в 1980 х годах. Разоблачения шли наравне с рекламными объявлениями, зазывающими в секту. И если первые материалы касались психологических травм, потери имущества, оставления семьи разными людьми, то вторые носили чисто рекламно-мошеннический характер. Стоимость одного курса, состоящего как минимум из трех ступеней, была высокой.

И пока широкой общественности не представили судебные решения из США о миллионных выплатах этой сети тренингов за доведение учеников до самоубийства, по обвинениям в принуждении к труду, за доведение до психологических стрессов, повлекших за собой ухудшение здоровья, за распад семей и прочее, постсоветские бизнесмены успели поставить тренинговые продукты на основе «Лай 1ca91 фспринг» на широкую ногу.

Как только ни называли себя компании – и пышно философски-литературно «Вершитель», «Планета успеха», «Роза мира», «Мой мир», «Фонд мира», «Шаг в будущее», «Точка опоры», «Весна жизни», «Источник жизни», «Источник света»… и очень по деловому «Московский тренинговый центр», «Первая тренинговая компания», «Академия тренингов», «Международная академия корпоративного управления». Суть одна – все, как один, заявляют о возможности личностного роста, улучшения своей жизни и получения удачи только через них.

«ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ»

Кадры хроники 1972 года из документального фильма американского режиссера Робина Саймона «Трансформация: жизнь и наследие Вернера Эрхарда». «Ты сама виновата в том, что ты жертва, – убеждает тренер Эрхард девушку-сироту, рассказавшую многотысячной аудитории о своем комплексе неполноценности, – просто признай: твоя жизнь – дерьмо по твоей вине, тебе выгодно страдать, так ты хочешь привлечь внимание к себе». Девушка плачет, аудитория скандирует: «Дерь-мо, дерь-мо!»

Но Вернер Эрхард уже забыл о девушке, по правилам шоу переключившись на следующего участника изуверской «исповеди», не понимая или не желая понять, что полученными знаниями о «позитиве и самоэффективности» большая часть клиентов будет делиться с психиатрами – и это в лучшем случае. И эти кадры яркая иллюстрация «Лайфспринга».

В США «Лайфспринг» был признан опасным деструктивным культом и закрыт в 2000 году. За 15 лет в суде рассматривалось более 30 исков. В результате корпорацию признали виновной в шести случаях самоубийств.

В России об опасности «Лайфспринга» заговорили после странной гибели русской модели Русланы Коршуновой. Девушка выбросилась из окна квартиры на Уотер-стрит на Манхэттене в июне 2008 года. Спустя год после смерти Русланы покончила с собой ее подруга – модель Анастасия Дроздова. Друзья девушек отвергли заключение полиции о самоубийстве и вели собственное расследование в Нью-Йорке, Лондоне, Милане, Москве и Киеве.

В итоге в СМИ была выдвинута версия о том, что их смерть может быть связана с тренинговой компанией «Роза мира», где обе девушки обучались на семинарах, причем Руслана занималась в центре не более трех месяцев, а Анастасия – почти год. После финальных сеансов Настя не скрывала, что полностью опустошена. Руслана, вернувшись в Нью-Йорк, также делилась с друзьями ощущением, что для нее все в жизни потеряно.

«Кредиты берут, квартиры продают ради обучения, еще хуже – семьи бросают, потому что зомбируют людей там: вы лидеры, а родня тянет вас вниз», – рассказывает Ольга Иванова. Два года мать пытается вернуть в реальность сына, «застрявшего» в тренинговом центре, назовем его «И.» в городе Кирове. «Лидерская программа», которую прошел Сергей, завершилась развалом бизнеса, разводом с женой и детьми, разрывом с друзьями. Ольга объединилась с такими же людьми, у которых родственники или друзья попали в тренинговую зависимость.

