Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Всемирная история ресурсного проклятия. Часть III

  • Всемирная история ресурсного проклятия. Часть III
  • Смотрите также:

В двух предыдущих статьях мы рассмотрели, как существовали с ресурсным проклятием предшественники России - Крымское ханство и Испания, а также Франция и южные штаты США. Теперь - о проблемах ХХ века.

Мясное проклятие

Среди экономистов сейчас стало модно приводить пример Аргентины как страны, прошедшей в ХХ веке долгий путь демодернизации. Отмечают, что в конце XIX столетия она находилась в числе мировых лидеров по размеру ВВП на душу населения, однако затем начала сдавать позиции, пока не дошла до нынешнего состояния государства-середнячка, то страдающего от гиперинфляции, дефолтов и прочих экономических бедствий, то несколько подтягивающегося в погоне за более продвинутыми странами.

Подобное представление об Аргентине совершенно неверно. Никакой демодернизации в ХХ веке там не могло быть - по той простой причине, что в XIX столетии там не происходило никакой модернизации. Период недолгого аргентинского процветания связан всего лишь с удачным использованием природных ресурсов, а вовсе не с формированием институтов (правил игры), с помощью которых развиваются успешные экономики. Причем основным ресурсом было вовсе не серебро (как можно подумать, исходя из названия страны), а плодородные почвы аргентинской пампы, в которой паслось множество коров фактически без трудозатрат со стороны местного населения. Один гаучо присматривал сразу за большим стадом, и себестоимость говядины в Аргентине была в итоге ничтожной по сравнению с себестоимостью мяса в Европе.

До поры до времени аргентинскому экономическому чуду препятствовало лишь то, что, как известно, за морем телушка - полушка, да рубль перевоз. Точнее, перевоз скоропортящихся продуктов питания в Европу был даже не дорог, а вообще практически невозможен при тихоходных парусных судах и отсутствии рефрижераторов. Жители Буэнос-Айреса объедались мясом, на котором нельзя было толком заработать (отсюда и традиционная аргентинская кухня с ее огромными стейками). Но как только произошел технологический скачок в океанических перевозках, чудо не замедлило сказаться, причем без особых усилий со стороны самих аргентинцев.

Скоростные суда, работающие на угле, стали вывозить в Европу большие объемы аргентинской говядины. Экспортеры быстро разбогатели. Поскольку население Аргентины было 14f19 сравнительно небольшим, ВВП на душу оказался впечатляющим для той эпохи. Глядя на старую статистику, можно подумать, будто бы граждане этой латиноамериканской страны приложили в конце XIX века колоссальные усилия для осуществления экономического подъема. Однако на самом деле европейские технические новинки просто соединились с местными природными ресурсами. Это удачное сочетание не требовало от Аргентины никаких реформ, никаких прогрессивных институтов. Стране подфартило, однако это везение не могло длиться бесконечно.

Как во всяком обществе, столкнувшемся с ресурсным проклятием, в Аргентине стало нарастать неравенство. Местная сельскохозяйственная элита вслед за крымскими ханами, испанскими грандами, французской аристократией и американскими рабовладельцами существенно оторвалась по уровню жизни и доходов от так называемых дескамикадос (безрубашечников) - наименее обеспеченных слоев населения. В итоге бедняки все же взяли свое. Их лидерами стали полковник Хуан Доминго Перон и его очаровательная супруга Эвита, провозгласившие идеи хустисиализма - аргентинской разновидности социализма, призывавшего к достижению социальной справедливости.

В борьбе между развитием и справедливостью прошла фактически вся вторая половина ХХ века. Экономика то поднималась, то падала в зависимости от того, какие условия функционирования ей предлагала очередная власть. С одной стороны, к старому сельскому хозяйству новая эпоха добавила промышленность. С другой - души коров, съеденных в XIX веке, долгое время не давали покоя аргентинцам, которым оказалось трудно осознать, что они живут не в главной стране Латинской Америки, поднявшейся, наконец, с колен, а в отсталом государстве, где для успешного развития надо еще очень многое сделать.

