Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Россия и Турция спят в одной постели, но видят разные сны

  • Россия и Турция спят в одной постели, но видят разные сны
  • Смотрите также:

Выборы в Турции, которые прошли 7 июня, завершились полным разгромом правящей Партии справедливости и развития.

Впервые за 13 лет партия президента страны Реджепа Эрдогана потеряла большинство мест в парламенте, в результате чего турецкий лидер лишился надежды внести поправки в конституцию и перейти от парламентской к президентской системе.

Перспективы политической обстановки в Турции теперь в тумане: будет ли создана правящая коалиция из нескольких партий, чьи убеждения сильно разнятся? Удастся ли им в этом случае внести поправки в конституцию (для этого необходимо набрать более трех пятых голосов из 550 депутатов), или же Эрдоган будет прокладывать себе дорогу к следующим президентским выборам?

Я думаю, специалисты по Турции вскоре поведают нам о возможных вариантах развития ситуации, но следует отметить, что сложившейся в Турции ситуацией озабочен и Владимир Путин, который поставил на Эрдогана и начал сближаться с Турцией. После визита в Ватикан глава России тут же заехал в Азербайджан, где провел переговоры с турецким коллегой. 

От Южного к Турецкому потоку

В июле прошлого года я опубликовал статью о «Южном потоке», по которому газ должен был пойти из России в Европу. Этот газопровод предполагалось провести по дну Черного моря в Болгарию, а затем в такие страны, как Сербия, Венгрия, Словакия и Австрия. Он должен был стать заменой трубопроводу, который проходит по территории Украины.

В декабре прошлого года этот проект переименовали в «Турецкий поток». Об том я также писал в прошлой статье. Именно на «Турецкий поток» сделал ставку президент Путин.

В условиях столкновения интересов Европы и «Газпрома» в августе прошлого года ЕС остановил постройку «Южного потока». ЕС в жесткой манере потребовал от Болгарии соблюдать европейские правила и прекратить строительство. Нет сомнений в том, что за этим стояла конфронтация западных стран с Россией в связи с украинским кризисом. Болгария была вынуждена выполнить эти требования и приостановила строительство, которое началось в октябре 2013 года. Будущее проекта стало весьма туманным.

Премьер-министра Болгарии Бойко Борисова нельзя назвать пророссийским политиком, поскольку ранее он разорвал контракт с Россией на строительство атомной электростанции, а также отказался от участия в строительстве нефтепровода, который должен был пройти в обход Босфора. Он пошел на активное участие лишь в проекте постройки «Южного потока», но под давлением Запада и тут пришлось сказать России «нет».

Однако для России отмена «Южного потока» стала не просто отказом от осуществления одного из крупных проектов. Она стала российским заявлением, сделанным для Запада и охарактеризовавшим смещение российской политики с Запада на Восток.

Россия сказала Европе «нет»

Как я отмечал ранее, после отказа от реализации «Южного потока» западные СМИ смеялись над Путиным, называя это событие провалом путинского проекта, успехом антироссийских санкций и просто блефом, однако когда стали проглядывать очертания задумки Путина, обозреватели крайне удивились серьезности его намерений.

Возможно, в силу того, что со стороны стран, задействованных в проекте, посыпались вопросы о том, кем ЕС планирует заменить Россию, чиновники из Еврокомиссии, ответственные за вопросы энергетики и ранее негативно воспринимавшие идею строительства «Южного потока», стали говорить о том, что они якобы уже и не против этого проекта.

Главное отличие «Турецкого потока» от «Южного» состоит в том, что теперь «Газпром» лишился своей доли в строительстве и работы на территории ЕС. Если брать только этот нюанс, то, возможно, для России это стало поражением. Тем не менее это также говорит и о том, что Россия больше не будет вести переговоры с ЕС (не будет считать его своим партнером).

С точки зрения маршрута отличие состоит только в том, что теперь газ пойдет не в Болгарию, а в Турцию. Объемы также не изменились — 63 миллиарда кубометров. ЕС будет непросто уйти от российской энергетической зависимости и не дать России построить газопровод в обход Украины. Более того, сейчас нет необходимости вести непосредственные переговоры с Путиным, однако на первый план вместо него вышел Эрдоган.

Скорее всего, это ввело ЕС в крайнее замешательство. Если бы был жив Уинстон Черчиль (Winston Churchill), то, возможно, он бы сказал, что у Европы осталось только два выбора: плохой и худший.

Эрдоган, занявший пост премьер-министра в 2003 году, пребывал у власти более десяти лет. В августе 2014 года его избрали президентом на первых президентских выбо 15d60 рах в Турции.

Когда он сидел в кресле премьера, экономика Турции процветала. Под влиянием экономического кризиса 2008 года в 2009 году экономический рост стал отрицательным. Несмотря на это, за этот период ВВП вырос более, чем в два раза — с 300 миллиардов до 800 миллиардов долларов.

Тем не менее амбиции турецкого лидера стали превышать пределы разумного. 