ИЗВРАЩЕННЫЙ ГУМАНИЗМ

Если бы основатель групповой психотерапии – ученый Курт Левин – увидел, во что превратили его систему, пришел бы в ужас. Он придумал групповой психоанализ в окопах Первой мировой с целью помочь братьям по оружию пережить ужасы войны. Наблюдая за солдатами, он пришел к выводу, что для трансформации психологии человека нужно провести его через три стадии: «размораживание» – разрушение базовых ценностей, «изменение» – внедрение новых, и «заморозку» – закрепление полученных ориентиров.

В 1960 х годах правительство США использовало систему Левина для перевоспитания нетолерантных граждан – «тренинги чувствительности» проходили учителя, чиновники, бизнесмены. Когда на одном из кораблей ВМС, участвовавшего во вьетнамской кампании, вспыхнул расовый конфликт, виновные офицеры были направлены в центр, где их перевоспитывали инструкторы – женщина-латиноамериканка и чернокожий младший офицер.

В продукт «масс-маркета» тренинговую основу превратил Александр Эверетт – английский педагог, в 1968 году организовавший семинар «Динамика разума». Формат «шоковой терапии» метод группового психоанализа приобрел усилиями учеников Эверетта – Вернера Эрхарда, основавшего в 1971 году компанию «ЭСТ», и группы тренеров – Боба Уайта, Рэнди Ревелла, Шарлин Афермоу и Джона Хенли, открывших в 1974 году школу «Лайфспринг» – именно так стали условно называть все тренинги личной эффективности. К концу 1970 х репутация тренингов в Америке была испорчена многочисленными исками от пострадавших – психобизнесменам понадобились новые рынки, и они отправились покорять восток.

Первый тренинг в Москве состоялся в июне 1986 года – Вернер Эрхард работал с представителями советских министерств и ведомств: очевидцы вспоминают, чиновники держали оборону скепсиса – спорили, возмущались, отказывались выполнять упражнения. Тем не менее вскоре был создан фонд «Весна жизни», филиалы которого открылись по всей стране. Но уже в 1995 году американо-советское сотрудничество завершилось громким «разводом» – по версии тренингового сообщества из-за расхождения в вопросах менеджмента и невозможности адаптировать ряд программ.

У Алексея – экс-тренера одной из известных компаний, наблюдавшего скандал, иная версия: «Первые пару лет тренинги проводили американцы, получая 50 % черным налом, плюс гонорар тренера, перелет и проживание. Потом наши попросили американцев подготовить русских тренеров – те долго надували щеки, понимали, что их «лавочка» прикроется, как только русский чувак рискнет провести первый тренинг.

Сначала они «типа учили» двух наших – они сидели на занятиях американцев почти два года, потом им разрешили проводить основной курс, а на продвинутый приезжали американцы – Лиса Крео и Джим Зарвас. Ну и через два года наши решили кинуть америкосов. Была страшная вонь, американцы пугали судом и даже запретили использовать в тренингах песню Everybоdy Dance Now, хотя сами прав на нее не имели…

Вот тогда русские и придумали историю, что сами написали тренинг, хотя в действительности отличия между версиями можно было пересчитать по пальцам одной руки токаря-неудачника. Еще через год русские по той же схеме начали кидать друг друга. Причем, каждый из них завел себе отдельную компанию».

К УСПЕХУ – ЧЕРЕЗ «МОГИЛУ»

Елена – жена Сергея Иванова – вспоминает: они пошли с мужем на тренинг компании «И.» в Кирове, собираясь использовать обещанные рекламой лидерские навыки в открытии семейного бизнеса. Лену методы шокировали: участников привели в комнату, уложили на пол лицом вниз, погасили свет, включили похоронную музыку, сопровождающуюся звуками падающей земли и скрежета лопаты. Тренер объявил: «Вас заколачивают в гробы и закапывают в могилы». Прошла вечность, прежде чем ведущий включил свет и как ни в чем не бывало сказал: «Вставайте». Лена от дальнейшего обучения отказалась, Сергей, вопреки ультиматуму жены и матери, остался.

