Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Путь к новой холодной войне

  • Путь к новой холодной войне
  • Смотрите также:

Американский журналист Роберт Пэрри, известный своими громкими разоблачительными материалами и расследованиями в Associated Press, дал Деннису Бернштейну интервью о ситуации на Украине и взаимоотношениях России и США. По его мнению, правительство США и СМИ возвращаются к отношениям времен холодной войны с начала 2014 года, когда на Украине при поддержке США произошло свержение законно избранного президента, что и спровоцировало контрмеры России. Это создало условия для потенциального ядерного столкновения.

Федеральное агентство новостей публикует для своих читателей интервью Роберта Пэрри под названием «Путь к новой холодной войне», которое он дал для портала Consortiumnews.com.

БД: Это выглядит, как будто США во главе с Бараком Обамойвсту 11e5c пили в то, что вы называете «второй холодной войной». Что вы имеете в виду под «второй холодной войной»?

РП: Очевидно, произошел резкий рост напряженности между Соединенными Штатами и Россией. Мы увидели очень разные взгляды на проблему. Американские СМИ заняли пропагандистскую позицию, освещая события в Украине. Россияне приняли другую точку зрения, которая, возможно, к нашему изумлению, является более правдивой, чем-то что сообщают Штаты. Из-за этих двух расходящихся линий, страны в значительной мере вернулись к холодной войне: существует высокий уровень враждебности, угрозы военной эскалации, хотя бы в том плане, что США отправляют свои военные отряды, по существу, устраивая «парад» на восточной границе России. Некоторые из этих стран, принимающие военных и вооружение США, являются союзниками по НАТО, другие, такие как Украина, хотят стать союзниками НАТО. Таким образом, это напряжение, что весьма странно, не имеет прямую связь с национальными интересами США, но празднуются в официальном Вашингтоне, где все настроены против России и Путина. Это уже стало там обычным развитием событий. Россияне видят ситуацию по-другому, они считают, что Соединенные Штаты посягают на их границы и угрожают им в стратегическом плане. Они также смотрят иначе на то, что произошло в Украине. Они уверенны, что государственный переворот в феврале 2014 произошел при поддержке американского правительства, которое свергло избранного президента и установило режим, который является очень благоприятным для свободного рынка, неолиберальной политики, но также включает в себя очень сильные элементы правого крыла, в том числе неонацистов и крайне правых националистов. До сих пор там кризис, и ситуация выходит из-под контроля.

БД: Давайте поговорим об истоках этой риторики холодной войны. Во-первых, у нас есть лидер — Барак Обама. Он стал реальным «холодным воином», не так ли?

РП: Он, конечно, позволил некоторым из своих подчиненных использовать очень агрессивную риторику против россиян, в частности — помощнику госсекретаря Виктории Нуланд, которую обвиняют в поддержке переворота в Украине в начале 2014 года.

БД: Когда вы говорите «переворот», большинство людей не знают, что произошло. Был ли переворот?

РП: Конечно, был. Было вооруженное восстание, при участии некоторых крайне правых неонацистских вооруженных формирований, которые организовались и вышли с акциям протеста на Майдан против решения законноизбранного президента Януковича не торопиться со сближением с Европейским Союзом. Протесты становились все более и более жестокими; в том числе были таинственные снайперские атаки на полицейских и демонстрантов, и окончательно столкнувшие две стороны. Были политические решения урегулирования, когда 21 февраля 2014 года Виктор Янукович согласился сократить свои полномочия и провести досрочные выборы. Предложение было подписано тремя европейскими странами, что гарантировало его реализацию. На следующий день произошел переворот. Группы правых ринулись вперед, захватывая здания, и Янукович едва смог спасти свою жизнь. Очень быстро, несмотря на неконституционность этой смены власти, Соединенные Штаты и Европейский Союз признали ее законной. Но было очевидно, что этнические русские, особенно в восточной и южной Украине, не согласятся с этим. Они являлись основной поддержкой Януковича, и они начали восставать: таким образом, переворот превратился в гражданскую войну.

БД: Вы уже утверждали, что США сыграли активную роль в этом «перевороте».

