Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Всемирная история ресурсного проклятия. Часть II

  • Всемирная история ресурсного проклятия. Часть II
  • Смотрите также:

В предыдущей статье мы посмотрели, как зависимость от одного ресурса погубила Крымское ханство и Испанскую империю. Казалось бы, развитые страны мира должны были избежать этой напасти. Однако им это не удалось. Халява соблазнительна. Особенно если хочется не только жить припеваючи, но еще и вести разного рода войны.

Земельное проклятие

Испанию в качестве европейского лидера сменила в XVII веке Франция. Ее путь к процветанию был, несомненно, более сложным, однако и он в конечном счете основывался на получении дохода от одного ресурса.

Франция тогда была наиболее населенной страной в Западной и Центральной Европе. В своем соперничестве с Англией (Столетняя война), а затем с Испанией (Итальянские войны и Тридцатилетняя война) она теоретически могла задавить противника живой массой. Но на практике эффективное ведение войны требовало еще и немалого финансирования. Постепенно французские государственные деятели пришли к простой мысли о том, что если активно пополнять казну за счет налогов, то общий объем ресурсов окажется достаточен для военного соперничества с соседями.

Испания была богата заморскими колониями, Италия - торгово-промышленными городами, а Франция - крестьянами, каждый из которых должен платить поземельный налог. Данный налог, получивший название талья, фактически стал ресурсным платежом. Богатство нации зависело не столько от развития предпринимательства, сколько от исправного взимания тальи. Кардинал Ришелье, прославившийся своеобразным налоговым терроризмом, стремился не давать спуску плательщикам. Сборщики налога выбирались местной общиной. Если они предоставляли государству сумму меньше ожидаемой, то недостачу приходилось покрывать из собственного кармана. А если казна не получала искомого, то сборщики отправлялись в тюрьму.

Вследствие подобных действий ко временам правления Людовика XIV Франция стала обладать достаточными финансами для содержания наиболее крупной европейской армии. Родная земля кормила Францию лучше, чем серебряная гора в Боливии - Испанию.

Взимание налогов и расширение бюрократии оказалось значительно более удачным способом укрепления государства, чем крымские набеги и испанская эксплуатация колоний. Французская модель, во всяком случае, не сильно препятствовала становлению ремесла и торговли в городах. Более того, власть при Людовике 14347 XIV даже стимулировала формирование государственных мануфактур и монопольных торговых компаний.

Но главная проблема, порождаемая ресурсным проклятием, во Франции проявилась столь же ярко, как и в Испании. Высокие доходы казны стимулировали развитие системы государственного долга. Страна начала жить не по средствам, и весь XVIII век провела в тщетных попытках расплатиться с кредиторами, не подрывая при этом могущества армии. Одной из важнейших причин Великой французской революции стала неспособность Людовика XVI мобилизовать ресурсы для погашения долга. Кредиторы опасались остаться с носом. Дворяне боялись, что их, как крестьян, обложат налогами для затыкания бюджетных дыр. А крестьяне с трудом терпели тяжелый фискальный гнет.

Брать с земли все больше денег в казну было невозможно, поскольку крестьянский труд фактически оставался столь же примитивным, как раньше. Чтобы расплачиваться с накопившимся долгом и содержать одновременно крупнейшую европейскую армию, требовалось повышать производительность труда и формировать городскую экономику - более эффективную, нежели сельское хозяйство. Опора на земельные ресурсы в построении государственного бюджета стала своеобразной ловушкой для Франции. Кажущаяся легкость сбора налогов с миллионов крестьян породила соблазн жить и осуществлять внешнюю политику на широкую ногу. А, ввязавшись в военные конфликты с соседями, требовавшие все больше денег, Франция уже не могла остановиться.

Впрочем, эту страну постигла явно лучшая судьба, нежели Крымское ханство и Испанскую монархию. Франция отделалась не исчезновением с карты мира и даже не длительным хозяйственным застоем, а лишь столетней революционной эпохой, тянувшейся с 1789 по 1870 год. Революции оставили за собой кровавый след, но утрясли в большей или меньшей степени разнообразные социальные конфликты. И это позволило Франции вступить в ХХ век демократической и быстро модернизирующейся державой.

