Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

На лезвии переговоров

  • На лезвии переговоров
  • Смотрите также:

26 мая в Киеве хоронили Темура Юлдашева. Узбека, который погиб за Украину. Хорошо помню его на последнем проукраинском митинге в Луганске, когда Юлдашев, срываясь на крик, умолял Киев не засыпать и действовать. То был конец апреля. Юлдашева не услышали. Вместо активных действий украинские силы покидали Луганск, постепенно отдавая город голытьбе с битами, которая в конечном итоге превратилась в вооруженных боевиков и уступила российской армии. Дислоцированные в Луганске войска были перебазированы в аэропорт. Та же ситуация была и в Донецке. 26 мая 2014 года началась первая битва за Донецкий аэропорт. Тогда, летом 2014-го, основной удар все же на себя принимал Луганский аэродром, который в конце концов был уничтожен боевиками дотла. Основную драму пережить Донецкому аэропорту придется позже, став символом непокорности духа украинских военных. Если бы не энтузиазм и героизм конкретных военных, которые игнорировали приказы об отступлении, украинская сторона имела бы намного меньше козырей для переговоров. Она бы не имела ни Песок, ни Донецкого аэропорта, который по приезду на место главы Генштаба был сдан, ни Дебальцево, которое точно так же было «успешно» покинуто.

И вот прошел год. В сентябре, после потери позиций и сворачивания до того успешного наступления украинской армии, состоялся «Минск-1», который выглядел как первый шаг к капитуляции. В конце концов, в феврале этого года уже с участием лидеров четырех стран и в присутствии мягкого белорусского диктатора Лукашенко, который учтиво носил на тех переговорах кофе, были подписаны соглашения «Минск-2». Соглашения, подписание которых было отмечено активным наступлением боевиков на Дебальцево. Сама битва за Дебальцево, как говорят очевидцы, может дать «фору» Курской дуге. Такого количества бандитского «живого мяса», которое было побито во время обороны Дебальцево, военные до того не видели никогда. Россияне подозрительно лезли под огонь, как сумасбродные. Путин бросал в ад жизни своих «боевых бурятов» без сожаления — и все ради давления на переговоры. Процесс переговоров, который в основном происходит за кулисами, а общественности выдается лишь показательная его часть, имеет под собой подводные реки. Реки крови. И именно количество смертей, захваченные или освобожденные территории, откровенный шантаж и игра на персональных интересах являются рычагами на тех переговорах. Задача России в этом диалоге заключается в том, чтобы как можно сильнее прижать к нашему горлу лезвие. Прижать и, не перерезав, выдавить из нас максимальные уступки, постепенно отказавшись от собственных государственных интересов.

Нынче в Луганске распространяются слухи, что Украина планирует наступление на начало июня и нужно продержаться несколько дней, а там уже россияне помогут. Как и в середине августа прошлого года. Боевики не успокаиваются, обстрелы наших позиций происходят ежедневно — так создается имитация «наступления» ВСУ и, соответственно, население готовится к новой волне обострения ситуации. Более того, РФ привела в полную боевую готовность авиацию и войска ПВО Центрального военного округа, а также части авиационных соединений и военных частей командования дальней авиации Западного и Южного военных округов, которые граничат с Украиной. Шантаж, запугивание и война — это и есть кремлевское слово для последующих переговоров, а значит, следующих уступок со стороны Киева. Причем шантаж этот экстраполируется не только на Украину. Россия повышает ставки. США не раз заявляли о неприемлемости поставок Россией в Иран комплексов С-300, но похоже, что Кремль проигнорировал это. Вчера Россия подтвердила договоренность с Ираном о поставках упомянутых ракет.