РП: Тут нет никаких сомнений. США оказывали поддержку, через Национальный демократический фонд, десятки политических организаций работали вместе, чтобы свергнуть избранное правительство. Была и другая поддержка со стороны США, например USAID, а также члены правительства США. Сенатор Джон Маккейн посещал Киев, где он выступал перед ультраправыми, и заявляя, что «США поддерживает вас и все, что вы делаете». Потом был знаменитый перехваченный телефонный разговор между помощником госсекретаря и послом ООН (Нуланд и Джеффри Пиатт), в котором они обсуждали, кто придет на замену старой власти. Нуланд выдвинула Арсения Яценюка и охарактеризовала его как «того самого парня», после переворота он стал премьер-министром. Были все признаки государственного переворота. Более нейтральные наблюдатели, которые видели это, в том числе глава аналитического центра Stratfor (Джордж Фридман), назвали его «самым очевидным переворотов» их всех наблюдаемых ранее. Это было реальностью, но СМИ и правительство США решили представить все совсем по-другому. Правительство Януковича ушло со сцены, или что-то вроде того — вот как New York Times охарактеризовала ситуацию. Это было неправдой, но они так сообщили это американскому народу. Итак, у нас есть два различных взгляда. Одним из них — взгляд этнических русских в Украине, которые видели, что их президент был с яростью свергнут, и другой взгляд — западных украинцев, которых поддержали США, а в какой-то степени — и Европейский союз, и согласно которому — они избавились от коррумпированных лидеров посредством революции. Это стало основной проблемой между США и Россией. Вместо того чтобы находить общие фактические точки, существует абсолютно два разных подхода.

БД: В Германии недавно Обама сам предлагал это.

РП: Обама по всей карты выступал с такими предложениями. В мае он послал госсекретаря Джона Керри встретиться с президентом Владимиром Путиным и министром иностранных дел Лавровым в Сочи. Эти встречи, судя по всему, прошли очень хорошо, Керри искал помощи у России для решения различных международных проблем, в том числе Сирии, Ливии, ядерных переговоров с Ираном и так далее. Это те области, где Путин был очень полезен в прошлом с точки зрения США. Но после этого Керри вернулся, и Обама, кажется, снова обратился к более жесткой линии. Это сопровождалось недавним саммитом G7 в Баварии, на котором он настаивал на продолжении экономических санкций против России. Он продолжал обвинять Россию во всех проблемах Украины. Он сделал вид, что Россия виновата в том, что Минск-2 не соблюдался, несмотря на то, что само соглашение, по сути, было идеей Путина. И действительно, киевский режим ответственен за попытки срыва Минска-2. Тем не менее, Обама занял агрессивную позицию в Баварии, в том числе использовал личные оскорбления, направленные на Путина. Теперь мы вернулись к идее конфронтации с Россией. Мы видим это не только на правительственном уровне, но в настоящее время также на уровне средств массовой информации. New York Times и другие крупные новостные организации действуют как пропагандистские средства правительства США, просто представляя все, что говорит правительство, как факт — без какой либо проверки.

БД: Куда такая политика приведет? Вы выразили обеспокоенность тем, что мы имеем дело с двумя основными ядерными державами.

РП: Это очень опасные возможности. Некоторые надеются, конечно, что холодные головы будут преобладать. Но мы видим, что, когда люди загоняют себя в угол, они не хотят испытывать неловкость и «доставать» себя из этого угла. Чем жестче становится пропаганда, тем труднее для людей прийти к какому-то общему знаменателю, достичь соглашения и посмотреть на вещи по-другому. Среди неоконсерваторов в Вашингтоне в течение некоторого времени господствовала идея, что реальной целью является изгнание Путина. Как Карл Гершман, президент Национального фонда за демократию, сказал еще в 2013 году, Украина является «большим призом». Но он ясно дал понять, что это просто ступенька для удаления Путина с поста президента России. Что неоконсерваторы часто не понимают, как мы видели в таких местах как Ирак, так это то, что они полагают — все происходит легко, и они легко могут посадить кого-то как Чалаби в Багдаде, и все будет хорошо. Но часто это не так. В случае с Россией существует большая опасность, что если США смогут ее дестабилизировать, каким-то образом создать политический кризис, то очень возможно, что вместо легкоманипулируемой личности как Ельцин, к власти придет убежденный националист и примет еще более жесткую линию чем Путин. И тогда мы можем попасть в ситуацию, где ядерная конфронтация станет реальной возможностью. Чтобы справиться с такой опасной реальностью и быть разумными, США должны осознать, что этнические русские в Украине имеют законные права, и они не какая-то часть российского вторжения или агрессии. Обе стороны имеют свои аргументы. Все правда не хранится в Вашингтоне, округ Колумбия, и я бы сказал, что она в меньшей степени опирается на Вашингтон. Если вы не относитесь к людям честно и прямо, не пытаетесь их понять, то управляемый кризис может превратиться в неконтролируемый.

