Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Саудовская Аравия открыла новую эпоху на мировом рынке

  • Саудовская Аравия открыла новую эпоху на мировом рынке
  • Смотрите также:

Мировой рынок нефти потрясен до самого основания. За последний год цены на нефть упали более чем вдвое и сейчас колеблются в районе $60 за баррель. Потребители, поставщики и правительства, привыкшие к цене $100 за баррель, оказались застигнуты врасплох. Ведь обвалу предшествовал необычайно долгий период стабильности: цены держались примерно на одном уровне в течение трех лет. Последний раз такая же устойчивость цен наблюдалась на рынке нефти еще на закате Бреттон-Вудской системы, в начале 70-х.

Резкое увеличение предложения благодаря росту добычи сланцевой нефти в США, слабый спрос со стороны азиатских экономик плюс финансовые спекуляции – все это вместе привело к катастрофическим последствиям, которые почти никто не предвидел.

К осени 2014 года рынки оказались буквально переполнены нефтью, и цены рухнули. В то же время ОПЕК упорно отказывается сокращать объемы нефтедобычи, чтобы остановить это падение. Некоторые эксперты заявляют, что картель показал себя беспомощным, но сейчас эти выводы выглядят поспешными.

Судьбы отдельных стран – членов ОПЕК могут сложиться по-разному, но в целом ОПЕК как организация и ее лидер Саудовская Аравия, скорее всего, выйдут из текущего кризиса намного более сильными, чем они были до его начала. Теперь королевство уделяет больше внимания своей доле на рынке, а не цене, одновременно уступая бремя регулирования мирового рынка нефти сланцевой индустрии США. Со временем это позволит Саудовской Аравии удовлетворить растущий внутренний спрос и одновременно поможет ОПЕК увеличить свою долю на мировом рынке нефти, где ведущие роли себе могут вернуть старые, но сейчас подзабытые поставщики: Иран, Ирак и Ливия.

ОПЕК: долгосрочная перспектива

Сразу оговоримся для ясности, нефть по $60 вредит странам ОПЕК. Венесуэла, Кувейт и Иран хотели бы, чтобы цена на нефть опять была больше $100 за баррель, позволив этим странам сбалансировать бюджет. Однако было бы неверно анализировать ситуацию, концентрируясь на краткосрочных бюджетных проблемах стран ОПЕК. Гораздо важнее, что картель извлек урок из последствий резкого скачка цен на нефть в 1970-х годах и теперь ориентируется на долгосрочную перспективу.

Высокие цены 1970-х годов позволили выйти на рынок новым поставщикам: Мексике, Норвегии, Великобритании, Аляске (США), СССР. В ответ на 18c22 это ОПЕК начал сокращать добычу, что серьезно снизило долю картеля на рынке, но не помогло стабилизировать цены, поскольку страны, не состоявшие в ОПЕК, продолжали наращивать объемы добычи. Тогда именно Саудовская Аравия в качестве стабилизирующего производителя приняла на себя основной удар, в то время как большинство остальных стран – членов ОПЕК уклонились от значительных сокращений.

К августу 1985 года объем нефтедобычи Саудовской Аравии сократился до 2,4 млн баррелей в сутки с более чем 10 млн баррелей в сутки в 1980 году. Когда в 1986 году королевство в конце концов устало от самоограничения и повысило объемы добычи до 5 млн баррелей в сутки, нефтяные цены немедленно рухнули на 50% по сравнению с уровнем 1985 года.

Это, без сомнения, повредило экономикам стран ОПЕК. В Саудовской Аравии, которая с 1982 года постоянно сокращала объемы добычи, госбюджет уже был дефицитным, когда произошел обвал цен.

Впрочем, долгосрочным эффектом снижения цен стало сокращение доли рынка поставщиков из США и Северной Европы, не являвшихся членами ОПЕК. Их более высокие затраты на добычу сделали их нежизнеспособными в новой ценовой среде. ОПЕК извлек важный урок: нужно быть готовым терпеть временные трудности, чтобы стать сильнее в долгосрочной перспективе.