Что будет делать Россия с Донбассом и нужен ли он ей вообще? В Луганске сейчас замечено, что многие пустые квартиры заселены не только членами «правительства» «ЛНР» и всевозможных «прокуратур», но и именно россиянами. Нехитрым способом в оккупированном Луганске нашли себе жилье целые семьи в том числе из Нижнего Тагила и Азбеста Свердловской области. Откуда они? Есть предположение, что это семьи российских наемников. Но тогда возникает закономерный вывод: наемники прибыли в Луганск не просто повоевать, но и закрепиться навсегда. Иначе для чего тогда тянуть за собой семьи. По всему видно, что оккупированный Донбасс стал абсорбцией самой авантюрной части российского люда. Жить в чужих дармовых домах, спать на чужих кроватях, пить из чужих бокалов в то время, как папа или муж убивает ненавистных «укропов», — вот она мечта «новоросса». Путин сливает в Донбасс асоциальный гной по принципу ниппельной системы, когда назад хода нет. Напомню, что Россия уже вырыл 185d2 а ров длиной 100 км вдоль границы с Донбассом. Инженерное укрепление государственной границы РФ, как объясняет пограничное управление ФСБ РФ в Ростовской области, происходит для «обеспечения стабильности Донского края и прекращения незаконного оборота оружия». Следовательно, гуманитарные конвои с «боевыми бурятами» должны идти в одну сторону.

От местных на Донбассе появилась информация о завозе бюллетеней для референдума о присоединении «ЛНР» и «ДНР» к России. Кстати, бюллетени эти были завезены вместе с «гуманитаркой». Такой «референдум» якобы планируется на конец июня. Это слухи, которые появляются не зря. Голодному Донбассу нужна надежда, что кто-то его таки возьмет и накормит. Учитывая факт того, что Россия откапывается от Донбасса в прямом смысле этого слова, говорить о каком-то присоединении к РФ части Украины рановато. Да и для чего? Все, что нужно вывезти из оккупированной территории, Москва уже вывезла. Высасывать из Донбасса уголь можно и без присоединения и взятия на себя лишних обязательств. Но планирует ли Украина возвращать себе Донбасс? Учитывая жесткие системы пропусков и экономические фильтры, у Киева к Донбассу душа явно не лежит. Донбасс не попал ни к умным, ни к богатым.

 Марюс ЛАУРИНАВИЧЮС, старший аналитик Центра Восточноевропейских исследований, Вильнюс:

— Боевая активность России уже долгое время продолжает расти. Режим Путина начал демонстрировать свою агрессивность еще раньше до начала войны в Украине. Это — продолжение той политики, которую проводит агрессивный режим в России, представляющий угрозу всему миру, Европе и Западу.

Подобные действия России надо воспринимать очень серьезно. Конечная цель режима Путина — даже не в завоевании какой-то «Новороссии» или оккупации Балтийских стран — о чем публично говорят некоторые российские политологи. Цель Путина — разрушить Европейский Союз и НАТО. Россия предпринимает все меры, в частности, поддерживает Иран и терроризм.

Очень опасный, мне кажется, новый виток напряжения в отношениях США и Китая. Если произойдет какая-то более серьезная конфронтация между этими странами, то существует высокая вероятность, что Россия воспользуется моментом для новых агрессивных действий. Это может быть даже в странах НАТО.

Запад недостаточно реагирует на последние действия России. Большинство до сих пор не понимает, что Россия представляет угрозу не только для Украины и стран Балтии. Об этом уже публично говорят военные представители НАТО: угроза «гибридной войны» в странах Балтии очень высокая. Все политическое сообщество на Западе до сих пор не понимает, какую угрозу представляет нынешний режим Путина.

Минские соглашения выгодны только России. В нынешней ситуации Запад не оказывает Украине серьезную помощь — только отправляет инструкторов, которые готовят украинскую армию. Некоторые страны поставляют несколько видов оружия, но это — не самое необходимое для украинской армии, чтобы противостоять угрозе. Поэтому, обострять обстановку, реагируя на провокации — не в интересах Украины сейчас.

Я не очень верю в переговоры с агрессором. Надо говорить о нескольких стратегических возможностях для Украины. Одна из них — принять существующую действительность и отгородиться от оккупированной территории. Я понимаю, что это тяжело, и может быть, политически неприемлемо. Если бы эту проблему, которую создала Россия, оставить для нее, то большая часть Украины, которая стремится идти по европейскому пути, сделала бы эту тяжелую «операцию». Возможно, это бы помогло Украине идти по этому пути намного легче.

Есть и другой выбор — идти военным путем до конца. Однако, признавая право Украины защищать свою родину и территориальную целостность, я не уверен, что без серьезной помощи Запада (которая пока не предвидится), удастся выйти из положения.