Некоторые упражнения «Лайфспринга» у профессиональных психологов вызывают ужас. «Честная обратная связь»: человека ставят в центр комнаты и «расстреливают» негативными оценками. «Горячий стул»: участник заявляет проблему, после чего тренер ставит «диагноз», не подлежащий ни обсуждению, ни опротестованию, а в виде «лечения» использует чередование психопрессинга и «бомбардировки» сочувствием, доводя человека до полной дезориентации.

«Тонущий корабль», или «падающий самолет»: участники решают дилемму – спасти себя и убить других либо погибнуть во спасение. Владимир Баранов, прошедший тренинг в Екатеринбурге, рассказывает: «Работа построена так, чтобы взломать код личности – найти в человеке больное место и бить по нему. Например, троих парней из нашей группы, заставили косить под официантов и прислуживать остальным, после чего тренер усадила их на стул, завязала глаза и помыла пятки.

Это было отвратительно, я свалил, но за мной устроили погоню! Иду по улице довольный, как вдруг резко останавливается машина, из нее выскакивают люди из группы и берут меня в кольцо. Час уговоров – я сдался. Но надолго не хватило – высказал все, что думаю, и ушел».

Схема и темп работы на тренинге направлены на изматывание психики, потерю критического мышления и слом интимной психозащиты человека: обучение длится от 3 до 5 дней по 10–12 часов в сутки, используются телесные практики – падение на руки к одногруппникам, объятия, танцы.

Алексей, экс-тренер, объясняет: «Создается настолько горячая атмосфера, что народ начинает друг на друга реагировать. На девушек это влияет очень сильно. Абсолютное большинство легко соглашаются на секс без обязательств. Я по молодости был без особых тормозов в этом плане, и результаты были просто чудовищные. На тусовках выпускников мне было проще посчитать, с кем у меня не было. На волне эйфории рушились семьи. Из этой вакханалии образовывались пары, которые потом тоже чаще всего распадались».

Ольга Иванова соглашается – сын сошел с ума ровно по этой схеме: «Приходил счастливый и умолял меня пойти с ним на тренинг. Чертил планы: вот ты, вот я, вот цель и результаты. Я говорила, что не могу слушать эти ужасные слова – они вроде русские, но по смыслу – ничего не понять.

Он орал на меня: «Ты не идешь, поэтому у меня в бизнесе стало все плохо!» Позже я поняла, почему сын вовлекал меня в центр: я работала предпринимателем на городском рынке, с меня было что взять, поэтому и давили на сына».

Дальше – развод с женой, разрыв с родителями: теперь сын называет маму Ольгой Сергеевной, а отца – Романом. Работает «лидер» в центре – «ангелом» или ассистентом, вербующим людей на обучение. Сожительствует с «капитаном» – девушкой, обслуживающей новичков в центре. Денег им не платят, на что живут – непонятно.

ПИРАМИДА БЕЗУМИЯ

Тренинговые центры работают по принципу сетевого маркетинга, когда участники вербуют новых слушателей. Стоимость первой ступени составляет от 120 до 250 долларов, «продвинутый курс» – уже 250–700, лидерская программа – около 1 тыс. долларов. Когда деньги у слушателя заканчиваются, его либо привлекают к работе в центре, либо указывают на дверь. После начинается самое страшное – возвращение в реальность или – на сленге потерпевших – «откат».

Психотравма «легкой тяжести» выражается в депрессии и в частичной потере памяти, тяжелая рана всегда ведет в клинику психоневрозов. В Сети ведет дневник молодой мужчина, жизнь которого разрушена школой гипноза и мастерской НЛП: пять курсов лечения в клинике, диагноз «шизофрения», инвалидность, развод.

Брат молодого человека Артем делится: «У него были проблемы с психикой до тренинга, однако тренеры этого не заметили или не захотели замечать, хотя должны были. Потом просто отвернулись. Я сам – психолог и считаю, что тренинги личностного роста, тренинги коучинга, бизнес-тренинги и большинство тренингов НЛП не ориентированы на психотерапевтическую помощь либо психокоррекцию. Это тренинги из области «болтать не грех, было бы кому слушать».