Эрдоган наступил на хвост тигра

В 2013 году часть народа, которая ощутила, как растет исламистский авторитаризм Эрдогана, вышла на демонстрации. Ради подавления протестного движения правительство усилило контроль за СМИ и правосудием. Эти действия Эрдогана вызвали, конечно, волну критики со стороны западных стран: Запад не мог смириться с исламизацией и ростом авторитаризма. Обе стороны стали с меньшим энтузиазмом подходить к переговорам о вступлении Турции в ЕС, которые шли уже более десяти лет.

Связи между Турцией и Западом ограничиваются экономической сферой и сотрудничеством в НАТО. При этом Турция пошла на трения с западными странами, когда отказалась предоставить свои базы натовским войскам для ведения боевых действий в Сирии, несмотря на то, что была против укрепления влияния «Исламского государства», администрации Башара Асада, а также Ирана.

Эрдоган не настолько наивен, чтобы мечтать о возрождении Османской империи. Однако он, как и многие другие лидеры быстроразвивающихся стран, стремится к тому, чтобы добиться не только хороших экономических показателей, но и стать центральной страной в регионе и не идти на поводу у западных стран. Эрдоган думает, что это достижимо.

Для Запада это означает только то, что страной будет сложно управлять. Другими словами, что турецкий лидер хочет стать фигурой, подобной Путину.

Возможно, и Эрдоган так же относится к Путину. Если Россия не подчиняется Западу, значит она может стать твоим партнером — даже если мнения сторон расходятся по таким вопросам, как Сирия и Иран, Армения и Крым.

Если проект «Турецкий поток» будет реализован, то Турция сразу же отберет у Европы контроль над важным маршрутом импорта газа.

Для снижения энергетической зависимости от России ЕС десять лет назад начал продвигать проект поставки азербайджанского и туркменского газа через территорию Турции. В результате в 2019 году Европа начнет импортировать газ из Азербайджана в количестве 10 миллиардов кубометров. Нельзя сказать, что этого достаточно.

Газ будет поставляться на Балканы и в Италию по трем трубопроводам: из Азербайджана в Турцию (Южнокавказский газопровод), из Турции в Грецию (Трансанатолийский газопровод) и из Греции в Италию (Трансадриатический трубопровод). Этот проект в Европе также называют «Южным коридором».

Если посмотреть карту, очевидно, что Турция является ключевой страной для поставки газа в ЕС. Она также необходима для снижения зависимости от российских энергоресурсов. 

Если Турция, которая занимает такую удобную позицию, согласится переправлять в Европу российский газ (максимальное количество составляет 47 миллиардов кубометров), то у ЕС возникнут серьезные сомнения: насколько можно доверять такому партнеру?

Для Турции это станет крайне желательным развитием событий, поскольку это укрепит позиции страны. Благодаря получению статуса транзитной страны Турция не только сможет оказывать влияние на Россию, но и получит в свои руки все трубопроводы, по которым газ пойдет в Европу из России и Кавказа (а в будущем и из Туркменистана, Ирака и Ирана). 

В этом случае Турция не удовлетворится статусом простой транзитной страны. Возможно, она захочет поднять свой статус до страны-полупроизводителя, то есть будет покупать газ в газодобывающих странах и перепродавать его в Европу (словом, начнет заявлять о том, что если вам не нравится, можете не покупать).

В отношении газодобывающих стран Турция также может занять жесткую позицию: если вам не нравится продавать Турции, то мы не разрешим транзит.

На этом фоне совсем не вызывает удивления то, что ЕС опасается, что с амбициозным Эрдоганом будет сложно работать. Опасения связаны с тем, согласится ли в будущем Турция переправлять газ из Ирака, который оказался под властью курдских партий, и Ирана, соперничества с которым избежать не удастся.

При этом у России также много проблем. Ей удалось привлечь иностранный капитал (предположительно 17 миллиардов евро) к прокладке труб по дну Черного моря для «Южного потока», однако в «Турецком потоке» иностранные компании участия не примут.

Если ситуация не изменится, «Газпрому» придется понести 100% расходов. России, чья экономика находится в кризисе, будет непросто привлечь капитал под влиянием санкций. Но даже если этот проект осуществят и газ пойдет в Европу, Россия не сможет игнорировать различные замечания со стороны Турции.

В настоящее время из России в Турцию уже идет газ: речь о трубопроводе «Голубой поток», который запустили в декабре 2002 года. Ссылаясь на уменьшение спроса, Турция стала отказываться от приема газа, в связи с чем «Газпром» был вынужден пересмотреть оговоренные цены на газ в сторону их уменьшения (переговоры о снижении цен начались в апреле 2003 года. Возможно, для Эрдогана, ставшего премьер-министром в марте того же года, это стало первым опытом работы с Россией).

Турция — не самый послушный газовый клиент. Для того, чтобы получить ее согласие по трубопроводу, пришлось снизить цены более чем на 10%. При этом российско-турецкое межправительственное соглашение, которое Кремль должен был получить взамен, так и не было заключено.