В самом Кремле сейчас побеждают силы, которые хотят идти по пути Минских соглашений. Они понимают, что эти договоренности — более выгодны для России. Хотя, в России есть и другие силы, которые хотят продолжать войну.

 Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, доктор политических наук, конфликтолог, профессор Киевского национального университета им. Т.Г. Шевченко:

— Широкомасштабные учения ВВС РФ, в которых задействованы и приведены в полную боевую готовность два округа, — все это говорит об отработках стратегических операций, имеющих откровенную антинатовскую, антиамериканскую направленность. Это подтверждает, что Россия развязала глобальный конфликт против существующей системы мирового порядка, а Украина стала основным театром военных действий этого конфликта. Этот миропорядок сложился после окончания «Холодной войны» и распада СССР. Россия абсолютно не способна разрушить этот порядок путем экономической конкуренции, поскольку экономический потенциал стран НАТО и России — 20:1. В экономическом отношении в глобальном смысле РФ просто пигмей. На дипломатическом фронте ей тоже это не удалось. В 2007 году Россия пыталась это сделать из известной речи Путина на Мюнхенской конференции по безопасности, где он «бросил перчатку» США, чтобы лишить Америку глобального лидерства. Инициативы Медведева, связанные с пересмотром европейской архитектуры безопасности, которые он выдвинул в Договоре о европейской безопасности, также ничем не закончились. Он предлагал вернуться к Ялтинской системе безопасности и к созданию биполярной системы безопасности между Западом и Россией с четким распределением сил в Европе. Путин даже выдвинул доктрину ограниченного суверенитета стран постсоветского пространства, которую впервые огласил господин Примаков в 1994 году на заседании Госдумы РФ. Конечная цель всего этого подобна потому, что происходило в 20-е гг. ХХ в., когда из Российской империи выпали Закавказье, Украина и страны Балтии. Сейчас Путин аналогично пытается вернуть эти страны в лоно России. Это также является частью плана возвращения к биполярной системе региональной безопасности в Европе. Но Запад отклонил эту идею, потому что считает, что основой европейской безопасности должны быть структуры типа НАТО и ЕС.

РФ прибегла к войне с Украиной, где поставила глобальные цели, избрав другой формат противостояния — «гибридную войну». Эта война развязана не только и не столько против Украины — она направлена на разрушение существующего мирового порядка. Поэтому Россия ведет ее на многих уровнях. И приведение в боевую готовность ВВС РФ — это подготовка к войне с НАТО и с американскими силами, которые сегодня перебрасываются в Европу. Это силы быстрого реагирования, которые являются довольно ограниченными, потому Россия надеется, что она может нанести военное поражение этому контингенту. Кремль эскалирует войну против США через все имеющиеся болевые точки. Это Сирия, «Исламское государство», Афганистан, в котором увязла Америка, Иран, с которым Москва договорилась о поставке ракет С-300.

Дипломатическая активность, которую мы увидели после 9 мая, связана с тем, что западным лидерам была известна информация, что Путин будет эскалировать конфликт против них самих. У них была информация о начале широкомасштабного наступления на территорию Украины. На мой взгляд, именно поэтому Керри прибежал к Путину, чтобы отговорить его от антиамериканских и антиукраинских планов. За это он пообещал снять санкции с России. Даже украинский Президент говорил о возможном наступлении после 9 мая. Поэтому очевидно, что была заключена договоренность об отсрочке наступления, снятии санкций с России за то, что российская власть не будет поставлять вооружение Ирану, а будет способствовать его окончательному отказу от военной ядерной программы. Но эти условия должны были соблюдаться за счет Украины.

Несмотря на то, что боевые действия не прекращены, министр МИД Германии Штайнмайер начал говорить о необходимости провести местные выборы на Донбассе, таким образом легализировав боевиков. Поэтому Керри пригрозил Украине: если она начнет контрнаступательные действия, это для нее закончится плохо. Очевидно, был договор между администрациями Обамы и Путина о замораживании конфликта и о выполнении Украиной тех положений Минских соглашений, которые выгодны Москве. Путин не начал наступление в начале мая, хотя все необходимые приготовления провел — на Донбасс введена почти танковая армия, сформированы два мощных ударных корпуса с бригадной структурой для прорыва обороны и глубокого наступления — это 40—50-тысячная группировка.