Эксперты подчеркивают, многие лидеры популярных школ, практикующих псевдопсихологические или эзотерические практики, действительно не имеют образования в области психиатрии или клинической психологии. Тренерские позиции в большинстве центров личностного роста занимают харизматичные массовики-затейники и тусовщики, которых «натаскивают» старшие коллеги.

Денис Байгужин, популярный тренер женских практик, обучающий дам обольщать «миллионеров», признается: «У меня нет высшего образования, я работал в полиции, сидел в тюрьме – и что? Знаю дипломированных психологов, которые не состоялись, они бедны. А я – рублевый миллионер, потому что я – талантливый. Сам поставил себе голос, самостоятельно изучил нужную мне область и составил программу. От книг и образования никакой пользы. Мой кумир – Остап Бендер, а моя цель – состояться в политике, я уже и программу написал».

Стабильную популярность тренинговых школ эксперты объясняют поразительной тягой людей к экстриму и верой в мгновенный результат.

«Тренинги личностного роста – это «лохотрон», рассчитанный в первую очередь не на темных и глупых, а на амбициозных и гордых, которых ловят на крючок «мы научим вас, как быть круче всех», причем всего за три дня и за какие-то 20 тыс. рублей. Мало кто хочет 30 лет аккуратно вести дела, работать по 80 часов в неделю и к пенсии стать только середнячком. Толку от учебы, если не хочешь работать – ноль. Никакой тренинг врожденные свойства не изменит. Если человек от природы не трудоголик, то методы трудоголиков ему не будут доступны», – делится бывший тренер Алексей.

В процессе работы ученика подсаживают на иглу эйфории, сравнимой с наркотичес- кой. Сергей Голубев, педагог, рассказал, что система тренингов не нова – она использовалась в советской педагогике: «В «Коммунарской методике» Игоря Иванова все эти практики были – общение вожатых с детьми на «ты», работа в микрогруппах, «огоньки», во время которых дети высказывали мнение друг о друге. Другое дело, что строилось все на человечности и взаимоуважении. Я как-то показал взрослым друзьям кусочек той жизни на видео, так они плакали от умиления. Поэтому я понимаю «клиентов «Лайфспринга», несущих большие деньги за душевность и близость внутри группы».

СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ

По словам Александра Корелова, эксперта по деструктивным культам и сектам, по разным данным, в России в те или иные виды деструктивных организаций вовлечено около миллиона человек, однако количество пострадавших от тренингов личностного роста неизвестно. Эксперты объясняют: людей программируют на молчание, а позже, когда приходит осознание психонасилия, пострадавшие стыдятся вспоминать игрища в кошек-собак-покойников, поцелуи-объятия с незнакомцами и собственную жестокость в отношении близких.

Огласке предаются лишь трагедии. В Уфе два года назад 18-летняя девушка, выполняя задание тренингового центра, прожила несколько дней в компании гастарбайтеров, после чего повесилась. Три месяца назад опять же в Уфе молодой мужчина покончил с собой, оставив предсмертную записку: «Я подвел команду».

«Оба дела закрыты за отсутствием события преступления. Фактов оказания какого-либо давления как на девушку, так и на мужчину не установлено, – рассказала Светлана Абрамова, старший помощник руководителя следственного управления СК по Республике Башкортостан.

Юристы и эксперты придерживаются мнения, что нужно менять российское законодательство – доказать, что человек пострадал именно в результате психического воздействия в тренинговом центре, практически невозможно, нет наказания за «манипулирование».

По словам Евгения Волкова, психолога, специалиста по конфликтологии, интервенции и новым религиозным движениям, «у нас внимание к этой сфере со стороны власти отсутствует полностью. Нет закона, нет психологов, которые бы занимались исключительно пострадавшими от тренингов, не ведется работа по воспитанию в обществе критического мышления. Нет единой системы борьбы с психокультами. Такая система есть во Франции, там действует специальное ведомство, принят государственный закон, реабилитационные центры».

