Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Забить гвоздь в историю

  • Забить гвоздь в историю
  • Смотрите также:

Опасения, что школьников теперь будут учить по одинаковым учебникам, напрасны.

Научно-методический совет минобрнауки одобрил три линейки новых учебников истории. Это значит, что именно эти книги попадут в федеральный перечень и будут рекомендованы школам. Чем новые книги отличаются от тех, по которым сегодня занимаются школы? Почему на обложках учебников нет авторов? Об этом «РГ» рассказывает научный руководитель авторского коллектива одной из линеек, ректор МГИМО, академик РАН Анатолий Торкунов.

Анатолий Васильевич, с 1 сентября в школах появится единый учебник истории. Не получится ли так, что теперь всех детей будут учить, как под копирку, опираясь на схожие тексты?

Анатолий Торкунов: Вспоминаю своего учителя Марка Моисеевича Черняка, блестящего историка. Даже во времена, когда в школах был один учебник истории, он знакомил нас, в рамках возможного, конечно, с разными оценками, позициями, касающимися не только событий Октября 1917 года, но даже советского периода. Опасения, что школьников теперь будут учить истории по одинаковым книгам, напрасны. Я принимал участие в подготовке 11 книг из 40. Знаком со всеми тремя линейками учебников, которые одобрены минобрнауки. Прочитал несколько раз всю линейку учебников, над которой работал, как научный руководитель. А это 1547 страниц. Не сомневаюсь: получились хорошие, содержательные, интересные книги.

История стала предметом ожесточенных дискуссий. Раньше случалось?

Анатолий Торкунов: Это бывало всегда. Если говорить о молодых государствах, то споры об истории связаны, как правило, с поисками национальной самоидентификации. Если говорить о странах, у которых этот вопрос давно решен, то на первый план выступают вопросы политического и геополитического характера. И наши молодые люди должны быть вооружены достаточно четкими и ясными представлениями об истории своей собственной страны. О том, как эта история развивалась в контексте истории всемирной, во взаимодействии с соседями, и не только с близкими.

В чем проблема? Школьники, к примеру, очень редко могут осознать, что период, положим, описанный в «Трех мушкетерах», — это время правления первого царя из династии Романовых Михаила и его сына Алексея Михайловича, который, кстати, предпринял немало 142ab усилий для реформирования России. И это обстоятельство роднило его в известной степени с другим реформатором — кардиналом Ришелье.

Учебники истории даже в рамках одной линейки излагают разные оценки и точки зрения на то или иное событие. Более того, даются очень важные смыслосодержащие цитаты из разных источников. При этом подход к преподаванию истории в школе теперь действительно будет единым. Он выработан в рамках концепции, разработанной Российским историческим обществом, и эта концепция была одобрена общественностью, в том числе педагогической.

В одном из интервью вы процитировали Дюма-отца: «История подобна гвоздю, на который можно повесить все что угодно». Наши ученые договорились о том, каким будет гвоздь?

Анатолий Торкунов: Дюма — беллетрист, автор романов авантюрного жанра. Он может себе позволить немножко перекроить и перекрасить историю. Профессиональный историк пользуется только фактами и цифрами. Если продолжать тему гвоздя, то наши ученые договорились о том, каким будет собственно гвоздь, то есть стержень исторического знания. Попытки же единомыслия в России никогда не удавались. Вместе с тем, когда в начале работы над концепцией появилась критика того, что мы делаем, мы обратились к опыту зарубежных стран, в том числе тех, которые считаются наиболее продвинутыми с точки зрения демократии. Например, Голландия, где история в школах преподается по историческому канону, утвержденному правительством. И уверяю вас, это достаточно жесткий документ.

Вы говорите, что даже в одном учебнике могут быть разные точки зрения. Получается, на одной странице будет написано, что Сталин — плохой, а на другой — хороший?

Анатолий Торкунов: Такой подход был бы слишком примитивным. Но вместе с тем, посмотрите: вокруг приближающейся даты 100-летия Октября уже началась большая дискуссия. Она опирается на знания сегодняшнего дня, на огромный исторический, архивный материал, который был открыт в последние десятилетия. Как сказал поэт, «лицом к лицу лица не увидать», и ясно, что с позиции столетней истории мы можем оценивать события Октября более объективно.

