Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Чернобыль: укрощение атомной смерти

  • Чернобыль: укрощение атомной смерти
  • Смотрите также:

С момента аварии на ЧАЭС 29 лет назад на теме ликвидации ее последствий не прекращаются спекуляции и чиновничий пиар. УНИАН решил добиться конкретики: как снимают с эксплуатации уцелевшие три энергоблока, что станется с аварийным четвертым, какое будущее ждет город атомщиков Славутич и когда в зону отчуждения смогут вернуться люди. 
 
Украина, спустя 29 лет после всемирно известной катастрофы, заговорила о демонтаже блоков Чернобыльской АЭС. Вы удивитесь — но только в апреле 2015 (!)  года Государственная инспекция ядерного регулирования выдала разрешение станции завершить, наконец, эксплуатацию первых трех энергоблоков, уцелевших после аварии в 1986 году. Это означает, что ЧАЭС переходит к длительному и сложному этапу своей жизни, после завершения которого от существующих энергоблоков останутся лишь стены.
 
Сровнять с землей станцию (стандартное завершение жизненного цикла АЭС «по учебнику») не планируют — экономически нецелесообразно. По оценкам специалистов, территория Чернобыльской АЭС настолько загрязнена, что в обозримом будущем возвращение на эту территорию полноценной жизни не предвидится.
 
«Учитывая отсутствие перспектив сооружения на площадке новых энергетических или других народнохозяйственных объектов, приводить территорию Чернобыльской АЭС до состояния «зеленой лужайки» принято решение нецелесообразным», — говорится в одном из официальных документов, имеющемся в распоряжении УНИАН.
 
«Зеленая лужайка» — это термин, используемый ядерщиками. Означает он финальную стадию ликвидации и демонтажа любой АЭС, когда на территории промышленной площадки, где когда-то была станция, могут селится люди.
 
В момент взрыва ядерного реактора РБМК-1000 на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС наружу высвободилось большое количество долгоживущих радиоактивных элементов, активность части которых спадет лишь через десятки тысяч лет. Что, в принципе, по человеческим меркам означает никогда.
 
«Учитывая расположение Чернобыльской АЭС в 10-км зоне отчуждения, загрязненной долгоживущими радионуклидами, а также наличие большого количества строительных сооружений на территории зоны отчуждения, представляется нецелесообразным осуществлять полный демонтаж строительных конструкций в рамках снятия ЧАЭС с эксплуатации», — говорится в документе.
 
Скорее всего, здания, хорошо знакомые по телекартинке практически всему населению Земли, останутся, но технологическое оборудование, некогда генерировавшее миллионы киловатт электроэнергии, будет демонтировано.
 
Выход один — превратить Чернобыльскую зону в высокотехнологичное предприятие по обращению с радиоактивными 1830b отходами как самой ЧАЭС, так и действующих в Украине атомных станций.
 
Разбирать станцию будут еще 50 лет
 
Самое больное место зоны отчуждения — энергоблок №4 Чернобыльской АЭС, на котором и произошла авария в 1986 году. Но, несмотря на полное разрушение ядерного реактора, три уцелевших блока продолжали вырабатывать электроэнергию. Последний из них был заглушен в 2000 году. Все эти годы Украина находилась под давлением международного сообщества, требовавшего окончательно закрыть опасную для всего мира станцию: дело в том, что даже полная остановка реактора не делает его безопасным — так как внутри остановленного объекта атомной энергетики еще долгие годы находится ядерное топливо (которое постепенно выгружают специалисты), различные загрязненные радиацией жидкости и много «фонящего» оборудования.
 
Закрытие атомной станции во всем мире представляет собой сложный технологический процесс, который продолжается десятки лет и требует значительных финансовых ресурсов.
 
После остановки последнего блока Чернобыльской АЭС Украина могла пойти тремя путями снятия с эксплуатации станции: немедленный демонтаж, отложенный демонтаж и захоронение на месте — могильник.
 
Выбор пал на отложенный демонтаж. «Большинство стран мира предпочитают отложенный демонтаж, чтобы снизить радиоактивность, в частности, корпусов реакторов», — отметил директор по вопросам информации и связей с общественностью ассоциации «Украинский ядерный форум» Ольга Кошарная.
 
Как сообщили УНИАН в Государственной инспекции по ядерному регулированию Украины, последние 15 лет станция находилась в подготовительном периоде, в течение которого было извлечено все ядерное топливо из трех сохранившихся после катастрофы реакторов РБМК-1000.
 
