Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Баку - Пекин: в чем интерес Китая на Южном Кавказе?

  • Баку - Пекин: в чем интерес Китая на Южном Кавказе?
  • Смотрите также:

На фоне постепенного ослабления связей с США, Китай расширяет географию своего сотрудничества не только с пограничными регионами, но и со странами постсоветского пространства, Африки и даже Европы.

Сегодня Китай является одной из ведущих сил в БРИКС и ШОС, лоббирует создание новых финансовых институтов, в результате чего политический вес Пекина в мире растет изо дня в день.

В отличие от США, которые претендуют на мировое господство, Китай, будучи серьезным конкурентом в этом геополитическом поединке, отнюдь не торопится биться за перекраивание карты мира. Напротив, руководство Китая проводит осторожную внешнюю политику, больше нацеленную на результат, но никак не на сопутствующий пиар и создание имиджа новой сверхдержавы. И если США сотрудничество со своими партнерами выстраивают через призму избирательных «демократических принципов» и манипулирование тематикой прав человека, то у Китая совершенно иная стратегия. Пекин открыто демонстрирует политику невмешательства и уважения в отношении любой страны вне зависимости от ее политического веса или экономических возможностей.

Китай всегда осторожен в суждениях на любых международных площадках, чем импонирует адекватным странам, которые дорожат собственным имиджем и демонстрируют такое же уважительное отношение к Поднебесной. Не удивительно, что Азербайджан, основу сбалансированной внешней политики которого составляют национальные интересы, открыт к многоуровневому сотрудничеству с Китаем, как, впрочем, и с любой другой державой, способной на доверительное партнерство. Сегодня более чем очевидно, что Китай все больше заявляет о себе на Южном Кавказе, в особенности интенсифицируя интерес к Азербайджану и активизируясь в разработке проекта Великого Шелкового пути.

Напомним, что фундамент сотрудничества между нашими странами был заложен еще в начале 1990-х годов Гейдаром Алиевым, и позже был закреплен визитом возглавляемой им азербайджанской делегации в Пекин в 1994 году. Важным этапом в развитии отношений между Баку и Пекином стал визит Президента Азербайджана Ильхама Алиева в КНР уже в 2005 году, в ходе которого был подписан целый ряд документов о сотрудничестве в различных сферах. В рамках визита был организован крупный азербайджано-китайский форум с участием представителей 40 азербайджанских и 400 китайских компаний.

Разумеется, что особый интерес для китайской стороны представляет энергетическая сфера, и Пекин постепенно втягивается в конкурентную борьбу за нефтегазовые ресурсы в Каспийском бассейне.

То, что Китай присутствует в азербайджанском нефтяном секторе, стало во многом очевидно после того, как в 2010 году делегация Госнефтекомпании (ГНКАР) посетила Китай, где был подписан контракт на поставку нефти в КНР. Однако притяжение между нашими странами не ограничивается только энергетическим фактором, статистика взаимодействия в сфере экономики заметно расширяется.

Так, например, товарооборот между нашими странами составляет на нынешнем этапе около 760,9 млн. долларов. В минувшем году Госнефтефонд АР и Центробанк заявили о намерении вложить по 500 миллионов долларов в китайский юань и ценные бумаги, и это поспособствует тому, что инвестиции АР до конца текущего года в китайскую экономику достигнут порядка 1 млрд. долларов.

О том, какое место занимает Южный Кавказ в геополитической повестке Китая и какие цели преследует Пекин на пути к проникновению в этот регион, своими мыслями поделился российский эксперт Григорий Трофимчук.

Южнокавказская политика Китая

По оценкам эксперта, Южный Кавказ на данный момент занимает во внешней политике Китая минимальное место. По сравнению с другими великими державами, вовлеченными в кавказскую геополитику, у Китая наименьший исторический опыт геополитического соприкосновения с Кавказом.

