Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Крым постукраинский

  • Крым постукраинский
  • Смотрите также:

Решила в кои-то веки пару недель отдохнуть и поехала в Крым. Я ничего не собиралась писать о своих впечатлениях, я не задавала много вопросов крымчанам, стараясь быть просто благодарным гостем и ненавязчивым наблюдателем. И, как мне представлялось, также вели себя и большинство отдыхающих, и это было понятно: мы едем в Крым отдыхать, а не митинговать. Но, тем не менее, никогда еще совершенно частное событие – поездка в отпуск к морю – не обрастало для меня столькими смыслами.

«Что ж вы, такие бедные, к нам едете?»

Признаюсь честно, когда мы с приятельницей и ее дочкой решили слетать в Крым, главным доводом в выборе места отдыха была экономия. Только до Крыма я, обладательница пенсионного удостоверения, так же, как и шестилетняя Марьяна, могли долететь за две с половиной тысячи рублей. Марьяниной маме это обошлось дороже, но все равно было гораздо дешевле, чем добраться в те же Сочи или куда-либо еще на курортное побережье.

Просторный номер с удобствами в частном отеле на первой линии Гаспры нам по интернету предложили за 1100 рублей в сутки. Могли ли мы выбрать более дорогой вариант отдыха? Могли. Но если есть шанс две недели отдохнуть за 25-30 тысяч, стоит ли от этого отказываться?

…Симферополь встретил нас грозой, дождем и толпой таксистов, наперебой предлагавших довезти до Гаспры: «Недорого, за две с половиной. Ну, давайте за две тысячи. Не хотите за две? Ну, давайте довезем вас за полторы тысячи, это только потому, что водитель сам из Гаспры, что ж ему порожняком домой возвращаться? И так не хотите? И за сколько же вы пое 180e7 хали бы?».

Доводы, что дело не в сумме, а в нашем желании проехать от Симферополя до Ялты в троллейбусе по самой длинной в мире высокогорной трассе, симферопольских таксистов не убедили: «Что ж вы, такие бедные, к нам сюда едете?».

Последняя фраза разговора прозвучала довольно оскорбительно, но мы решили не обращать на неё внимания, не портить обидами первый день отпуска и спокойно следовать своему намеченному плану. И не пожалели, что устояли под натиском симферопольских «водил». Наше первое путешествие по крымским дорогам запомнится надолго: 96 километров мы, не спеша, проехали на троллейбусе, за окнами которого проплывали улицы Симферополя, величественные горные склоны, засаженные виноградниками долины, опять улицы - теперь уже Алушты – и опять горные склоны, безбрежное море, Аю-Даг, улицы Ялты… Отличная прелюдия к неторопливому крымскому лету.

За две недели в Крыму мы четыре раза пользовались не общественным транспортом, а автомобилем и остались довольны ценой и благодарны водителям.

А вот почему маршрутные автобусы в Крыму ходят постоянно переполненными? Почему их явно не хватает (кстати, по словам местных жителей, не только в высокий сезон, но и круглый год)? Почему это, как будто, и не волнует местные власти? Этого мы так и не поняли. Хотя, очевидно же, что как театр начинается с вешалки, так впечатление о курорте начинается с дороги к месту отдыха.

«Общественный контроль» и личные впечатления

…Мы наслаждались отдыхом на прекрасном южном берегу Крыма. Купались в прозрачнейшем море, наблюдали за играми дельфинов, отмеряли пешком километры по Царской тропе и чудесным паркам, ездили на экскурсии и лакомились чебуреками.

На пляже среди отдыхающих изредка вспыхивали сравнения турецкого и крымского сервисов, при этом спорящие сходились во мнении, что природа в Крыму великолепная, достопримечательностей – масса, но сервис пока оставляет желать лучшего, «словно в «совок» вернулись».

И, тем не менее, отдыхать в Крыму было очень хорошо, и еще не уехав отсюда, уже хотелось вернуться.

Так было, пока в предпоследний день отпуска я не открыла ноутбук и не прочла, что некая межрегиональная общественная организация Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль» не рекомендует нам, российским туристам, ехать на отдых в Крым. Потому, как Крым это ни много ни мало - оккупированная территория, и посещение полуострова, как минимум, опасно. И въезжать сюда можно только с разрешения пограничной службы Украины в Херсонской области. Покупать недвижимость в Крыму ни в коем случае нельзя, а если и совершать какие-либо сделки, то только на территории, подконтрольной властям Украины. Также сомнительны и остальные товары и услуги, которые предоставляют в Крыму.