Хлопковое проклятие

Значительно худшей была участь так и не состоявшейся конфедерации южных штатов США. Фактически они повторили в новых условиях судьбу Крымского ханства, хотя и не занимались набегами.

Экономика американского юга строилась на развитии хлопковых плантаций и тесно связанной с ними работорговле. Хлопок выращивали чернокожие невольники, регулярно ввозимые на кораблях из Африки. Сравнительно дешевый рабский труд позволял землевладельцам извлекать земельную ренту и поддерживать традиционный аристократической образ жизни даже в эпоху промышленной революции. Более того, аристократия юга попыталась построить свое благосостояние именно на симбиозе с нарождающейся английской промышленностью, однако в конечном счете потерпела крах.

Экономика американского юга полностью зависела от спроса, предъявляемого высокоразвитой Англией. Это в известной степени походило на то, как ныне Россия зависит от экономического роста в Германии, Италии и других европейских странах, приобретающих нашу нефть. Есть спрос - есть нефтедоллары. Нет спроса - нет нефтедолларов.

Промышленная революция началась в Англии второй половины XVIII века именно с создания хлопкоперерабатывающей индустрии. Технические изобретения английских умельцев позволили шить сравнительно дешевую одежду на широкие массы населения. Соответственно, промышленность нуждалась в огромном объеме сырья, который не могли предоставить традиционные европейские поставщики, ориентированные на Азию. В Средние века и в эпоху Ренессанса хлопковое сырье ввозили в основном из Леванта, но теперь требовались иные масштабы и новые торговые пути. Имеющуюся рыночную нишу быстро заполнили американские колонии, сформировавшиеся в регионах, оптимально подходивших по своим климатическим условиям для разведения хлопка.

Опора на ресурсы позволила южанам, в отличие от северян, законсервировать свой образ жизни, ничего не меняя в хозяйственной системе и лишь регулярно обновляя штат чернокожих работников. Если бы экономика была жестко отделена от политики и идеологии, южане могли бы, наверное, вести свой традиционный образ жизни и по сей день. В отличие от крымчаков, они никого не грабили, а торговали хлопком, который и всегда необходим для производства одежды. Более того, южане в основной массе придерживались фритредерских взглядов на торговлю, осуждая протекционизм, столь милый северянам, защищавшим высокими таможенными пошлинами свою промышленность от иностранной конкуренции. Южане не стремились к государственному регулированию. Они были своеобразными либералами, в чьих взглядах причудливо сочетались стремление к свободе экономики с отрицанием личной свободы работника.

Пока Юг варился в собственном соку, Север быстро прогрессировал, развивал промышленность и усваивал новые европейские идеи. Во второй половине XIX века рабовладение среди европейцев считалось делом уже совершенно неприличным, и это, наконец, усвоили в Америке. Разразилась война между Севером и Югом, в которой промышленники, конечно, имели значительно больше ресурсов для вооружения армии, хотя землевладельческая аристократия традиционно лучше умела воевать. Южанам казалось поначалу, что у них есть шанс сформировать конфедерацию, отделиться от Соединенных Штатов и тихо жить своим обособленным мирком, торгуя хлопком и потягивая ресурсную ренту. Однако ресурсы сыграли с ними злую шутку. Для длительного противостояния их не хватило. Юг проиграл войну и надолго превратился в отсталую аграрную провинцию быстро развивающейся промышленной страны.

Кстати, похожая судьба постигла также страны Латинской Америки, основывавшие свою экономику на принудительном рабском труде и поставлявшие на мировой рынок такие товары, как сахар, табак, кофе. Как Бразилия, так и Куба вынуждены были в конечном счете отказаться от рабовладения. При этом Бразилия только в конце XX века смогла осуществить экономические реформы, способствующие нормальному развитию промышленности. А Куба, экспериментирующая с казарменным социализмом вот уже более полувека, по сей день фактически так и не избавилась от своего сахарного проклятия.

В ХХ веке были и другие страны, страдавшие от ресурсного проклятия. О них - в следующей статье.

 


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Всемирная история ресурсного проклятия. Часть II


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.