«Здесь надо понимать, что КНР серьезно отличается от формата бывшего СССР, который стремился распространить свое влияние во всех точках мира, причем не только в экономическом формате. Китай занимает пока лишь несколько достаточно прочных позиций в некоторых регионах мира. Одним из главных приоритетов для него является Центральная Азия. Однако обстановка развивается таким образом, что рано или поздно Китаю придется защищать свои экономические интересы военным путем. На данный момент непонятно, пойдет ли эта страна настолько далеко. Скажем, в некоторых частях Африки Запад уже реализовал, видимо, в качестве предварительного теста выдавливание Китая из местной эконо 13c8c мики. Чтобы застолбить свое влияние на Южном Кавказе, Китай должен нацеливаться на то, чтобы вступать в серьезный конфликт с Западом, считающим Южный Кавказ зоной своих интересов, особенно интересов ближайшего будущего», - заявил эксперт.

Тем не менее, считает эксперт, надо отметить, что сегодня все более очевидно, что Грузия и Азербайджан в китайской политике рассматриваются в качестве принципиальных объектов для расширения китайского экономического присутствия в регионе.

По словам Григория Трофимчука, если Китай будет расширять свое присутствие в Грузии, то неизбежно войдет в конфликт с США и НАТО, а даже не с Евросоюзом, поэтому здесь есть естественные пределы для китайско-грузинского взаимодействия. «Даже если Тбилиси захотел бы активизировать отношения с КНР, чтобы элементарно получить оттуда денег, то Запад ему этого сделать не даст, чтобы не создавать уже самому себе головную боль на ближайшие десятилетия. Азербайджан - это совсем иной расклад, с учетом того, что страна стремится проводить максимально возможную суверенную политику.

Но в этом случае надо понимать, что Азербайджан - не Белоруссия, которой, что называется, позарез нужны китайские кредиты. Поэтому Азербайджан пойдет на совместные китайско-азербайджанские проекты только к какой-то части, не взваливая на себя неразрешимых проблем на будущее»,- заявил эксперт.

Что касается Армении, то в рамках мартовского визита Сержа Саргсяна в Китай, как мы помним, он настаивал на возможности реализации экономических проектов в рамках Шелкового пути.

По убеждению российского аналитика, в силу естественных географических причин Китай не может работать с Арменией без учета интересов Азербайджана.

«Это относится ко всем транспортным проектам, включая различные ответвления экономического пояса Шелкового пути. Ереван, конечно, может брать у Пекина кредиты, он может завозить к себе китайских строителей, но не более того. Решая вопрос о взаимодействии с Арменией, Пекин, прежде всего, будет взвешивать не экономическую, а политическую составляющую», - подчеркнул эксперт.

Нет угрозам

Закономерно считать, что сильное государство всегда представляет собой определенную военную угрозу в отношении тех, кто слабее. В данном случае, на примере Китая в отношении стран Южного Кавказа, такого рода предположения также вызывают вполне обоснованное беспокойство.

Однако, по словам российского эксперта, странам Южного Кавказа не стоит ждать угрозы со стороны Китая - наоборот, он мог бы стать серьезной поддержкой региону, если бы имел, как СССР в свое время, амбиции более высокого уровня.

«Пекин сам официально заявлял, что у китайской армии нет практического опыта, чтобы можно было судить о той или иной стороне ее гипотетических возможностей. Не думаю, что такое тестирование китайская армия проведет на Кавказе, в самом худшем случае это может произойти лишь в зоне непосредственных интересов Китая и возле его границ, как это было во все предыдущие десятилетия», - обосновал аналитик.

Как считает Григорий Трофимчук, Азербайджан, однозначно выгоден Китаю как экономический партнер в качестве одного из элементов диверсификации поставок энергетического сырья.