Теперь же технический персонал станции приступил к подготовке следующей фазы — консервации. Согласно действующей программе, консервация реакторов и наиболее радиационно загрязненного оборудования продлится до 2028 года. Затем — 18 лет выдержки реакторных установок, во время которой произойдет естественное снижение радиоактивного излучения. И закончится все в 2065 году демонтажем оборудования. Общая стоимость всех перечисленных работ по закрытию Чернобыльской АЭС пока не известна. «Общей стоимости в официальных бумагах нигде нет», — говорит Кошарная.
 
В международной практике, по словам эксперта, стоимость затрат на закрытие энергоблока АЭС варьируется от 100 до 1 000 долл. на 1 кВт установленной мощности (три демонтируемых реакторы ЧАЭС имели мощность около миллиона киловатт каждый).
 
Например, в Финляндии закрытие блока Ловииса-1 с реактором ВВЭР-440 (советский тип реактора, в Украине работает 2 таких блока на Ривненской АЭС), по словам Кошарной, обошлось примерно в 380 долл. за 1 кВт установленной мощности. Закрытие энергоблока германской АЭС Библиc (реактор PWR — 1225 МВт) оценивается всего в 141 млн долл. (115 долл. за 1 кВт установленной мощности).
 
Снятие в Украине с эксплуатации российских ВВЭР-1000 (реакторы этого типа установлены на всех атомных станциях Украины, кроме Чернобыльской, и составляют почти 90% действующих атомных энергоблоков нашей страны — кроме двух упомянутых ВВЭР-440 на РАЭС), по словам эксперта, оценивается в 300 долл. за 1 кВт установленной мощности.
 
Что касается чернобыльских реакторов РБМК-1000, то на сегодняшний день, отмечает Кошарная, таких оценок нет. «У нас ведь уникальный реактор», — подчеркивает эксперт.
 
«Специалисты будут поэтапно оценивать, во сколько это выльется по деньгам. Но, как правило, мировая практика показывает, что снятие с эксплуатации обходится в порядка 20% от стоимости строительства», — подытожила Кошарная.
 
Все, о чем говорят специалисты и зарубежный опыт, указывает на то, что закрытие Чернобыльской станции может стоить до 3 миллиардов долларов.
 
Кабинет министров ежегодно выделяет на содержание Чернобыльской АЭС более 700 млн гривен. Львиная доля средств уходит именно на поддержание в безопасном состоянии трех уцелевших после взрыва энергоблоков и контроль  состояния радиационной обстановки.
 
Как показывает практика Игналинской АЭС в Литве, где уже около 10 лет снимают с эксплуатации два блока с советскими реакторами РБМК-1500 (несколько модернизированная версия РБМК-1000, которые и установлены в Чернобыле), затраты со временем снижаются. Большая часть дорогостоящих работ припадает на первые этапы снятия с эксплуатации атомного блока, когда строятся специальные хранилища для радиационных отходов и отработанного топлива. Далее большая часть демонтажа технологического оборудования производится силами персонала станции.
 
Непосильная ноша
 
Наряду с консервацией трех блоков в зоне отчуждения реализуется еще один проект — возведение конфайнмента, сверхмассивной арки из стали, которая к концу 2017 года должна накрыть собранный наспех во времена СССР объект «Укрытие» (также известный как «Саркофаг») над разрушенным в апреле 1986 года энергоблоком №4 Чернобыльской АЭС.
 
Единственное в своем роде инженерное сооружение силами международной группы рабочих на протяжении последних нескольких лет постепенно растет на месте, где 29 лет назад произошла самая тяжелая за всю историю человечества техногенная катастрофа, унесшая десятки жизней в первые дни ее ликвидации и еще тысячи — в последующие годы.
 
Конфайнмент стоимостью более 1,6 млрд евро, полученных в виде пожертвований стран-доноров, должен обеспечить защиту «Укрытия» на 100 лет, чтобы дать возможность роботам извлечь ядерное топливо и демонтировать реакторное отделение разрушенного блока.
 
«Новый безопасный конфайнмент рассчитан на использование в течение 100 лет. Кроме того, предполагается, что количество персонала, обслуживающего это сооружение, будет настолько мало, насколько это вообще будет возможно», — рассказали УНИАН на Чернобыльской АЭС, добавив, что новая защита «Саркофага» — многофункциональный комплекс для преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему.
 
При этом на станции уточняют еще одну важную функцию арки — защита самого объекта «Укрытие» от влияния окружающей среды. Дело в том, что за 29 лет герметичность «Саркофага» нарушилась, идут необратимые процессы старения материала, что создает опасность проникновения влаги внутрь энергоблока, где и по сей день находится, как говорят специалисты, большая часть ядерного топлива.
 
