Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

ООН и Европа как спонсоры террора

  • ООН и Европа как спонсоры террора
  • Смотрите также:

4-5 мая в Иерусалиме состоялась международная конференция На пути к новым законам войны, организованная израильским юридическим центром Шурат а-Дин. В ней приняли участие израильские, палестинские, американские, европейские эксперты, перед которыми был поставлен вопрос: как повлияли изменения в международном праве на характер современной войны.

Конференция стала масштабным форумом поддержки Израиля и ЦАХАЛа. Выступавшие единодушно отметили, что израильским военнослужащим приходится действовать в невозможных условиях – ведь вина за военные преступления, совершенные их противниками, ложится на их плечи. Они назвали недопустимым приоритет международного гуманитарного права над военными конвенциями.

Открывая конференцию, директор Шурат а-Дин Ницана Даршан-Лайтнер обвинила Европейские страны и ООН в том, что вместо урегулирования палестино-израильского конфликта они предпочитают расследовать вымышленные преступления, совершенные военнослужащими ЦАХАЛа. Даршан-Лайтнер подчеркнула, что Израиль делает все возможное для снижения потерь среди мирного арабского населения.

Нынешние законы войны – анахронизм. Женевская конвенция не подразумевала войны с террором. Необходимо выработать новые законы, которые позволят демократическим государствам, борющимся с террористами, выжить и защитить своих граждан. Политики и солдаты постоянно находятся под угрозой расследования в связи с якобы совершенными военными преступлениями. Наш долг – защитить их, не позволив преступникам строить из себя жертв, – сказала она.

Для генерал-лейтенанта в отставке Бени Ганца выступление на форуме стало едва ли не первым после ухода с поста начальника генерального штаба ЦАХАЛа. Он отметил, что рассматривает поставленный вопрос не с юридической, а с моральной перспективы. Ганц убежден, что война сочетает в себе как стратегические, так и морально-этические аспекты.

  16ed6 Надо понимать, что на всем протяжении истории природа войны не меняется. Как и тысячи лет назад война – это боль, страх, хаос. Однако поле боя радикально изменилось. Боевые действия перенеслись в киберпространство, а гражданское население стало главной мишенью и одновременно живым щитом. Такую войну вести очень сложно. С точки зрения международного сообщества мы проиграли все войны еще до того, как вступили в них, – сказал оратор.

По словам бывшего начальника генштаба, перед израильской армией постоянно стоит дилемма – как избежать ненужных потерь с той стороны, одновременно защитив солдат ЦАХАЛа и мирных израильтян. Ганц подчеркнул, что вторая задача для Армии обороны Израиля важнее. Необходимо вернуться к временам, когда законы войны ограничивали плохих парней. Сейчас они ограничивают только нас, наши противники на них и внимания не обращают, – сказал он.

Израиль не может игнорировать тот факт, что наши противники обладают частичным суверенитетом. Хизбалла тесно связана с правительством Ливана, в том числе с армией и разведкой. Поэтому ливанские власти несут прямую ответственность за действия этой группировки. Больница Шифа в Газе стала штаб-квартирой ХАМАСа. Тем не менее, мы не стали ее атаковать, – напомнил Ганц.

Он подчеркнул, что никто не обязывал Израиль разрабатывать инструкцию Стук в крышу, когда население оповещается о предстоящей бомбардировке. Это правило позволяет бежать не только жителям, но и боевикам – в ущерб оперативной целесообразности. Использование боевиками инфраструктуры международных организаций усугубляет ситуацию.

В ходе последней операции ракета взорвалась во дворе моих родителей – в мошаве Кфар-Ахим. И моя мама, пережившая Берген-Бельзен, сказала: Во-первых, я видала и хуже. Во-вторых, если меня не убьют – не проблема, если убьют – тоже не проблема. Но главное, чтобы вы ни делали в Газе, обязательно посылайте им еду... Мы так и поступаем, – говорит Бени Ганц.

По мнению Ганца, использование гражданского населения в качестве живого щита равноценно захвату заложников: Допустим, зал, в котором мы находимся, захватили террористы. Ясно, что будет спасательная операция. Возможно, в перестрелке погибнут заложники, но кто виновен в их гибели? Эта же дилемма стоит перед нами в Газе.