Сегодня экономика Саудовской Аравии готова к длительному периоду низкой цены на нефть лучше, чем когда-либо раньше. В середине 1980-х годов уровень сбережений в Саудовской Аравии составлял всего 10% ВВП. К 2013 году, по оценке Всемирного банка, этот показатель вырос до 44%. Соотношение долга к ВВП у саудитов сегодня одно из самых низких в мире. И это несмотря на то, что в связи с восшествием на престол короля Салмана в январе 2015 года социальные выплаты были увеличены, что истощило валютные резервы страны примерно на 10%, то есть на $36 млрд всего за два месяца.

Эр-Рияд, диктующий свою волю ОПЕК, готов терпеть временные финансовые трудности ради сохранения своей доли на нефтяном рынке. Ну а то, что главные конкуренты королевства, Россия и Иран, еще больше страдают от падения нефтяных цен, только добавляет саудитам решительности.

Боль издержек

Низкие цены на нефть больше всего вредят тем поставщикам, кому цена выше $60 нужна для того, чтобы оставаться прибыльными. Это означает, что сегодня главным проигравшим становится не ОПЕК, а те, чья добыча наиболее высокозатратна: Бразилия с ее шельфовыми месторождениями, Канада с ее нефтеносными песками, Россия с проектами, находящимися на стадии разработки и требующими строительства новой инфраструктуры, а также, в некоторых регионах, сланцевая индустрия США.

Падение цены ниже отметки $50 уже вынудило крупнейшие международные нефтяные компании перейти в режим экономии. BP уже объявила о программе реструктуризации на $1 млрд, в рамках которой к концу 2015 года будут сокращены тысячи рабочих мест. Тем же самым занялась и ConocoPhilips. Компания Schlumberger, мировой лидер в сфере услуг для нефтяной отрасли, заявила, что в 2015 году сократит 15% своих работников. Котировки связанных с нефтью ценных бумаг рухнули, а к середине 2015 года парк буровых установок США стал самым малочисленным с середины 2010 года.

Нефтеносные пески в канадской провинции Альберта требуют серьезных инвестиций для начала нефтедобычи, но текущие расходы там невысоки, даже ниже, чем у традиционной нефтедобычи. Это означает, что предприятия, которые уже действуют или находятся на стадии строительства, продолжат стремительно развиваться. Но если нефтяные цены задержатся на низком уровне надолго, то многие инвестиционные проекты будет свернуты. А это ставит под сомнение будущее нефтедобывающего региона, который когда-то считался одним из самых перспективных в борьбе с ОПЕК за долю рынка.

Первоначальные вложения, требующиеся для добычи сланцевой нефти, сравнительно невысоки, что позволяет с легкостью остановить добычу, пока цены низкие, и возобновить ее, как только они возрастут. Так что в ближайшее время многие малые и средние участники этой отрасли в США уйдут с рынка. В отличие от крупнейших компаний или от стран ОПЕК у них просто будет недостаточно финансовых ресурсов и диверсификации рисков, чтобы избежать реструктуризации и слияний.

Этот процесс уже вовсю идет в Техасе и Северной Дакоте. Там многие участники рынка полагались на слишком оптимистичные прогнозы нефтяных цен и вкладывали в дело значительно больше, чем зарабатывали. В результате их ценные бумаги упали до мусорного уровня, оборотные средства усохли из-за падения цен, и теперь им просто неоткуда взять денег.

Борьба за долю

Всю свою историю ОПЕК страдал из-за несогласованности действий его участников. Было сложно убедить все страны картеля ограничить собственную добычу, чтобы удержать цены на определенном уровне. В 1982 году организация установила квоты на добычу нефти для каждой из стран – членов ОПЕК, но и после этого у нефтедобывающих государств сохранялись огромные стимулы пренебречь квотами, нарастить добычу и воспользоваться высокими ценами, которые подскочили благодаря самоограничениям остальных участников.