В России даже если полицию завалить обращениями, единственной реакцией в рамках закона будет проверить лицензию и документы, а с этим у центров все в порядке. Кроме того, участники перед обучением подписывают договор, в соответствии с которым всю ответственность за возможные психофизические осложнения берут на себя. В отсутствие закона пострадавшие борются с тренинг-центрами собственными силами – методами на грани уголовщицы.

В Одессе недавно была похищена тренер, которую, по версии следствия, решил запугать бывший ученик. В Петербурге был случай, когда тренера держали в багажнике автомобиля, пока тот не поклялся, что свернет практику. Одна из активисток центра «Против тренингов» в Волгограде, поделилась своим «успехом чудесного спасения» племянника: мужчины ее семьи просто «прижали» руководителя центра к стене, после чего их родственник был отчислен в приказном порядке.

Ксению – молодую девушку – удержали от суицида родители, доставившие дочь в клинику силой. Наталью вытащил из центра муж, который исподволь каждый день «раскрывал» супруге глаза на лидеров центра.

Ольга Иванова пишет очередное письмо в прокуратуру города Кирова: «Ходила в приемную президента, в «Единую Россию», обращалась в администрацию – везде отсылают мои заявления в полицию, куда я тоже не раз писала. Как же так – люди пропадают. Видела на сайтах – многие тренинговые центры уже открывают мастерские для подростков и даже детей-дошкольников. В Волгограде тренинговая школа проводит детские и молодежные праздники и конкурсы. Клиентов себе готовят. Ведь это же надо остановить или хотя бы контролировать!»

МНЕНИЕ

Михаил Виноградов, психолог:

«Тренинги личностного роста по системе «Лайфспринг» довольно жесткие. Зачастую организаторы используют ролевые игры. К примеру, на одном из подобных тренингов довольно состоятельные люди переодевались нищими и бомжами. Потом они шли к метро и просили деньги. Если кому-то это не удавалось, то гуру называл его неудачником, и весь коллектив «хоронил» личность. Однажды женщину, которая не привела ни одного человека за собой, избили. Ее держали за ноги и за руки. А ведь не стоит забывать, что тренинги посещают люди состоятельные. Стоимость некоторых тренингов исчисляется сотнями тысяч рублей за курс».

Дмитрий Потапенко, предприниматель:

«Я понимаю, что такое тренинги продаж или переговоров, откуда люди выходят с реальными знаниями. Любой бизнес тренирует сотрудников внутри компании, дает навыки и понимание, где и что лежит на рабочем месте, как действовать в той или иной ситуации. Упреки бизнесу в жесткости обучения и управления – мимо кассы – потому что сотрудник на работе – винтик, а клиенту должно было удобно. Что касается тренингов личностного роста, я не понимаю их назначения. У нас, конечно, запрессованная страна, люди с комплексами, но учиться личной эффективности – это уже психиатрия в тяжелой форме. Я даже не знаю, к кому у меня больше вопросов: к господам, которые научились продавать воздух, или к дуракам, которые его покупают».

Андрей Россохин, психоаналитик, профессор, руководитель магистерской программы «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» НИУ ВШЭ:

«Тренинги личностного роста – это нежелание психологов глубоко погружаться в проблему человека, это самообман и безответственный подход к делу. К сожалению, многие психологи не задаются вопросами – кто к ним пришел, с какими проблемами, как подействует на человека пребывание в тренинге, а ведь динамику изменений каждого члена группы нужно отслеживать, поскольку неизвестно, проблема какой глубины и опасности вскроется в ходе работы.