Бывший начальник генштаба подчеркнул, что для Израиля принципиально важно самостоятельно расследовать преступления, совершенные военнослужащими ЦАХАЛа – не для того, чтобы торпедировать международное расследование, а чтобы установить справедливость. Он призвал привести юридическую базу действий армии в соответствии с требованиями времени. Чистота оружия – наш важнейший принцип. Мы знаем, кто мы, откуда, и куда идем, – подвел итог Ганц.

О том, в какой юридической реальности действуют солдаты на линии огня, участникам конференции рассказал полковник Ричард Кемп, командовавший контингентом британской армии в Афганистане. Свое выступление он начал с рассказа о 88-летнем генерале Фрэнке Китсоне, который предстанет перед судом по обвинению в причастности к убийствам католиков, совершенным протестантскими боевиками в Северной Ирландии несколько десятилетий назад.

По словам Кемпа, действия британских солдат в Ираке стали основанием для 2.000 судебных разбирательств. Евросоюз считает действующую на его территории систему прав человека универсальной, и это дает возможность талибам и боевикам Исламского государства начать юридическое преследование солдат, воевавших против них – на деньги европейских налогоплательщиков.

Сержант Уильямс, который в 2003 году застрели иракца, дважды был оправдан британскими судами. Теперь его дело будет рассматривать Гаагский суд. Сержанта Брайана Вудса, который, попав в засаду, повел солдат в штыковую, обвинили в том, что он убил 20 пленных. Суд его оправдал, но расследование продолжалось пять лет и стоило 31 миллион фунтов, – рассказал Кемп, подчеркнув, что подобные разбирательства приводят к депрессии, потере работы, развалу семьи.

Международное гуманитарное право не может определять ситуацию на поле боя, а командование не должно принимать решения под дамокловым мечом обвинений в военных преступлениях. Расследования подрывают боевой дух армии, а вооруженным силам, формируемым на добровольной основе, становится крайне сложно поддерживать численность – никто не захочет идти в армию, чтобы оказаться на скамье подсудимых, – убежден полковник.

Люди до сих пор уверены, что Вудс перебил пленных, а правительство его покрывает. Все это – часть левацкой политической кампании, призванной подорвать демократию – на деньги налогоплательщика. Правительства обязаны принять меры по защите тех, кому они доверили оружие, – говорит офицер.

Он обвинил международные организации, правозащитников, средства массовой информации и академические круги в поощрении террористов. В качестве примера британец привел операцию Нерушимая скала, в ходе которой ХАМАС использовал инфраструктуру ООН для атак Израиля, а международное сообщество обвиняло ЦАХАЛ в чрезмерном применении силы, несмотря на то, что еврейское государство нередко меняло планы, чтобы избежать потерь среди арабов.

 В рамках конференции прошло несколько круглых столов. На одном из них обсуждалась получающая все более широкое распространение практика использования мирного населения в качестве живого щита. Участники другой дискуссии задались вопросом, требует ли противостояние террористам специального военного законодательства.

Бывший помощник главы американской военной адвокатуры профессор Ричард Джексон, ушедший в отставку в звании полковника-военюриста, назвал живой щит самым сложным примером баланса между военными и гуманитарными нуждами. Он призвал разработать четкие инструкции, приемлемые для всех армий мира.

Нельзя целенаправленно атаковать мирное население, следует применять точное оружие, предупреждать об ударах. Следует помнить и о том, что применение живого щита в принципе незаконно. Проблема в том, что цель террористов – увеличить число погибших на своей стороне, – отметил профессор.

Ричард Кемп, также принявший участие в дискуссии, напомнил, что живой щит – прием, хорошо известный в военной истории. На современном поле боя он не только ограничивает свободу действий демократий, но и приводит к демонизации Запада, заставляя усомниться в демократических ценностях. Мы отвечаем не разработкой новых средств борьбы, как в других случаях, а отступлением, то есть поощряем террористов, – уверен он.

По мнению отставного офицера, жертвы среди мирного населения неизбежны, и ответственность за них несут те, кто использует мирных жителей в качестве живого щита. Жесткий ответ на подобную практику докажет террористам, что она неэффективна, и в конечном итоге спасет жизни гражданского населения, которое боевики используют в качестве заложников.