С 2008 года от страновых квот вообще отказались, следя только за суммарным объемом добычи всего ОПЕК, что еще больше обострило проблему взаимодействия между странами. Ситуация в этой области начала улучшаться только после того, как на встрече ОПЕК в ноябре 2014 года Саудовская Аравия настояла на том, чтобы картель защищал прежде всего свою долю на мировом рынке за счет еще большего падения цен.

Цель такой стратегии понятна. Таким образом саудиты перекладывают бремя балансирования рынка на других поставщиков, как внутри ОПЕК, так и вне картеля, – включая и те страны, которые в прошлом пользовались желанием Саудовской Аравии управлять рынком нефти с помощью увеличения или сокращения экспорта. Кроме того, это вынуждает поставщиков не из стран ОПЕК сворачивать ставшие экономически невыгодными проекты как по традиционной, так и по нетрадиционной добыче нефти.

Описанная стратегия также оказывает давление и на государства ОПЕК, особенно на те, у кого бюджеты необоснованно раздуты и поддерживаются только высокими ценами на нефть. Эти поставщики сталкиваются с непростым выбором: повысить экспорт, вызвав тем самым еще большее снижение цен, или сократить экспорт, помочь стабилизировать рынок и позволить Саудовской Аравии присвоить их долю на рынке. Вынудив этих второстепенных игроков к консолидации, королевству будет проще управлять рынком в будущем.

Однако если Саудовская Аравия может, пусть и неохотно, примириться с ростом добычи в небольших странах ОПЕК, то возможный рост экспорта из Ирана (если с него будут сняты санкции) тревожит ее намного больше. Ведь вполне возможно, что совокупный объем добычи Ирана и Ирака, который также пытается возродить свою нефтяную индустрию после долгих войн и потрясений, сможет превысить объем добычи Саудовской Аравии за считаные годы.

Саудовская дилемма

Как самый сильный игрок на мировом рынке нефти, Саудовская Аравия всегда старалась удерживать цены выше той границы, за которой отрасль стала бы совсем непривлекательной для инвестиций, но ниже уровня, подрывающего долгосрочный спрос на нефть. Однако изменения, происходящие сегодня на рынке нефти, сильно затрудняют реализацию такой стратегии.

С середины 2013 года нефтедобыча в США выросла на 1,5 млн баррелей в сутки. В основном это высококачественная легкая малосернистая нефть из сланцевых месторождений. Поставщики легкой нефти из ОПЕК – Алжир, Ангола, Ливия и Нигерия – за 2014 год также увеличили экспорт примерно на 1 млн баррелей в день, в то время как экспорт Саудовской Аравии даже немного снизился. Так что если бы Саудовская Аравия решила попытаться поднять нефтяные цены, снизив предложение нефти, то единственным способом для нее было бы сократить экспорт легкой нефти, которая и так составляет очень небольшой процент от общего объема ее экспорта. При этом такое саудовское снижение тут же было бы перекрыто ростом добычи в США или в любой другой стране, поставляющей легкую нефть, например в Иране, Ираке или Ливии, каждая из которых ищет возможности вернуться на рынок.

Эту дилемму хорошо иллюстрирует обратная ситуация, сложившаяся на нефтяном рынке в 2011 году. Тогда Саудовская Аравия увеличила добычу средней и тяжелой нефти, чтобы компенсировать снижение поставок легкой нефти из Ливии, где началась гражданская война. Но это не помешало дальнейшему росту цен. Потому что традиционные потребители ливийской нефти из Европы и других регионов, чьи заводы были рассчитаны на переработку исчезнувшей с рынка ливийской нефти, не нуждались в сырье из Саудовской Аравии.

Сегодня на перенасыщенном нефтяном рынке структурные факторы вынуждают ОПЕК во главе с Саудовской Аравией увеличивать объемы добычи. В перспективе, если уход с рынка поставщиков с высокозатратной добычей не будет столь быстрым или столь масштабным, как этого хотелось бы Эр-Рияду, королевство может продолжить наращивать добычу и дальше – возможно, даже свои резервные мощности, позволяющие добавить еще 1,5 млн баррелей в день. Судя по всему, именно это Саудовская Аравия и планирует: на сегодняшний день ее парк буровых установок достиг абсолютного исторического максимума, в то время как парк США, наоборот, сокращается.