«В любое время традиционные китайские коммуникации (Иран и др.) могут быть нарушены. Однако Азербайджан стоит рассматривать не только как сырьевого донора Китая. Азербайджан за годы своей независимости сумел доказать, что достоин называться по-настоящему суверенной страной, ведущей свою собственную политику в регионе и мире. Таким образом, Азербайджан, в отличие, например, от той же Грузии, это серьезный и надежный партнер, тем более в том, что касается Южного Кавказа. Однако в этом случае КНР придется иметь в виду и свои проверенные отношения с Тегераном, у которого имеется своя точка зрения на происходящие политические события и свой взгляд на будущее региона, в том числе на каспийскую проблематику»,- отметил эксперт.

Политика невмешательства

Не секрет, что Китай пытается войти в экономику других стран через партнерство в экономических проектах.

Но, по оценкам российского аналитика, это не экспансия, как многие представляют, а скорее некий особенный вид сотрудничества, так как он не предполагает в случае крайней необходимости защиты своих интересов на чужой территории вооруженным путем.

«Китай в большей степени настроен на то, чтобы развивать свои внутренние возможности за счет иностранных инвестиций и тому подобных форматов усиления собственно китайской экономики. По сути, это и является политикой невмешательства в дела других стран. Ни мы к вам не лезем, ни вы не лезьте к нам, если говорить проще», - продолжил он. В то же время, предположения о том, что тесное взаимодействие Китая с региональными игроками на Южном Кавказе, в отношении которого, как известно, имеется целый арсенал интересов Москвы, может привести к недовольству российской стороны, по мнению Григория Трофимчука, необоснованы.

По его словам, нынешнее расширение китайской экономической сферы, в том числе в тех регионах, где традиционно было сильным советско-российское влияние, уже не приведет к российско-китайским конфликтам.

«В том числе и по той причине, что сама Россия ввела Китай на свою собственную территорию в рамках стратегических проектов, касающихся сферы энергетики, транспорта, инфраструктуры и т.д. Таким образом, в вопросе расширения Китая на Запад, на Южный Кавказ все зависит лишь от желания и возможностей самого Китая. По большому счету РФ и КНР выгодно вместе действовать на Южном Кавказе, так как сама Москва не в состоянии нивелировать западные планы в этом регионе», - отметил эксперт ИА REX.

Плацдарм противодействия Западу

Существует мнение, что Южный Кавказ может представлять для Китая стратегически важную значимость в качестве противодействия ближневосточным рискам, к примеру, таким как радикальный исламизм.

Отмечая тот факт, что Китаю, безусловно, выгодно, чтобы Кавказ являлся надежным естественным заслоном по защите постсоветского, евразийского пространства от радикальной экспансии с юга, со стороны Ближнего Востока, российский эксперт добавил также, что при таком раскладе радикалы неизбежно осядут, как тараканы, по всему этому пространству, разрушая проекты и объекты, которые с такой тщательностью выстраивает Китай.

«Однако, понимая это, Китай все равно не будет активизироваться на Южном Кавказе самостоятельно. Нет даже уверенности в том, что он будет помогать своим региональным партнерам новейшим вооружением. Наоборот: чем больше будет распространяться радикализм, тем жестче будет закрываться Китай в своем традиционном «коконе»», - добавил политолог.

В то же время эксперт разделил мнение о том, что для Пекина так же как и для Москвы, усиление позиций на Южном Кавказе выгодно с точки зрения совместного геополитического противодействия Западу.

«Это стало очевидно после того, как Москва и Пекин продемонстрировали всему миру солидарность на московском параде Победы 9 мая. Теперь, как говорится, назвался груздем - полезай в кузов. Иначе все глобальные военно-политические заявки, фактически сделанные на параде на глазах у всего мира, останутся только заявками, и Запад расценит это как слабость.

Южный Кавказ, как, кстати, и Центральная Азия, представляется одним из наиболее оптимальных регионов для реализации или, по крайней мере, достоверной демонстрации такого рода российско-китайской политики», - резюмировал российский эксперт.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Баку - Пекин: в чем интерес Китая на Южном Кавказе?


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.