Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россияне-ополченцы рассказали о ситуации на Украине

  • Россияне-ополченцы рассказали о ситуации на Украине
  • Смотрите также:

Спортсмены Денис Нагибин и Александр Смирнов из Вологды с января 2015 года являются добровольцами Народного ополчения Донбасса. Записались они туда, когда впервые съездили в Донецк и своими глазами увидели всё происходящее. С тех пор молодые люди уже трижды побывали там. Их цель — доставить гуманитарную помощь местным жителям и воинской части, в которую они входят, а также принять участие в боевых действиях.

О том, почему простые вологодские парни решили стать добровольцами, в каких условиях там проживают люди и как воюют, Денис и Александр рассказали «Комсомолке» в эксклюзивном интервью.

- Почему вы решили поехать в Донецк?

Денис Нагибин:

- Когда начался Майдан, мы сочувствовали, переживали. Потом начались события в Крыму, мы собирались поехать туда, но тогда финансовая ситуация у нас была не очень хорошая, и не получилось съездить помочь нашим. А тут всё так сложилось, что мы всё-таки нашли деньги на поездку. Изначально у нас была гуманитарная цель, то есть помочь людям. Мы собрали вещи, я свои личные 200 тысяч рублей потратил на покупку детской тёплой одежды. Это было в январе. Люди нам помогали: приносили вещи, нашёлся человек, который не побоялся нас на машине туда доставить. Он с нами ездит в Донецк, но мы не будем его называть, потому что у человека семья, и не хотелось бы его подставлять. Когда мы приехали первый раз в Донецк, мы сказали, что хотим увидеть реалии войны, и нас привезли в детский ожоговый центр. Там лежат дети с ожогами от фосфорных снарядов. Это когда попадает кусочек фосфора на кожу, и он не тухнет, то есть он попадает внутрь и горит внутри, получаются такие глубокие ямы на коже. Это всё очень сложно заживает, если вообще человек остается жив. Мы как только увидели этих детей с оторванными руками, ногами, с ожогами, мы после этого просто пошли и записались в батальон.

Александр Смирнов:

- Потому что мы настоящие офицеры и настоящие патриоты. Мы не можем так просто сидеть, сложа руки. Наша миссия – это помощь своим людям, которые находятся на оккупируемых нацистами землях. Вторая наша задача - не допустить аналогичных событий здесь, у нас на земле. Мы всячески будем бороться с оранжевыми проявлениями. Мы поддерживаем, как и многие наши соотечествен 16778 ники, нашего президента Путина.

Первый раз Денис и Александр побывали в Донецке в январе (фото: из личного архива Александра Смирнова)

Денис Нагибин:

- В Донецке до передовой можно на трамвае за 15 минут доехать, то есть центр более менее целый, а окраины разрушены вообще «в хлам». Люди работают, делают своё дело, ты садишься на трамвай и едешь на передовую - и всё. В январе мы там были недели две. Мы так и ездим, приезжаем на какое-то время, выполняем поставленные задачи и уезжаем. Уже три раза так ездили. Нас определили в бригаду специального назначения «Восток». Это подразделение закреплено за аэропортом, за нами — оборона вот этого старого терминала. Но не только аэропорт у нас, вообще большой фронт бригада «держит». Мы когда увидели, как воюют ребята, тогда и решили, что будем помогать армии. У них там кто-то вообще в спортивной форме воюет. Оружие есть трофейное. Но тоже такие стволы, к примеру, у Саши автомат был старый.

Александр Смирнов:

- Я стрелял с подствольником, так у меня крышка ствольной коробки отвалилась и мне по голове стукнула. Я просто-напросто руками собрал, поставил его и дальше.

Денис Нагибин:

- Когда мы уезжали, я снял свои новые берцы и подарил их парню , потому что у него они «каши просили». А это был январь месяц. А у них такая зима: грязь кругом, ночью всё промерзает, ветер настолько сильный, что даже армейский бушлат продувает насквозь и не знаешь, куда спрятаться. Я отдал свои вещи, потому что невозможно же так воевать.

Мы, когда приехали, нам сказали, что есть военторги: пожалуйста, можно купить всё, что угодно. Но там им не платят зарплат. Я просто много сказок слышал, что чей-то там знакомый знакомого ездил на Донбасс и ему огромные деньги заплатили. Какие деньги? Я сам ездил туда и ни разу не слышал и не видел, чтоб кому-то там хоть копейку бы заплатили. Платят маленькие зарплаты и то местным людям, к примеру, шахтёру, за потерю рабочего места. И то это что-то около 7000 рублей на наши деньги. А если форма «Горка», так она 3500 стоит — это половина зарплаты сразу.

