Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Кто получит деньги от проектов по импортозамещению

  • Кто получит деньги от проектов по импортозамещению
  • Смотрите также:

 В приказах правительства не упоминаются разработчики продукции, которая должна заменить импортную. Forbes нашел две компании, которые точно участвуют в программе

На фоне обострения отношений с Западом президент Владимир Путин в 2014 году заговорил о необходимости скорейшего импортозамещения. Уже в апреле 2015 года Минпромторг разработал 19 отраслевых планов локализации производства импортной продукции, на что потребуется 159 млрд рублей из бюджета. Свои планы есть у Минкомсвязи, Минтранса и Минэнерго. Всего поддержку должны получить около 2500 проектов.

Один из участников списка Forbes смотрит на шумиху вокруг импортозамещения со скепсисом. «Исторический путь России обрекает ее заниматься технологиями, но, когда денег было много, в хай-тек не вкладывались», — объясняет он. Теперь некоторые проекты, которые министерства заявляют как перспективные, уже практически реализованы. «Им нужно отчитываться, вот и поставили в план», — говорит миллиардер. И добавляет: «Каждый проект проходит несколько стадий: шумиха, неразбериха, наказание невиновных и награждение непричастных. Сейчас мы проходим первый этап». По мнению профессора НИУ ВШЭ Константина Сонина, тематические планы правительства — попытка владельцев фирм пролоббировать для себя рост доходов за счет подавления конкуренции и бюджетных вливаний.

В приказах Минпроторга и Минсвязи обозначены только темы и нет упоминания конкретных разработчиков продукции, которая должна заменить импортную. Forbes нашел две компании, которые точно участвуют в программе. 

И маленькая тележка

Шестнадцатого марта на Тихвинском вагоностроительном заводе (ТВСЗ) собрались генералы транспортного машиностроения — премьер Дмитрий Медведев проводил здесь отраслевое совещание. Владелец группы ИСТ Александр Несис (№37 в рейтинге Forbes, состояние $2,5 млрд) показал ему свои инновационные вагоны — их грузоподъемность на 10% выше, чем у обычных. Рядом с новенькими красавцами словно для контраста стоял обшарпанный полувагон: такие, мол, присылают на завод по госпрограмме продления срока службы подвижного состава. Этот-то старый вагон и стал причиной скандала на мартовском совещании, рассказывает один из его участников. 

Александр Волошин, председатель совета директоров Первой грузовой компании (ПГК), заявил, что Несис пускает пыль в глаза: пробив номер «гадкого утенка» в базе данных, он выяснил, что вагон вчистую списан и, по его мнению, служит бутафорией — доказательством того, что ТВСЗ получает вагоны на реставрацию, для которой предусмотрена господдержка (на заводе факт подмены отрицают). Но компания Несиса действительно претендует на участие в программе ремонта вагонов с заменой старых вагонных тележек (грузоподъемность 23 т на ось) на выпускаемые ТВСЗ инновационные тележки (25 т на ось) примерно на 1 млрд рублей.

Несис запустил ТВСЗ, самое крупное в России предприятие по строительству вагонов, в 2012 году. Инвестиции составили около $1,5 млрд заемных средств. Инновационную тележку разрабатывали не с нуля. ТВСЗ купил у американской компании Wabtec интеллектуальные права на производство ее тележек Barber на все пространство так называемой русской колеи (ширина 1520 мм принята в странах бывшего СССР, Финляндии и Монголии). На основе этой тележки инжиниринговые центры американской и российской компаний создали специальную модель для России.

Но в 2013 году на рынке грузовых перевозок начался кризис, их объем в прошлом году упал на 1%. Единственный выход для вагоностроителей — стимулировать замену парка. Как убедить клиентов покупать вагоны, которые, по подсчетам гендиректора «Infoline-аналитики» Михаила Бурмистрова, стоят дороже новых вагонов старой конструкции на 150 000–500 000 рублей?

Для поддержки программы замены изношенного парка Федеральная служба по тарифам установила скидку на порожний пробег инновационных вагонов до 30%, говорит Бурмистров. Из бюджета покупатель такого вагона получает либо субсидию по лизинговым платежам — около 130 000–150 000 рублей, либо субсидию за утилизацию старого вагона — 130 000 рублей. До начала 2015 года можно было получить сразу обе субсидии. В 2014 году на субсидирование ставок по кредитам на закупку инновационных вагонов из бюджета было выделено 690 млн рублей, а на субсидирование предприятий транспортного машиностроения — 1,8 млрд рублей.

Кроме ТВСЗ вагоны большей грузоподъемности с тележкой собственной конструкции выпускает «Уралвагонзавод» (УВЗ). Его гендиректор Олег Сиенко на мартовском совещании просил у Медведева дополнительных госгарантий для реструктуризации кредитов, «потому что у каждого из нас подошли уже сроки отдачи». 

У Несиса с кредитной нагрузкой все не так критично — в конце апреля «Объединенная вагонная компания» (ОВК), которая управляет ТВСЗ, разместила на Московской бирже 12,2% акций на 9 млрд рублей. В 2014 году ТВСЗ удвоил парк вагонов по сравнению с 2013 годом. «Под лозунгом господдержки вагоностроения нас заставляют менять вагоны,— сетует топ-менеджер логистической компании, пожелавший сохранить анонимность. — Выглядит, как если бы у автомобилиста отнимали машину, чтобы заставить купить новую». Несис, по его словам, «человек талантливый и, как квазимонополисты, они с Сиенко добиваются поддержки государства».