Правозащитник из Восточного Иерусалима Басам Эйд обвинил международное сообщество в предвзятости к Израилю. Я выступал в Бостоне, и меня спросили, почему СМИ говорят о Газе и почти не уделяют внимания тому, что происходит в лагере Ярмук. Я ответил: Нет евреев – нет новостей, – рассказал Эйд, призвав жителей сектора Газы восстать против группировки ХАМАС.

Армия не хотела разрушать дома в Бейт-Лахии, но после обнаружения туннелей у Израиля не было выбора. Израильтяне призвали жителей эвакуироваться, но ХАМАС их не выпустил, обвинив в коллаборационизме. Их интересует не мирное урегулирование, а продолжение войны. На палестинцев им плевать, – считает правозащитник.

По мнению Эйда, настоящий противник Израиля – не палестинцы, а европейские страны. Он заявил, что именно от европейцев арабы заразились антисемитизмом. Эйд констатировал, что международное сообщество не заинтересовано в мире на Ближнем Востоке: В результате действий Саудовской Аравии в Йемене гибнут десятки мирных жителей, но ООН молчит.

Именно эту международную организацию правозащитник подверг особенно резкой критике. Организация Объединенных Наций утратила кредит доверия. Ей необходима срочная реформа. Школы UNRWA стали школами джихада, где учителя, получающие зарплату от ООН, учат детей, как стать смертником. С такими школами у нас нет будущего, – полагает Эйд.

Бывший главный военный прокурор Амнон Страшнов отметил, что как у палестинцев, так и у правозащитников есть возможность оспаривать действия ЦАХАЛа в израильских судебных инстанциях. Он напомнил, что Верховный суд запретил инструкцию, предусматривавшую использование местных жителей для открытия дверей в подозрительных зданиях и осмотра подозрительных предметов.

Израиль всегда должен думать о последствиях своих действий. Не все, что законно – умно. Так что просчитывать приходится на много шагов вперед. Нужно учитывать и влияние СМИ. Нас считают головорезами, а палестинцев – жертвами. Но, как говорила Голда Меир, плохая пресса лучше хорошей эпитафии, – считает Страшнов.

Участникам круглого стола, посвященного правовым аспектам борьбы с террором, пришлось отметить, что в международном праве до сих пор отсутствует четкое определение терроризма, что значительно осложняет совместную антитеррористическую деятельность. Каждое государство вырабатывает собственные критерии, а в научной литературе счет определений идет на сотни.

Юрисконсульт американской армии профессор Рейчел Ванландингэм выразила уверенность, что в разработке специального контртеррористического законодательства нет необходимости, поскольку существующее военное право подходит и для этого вида вооруженной борьбы. Его просто надо использовать – что Израиль делает превосходно, – добавила она.

Профессор отметила, что если новый закон закрепит превосходство международного гуманитарного права, ситуация лишь ухудшится. Наши противники отлично используют все достижения прогресса и глобализации для борьбы против демократии. Не надо давать им новое оружие, – убеждена Ванландингэм.

Ее израильская коллега Хили Мудрик-Эвен-Хен считает, что изменение военного права – не только непрактично, но и нереально. Террористы, атакующие граждан, прячущиеся среди граждан и неотличимые от граждан одним этим фактом совершают военное преступление, – считает она.

Признанный эксперт в сфере борьбы с террором профессор Боаз Ганор выступил против клише, согласно которому ваши террористы – это наши борцы за свободу. По его словам, террор – это средство в достижении политических целей, в то время как борьба за свободу сама по себе политическая цель.

Ганор предложил свое определение террора, согласно которому это целенаправленное применение насилия в отношении гражданских лиц с целью достижения политических целей. Он отметил, что считает вооруженную борьбу против солдат не террором, а партизанской войной.

Он также заявил, что террористы действуют рационально, и выбирают те или иные средства борьбы в зависимости от того, принесут ли они желаемый эффект. Атака против гражданского населения – самый эффективный способ борьбы, – считает эксперт.

Организаторы конференции обещают, что она станет ежегодной. Тот факт, что ее участники придерживаются разных точек зрения на стоящие перед ними вопросы, является безусловным преимуществом форума. Однако следует отметить, что принятие новых конвенций находится в ведении тех самых международных организаций, которых участники форума подвергли столь резкой критике.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку ООН и Европа как спонсоры террора


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.