Конфайнмент же в виде многофункционального объекта в будущем даст возможность извлечь ядерное топливо для последующего безопасного хранения.
 
«Но тут важно отметить, что извлечение топливосодержащих масс все же не является первоочередной задачей», — подчеркивают на Чернобыльской станции. Сейчас главное, по словам специалистов, создать вокруг конфайнмента инфраструктуру с технологическими системами жизнеобеспечения.
 
Скорее всего, к непосредственному демонтажу останков 4-го блока приступят ближе к 2023 году.
 
«Впрочем, уже сегодня логично предположить, что демонтаж начнется с конструкций, которые были стабилизированы в результате проекта «Стабилизация», завершенного в 2008 году и гарантирующего необрушение целого ряда конструкций объекта «Укрытие» в течение 15 лет, то есть, до 2023 года», — отметили на ЧАЭС.
 
«Вероятно, подлежат демонтажу и конструкции машзала 4 блока, ограждающий контур которого был нарушен в следствие обрушения стеновых конструкций в феврале 2012 года. Однако последовательность и сроки выполнения работ, подчеркнем, будут определены отдельно», — добавили на станции.
 
Пока нет сомнений в том, что тысячетонное сооружение в назначенный срок скроет от человеческих глаз результат кошмарной трагедии. Однако возникает следующая проблема — Украине придется искать сотни миллионов евро на его содержание после 2017 года.
 
По словам гендиректора Чернобыльской АЭС Игоря Грамоткина, наша страна должна начать переговоры с западными инвесторами о создании нового фонда для финансирования работ по извлечению ядерного топлива из четвертого блока станции.
 
«Необходимо уже сейчас начать работу с нашими западными коллегами, с инвесторами по созданию нового фонда, который бы позволил нам продолжить работы следующего этапа — по извлечению топливосодержащих масс и демонтажу нестабильных конструкций внутри объекта «Укрытие». Работать нужно уже сейчас, завтра будет поздно», — сказал Грамоткин, выступая в марте 2015 года на парламентских слушаниях о перспективах развития зоны отчуждения.
 
Финансирование эксплуатации новой защитной оболочки, работы внутри которой могут продлиться около 100 лет, по словам Грамоткина, будет осуществляться за счет Украины.
 
«В 2017 году, когда мы закончим строительство нового безопасного конфайнмента, эксплуатация этого объекта ляжет на плечи Украины. Это — много миллионов долларов. Сегодня при том финансировании, которое ведется  для площадки Чернобыльской АЭС, на нас это ляжет непосильной задачей», — подчеркнул он.
 
Что касается примерной суммы, в которую оценивается эксплуатация конфайнмента после 2017 года, то по запросу УНИАН на Чернобыльской АЭС предоставили следующие данные:   
 
Затраты на электроэнергию — 15,5 миллиона гривен в год при цене 1,37 гривны за 1 кВт. 
Затраты на тепловую электроэнергию — 31,08 миллиона гривен в год при цене 1 950 гривен за 1 Гкал.
Затраты на внешнюю инфраструктуру — 135,4 тысячи гривен в год. 
Годовые затраты (по ценам февраля 2015 года) на содержание 120 рабочих мест персонала конфаймента — 15,6 миллиона гривен. 
 
«Таким образом, предварительная общая сумма эксплуатационных затрат составляет более 62 миллиона гривен в год», — сообщили на станции. И это, не считая того, что с мая тарифы на все энергоресурсы на Украине будут подняты в несколько раз.
 
Город, заменивший Припять
 
Чернобыльская трагедия породила для страны еще одну острую проблему — социальную. Сразу после аварии сотни тысяч людей были отселены из загрязненной зоны. А город Припять, в котором жили семьи работников станции, был в течение нескольких месяцев перенесен на другой берег Днепра, где возник 25-тысячный Славутич.
 
И сегодня 10% жителей этого комфортного для проживания города продолжает работать на станции или в зоне отчуждения.
 
«В 2000-м году работавшие блоки ЧАЭС были остановлены. На тот момент в зоне станции мы имели 12 тысяч рабочих мест. На сегодняшний день — 2 450 рабочих мест. Можно представить, что пережил Славутич после потери рабочих мест, причем высокооплачиваемых. Конечно, Славутич пережил социальную трагедию», — рассказал УНИАН экс-мэр Славутича Виктор Удовиченко.
 
Он знает, о чем говорит, так как занимал свой пост более 20 лет и покинул его 1 апреля 2015 года в связи с выходом на пенсию.
 