Проклятие гуано

Порой развитие экономики той или иной территории может опираться и на весьма экзотические ресурсы. Богатство островка Науру, затерянного на просторах Океании, веками складывалось благодаря экскрементам многочисленных птиц, гнездившихся на этом коралловом атолле. Как выяснилось в начале ХХ века, фактически весь остров покрыт слоем гуано - разложившегося за столетия птичьего помета. Гуано представляет собой высококачественное природное удобрение, содержащее фосфаты, - настолько ценное, что его имеет смысл экспортировать на большие расстояния даже с отдаленного острова.

Добыча фосфатов колонизаторами началась в 1906 году. Она принесла Науру невероятное процветание. В силу небольших размеров и малой заселенности острова, количество гуано на душу населения оказалось очень велико. Причем колонизаторы платили народу за этот ресурс. Хорошая обеспеченность гуано вдохновила аборигенов на борьбу за независимость и обусловила их смелое решение провозгласить собственное государство в 1968 году. Фосфатная компания тут же была национализирована. При этом правительство не стало претендовать на самостоятельное ведение бизнеса, поскольку жители Науру ничего не умели делать, кроме как рыбу ловить и собирать кокосы - да и эти умения атрофировались по мере обретения гуано-богатства. Как отмечает профессор-востоковед Андрей Ланьков, Науру, по всей видимости, имело к концу 1970-х самый высокий доход на душу населения в мире, превосходя примерно в два раза ОАЭ, и в четыре раза - США. Остров поистине стал государством всеобщего благоденствия. Образование и медицина там были бесплатными, вдобавок каждый житель получил право время от времени халявно летать на большую землю. Налоги при этом отменили полностью.

Впрочем, Науру так и не смог превратиться в идеально организованный остров Утопия из притчи мыслителя XVI века Томаса Мора. Помешали этому два обстоятельства. Во-первых, даже гуано не бесконечно: на значительной части острова его сняли полностью - вплоть до обнажения кораллов. А во-вторых, параллельно с исчерпанием ценного ресурса в государстве нарастала коррупция и некомпетентность в управлении нажитыми от продажи фосфора деньгами.

Поначалу лишние деньги стали собирать в специальный гуанофонд. По оценке Ланькова, он в середине 1980-х составлял порядка $2 млрд. На доходы со столь большого капитала население островка могло бы, наверное, жить припеваючи чрезвычайно долго. Однако вложения гуанофонда оказались, мягко говоря, непродуманными. Инвестиции регулярно приносили убытки. Известно, что для сохранения капитала средства стабфондов целесообразно вкладывать в пусть низкодоходные, но зато наиболее надежные ценные бумаги. Однако предприниматели государства Науру занялись на гуанодоллары своеобразным бизнесом. Они покупали самолеты, на которых некого было перевозить. Они инвестирвали в постановку мюзиклов. В общем, поступали примерно так, как советуют сегодня России некоторые специалисты, полагающие, будто средства стабфондов надо вкладывать в отечественную экономику.

К началу XXI века деньги гуанофонда Науру испарились вместе с фосфатами, на которых они были заработаны. Внезапно обедневшее государство стало перебиваться случайными заработками. В частности, оно решило заняться признанием непризнанных государств за соответствующую плату с их стороны. В 2008 году граждане Науру на ура восприняли отделение Абхазии и Южной Осетии от Грузии и всего через год признали эти два молодых государства, уступив в скорости признания лишь России, Венесуэле и Никарагуа. Вряд ли подобная дипломатия обеспечит Науру былое процветание. Но если подождать несколько тысяч лет, возможно, птички вновь покроют островок толстым слоем гуано, и аборигены сумеют не наступить второй раз на те же самые грабли.

Нефтяное проклятие

Как мы видим, на историческом фоне нынешняя ситуация в России отнюдь не выглядит уникальной. Наша страна, как и многие другие, страдает от ресурсного проклятия, которое не мы породили, и не мы, скорее всего, будем последними от него пострадавшими.