После первого визита вологжан в Донецк СБУ объявила их в розыск (фото: скрин сайта)

- Как вообще там живут и выживают мирные жители? Каков их настрой?

Денис Нагибин:

- Стараются не унывать.Там, конечно, много всего закрыто, но какие-то структуры всё равно работают. Люди стараются, а чего делать? Выбора нет. Простые люди украинцев уже ненавидят. Любую бабушку можно спросить, они все говорят, что, если бы не Россия, их бы вырезали давно.И это мы видели. За аэропортом стоял раньше правый сектор, так называемые «киборги», их оттуда вышвырнули. Вместо них там теперь Карпатская сич — нацистский батальон. Они там пленных, раненных добивают изощрёнными способами. Например, ложкой столовой глаз живому выковыривают. При этом звонят на телефон мамам, чтобы они слышали крик. Вот так правосеки делают. Какие-то «больные» способы убийства у них. Бандеровцы, у них всё такое вот извращенство. Детей не жалеют, людей к забору приколачивают. По словам ребят, как воины они вообще ничего не умеют. Они могут, к примеру, женщину изнасиловать, машину отобрать, ограбить.

- Как к вам отнеслись местные жители? Они были рады вашему появлению?

Денис Нагибин:

- Да, конечно. Они рады не тому, что мы добровольцы, а тому, что мы вообще приехали. Для людей это знак, что приехали россияне, - значит, Россия с ними. Тем более, что не МЧС привезло гуманитарную помощь, а вот именно какие-то простые люди по своей инициативе. Это намного важнее. Официально-то мы и в Африку, и куда угодно посылаем помощь, а здесь вот то, что просто два русских парня взяли и приехали, это что-то значит.

- В каких условиях вы там находились?

Денис Нагибин:

- Первый раз мы туда ездили, сначала в гостиницу заселились, потом жили в воинской части. Нас заселили в гостиницу для Министерства иностранных дел, хотели показать, что у них всё хорошо. Но мы сказали, что нам не нужен этот шик, покажите нам всё, как есть. И вот тогда и началось.

Вологжане доставляют в Донецк гуманитарную помощь, а также принимают участие в боевых действиях (фото: из личного архива Александра Смирнова)

Потом мы ездили туда уже в феврале, немножко поучаствовали в ликвидации Дебальцевского котла, немного побыли там. Хочу сказать, что мы там в особых боевых столкновениях не принимали участие. Может, люди себе представляют, что с наганом в руке на толпу побежал, так вот такого не было. Так, в перестрелках участвовали, под обстрелами бывали.

Мы ездим туда по готовности, то есть у нас нет определённых сроков. Всё-таки задача стоит — снабжение частей, мы как гуманитарный батальон. Мы приезжаем туда, оставляем необходимый груз, находимся там, сколько нужно, и уезжаем.

- Насколько я знаю, в День Победы вы как раз попали под серьёзный обстрел?

Денис Нагибин:

- Провокации начались 7 мая. Парень из нашей части получил осколочные ранения, из него кровь буквально лилась. Не знаю, довезли его на скорой или нет. Потом 8 числа мы попали под ПТУР (Противотанковая управляемая ракета - прим.ред.). Тогда мы буквально на доли секунды разминулись со смертью. Это была вина оператора, который запускал эту ракету по нам, то есть он замешкался, и она взорвалась в 100 метрах за спиной. Мы упали, потом вскочили, забежали в здание и спряталась. Они, видимо, решили, что этого мало, и добавили по нам из миномётов 120-ти миллиметровых. Мы почувствовали что-то неладное и быстренько оттуда незаметно ушли. Потом смотрим: они по этому терминалу, наверное, полчаса стреляли этими миномётами.

9 мая днём было относительно спокойно: мы съездили посмотрели Парад, вернулись в аэропорт. К вечеру наш командир привёз мясо, решили шашлыки сделать. Пожарили мясо, сели - и началось. Начались обстрелы. Одного человека у нас украинский снайпер убил, пятеро были ранены. Слава Богу, всё обошлось. Ответили на огонь огнём и всё.

Денис и Александр были в Донецке уже три раза (фото: из личного архива Дениса Нагибина)

- Вы так легко об этом рассказываете. А ведь это настоящая война, люди гибнут. Страха у вас вообще нет?

Денис Нагибин:

- Страх, конечно, присутствует. Сначала у нас было такое ребячество, когда нас обстреляли, а мы посмеялись: «Ха-ха-ха, не попали». А у каждого в голове всё равно мысль, что вот 100 метров тебя отделило от смерти.