В программу импортозамещения ТВСЗ тоже попал. Минпромторг включил в свой приказ комплектующие для его вагонных тележек, назначив срок локализации до 2018 года. Правда, ранее в интервью газете «Ведомости» гендиректор ОВК Роман Савушкин говорил, что производство комплектующих будет на 100% локализовано уже в 2015 году. В письменных ответах на вопросы Forbes он не назвал конкретный год, но подтвердил, что проект идет полным ходом. «Сейчас запускаются оставшиеся мощности по производству сложных деталей, — объяснил он. — Таких, например, как подшипники». Похоже, Минпромторг сможет отчитаться об успешном кейсе по импортозамещению раньше срока.

IT патриотов

«Может быть, я была тогда слишком эмоциональной», — корит себя за резкость владелица компании «Когнитивные технологии» (КТ) Ольга Ускова, вспоминая первую встречу в 2013 году с управляющим партнером фонда Indigo Capital Partners Петром Жуковым, сыном первого вице-спикера Госдумы Александра Жукова. Он был третьим в тот день финансистом, с которым обсуждалась покупка ее команды разработчиков и лицензии на систему электронного документооборота «Евфрат». Перед встречей Ускова была уверена, что разговор закончится ничем. 

Но в ходе беседы, вспоминает она, поняла, что для Жукова, как и для нее, «патриотизм не пустое слово, он готов вкладывать свои деньги в России». И предложила создать вместе глобальный продукт — систему управления предприятием, ERP. В апреле 2015 года партнеры объявили о создании компании «Индиго ИТ», в которой 51% принадлежит КТ, а остальное — лично Жукову (он отказался от комментариев). 

«Индиго ИТ» переданы права на разработки, она будет получать роялти, заниматься консалтингом и продвижением продукта, а внедрять решения по-прежнему будет КТ, зарабатывая на подрядах. Ранее, по словам участников рынка, КТ в создании ERP замечена не была. Крупнейшие игроки — немецкая SAP и российская 1С — занимают более 80% рынка этих систем в России, объем которого в 2013 году исследовательская компания IDC оценивала в $1 млрд (данных за 2014 год еще нет). 

Ускова заявляет, что через три года совместное предприятие займет 30% российского рынка. Председатель правления Санкт-Петербургского клуба IT-директоров Кирилл Соловейчик сомневается, что «молодой с точки зрения разработки ERP компании» это удастся: «как россиянин я смотрю на это позитивно, но как практик — скептически».

Ускова утверждает, что разработка программной платформы для ERP в компании началась еще в 1993 году «под руководством видного ученого Николая Емельянова, в нее вложено около 95 человеко-лет». Просто 10 лет его группа работала в стол, а она смотрела на лабораторию «как на игрушку Емельянова». Первое внедрение ERP от КТ, по словам Усковой, состоялось в 2008 году в одном силовом ведомстве — западный разработчик не предоставил исходные коды программирования, у заказчика возникли сомнения в безопасности, и он рискнул доверить разработку новичку рынка. 

КТ умеет работать с госзаказом — в 2010 году компания разработала «Единую ЭТП», одну из пяти всероссийских электронных площадок, затем автоматизировала торгово-закупочные системы и системы электронного документооборота в Газпромбанке, «Россетях» и других компаниях. Директор ЭТП «Россетей» Виктор Симоненко перечисляет преимущества контрагента: в системе КТ нет импортных программ, подорожавших после девальвации рубля, коды открыты, стоимость поддержки ниже, чем у западных компаний, да и изменения согласовывают быстрее. Бизнес-модель КТ тоже отличается от западной: они продают не лицензии на каждое рабочее место, которые нужно ежегодно обновлять, оплачивая до 25% стоимости продукта, а само решение (поддержка ядра бесплатна, деньги берут лишь за доработки).

По той же схеме будет работать и «Индиго ИТ», рассказывает гендиректор фирмы Андрей Черногоров. По его словам, компания готова к тому, что ERP целиком предприятия заказывать не будут, а станут заменять на российский софт «наиболее критичные зоны». «Им надо перестать закупать дорогие импортные решения, где есть прямые аналоги», — объясняет он. Быстро захватить треть рынка компания рассчитывает «за счет крупных заказов». «Двадцать крупнейших предприятий, не считая двух в металлургии и нефти, государственные, — объясняет он. — Они делают 80% крупных IT-заказов, каждый составляет 3–7% рынка, и достижение нашей цели вполне реально». 

Елена Семеновская, директор по исследованиям IDC в России и СНГ, подтверждает, что около 65% рынка приходится на крупный бизнес, но вряд ли кто-то будет полностью переходить на новый программный продукт. Возможно внедрение российского ПО для отдельных бизнес-­задач, считает она, но занять 30% рынка — «задача весьма амбициозная». 

Ускова не сомневается, что справится. Недаром она принимала активное участие в формировании думской комиссии по развитию стратегических информсистем. Одно из самых главных достижений — появление приказа Минсвязи, в котором первым пунктом указано, что доля импорта бизнес-приложений, составляющая сейчас 75%, должна к 2025 году сократиться до 25%. «Два года потратили, чтобы возник этот приказ», — признается Ускова. 

Будут ли задействованы лоббистские возможности Жукова? «Когда приглашаешь человека с такой фамилией, рассчитываешь на его круг общения, что тут душой кривить», — говорит хозяйка КТ. 


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Кто получит деньги от проектов по импортозамещению


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.