Основы российской нефтегазовой индустрии закладывались в 1970-х главой советского правительства Алексеем Косыгиным. Формально СССР тогда был достаточно развитой промышленной державой, соперничавшей даже с США в области передовых вооружений. Но ситуация с обеспеченностью товарами народного потребления была тяжелой.

Милитаризация экономики принимала непосильные для страны масштабы, поскольку приходилось поддерживать военный паритет со значительно более богатой Америкой. И потому доля военных расходов в советском ВВП выходила за всякие разумные для мирного времени пределы. Потребительских товаров не хватало. В начале 1960-х СССР даже начал импортировать хлеб, хотя зерно долгое время являлось ключевой статьей российского, а затем и советского экспорта. Таким образом, освоение нефтегазовых месторождений Западной Сибири представляло собой единственный реальный способ получать валютную выручку от продажи товаров за рубеж и импортировать на эти деньги хоть что-то полезное для широких слоев населения. Имевшиеся к 1970-м нефтяные разработки Азербайджана и Поволжья могли удовлетворить лишь внутренние потребности страны, тогда как освоение Западной Сибири формировало мощную экспортную ресурсную базу.

После экономических реформ, проведенных в 1990-х, промышленность, работавшая раньше на ВПК, рухнула, потянув за собой и некоторые смежные отрасли экономики. Бессмысленность дорогостоящей милитаристской базы стала очевидна для многих, и государство перестало изымать деньги у производителей масла ради финансирования закупок пушек. В этой ситуации иллюзия высокоразвитости нашей страны быстро развеялась.

Россия могла заработать себе на жизнь, только продавая ресурс за границу. Прочая же хозяйственная деятельность в большей или меньшей степени являлась перераспределением ресурсной ренты. Чиновники присваивали ее с помощью взяток. Бандиты брали силовым путем. Пенсионеры и бюджетники вымаливали подачки у правительства. Дотационные регионы настаивали на справедливом перераспределении нефтедолларов ради сохранения единства России. Наконец, ВПК продолжал, как в советское время, требовать своей доли под предлогом того, что нам угрожают другие государства. При этом все ходатайства разного рода лоббистов бюджета объединяло то, что покушались они на один и тот же ресурс, имеющийся в ограниченном количестве.

Проблема ресурсного проклятия состоит в том, что с его помощью можно какое-то время жить богато, но нельзя все время повышать уровень жизни. Россия в этом смысле повторила судьбу всех прочих стран, строивших свое благосостояние на ресурсной ренте. Итоги 2013 года продемонстрировали, что даже при очень высокой цене на нефть (превышавшей $100 за баррель) экономика практически перестала расти. А когда в течение 2014 года цены на нефть рухнули, мы стали переходить в состояние рецессии, что, в свою очередь, привело к сокращению многих статей бюджета и снижению реальных доходов населения.

Естественно, наличие больших объемов нефти и газа не обязательно приводит любую страну к стагнации и отсталости. Крупными нефтедобывающими государствами являются США, Великобритания, Канада, Норвегия. Все они демонстрируют признаки нормального экономического развития. В частности, Соединенные Штаты как раз в те годы, когда Россия полностью перешла на проживание за счет ресурсной ренты, совершали прорывы в новых отраслях экономики, связанных с компьютерными технологиями, телекоммуникациями, генной инженерией. Более того, в США осваивают добычу сланцевой нефти и сланцевого газа, что является важнейшей причиной того падения цен энергоносителей, которое произошло в 2014 году.

Отличие успешных нефтяных стран от России состоит в том, что они давно сформировали эффективные рыночные институты, защищающие собственность и стимулирующие конкуренцию. Мы же делали ставку только на ресурсы - и сегодня пожинаем плоды этой неразумной стратегии.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Бизнес Новости | |

Подписка на RSS рассылку Всемирная история ресурсного проклятия. Часть III


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.