- Когда планируете свой следующий отъезд в Донецк?

Денис Нагибин:

- Пока сложно сказать, всё зависит от нашей готовности. Нам нужно кое-какие дела здесь ещё сделать.

- То есть теперь служба в ополчении для вас занимает основное место. А как же спорт?  (Денис Нагибин - обладатель титула Самый сильный человек Вологодчины, многократный рекордсмен и чемпион по силовому экстриму. Александр Смирнов - Президент областной Федерации мас-рестлинга и член совета международной Федерации по силовому экстриму - прим.ред.)

Денис Нагибин:

- Я как раз думал, что нужно объявить о своём уходе из областной команды Федерации по силовому экстриму. Я снимаю с себя полномочия капитана команды. У меня просто нет ни времени, ни желания организовывать сейчас команду для выступлений. Пусть этим займётся кто-то другой. Я уже очень сильно морально устал, и физически не получается. Выступления, силовые шоу и новые рекорды я буду стараться делать по мере сил. Просто командой не буду заниматься и выступать в соревнованиях не буду. 

- Как относятся ваши близкие и родные к тому, что вы ездите туда, рискуете жизнью?

Денис Нагибин:

- Конечно, не очень хорошо относятся, понимают, что это всё игра со смертью.

Вологжан определили в бригаду специального назначения «Восток» (фото: из личного архива Александра Смирнова)

- В целом, какие ваши прогнозы по ситуации на Украине?

Денис Нагибин:

- Я вижу это, как начало большой войны. Мы чем дольше там оттягиваем, тем дольше война к нам домой не придёт. Находясь там, уже очевидно, что они готовятся к нападению именно на Россию. Они хотят сначала Украину захватить, подойти к границам, потом ударить. Это ожидается. Не только мы так думаем, так думают люди с серьёзными звёздочками на погонах. И они прогнозируют, что в течение этого года возможно нападение. Мы не хотим какую-то панику наводить, но кажется именно так, поэтому мы ездим и помогаем, потому что мы не хотим, чтобы наш дом бомбили. Я люблю свой дом, свой город.

- Вы возите в Донецк гуманитарную помощь. Может быть, найдутся вологжане, которые хотели бы тоже внести свою лепту. Как это можно сделать? И что вы принимаете, какие вещи, что больше всего требуется?

Денис Нагибин:

- Как говорится, лучшая помощь, это всё-таки деньги. Деньги можно вложить во что угодно. К примеру, бывает у нас есть машина, но нет горючего, чтобы доехать.По самым скромным расценкам, машина до границы Российской Федерации стоит минимум 45-50 тысяч рублей. У нас есть человек, который готов переезжать за границу и возить вещи до самой передовой за эти же деньги. Мы возим, конечно, медикаменты, военную форму, всё, в основном, военное. Гражданские машины мы отдельно возим. Для этой работы мы специально создали благотворительный фонд «Мирный воин». Он открыт для поставки именно «мирной» гуманитарной помощи для детей. Он был зарегистрирован здесь, в Вологде, в конце мая.

 

 

 

 

 

Денис Нагибин: «Мы ездим и помогаем, потому что не хотим, чтобы наш дом бомбили» (фото: из личного архива Дениса Нагибина)

 

- Вы говорили, что Украина вас уже в розыск объявила. Как и когда это произошло?

Денис Нагибин:

- Да, это так. Мы с Сашей оба уже в розыске, нас СБУ разыскивает, за нас даже установлено небольшое вознаграждение (смеётся). Они нас разыскивают как российских наёмников, мы обвиняемся по трём или четырём статьям: терроризм, контрабанда, пересечение государственной границы и ещё что-то. Там у них, видимо, принцип такой, особенности «украинизации» головного мозга. Хотя мы первый раз ни оружия в руках не держали, ни стреляли ни в кого, мы просто привезли гуманитаную помощь.

Александр Смирнов:

- Мы надели гражданские вещи и поехали.

Денис Нагибин:

- Да, кстати, мы были даже не в военной форме. Местные СМИ показали в новостях, что вот россияне приехали, выступили перед детьми с силовым шоу. Всё: Они помогают террористам, объявляем их в розыск - и нам сразу три статьи. Потом, когда стали ездить, нам уже наёмничество добавили. По самым скромным подсчётам, нам грозит минимум 25 лет лишения свободы, если нас арестуют. Но я думаю, если не дай Бог произойдёт такое, то они нас просто «шлёпнут» на месте.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Россияне-ополченцы рассказали о ситуации на Украине


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.