Дальнейшее увеличение добычи поможет Саудовской Аравии компенсировать финансовые потери от падения цен. Королевство сможет стабилизировать производство с помощью долгосрочных соглашений на поставку рекордных объемов. Такие шаги наверняка убедят Иран повременить с возвращением на рынок (в особенности на самую желанную его часть – азиатскую) из страха, что цены упадут еще ниже, – довольно рискованный сценарий для страны, обладающей весьма ограниченными ресурсами для преодоления подобных трудностей. Кроме того, это поможет Саудовской Аравии компенсировать растущее потребление сырья на ее внутреннем рынке, который в ближайшие годы может поглотить нефть, предназначенную для экспорта.

Новый регулятор

Решение ОПЕК не сокращать добычу – это историческая смена стратегии. Возможно, со временем его начнут считать тем моментом, когда ОПЕК отказался от роли регулятора нефтяного рынка. Это было хорошо просчитанное и долгосрочное стратегическое решение, принятое ОПЕК и Саудовской Аравией. В принципе ОПЕК может в любой момент отменить свое решение, просто сократив добычу. Но фундаментальное перераспределение контролирующих функций на рынке нефти и изменение механизмов этого контроля уже началось.

У Саудовской Аравии есть несколько причин отказаться от роли того производителя, который стабилизирует нефтяные цены, регулируя свое предложение. Это был мощный экономический и политический инструмент, которым королевство активно пользовалось много лет, но сейчас внутреннее потребление нефти в стране увеличивается. Саудиты все больше пользуются автотранспортом и используют нефть на электростанциях, чтобы удовлетворить растущую потребность в электричестве. Одновременно Саудовская Аравия активно строит нефтеперерабатывающие заводы, чтобы продвинуться выше по стоимостной цепочке и создать больше рабочих мест.

Из-за растущего внутреннего потребления снижается количество нефти для экспорта, а это означает, что чем дальше, тем сложнее Саудовской Аравии будет регулировать предложение на мировом рынке. Кроме того, партнеры страны в новых нефтеперерабатывающих проектах, включая множество западных компаний, добиваются максимальной загрузки мощностей и не будут в восторге от политически мотивированных колебаний в предложении нефти для внутреннего саудовского рынка. Поэтому Саудовской Аравии неизбежно придется использовать свои резервные мощности для удовлетворения растущего внутреннего спроса.

Эти перемены заставят сланцевую индустрию Северной Америки, которая сейчас балансирует между прибылью и убытком, принять на себя роль производителя, регулирующего предложение на мировом рынке нефти. Во многом сланцевая индустрия идеально подходит для этой роли, поскольку способна быстро корректировать объем добычи в соответствии с требованиями рынка. Однако если изменение объемов нефтедобычи в Саудовской Аравии происходило по решению одного управляющего центра, то в сланцевой индустрии Северной Америки коррекция объема добычи – это результат тысяч не согласованных между собой решений частных нефтяных компаний, разбросанных по всей территории США.

Как только цена на нефть опускается ниже расходов по эксплуатации, процесс добычи сырья на сланцевых месторождениях может быть немедленно прекращен, а затем запущен заново, когда цены вновь покажутся поставщикам выгодными. Способность быстро наращивать объемы продукции теоретически может стабилизировать цены на нефть и создать уверенность в том, что они больше не выйдут за установленные пределы до тех пор, пока колебания спроса предсказуемы и не превышают объема сланцевых резервов, который отрасль готова быстро выпустить на рынок. Таким образом, решение ОПЕК передать регулирование рынка в руки сланцевой индустрии может переломить традиционные циклы бумов и спадов, которые определяли конъюнктуру нефтяных рынков в прошлом.

