Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Путевка в ИГИЛ. Джихад на примере бельгийского подростков

  • Путевка в ИГИЛ. Джихад на примере бельгийского подростков
  • Смотрите также:

С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году воевать туда, по существующим оценкам, уехали более четырех тысяч джихадистов из Европы (среди них около 400 бельгийцев) и как минимум сотня американцев. Миграция молодежи из внешне благополучного и богатого общества во имя радикальной религиозной борьбы не только ставит в тупик родителей, но и беспокоит правительства и службы безопасности развитых стран. О том, почему молодые европейцы отправляются воевать в Сирию, на конкретном примере рассказывает в свежем номере журнал New Yorker.

Йеюн Бонтинк, житель Антверпена с нигерийскими корнями и радикальными взглядами, в прошлом году стал «золотым свидетелем» по крупнейшему в Бельгии делу о терроризме. За два года до этого он оказался среди участников организации, в съемной комнате в Антверпене воодушевлявшей джихадистов на вооруженную борьбу против правительства Башара Асада. Вот его история.

Йеюн был воспитан в католических традициях и учился в престижной иезуитской академии, пишет New Yorker, но в 15 лет после перехода в другую школу и расставания с девушкой для него наступил период «поиска альтернативы, чтобы уйти от боли». В 16 лет он принял ислам, а три месяца спустя, в ноябре 2011-го, сосед Йеюна Азеддин пригласил его в штаб Sharia4Belgium – организации, которая объявила своей миссией избавить Бельгию от парламента и премьер-министра, заменив их Шурой и халифом, ввести казни за гомосексуализм и прогнать немусульман (или заставить их платить джизью – подать с иноверцев). Среди достижений Sharia4Belgium на 2011 год было сжигание флага США в годовщину атак на Всемирный торговый центр и пост в Facebook, который выражал радость по поводу смертельной болезни молодого политика правого толка, выступавшего против мусульман и иммигрантов. Деятельность организации также заключалась в установлении связей с джихадистами из других уголков Европы и проведении демонстраций в Антверпене, Брюсселе и маленьких городках близ соединяющей их железнодорожной ветки. 

Постепенно Йеюн начал проводить в штаб-квартире Sharia4Belgium большую часть своего свободного времени. Участники организации осваивали боевые искусства, смотрели видео вооруженных столкновений в Афганистане и Чечне, учителя из других стран читали им лекции в онлайн-чатах – например, о «методологии 140e8 свержения режимов». Существовала даже программа обмена, по которой последователи из Бельгии отправлялись учиться в Лондон и наоборот. «Ты месяцами сидишь в компании людей, среди которых джихад считается нормальным», – рассказывал потом Йеюн. Делиться информацией о группе с семьями и друзьями-иноверцами среди ее участников не поощрялось.

Руководитель Sharia4Belgium Фуад Белькасем утверждал, что не агитировал своих учеников отправляться в Сирию воевать. Но, как пишет New Yorker, он внушал им, что мученическая смерть на полях сражений гарантирует лучшие места в раю. Так участие в бою становилось индивидуальной обязанностью. Весной 2012 года Белькасем был арестован бельгийской полицией, и организация осталась без направляющей руки. Какое-то время братья продолжали участвовать в обучающих исламу видеочатах и выходили на демонстрации против фильма «Невинность мусульман», но постепенно группа развалилась. В августе 2012 года несколько участников организации отправились в Сирию; в октябре за ними последовали еще около 50 человек. Там часть прибилась к небольшим группам, которые позднее влились в «Аль-Каиду» и ИГИЛ, некоторые присоединились к ИГИЛу напрямую.

Йеюн остался в Бельгии, но ненадолго. В феврале 2013 года, вскоре после того, как молодому человеку исполнилось 18, ему позвонил друг Азеддин, который в свое время привел его в Sharia4Belgium. Номер его телефона начинался с цифр 963 – кода Сирии. Йеюн спросил приятеля, кто еще из знакомых находится в Сирии, и Азеддин ответил: «Все». 21 февраля Йеюн положил в отцовский чемодан спальный мешок, теплую одежду, фонарик и прибор ночного видения и уехал из страны. Знакомый рассказал ему, как добраться до турецко-сирийской границы. Молодой человек не знал, как и к какой группе он примкнет по прибытии, но зато предполагал, что скоро примет мученическую смерть и отправится в рай; его учили, что джихад – это лучший из возможных поступков, который перечеркнет все плохие дела.

Йеюн попал в разношерстный отряд джихадистов из разных стран, в том числе из Европы, который ставил своей целью превратить север Сирии в Исламское государство. Руководителем был Амр аль-Абси, человек тридцати с лишним лет, когда-то вступивший в «Аль-Каиду» в Ираке, сидевший в сирийской тюрьме, освобожденный из нее в 2011 году по амнистии Башара Асада и в 2012-м возглавивший организацию моджахедов на северо-востоке страны. Эмир Абси, настоящего имени которого рядовые члены группировки не знали, покупал своим бойцам оружие, еду и топливо, а когда кто-то получал ранение, оплачивал медицинские расходы.