В соответствии с сепаратными договоренностями Меркель—Путина и Керри—Путина, на будущем саммите Россия—ЕС в июне уже внесен вопрос санкций, хотя ранее европейцы обещали их не пересматривать до конца года. Теперь, вместо усиления санкций, нам следует ожидать их отмены, что опять развяжет руки Путину. Он займёт превалирующую позицию и опять будет выставлять ультиматум США и Украине, потому что его конечная цель — пересмотр миропорядка. И в настоящий момент Путин снова начал провоцировать Америку, потому что все компромиссы, на которые с ним идёт администрация Обамы, он рассматривает как слабость и ещё больше повышает ставки. Пока в этой игре Путин выигрывает.

С первого дня начала агрессии Украиной должны быть приняты соответствующие меры, но только недавно Верховная Рада начала отсчёт начала агрессии. И до сих пор мы не заявляем, что находимся в состоянии войны с Россией, называем украинско-российскую войну «АТО». Это стратегия страуса — зарыть голову в песок и надеяться, что «пронесёт». Всё, что мы делаем — половинчатые действия: пересмотр Закона «О правовом режиме военного положения», внесение отдельных элементов военного положения в разные законы — это попытка избежать его введения. Мы ввели военно-гражданские администрации в Донецкой и Луганской областях, но они не работают, потому что имеют полномочия лишь в условиях военного положения. У нас не хватает оружия на фронте, а Президент говорит об увеличении его экспорта.

Что же касается минского формата, то нужно спросить, какие задачи ставятся перед ним. Понятно, что цель — достичь мира. Но могу посоветовать: самый быстрый путь достижения мира — это капитуляция. И тогда враг-агрессор продиктует этот мир, однако вы будете лишены суверенитета, прав и ресурсов. Минские соглашения стали результатом двух колоссальных военных поражений Украины — под Иловайском и Дебальцевым. Эти договорённости — это попытки Украины избежать военной капитуляции, потому что иначе мы бы капитулировали перед Россией ещё осенью 2014 года. Но минские соглашения не могут обеспечить нам преимуществ, ведь пока они работают только на интересы России. Никакого мира и прекращения огня нет, наши бойцы под постоянными атаками противника, но они не могут отвечать, потому что тогда нарушат «перемирие», которого априори не существует. Поэтому Минские соглашения выполнили свою функцию по избежанию открытой военной капитуляции Украины и больше из них выжать нельзя. Но сейчас у нас позиция более слабого в военном противостоянии, ведь российско-террористические войска имеют техническое, военное, тактическое и стратегическое преимущество. Путин не прекращает военных действий, потому что они приносят ему дивиденды на военном и дипломатическом фронте. Эти боевые действия заставляют идти на компромисс не только Украину, но и весь Запад.

Так как же выйти из этого положения? Переломить ситуацию на фронте в свою пользу. Но такая задача даже не ставится Президентом Украины. Он заявляет, что все, кто говорят о военном положении, — популисты, играющие на противника. Однако если в Украине «нет войны», то как мы можем получить летальное оружие? Мы даже не можем реализовать свои договоры, ведь у нас вместо агрессии — «конфликт на Донбассе». Согласно кодексу ООН по экспортному контролю, стране, которая имеет конфликт, нежелательно продавать оружие или его комплектующие. И сейчас Швейцария и Израиль не хотят продавать даже отдельные детали, ФРГ не хочет продавать нам двигатели для БТРов, кивая на этот кодекс. Мы заявляем, что в НАТО не идём, а хотим заключить военный союз вне Альянса, а это просто невозможно. Некомпетентные и неквалифицированные инициативы руководства государства загоняют нас в тупик. При этом Президент говорит, что «военный конфликт на Донбассе не имеет военного решения». А какое решение, кроме военного, может иметь военный конфликт? Даже с задержанными ГРУшниками не могут определиться, как привлечь их к ответственности. Чтобы определить их военнопленными, нужно признать, что мы находимся в состоянии войны, а без этого никакие Женевские конвенции или международные суды не действуют.

Поэтому нам нужно вести собственную самостоятельную политику, готовить страну к обороне, а не надеяться на «минский формат» или на защиту НАТО или Америки.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку На лезвии переговоров


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.