Тем не менее, по всей видимости, Россия пришла к выводу о том, что это лучше, чем поставлять газ через Украину. «Газпром» уже заявил о том, что не намерен продлевать соглашение с Украиной, срок которого истекает в 2019 году. Москва подчеркнула, что она больше не рассматривает Украину в качестве транзитной страны.

Если это произойдет, то пока не понятно, что будет с 80 миллиардами кубометров газа, которые экспортируются в Европу через Украину в настоящее время. По подсчетам, общий объем газа, который пойдет по «Турецкому потоку» (63 миллиарда кубометров) и «Северному потоку» (22 миллиарда кубометров), когда их строительство будет завершено, превысит 80 миллиардов кубометров украинского маршрута.

Если строительство европейской части «Турецкого потока» не будет завершено к 2019 году, то Европа не сможет получать газ из России. Несомненно, все эти риски несет ЕС. Россия считает, что эти проблемы должны решать сами европейские страны.

Таким образом, России удастся избежать ответственности перед ЕС. Тем не менее если серьезно сократятся объемы газа, который Москва продает в Европу, Россия не сможет просто уменьшить количество добываемого газа. Такова особенность газовых месторождений в западной Сибири. Дело в геологической структуре: если резко сократить добычу, то существует опасность того, что из-за технологических особенностей газовая скважина может иссякнуть.

Следовательно, России необходимо подготовить систему для экспорта газа по другим направлениям. Решение состоит в проекте «Алтай», который в настоящее время обсуждается с Китаем. Если рассмотреть вышеуказанные обстоятельства, становится понятно, почему Россия старается как можно скорее договориться с Китаем.

Этот проект был возрожден в 2009 году, когда сократился объем экспорта в Европу. Но из-за углубления украинского кризиса России необходимо как можно скорее прийти к соглашению по этому проекту. Таким образом, украинский маршрут, «Турецкий поток» и китайский проект для России неразрывно связаны между собой.

Но снова есть одно «но».

Сможет ли в ближайшем будущем Россия добиться желаемых результатов в переговорах с Китаем? Китайская экономика пока не может выйти на прежний уровень. Что будет, если темпы ее развития продолжат снижаться? Будущее выглядит лишь все более тревожным. 

Необходима дополнительная подстраховка

Некоторые эксперты полагают, что даже если экономика КНР стабилизируется и спрос на газ вырастет, Китай не отдаст приоритет импорту газа из России. Для того, чтобы импортировать российский газ, Китаю необходимо построить пятый «Западно-восточный газопровод». Однако, по непроверенной информации, уже принято решение о том, что по пятому газопроводу пойдет газ из Ирана.

Для Китая, который уже созрел для того, чтобы разделить Евразийский материк по собственному вкусу, это, скорее всего, не просто мечта.

В этом случае России необходима дополнительная подстраховка. Москва не сможет игнорировать те страны, которые захотят импортировать газ по «Турецкому потоку», несмотря на то, что вся ответственность лежит на ЕС. В результате РФ придется принять финансовое участие в строительстве трубопровода, который соединит Грецию, Македонию, Сербию и Венгрию. Словакия также предложила России проект Eastring.

Вмешались США

Западные страны начали опасаться, что Россия укрепит влияние в проблемной Греции, предоставив ей финансовую помощь. США, которые считают Грецию важным геополитическим пунктом, внимательно следят за действиями России. Вашингтон не скрывает негативного отношения к строительству «Турецкого потока». 

В Македонии, которая выразила желание импортировать российский газ, в связи с тем, что власти ведут прослушку населения, вспыхнуло протестное движение. Россия, естественно, полагает, что это было организовано США.

Президент Путин сделал ставку на совместную с Эрдоганом борьбу за «Турецкий поток», однако различные политические обстоятельства ведут к неопределенности. Ясно только одно — переговоры по таким крупным проектам не завершатся обсуждением одного лишь предмета переговоров, газа. Градус напряженности только растет. 

Уязвимость восточной политики

Еще один вопрос — какое влияние окажут действия ИГИЛ и курдов, причем не только на Турцию, но и Россию. Будущее газовых проектов сейчас зависит от ряда обстоятельств и факторов, о возникновении которых никто и не задумывался: отмены антииракских санкций со стороны США, реакции Турции на возможное одобрение Россией и Китаем вступления Ирана в ШОС, выход Греции из ЕС, а также образования китайского «Шелкового пути» и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Благодаря украинскому кризису Россия расширяет на востоке сотрудничество с Китаем, а на западе — с Турцией. В этом заключается восточная политика Путина (изначально Турция, конечно, также относится к Востоку).

Россияне, полностью поддерживающие политику Путина, не против укрепления отношений с народами Востока. Тем не менее это будет означать расставание с Европой. При этом восточная политика пока лишь не что иное, как желаемый курс, и в этом ее слабость.

В своей экономической экспансии в сторону Запада Китай подминает под себя все более обширные территории. Сможет ли Россия добиться ощутимых результатов на Востоке?


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Россия и Турция спят в одной постели, но видят разные сны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.