Было смешно и грустно одновременно, потому что мы, оказывается, уже десять дней были там, где никак не должны были быть, жили так, как не должны были жить, и явно при этом «рекомендации» «контролеров» не делали счастливее, безопаснее, комфортнее ни наш отдых, ни жизнь жителей Крыма. Тогда-то я и решила рассказать о своих тоже далеко не всегда однозначных впечатлениях от Крыма.

«Кому нужны такие законы»?

По галечному гурзуфскому пляжу можно ходить только в пляжной обуви: галька здесь острая, а деревянных дорожек – раз, два – и обчелся. Зато есть лежаки.

На пляж Ялты можно спуститься прямо с очаровательной благоустроенной Пушкинской аллеи, но и сам пляж замусорен, и вода особой чистотой не отличается.

Пляжи Гаспры тихи и спокойны, в прозрачных водах резвятся дети и – чуть поодаль – дельфины, но о лежаках, зонтиках и навесах от солнца остается только мечтать…

«Тут двадцать лет ничего толком не делалось. Но на пляжах местные ходили, воду продавали, пирожки. Разве плохо, если вы своему ребенку на пляже пирожок купите? И нам прибыль. А в этом году раз – и все запретили. Говорят, не соответствует законам и санитарным нормам. Ну, какие такие законы и нормы»?

Этот монолог продавца сувениров я слышу почти каждый день по дороге на пляж. Пляж, хоть и доступен всем желающим, но принадлежит санаторию, и санитарные нормы уже по одной этой причине здесь выполняться должны обязательно (что, кстати, не исключает продажу воды на пляже). Но с продавцом никто не спорит. И каждому новому собеседнику, поинтересовавшемуся, где можно купить водички, она вновь начинает рассказывать про «какие-то там новые законы и нормы».

«Хорошо, пирожки запретили. А почему, как вы думаете, лежаков и зонтиков на пляже нет»? – вступаю я однажды в разговор.

«Ну, этого я не знаю. Пусть начальство думает. Тут двадцать лет ничего толком не делалось», – женщина обрывает монолог и начинает сосредоточенно перекладывать с места на место сувенирные ароматизаторы «Запахи Крыма», подушечки с крымскими травами, магнитики с видами Ливадийского дворца и памятника затопленным кораблям. В дебаты с отдыхающими местные жители тоже предпочитают не вступать.

Спускаясь к морю по крутой лесенке, мимо заржавленной, упирающейся в песок водной горки, я вспоминаю, как накануне смотрела по телевизору выступление в Ялте российского премьер-министра. Дмитрий Медведев говорил: «Мы сделаем Крым лучшим курортом».

Я смотрю на останки аквапарка и думаю, что эти слова следовало бы отредактировать: «Мы поможем вам, крымчане, сделать Крым лучшим курортом». Я бы даже добавила: «Мы готовы экономить, чтобы выделить вам средства на строительство, благоустройство, создание инфраструктуры. Мы с радостью готовы приезжать в ваши отели, пансионаты, санатории. Но никто не придет в ваш дом белить, подметать, расставлять на пляжах лежаки и зонты. Это все-таки должны делать сами хозяева дома».

«Природа замечательная! Море супер! Достопримечательностей масса. В остальном - чистенько, но не более того» - такую оценку отдыха в Крыму от современных туристов, уже хорошо знакомых с международными курортами, приходилось слышать не раз.

На этом фоне особый смысл приобретает официальная стратегия развития курорта Крым, озвученная на днях региональным профильным министерством. В соответствии с ней, Крым пока не будут развивать как международный курорт, а все внимание на полуострове будет уделено туристам из России. «Давайте сначала создадим хороший курорт, где будет приятно и комфортно отдыхать российскому гражданину, лучше, чем в Турции, Греции, Египте и так далее», - заявил новый глава Министерства курортов и туризма полуострова Сергей Стрельбицкий. С этим сложно не согласиться, тем более, что если крымчане обустроят свое побережье лучше, чем в Турции, Греции, Египте, то это и будет уровень международных курортов.

«В Крым, когда будет спокойно».