Зачем надо было объединять Февральскую и Октябрьскую революции?

Анатолий Торкунов: И Февральская, и Октябрьская революции — единый процесс. Революционный психоз, который охватил население в феврале и который, конечно же, имел объективные причины, стремительно перерос в Октябрьский революционный водоворот. Эти два этапа революции привели к страшнейшему для истории страны событию — Гражданской войне, унесшей миллионы жизней, и исходу из страны огромной части образованного населения. Об этом надо помнить, и я поддерживаю предложение возвести памятник или знак примирения в Крыму, который был последним оплотом сопротивляющегося «белого движения».

Какие события российской истории наиболее трудны для преподавания в школе?

Анатолий Торкунов: Наша молодежь имеет слабое представление о некоторых важных этапах истории. Знает об образовании Руси и петровских реформах, но слабо представляет себе Смутное время, реформы Александра II, которые были судьбоносными для России, а также особенности развития России в предреволюционное время. Если взять новейшую историю, то это Октябрьская революция, Гражданская война, характер советского режима. Есть вопросы, связанные с началом Второй мировой войны, послевоенного устройства. Формально Вторая мировая война началась в 1939 году, но ее страшным прологом был 1937-й, когда японцы развязали масштабную агрессию против Китая. Кстати, об этом тоже есть в новых учебниках истории. И Россия, и Китай планируют широко отметить 70-летие окончания войны на Дальнем Востоке.

В аспирантуре вы писали диссертацию по Южной Корее, в начале 80-х годов работали в США. Что сказано в новых учебниках о внешней политике России, есть ли в них, к примеру, информация о Корее, Китае? Что сказано о «холодной войне»?

Анатолий Торкунов: Внешняя политика России, представление о сущности ее национальных интересов на различных этапах исторического развития составляет одну из главных тем новых учебников по отечественной истории. Конечно, есть в них и основные сюжеты развития двусторонних отношений не только с Китаем и Кореей, но и другими странами мира. Отмечена, например, роль России в борьбе за суверенитет Корейского государства в ХХ веке.

Раньше на учебниках всегда были указаны фамилии авторов. А почему на обложках новых книг нет никаких фамилий?

Анатолий Торкунов: Потому что над новыми учебниками работали десятки людей. Я был научным руководителем авторского коллектива, в котором собрано около двух десятков известных ученых.

Может, есть смысл проводить в школах классные часы, тематические уроки о международной ситуации вокруг России?

Анатолий Торкунов: Школьники, да и не только они, получают сегодня огромный объем информации. К сожалению, чаще всего бессистемно, и, конечно, корректно помочь ребятам разобраться в том, что происходит в мире, и тем более сделать это в историческом контексте, было бы очень полезно. Думаю, такую работу профессиональней всего могли бы делать учителя истории. Как это сделать организационно, должна, по-моему, определять сама школа. Называть такие мини-лекции, занятия можно как угодно — «С Россией вокруг света», «Международный дневник», «Мир за 15 минут»…

Предполагается, что в 11-м классе будет новый предмет — Россия в мире. О чем и как надо рассказывать на этих уроках?

Анатолий Торкунов: Концепция и содержание курса истории в 11-м классе, о котором вы говорите, еще не обсуждались в Российском историческом обществе. Но ясно, что этот курс должен быть культуроформирующим и личностнозначимым для школьников. В первую очередь речь идет о включении знаний об отечественной истории в систему миропонимания выпускников, о расширении опыта анализа явлений прошлого и современности. Старшеклассники, думаю, должны изучать исторические источники, проводить сопоставительное рассмотрение информации из курсов отечественной и всеобщей истории. Это будет как раз продолжением той линии, которая сейчас заложена в учебниках для 6–10 классов.

Что изменится в преподавании истории студентам вузов?

Анатолий Торкунов: Понадобится менять учебники и в вузах. Думаю, здесь не может идти речь об одной, двух или даже трех линейках. Я за то, чтобы у каждого вуза был свой, соответствующий специфике учебного заведения, учебник. В МГИМО работа над таким учебником идет, могли бы подготовить учебники РГГУ, МГУ, другие вузы.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Забить гвоздь в историю


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.