Например, есть такое упражнение: человек бьет спортивный мат, высказывая обиды к матери или отцу, после чего его успокаивают, проявляют внимание и сочувствие. Психика «взболтана», тренинг закончен, что дальше? А дальше, вполне возможно, человек начнет испытывать такое чувство вины, что ему станет гораздо хуже, чем было до тренинга. Со всем этим нужно работать дальше, потому что затронуты такие глубины, которые требуется проработать. А без личной терапии развивается зависимость от тренинга – человек живет от встречи до встречи, потому что там – его реальность, краски, эмоции».

Евгений Волков, доцент Высшей школы экономики, эксперт по психологии влияния:

«Главное отличие настоящего качественного тренинга от «шарлатанского» – это обязательное наличие лицензии на ведение подобного рода деятельности. Плюс у педагога должно быть соответствующее образование. Очень многие сегодня создают мошеннический продукт, который навязывают непосвященным, при этом нарушают принципы психологические, моральные, финансовые. В России нужен закон, который бы регулировал деятельность тренинговых центров. Попытки создания такого закона предпринимались, но работа до конца не доведена. Это развязывает руки шарлатанам, которые фактически наживаются на доверии людей, еще и нанося им порой психологические травмы, так как очень часто гуру используют гипноз».

СПРАВКА

За всю историю существования тренингов в нашей стране недобросовестных тренеров, призванных к ответственности, не так уж и много. Скорее всего, главная причина – это невозможность доказать прямую причинно-следственную связь между пострадавшими от тренингов и тренеров. Единственное, что можно и нужно контролировать, – это отсутствие лицензий.

Прецедент был создан только в 2008 году. Тогда городской суд Санкт-Петербурга принял решение закрыть тренинговую компанию. Деятельность «Центра просветительных и исследовательских программ» признана незаконной из-за отсутствия лицензии. Успешные предприниматели и неудачники собирались вместе, чтобы полетать, как бабочки, или почувствовать себя медведями. Это стало первым громким делом в отношении организаторов тренингов, а главное – был создан прецедент.

Годом ранее вопиющий случай произошел в Самарской области. В детский оздоровительный лагерь имени Циолковского приехал психолог частного центра социального просвещения и развития. По словам сотрудницы лагеря, детей ставили в круг, заставляли класть руки на половые органы соседей. Обвязывали всех пленкой от видеокассеты, говорили, что боль нужно прочувствовать для командного единения.

Вместо привычных кружков у детей были мастерские под названиями: «Философия счастья», «Энергия жизни» и «Школа лидеров». После таких занятий несколько ребят пытались покончить с собой. Дело горе-психолога было доведено до суда.

ЖЕРТВЫ

ИЗ ОХРАННИКА – В ШИЗОФРЕНИКИ

Юрий, в прошлом работник частной охранной организации, встретился с нами неохотно. То, что довелось пережить ему за последние несколько лет, даже врагу в страшном сне не пожелаешь. Некогда успешный молодой человек, он получал тогда параллельно высшее образование в институте, полностью довольный своей жизнью, решил пойти на тренинг, организаторы которого обещали всего за полтора месяца всех желающих обучить искусству скорочтения, увеличить память и внимание. Именно так назывался тренинг некоего «НИИ психологии».

«У меня жизнь тогда била ключом, – рассказывает Юрий. – Я учился и работал. Имел лицензию на ношение оружия. Был абсолютно здоровым парнем. Просто увидел объявление, захотелось чуда, купился на научное название. Взял 18 тысяч рублей, а именно столько стоило обучение, и отправился в Центр».

По словам психолога Михаила Виноградова, «зачастую тренинговые компании прикрываются звучными яркими названиями для того, чтобы войти в доверие клиенту и как можно больше людей захватить в свои сети. Ведь НИИ психологии – это цепляет. И в этом нет ничего противозаконного».

Семинары «НИИ психологии», которые начал посещать Юрий, возглавлял и вел частный предприниматель. «У него есть психологическое и педагогическое образование – вспоминает наш собеседник, – но также этот человек владеет различными видами гипноза. Я это понял, когда потом уже стал разбираться в ситуации. У нас почти у всех на занятиях болела голова. Я сначала не придавал этому значения. Тренер говорил, что это от перенагрузок. А вот там мальчик, лет десять ему было, он с мамой обучался. У него сильно заболела голова. Так вот тренер подошел к нему и снял боль руками».