По словам Удовиченко, если бы президентом Леонидом Кучмой под международным давлением не было принято решение о закрытии станции, уцелевшие после аварии 86-го года энергоблоки до сих пор вырабатывали бы электроэнергию.
 
«Мы понимали, что остановка станции — крах города. Потому что на тот момент город финансировался от производства электроэнергии, также как сегодня другие действующие атомные города», — отметил экс-мер Славутича, подчеркнув, что на момент отключения от украинской энергосистемы Чернобыльской АЭС не существовало проекта по ее снятию с эксплуатации.
«У нас все это остановилось в один день. На тот момент даже не было проекта снятия с эксплуатации. Никто не верил, что это может произойти. Но это произошло, и мы начали искать выход из положения», — добавил он.
 
Бывший городской голова вспоминает, что в первое время после закрытия станции из Славутича в Россию и европейские страны массово начали уезжать специалисты со своими семьями.
 
«Мы тогда потеряли полторы тысячи семей. Этот период просто ужасно вспоминать. Люди переезжали в Россию на другие атомные объекты, они выезжали в западные страны. Люди потеряли веру в город», — сетует Удовиченко.
 
Однако, по его словам, ситуацию удалось изменить. Лишившийся львиной доли рабочих мест Славутич пошел по пути развития малого и среднего бизнеса, перенимая опыт ряда западных стран, где происходили аналогичные ситуации с городами-спутниками больших предприятий.
 
В 1999 году Верховная рада приняла закон о специальной экономической зоне города Славутич. «В рамках этой зоны было создано более тысячи новых, высокооплачиваемых, современных рабочих мест. Но самое главное — началось новое экономическое развитие Славутича. Мы создали условия, при которых инвестиции пошли в город. На сегодняшний день безработица составляет 1,6%», — подчеркивает Удовиченко.
 
Его слова подтверждают и жители города. «Не знаю, сколько в процентах у нас безработица, но она — реально низкая. Работа есть, ее достаточно», — рассказал УНИАН один из жителей Славутича.
 
В городе были реализованы несколько инвестиционных проектов на общую сумму 18 млн долл. Заработали предприятия по производству светильников, деревообрабатывающие компании, наладился выпуск лазерного оборудования.
 
В перспективе жителям Славутича не стоит забывать и о зоне отчуждения, в которой будет реализовываться ряд проектов по обращению с отработавшим ядерным топливом. На сегодня почти весь объем использованного топлива со своих АЭС Украина отправляет на хранение и переработку в Россию, перечисляя в Москву ежегодно за данные услуги порядка 200 миллионов долларов.
 
Именно поэтому Украина решила строить по американским технологиям свое Централизованное хранилище отработанных ядерных отходов в зоне отчуждения. Через 50 лет там, при наличии финансирования, может быть создан научный комплекс, где будут храниться радиоактивные отходы и отработанное на украинских АЭС топливо, которому ученые к тому времени надеются найти применение на новых энергетических объектах.
 
Согласно прогнозам специалистов, после 2065 года зона отчуждения может стать крупным работодателем Украины. В стране на сегодняшний день 50% электроэнергии производится 15-ю атомными энергоблоками, большая часть из которых была построена во времена СССР. В ближайшие 10 лет у половины этих энергоблоков закончится проектный срок эксплуатации. Украина вполне успешно освоила технологии продления жизни ядерных блоков на 10-20 лет — но, так или иначе, в 2030-х годах все они будут закрыты, как и многие другие АЭС в мире. А значит, востребованность зоны отчуждения возрастет в разы: так как переработка оборудования и топлива из выводимых из эксплуатации реакторов потребует тысяч новых специалистов в области утилизации и хранения радиоактивных отходов.
 
Чернобыль уже никогда не станет «зеленой лужайкой», хотя и некоторые воспаленные умы украинского политического истеблишмента хотят вернуть в отдельные районы зоны отчуждения сельское хозяйство, утверждая, что радиационного загрязнения там уже совсем нет. На деле, бесспорно лишь то, что радиоактивность с годами спадает. Но, в целом, процесс естественного очищения Зоны растянут во времени, за которое сменятся сотни поколений, а с ними — и технологий. Возможно, именно сейчас нужно решить будущее Чернобыля: остаться ему плохо пригодной для жизни территорией, тянущей из года в год из карманов украинцев сотни миллионов гривен, либо превратиться в прибыльное высокотехнологичное предприятие которому не стоит работать в нормальной, чистой среде, и где, вероятно, найдутся решения некоторых актуальных проблем современности.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Чернобыль: укрощение атомной смерти


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.