Не факт, что это позволит сделать нестабильный нефтяной рынок менее цикличным, но Саудовской Аравии такая перемена в любом случае будет на руку. Как неоднократно заявляли саудовские власти, Эр-Рияд вполне устраивает появление такого нового элемента предложения нефти, как сланцевая индустрия в США, до тех пор, пока позициям самих саудовцев ничто не угрожает. Также Саудовская Аравия будет рада стабилизации и цен, и своих доходов, если сланцевая индустрия действительно примет на себя роль регулирующего поставщика. Вопрос в том, насколько в итоге окажутся довольны своей новой ролью нефтяники Северной Америки, которые сегодня так радостно заявляют, что им удалось перевернуть нефтяной рынок.

Будущее ОПЕК

Что все эти перемены означают для ОПЕК? Министр нефтяной промышленности Нигерии Дизани Элисон-Мадуэке, избранный президентом картеля в конце 2014 года, заявил в интервью в феврале 2015 года: «В течение ближайших двух с небольшим лет роль ОПЕК должна претерпеть некоторые изменения. <…> Мировая нефтяная промышленность и мировая энергетика меняется, и меняется быстро, и если мы хотим и дальше играть какую-то роль в отрасли, мы должны меняться вместе с ней».

Будущее покажет, что это будут за изменения. Несколько поставщиков на Ближнем Востоке готовы в ближайшие годы значительно увеличить объемы добычи, что наверняка создаст дополнительное напряжение вокруг и без того спорной стратегии ОПЕК. Другие поставщики начинают предлагать новые подходы, чтобы укрепить позиции нефти из стран ОПЕК в противостоянии со сланцевой нефтью или нефтью из нефтеносного песка. Например, Венесуэла предложила смешивать различные сорта нефти от разных стран-производителей из ОПЕК, чтобы успешнее отбивать долю рынка в ключевых регионах, типа побережья Мексиканского залива.

Хотя отношения между странами ОПЕК всегда отличались поразительной гибкостью и выдержали даже войну между некоторыми странами картеля, эта организация все же очень сильно зависит от политических изменений на всех уровнях.

Пока неясны долгосрочные последствия произошедших в апреле 2015 года кадровых перестановок в руководстве Saudi Armaco, национальной нефтяной компании Саудовской Аравии, а также приближающегося выхода в отставку министра нефтяной промышленности королевства Али аль-Наими, занимающего свой пост в течение последних двадцати лет. В целом возвращение к власти в королевстве клана Судаири в сочетании со сложнейшими отношениями между Ираном, Саудовской Аравией и США делают политику ОПЕК как никогда непрозрачной.

Невозможно предугадать продолжительность или конечный результат нынешних изменений на нефтяном рынке. Пожалуй, единственное, что можно сказать наверняка: Саудовская Аравия удивила многих той целеустремленностью, с которой она борется за расширение свой доли на рынке.

Как один из самых влиятельных и успешных поставщиков с наименьшими издержками в нефтедобыче, Саудовская Аравия может позволить себе придерживаться этой стратегии сколь угодно долго – по крайней мере до тех пор, пока другие поставщики, входящие или не входящие в ОПЕК, не договорятся о согласованном сокращении добычи для повышения цен. Если же ничего такого не случится, то североамериканская сланцевая нефтедобыча продолжит конкурировать с другими поставщиками, балансирующими на грани убыточности. Повышение эффективности и оптимизация затрат могут помочь американцам в этой конкуренции, но в долгосрочной перспективе сланцевая индустрия все равно вряд ли сможет достичь столь же низкой точки безубыточности, как у поставщиков из ОПЕК: Ирана, Ирака и Ливии, каждая из которых будет стремиться восстановить свои позиции на рынке в ближайшие годы.

Доминирующему положению Саудовской Аравии на нефтяном рынке ничто не угрожает. Но если другие члены ОПЕК бросятся бесконтрольно наращивать добычу, то американская сланцевая индустрия может оказаться в непростом положении. Развитие сланцевых технологий будет соревноваться с попытками спящих гигантов ОПЕК – Ирана и Ирака – вернуть себе былую роль на нефтяном рынке. Об итогах этого противостояния можно только гадать. От Хьюстона до Тегерана, Багдада и дальше – весь мир вступает в новую эру неопределенности на мировом рыке нефти.


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Саудовская Аравия открыла новую эпоху на мировом рынке


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.