Юрий рассказал, что «детей в НИИ привозили даже на школьных автобусах целыми классами. Они ездили, чтобы за один-два месяца выучить иностранные языки».

Спустя месяц, Юрий понял, что память он не улучшил, а, напротив, стал замечать за собой какие-то странности. Он мог часами сидеть и смотреть в одну точку. «Я был где-то далеко, – продолжает свою историю Юрий, – решал глобальные проблемы человечества. У меня было сознание того, что я всемогущий». За таким поведением у Юрия последовала агрессия, его стали опасаться окружающие. К психотерапевту Юрий пошел, когда за всем этим последовали галлюцинации – говорящие образы. Юрий оказался в психлечебнице.

«Врач поставил мне диагноз – «шизофрения». Я потом еще был в Институте головного мозга у специалиста, который занимается психозондированием. Методика разработана академиком Смирновым, она основана на действии 25-го кадра. В результате я выяснил, что на мой мозг было оказано такое же влияние, какое получают люди, попавшие в секту».

Дальше Юрий, разговаривая с нами, уже не может сдержать слез. Он долгое время судился с предполагаемыми виновниками произошедшего, но добиться так ничего и не смог, потому что доказать то, что такой диагноз он получил именно по причине тренинга, практически невозможно. «Ни один врач не согласился подписаться под тем, что диагноз «шизофрения» я получил вследствие тренинга. Я выяснил, что у организаторов тренинга не было лицензии, как и у тренера не было разрешения на применение гипноза. В один миг я лишился всего: меня выгнали с работы, из института, меня бросила любимая девушка».

НАКАЗАНИЕ ЗА РАЗГЛАШЕНИЕ

Ольга, так же, как и все наши собеседники, попросила изменить ее имя. Она считает себя пострадавшей от тренинга. «Название говорить не хочу. Достаточно дорогой. Порядка 50 тысяч за курс – это три дня. Он проводился по технологии «Лайфспринг». У меня был такой период в жизни. Я ушла с работы. Появилось свободное время. Сагитировал знакомый. Понять себя, раскрыть возможности, способности, поработать над личностью. Этот тренинг состоит из трех ступеней. Перепрыгивать нельзя».

В результате трехдневного курса Ольга получила очень серьезные психологические травмы. «Тебя просто вымывают фактически. Твою личность. То, кем ты был. Ты приходишь, и предлагают начать с чистого листа. Внешне я выглядела возбужденной, у меня неестественно горели глаза. Я сбежала с этого тренинга, потому что не могла вспомнить, кто я как личность, кем я туда пришла. Это меня очень напугало».

Ольга обратилась за помощью к психотерапевту. В итоге выяснилось, что она не могла больше идентифицировать ни одного чувства, не понимала, что такое боль, обида, радость, любовь.

«Психотерапевт сказал, что меня там хорошо промыли. Началась долгая реабилитация по возвращению себя. Я занималась самоанализом, пыталась вспомнить, какие у меня ценности».

С тех пор Ольга сама стала изучать действие тренингов на людей. По ее убеждению, формируется серьезная психологическая зависимость. Сильные люди – лидеры по натуре – они туда не идут. Идут ведомые, эмоциональные, подорванные, кем легко управлять.

Ольга нам рассказала о том, о чем ей рассказывать категорически было запрещено, так как для человека, посещавшего тренинги, существует тайна неразглашения. «Очень важно то, что нужно вовлекать за собой как можно больше людей на тренинг. Если ты не делаешь этого, то следует суровое наказание. Тренеры, как правило, пугают тем, что прекратят занятия и, соответственно, вы потеряете свои деньги. Но будете виноваты в этом сами, так как оказались неудачником». 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Тренинги личностного роста как средство для суицида и депрессии


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.