Новобранцы в группе Абси проходили двадцатидневный курс обучения, включавший в себя полуторачасовую утреннюю пробежку под руководством бывшего египетского спецназовца, уроки по тактике ведения боя, практику с разряженным оружием и лекции по исламу, которые велись на арабском и переводились на голландский. В своих показаниях бельгийской полиции Йеюн сообщил, что как только он оказался в Сирии, ему захотелось уехать: по словам молодого человека, ему стало дурно от насилия, которое он видел вокруг. Джихадисты из Европы останавливали автобусы на дороге, ведущей из Турции в Алеппо, вычисляли среди пассажиров христиан, шиитов, алавитов и курдов, грабили их, иногда брали в плен ради выкупа («обычно это 70 тысяч евро», рассказывал один из бойцов своей девушке, оставшейся в Бельгии, по телефону – разговор перехватила бельгийская полиция), если выкуп не устраивал – убивали. После того как Йеюн спросил у одного из старших товарищей, можно ли ему уехать, его схватили и посадили под стражу. Через месяц он узнал, что его отец Димитрий объявился на вилле джихадистов; так Йеюна начали считать шпионом и изменником.

Дмитрий Бонтинк, отец Йеюна

Фото: ZUMA / TASS

Димитрий пытался установить местоположение сына с момента, когда тот исчез. Он начал поиски в интернете и однажды увидел похожего на Йеюна человека среди других джихадистов в ролике на YouTube. Зная, что некоторые члены Sharia4Belgium отправились в Сирию, Димитрий поехал туда же. Два бельгийских журналиста в обмен на историю о сыне предложили помочь и поехали с ним. В конце концов отец нашел лагерь группировки Абси, но ничего не добился – бойцы связали его, избили, угрожали убить, допросили, а потом выставили вон. Вернувшись в Бельгию, Димитрий организовал публичную кампанию, чтобы привлечь внимание к случаю своего сына, в ходе которой выпустил книгу «Джихадист поневоле» и даже придумал историю о том, что девушка Йеюна родила тройню.

Йеюн провел в заключении более полугода, часть этого времени прошла в тюрьме ИГИЛа в подвале детской больницы Алеппо, куда его перевезли в августе 2013-го. Вместе с ним в камере оказались трое пленников с Запада – американец Джеймс Фоули, британец Джон Кэнтли и немец Тони Нойкирх. В середине сентября Йеюну предложили вернуться в тренировочный лагерь Абси или остаться в качестве дозорного в Алеппо, где тогда шли интенсивные бои. Он выбрал второй вариант. Люди, которые пытали его из-за визита отца, успели уехать, и теперь казалось, что никому не было дела до молодого бельгийца: чтобы проверить, когда его хватятся, Йеюн порой оставлял свой пост на несколько часов и заходил в интернет-кафе в городе. Седьмого октября он отправил отцу сообщение о том, что хочет уехать в Турцию.

С помощью связей, установленных Димитрием во время его путешествия в Сирию, и трехсот долларов, переданных нужным людям за то, чтобы молодого человека перевезли через границу, вскоре отец и сын воссоединились в отеле турецкого города Рейханлы. Через несколько дней они вернулись в Антверпен. Джеймс Фоули был казнен ИГИЛом в августе прошлого года. Эмир Абси считается убитым в ходе бомбардировки в минувшем ноябре. Джон Кэнтли до сих пор остается заложником боевиков. Тони Нойкирх, по данным СМИ, был освобожден за выкуп.

После возвращения в Бельгию Йеюн, несмотря на старания отца, был арестован полицией и допрошен представителями служб безопасности нескольких стран, в том числе Великобритании и США. Его показания были использованы в деле против 46 участников Sharia4Belgium, включая его самого (Йеюн был обвинен в членстве в ИГИЛе в течение нескольких дней, прошедших до момента его заключения в тюрьму), организация была объявлена террористической. Только 8 из 46 обвиняемых появились в суде, остальные находились в Сирии.

Несколько месяцев назад в беседе с журналистом New Yorker Йеюн рассказывал, что по-прежнему верит в халифат, воспринимая его как «что-то, что невозможно остановить». Его раздражало, что отец считает его «больше нерадикальным», он говорил, что жалеет, что не остался жить в Сирии, и что его взгляды не отличаются от взглядов его «духовного наставника» – основателя Sharia4Belgium. По мнению Йеюна, его показания, данные бельгийской полиции, – это мелкий проступок, который не помешает ему вернуться в Сирию. Пожить в Ракке (контролируемый ИГИЛом город в 160 км к востоку от Алеппо) на берегу Евфрата «было бы клево», сообщил он.

В феврале 2015 года Йеюн был осужден на 40 месяцев условно. Его наставник Белькасем получил 12 лет реального срока. «Знаете, какой потенциал есть тут, в тюрьме? – приводит его слова New Yorker. – Здесь все против системы, неверные так же, как и мусульмане. Здесь есть с чем поработать. Это будет просто классно».

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Путевка в ИГИЛ. Джихад на примере бельгийского подростков


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.