БД: Я всегда думал, в какой-то степени, что New York Times и Washington Post по вопросам внешней политики, в частности Востока и Запада, часто выступают в качестве подразделения по связям с общественностью госдепартамента. Это действительно так происходит?

РП: Да, это проблема. В 2002 и 2003 году Washington Post и New York Times, по существу, сформировали идею, что Саддам Хусейн владел оружием массового поражения, и это была единственная причина для вторжения в Ирак. Мы видели, к чему это привело. Ирония в том, что пресс-центр Вашингтона претендует на то, что он стоит за правду и другие хорошие вещи, но не было принято практически никаких мер по отношению к тем людям, которые неправильно преподнесли эту историю. Практически никто из известных журналистов, неверно истолковавших события, не понесли наказания. Им было разрешено работать дальше, на тех же должностях, что они занимали тогда. Майкл Гордон все еще корреспондент Пентагона для New York Times. Он был одним из соавторов знаменитой истории алюминиевой трубы — о том, что эти трубы используются для ядерных центрифуг, когда они не были пригодны для этого вообще. Фред Хайятт, редактор Washington Post, утверждал, как совершеннейший факт, что Саддам Хусейн имел оружие массового уничтожения в 2002 году и 2003 году, и он по-прежнему на той же работе. Проблема в том, что нет подотчетности, многие из этих новостных организаций переходят от одного обмана к другому. Теперь они повысили ставку на возможную конфронтацию между ядерным оружием России и ядерным оружием США. Мы теперь вернулись к холодной войне менталитетов. New York Times издал новость на этой неделе, существенно предполагая, что все, кто не разделяет мнения американского правительства, должно быть, работает на Москву.

БД: Я обеспокоен тем, что такая политика будет продолжаться. И это не Саддам Хусейн, а Владимир Путин, который имеет экстремальный опыт связей с общественностью. И у него есть ядерный арсенал, так что это совсем другая игра.

РП: Американское пропагандистское заграждение не совсем поколебало русский народ и правительство. Конечно, США утверждают, что им все время промывали мозги Russia Today и другие российские каналы. Честно говоря, можно утверждать, что некоторые события показаны в RТ или других российских источниках более точно, чем это было сделано пресс-корпусом США. Вы можете взглянуть на ряд вопиющих ошибок, сделанных основными новостными организациями США. New York Times публиковала поддельные фотографии весной 2014, на которых якобы присутствовали русские войска в Украине. Оказалось, что некоторые из фотографий были искажены, и авторы были вынуждены отказаться от них. Можно указывать на фактические ошибки с обеих сторон, но нельзя воспринимать это так, как будто New York Times и другие официальные американские СМИ демонстрируют только правду, а российские СМИ только ложь и пропаганду. Надо занимать позицию разумного человека и пытаться смотреть на вещи объективно. Вот где журналистика очень опасная вещь. Было очень много опасного в прессе во время холодной войны, в некоторых случаях это толкало две стороны на конфронтации. Это может произойти снова. Нам повезло, что в 60-х обошлось без ядерной войны. Теперь мы мчимся назад в то время. На этот раз мы та сторона, которая толкает наши военные силы на границу с Россией, а не русские ракеты устанавливаются на Кубе. Мы знаем, как американцы отреагировали на это. Теперь россияне сталкиваются с чем-то очень похожим.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Путь к новой холодной войне


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.