«Материальное положение - Средств нет. Куда хочет ехать и когда? -

В Крым, когда будет спокойно. Адрес - Мальта, беженский дом».

Так отвечал на анкету эмигранта прибывший в 1919 году на Мальту Николай Петрович Краснов, академик, Архитектор Высочайшего Двора. Это он, уроженец села Хонятино Коломенского уезда Московской губернии, создал на рубеже XIX и XX веков восхитительный в своем утонченном разнообразии архитектурный облик Крыма. Он строил Ялту, прокладывал новые улицы в этом городе, лимитировал их ширину и высоту зданий, благоустраивал Пушкинский бульвар и реконструировал порт, возводил собор, костел, десятки жилых и общественных зданий. Ливадийский дворец в стиле итальянского Ренессанса, дворец Дюльбер в мавританском стиле в Мисхоре, дворец в имении Харакс в стиле швейцарского шале в Гаспре и десятки других замечательных и неповторимых вилл, дворцов, особняков построил в Крыму этот талантливейший русский архитектор.

Николай Петрович Краснов - один из тех, кто своим трудом создал тот Крым, который мы видим сегодня, из тех, кто готов был вернуться в Крым, как только «будет спокойно»...

Личное наблюдение и совет тем, кто еще только собирается познакомиться с Крымом: осматривая крымские достопримечательности, обязательно обращайте внимание на исторические фотографии, и перед вами постепенно откроется удивительная картина рукотворного преображения самой природы полуострова, побережье которого отнюдь не всегда утопало в зелени, как сегодня. Восхитительные парки создавались вокруг дворцов и вилл порой буквально на пустом месте усердием замечательных ботаников и садоводов и трудами русских крепостных крестьян. Чернозем для крымских парков везли со всей территории России. Казалось бы, что там – потускневшие от времени фотографии, но вы заметите, как постепенно лозунговое «Крымнаш» меняется в вашем сознании на спокойное и безусловное: «Крым – наша, русская, земля».

…Великий русский писатель Антон Павлович Чехов, как известно, не очень любил Крым и Ялту, жил здесь - скорее по необходимости, но и он первое, что начал делать, купив пустынный участок на склоне гор над Ялтой – заложил сад, посадил южную пальму и среднерусскую красавицу-березку. Библиотекарь и по совместительству экскурсовод дома-музея А.П. Чехова Светлана Владимировна Какунина рассказывает, что каждый день разговаривает с кедром, посаженным Антоном Павловичем. «И вы не поверите, - смеется Светлана Владимировна, - кедр отзывается, смотрите, сколько новых побегов дал в этом году».

Ялтинский музей Чехова уникален тем, что здесь буквально полностью сохранено всё так, как было при жизни владельцев дома. И экскурсию Светлана Владимировна ведет так, что начинаешь ловить себя на том, что стараешься тише ступать, чтобы вдруг заскрипевшие половицы не помешали обитателям дома отдыхать и работать. «Все сотрудники музея очень надеются, что музей получит федеральный статус, ведь это действительно общероссийский музей мирового значения», - этими словами экскурсовод заканчивает наше знакомство с домом и садом Чехова. И мы продолжаем просто беседовать с ней о жизни.

Светлана Владимировна живет в Ялте с двух лет. «Вас не обидит, если я скажу, что Ялта похожа на неумытую и непричесанную красавицу»? – спрашиваю я. «Что вы! Очень точное сравнение, - смеется Светлана Владимировна. – Нашу Ялту последние двадцать лет действительно никто в порядок не приводил. Пушкинский бульвар, набережную еще более-менее благоустраивают, а дальше – всё. Фасады не крашены, все заборы и стены в граффити и обрывках объявлений. Как же мы ждем перемен!».

«Двадцать лет ничего толком не делалось»

Эту фразу в Крыму мы слышали часто.

«Я выросла в Гаспре, - рассказывала молодая москвичка Наталья, с которой мы познакомились на пляже. – Потом переехала в Москву, вышла замуж, но каждый год приезжаю с детьми сюда на все лето. Мне от родителей квартира в Гаспре осталась. При Украине тут ничего толком не делалось. Года четыре назад старшая дочка здесь заболела, и нас с ней отвезли в больницу. Я передать не могу, какой это был ужас, я такой разрухи просто никогда не видела. Сказала тогда: «Везите обратно домой. Буду врачу платить, но пусть лечит дома». А в прошлое лето пришлось в ту же больницу с младшим ребенком обратиться, смотрю, уже все отремонтировано, новое оборудование завезено».

О том, что эффект российского финансирования крымской медицины реально заметен, говорили мы и с одним из водителей, подвозившим нас до Гаспры. «Аппаратуры реально много новой завезли. Это очень хорошо. Только будут ли лечить лучше? – сомневался он. – Врачи жалуются: кучу бумажек теперь требуется заполнять. И почему-то стали отменять семейных врачей. А у нас эта практика уже прижилась, многие довольны. Может, не стоит хорошее на худшее менять?».

Не согласиться с этим, зная «особенности» российской медицины, честно говоря, было сложно.

Как сложно было сразу же ответить и на некоторые вопросы другого крымского водителя – Александра, человека образованного и совершенно очевидно глубоко погруженного в проблемы современного Крыма. Мы возвращались из Гаспры в Симферополь. «Смотрите, - говорил Александр, - сейчас начнется участок дороги, который еще до всех прошлогодних событий начали капитально ремонтировать на средства ЕС. Не дорога – мечта! Строили, конечно, наши, но контролеры все из ЕС были. Специальными приборами все замеряли. А как итоги референдума объявили, еэсовская команда в один день все свернула и была такова». «До самой Ялты дорога такой должна была быть»? «Нет, через несколько километров, говорят, должна была уйти в сторону, там полигон намечалось делать. ЕС, НАТО тут основательно обосноваться готовились. Только Россия их опередила».

Мы оба молчим и смотрим на мелькающие за окном новенькие столбы освещения.

«А вот тут, - Александр показывает на расстилающуюся справа долину, - снимали тот эпизод из документального фильма про крымские события, где мужик рассказывает, как его автобус сожгли». «Реально жгли?» «Реально. И не один. И людей понаехавшие бандеровцы расстреливали. Крымчане тогда перепугались. Реально перепугались. Мы же здесь большинство русские. Все хотят спокойно и достойно жить. Поэтому и поднялись.

Слово даю: я такого единения, как в те дни, никогда в жизни не видел. Со всех сторон люди в Симферополь съезжались крымскую власть защищать.

В поселках вооружались, чтобы в случае чего отпор украинским засланцам дать. На референдум толпами шли. Всё, как вам в те дни по телевидению показывали, всё так и было».

Мы опять молчим. «А сегодня как живете?», - спрашиваю через несколько минут. «В смысле, не жалеем ли, что всё сделали именно так? - подхватывает Александр, словно ожидал мой вопрос. – Пока не жалеем». «Пока?» «Ну да, пока ведь не всё еще устаканилось. Вот, скажите, например, неужели федеральные власти не видят, что злоупотребления во властных структурах Крыма продолжаются и после присоединения? Почему у нас сегодня на ответственные должности нередко назначаются личности, даже при украинских властях бывшие под следствием?».

Что я могла на это ответить? Ответ пришел чуть позже, когда я уже была дома, а в Крыму один за другим были отстранены от должности министр имущественных и земельных отношений, глава крымской налоговой, в двусмысленном положении оказался министр промышленной политики. Не знаю, как оценил эти события Александр, но очень хочется верить, что все в конце концов сложится так, что он не пожалеет о том, что сделал тот выбор, который сделал.

…Удивительно, как долго я ехала от набережной в дом Чехова по узким улицам Ялты на петляющей маршрутке и как быстро я возвращаюсь пешком к морю. Оказывается, все гораздо ближе, если знать правильную дорогу.

Спускаюсь к шумливой горной речке Учан-Су, пересекаю её по железобетонному мосту, построенному архитектором Красновым, и останавливаюсь у разложенных на тротуаре пучков лаванды и крымских бессмертников. «Вы откуда-то приехали?» - интересуются продающие цветы две интеллигентные старушки и, услышав мой ответ, радуются так бурно, словно встретили давно потерянную родственницу: «Приезжайте к нам еще! Всех своих родных и знакомых присылайте в Крым. Мы вас ждем»! – восклицает одна, а вторая добавляет: «Мы вас ждали двадцать три года, а теперь ждем еще больше».

Я купила крымские бессмертники и пообещала, что обязательно передам приглашение. И вот передаю.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Крым постукраинский


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.