Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Украинский сценарий для Казахстана

  • Украинский сценарий для Казахстана
  • Смотрите также:

26 апреля в Казахстане состоятся внеочередные президентские выборы. Победа действующего президента Нурсултана Назарбаева ни у кого не вызывает сомнений. Но что же будет с Казахстаном после президента весьма солидного возраста? Есть ли у него преемник? Какова экономическая ситуация в этой стране на фоне девальвации тенге и как это отразится на политической ситуации в ней? Оправдывает ли себя членство Казахстана в путинских интеграционных проектах? На эти и иные вопросы в эксклюзивном интервью отвечает казахстанский политолог Айдос Сарым.

— Чем вы объясняете причину внеочередных выборов главы государства?

— Основное и главное отличие нынешних выборов от предыдущих в одном: они проходят в обстановке, когда власть не чувствует внутреннего и внешнего давления. В данном случае власть сыграла на опережение, чтобы пролонгировать существующий статус-кво. Ведь никто сегодня не может с точностью сказать, какой будет ситуация в следующем году, сколько будет стоит нефть, какой будет ситуация в России и так далее.

Кроме того, Казахстан нуждается в реальной модернизации, необходимо предпринять множество шагов, направленных на реальную диверсификацию как экономики, так и политики. Если полученный в ходе выборов мандат доверия будет использован именно на эти цели, на дальнейшее развитие и укрепление других институтов государства и общества, то такой маневр власти можно будет считать оправданным.

— А как в целом в Казахстане оценивают период президентства Назарбаева?

— По-разному. Базово, полагаю, даже при самых блистательных западных демократических стандартах президент Назарбаев победил бы в первом туре, набрав две трети голосов избирателей без всякого напряжения сил и ресурсов. Надо признавать очевидные вещи. Состояние нашего общества таково, что оно считает президента Назарбаева гарантом гражданского мира, связывает многие достижения страны с его именем.

Другое дело, что длительное пребывание во власти смещает фокусы, делает ситуацию в стране более непроницаемой: как сверху вниз, так и снизу вверх. Теряется ощущение страны. Понятно, что в такой ситуации президенту просто необходимо хотя бы иногда вырываться из своего окружения и пытаться ощутить пульс общественной жизни непосредственно. Нравится нам или нет, но любые выборы, даже самые предсказуемые, режиссируемые, это стрессовый фактор. Между тем общество быстро и стремительно меняется, появляется «эффект бронзы», стабильность превращается в застой.

Молодое поколение граждан, которое сегодня и завтра будет вступать в жизнь, становиться избирателями, гражданской силой — уже другое. Оно имеет иные ценности, иное поним 143dc ание мира, того, что есть хорошо, и что есть плохо. Оно не обладает теми страхами и фобиями, которыми обладаем мы. Если это поколение не почувствует нового, новых позитивных изменений, не почувствует себя реализованным, то оно может сильно спутать все карты, много раз удивить как власть, так и остальное общество.

— По всей видимости, исход выборов уже предопределен…

— Совершенно верно. Никто не ждет от них неожиданностей. Другое дело, что вскоре после них может начаться парламентская избирательная кампания, которая пройдет уже в более конкурентном ключе, в условиях обостренной политической борьбы. Сегодня важно именно их содержание, то, в каких условиях они будут проходить, какие силы будут допущены к политической борьбе за депутатские места.

— Почему Назарбаев не подготовил себе преемника?

— Понимаете, для того чтобы начать готовить преемников, надо иметь либо физический, либо экономический диагноз. Назарбаев находится в нормальной для своего возраста физической форме, считает себя способным править еще приличное количество времени. К тому же, назвав своего преемника сейчас, он попросту испортил бы ему биографию, открыл бы этап внутриэлитной борьбы, расколол госаппарат.

Сил же, которые были бы способны его сподвигнуть на поиск преемника, попросту нет. По крайней мере, пока еще нет. Экономическая ситуация позволяет обеспечивать относительную социальную стабильность. Пусть даже кажущуюся. Другое дело, что в обществе одновременно нарастают апатия, абсентеизм, депрессивные настроения. Они еще не вылились в массовые протесты, в большую турбулентность, но эта ситуация гнетущей тишины для власти даже более опасна, чем наличие сильной парламентской оппозиции и многотысячных митингов на площадях.

— Реальный обменный курс тенге переоценен; Казахстану придется снизить номинальный курс на 30%. К такому мнению пришли аналитики BankofAmerica (BofA) MerrillLynch. Причины тому они видят две: девальвация рубля, приведшая к ухудшению условий торговли с Россией, и падение цен на нефть. По оценке банка, к концу года курс казахстанской валюты опустится до 250 тенге за доллар (сейчас –185,65 тенге). Но во избежание политической дестабилизации монетарные власти пойдут на девальвацию только после президентских выборов. Согласны ли вы с этими выводами и как граждане Казахстана могут отреагировать на девальвацию национальной валюты?

— Мне лично такие оценки кажутся более чем справедливыми и реалистичными. Отчасти проведение досрочных выборов было связано именно с девальвационными ожиданиями. Полагаю, что девальвация или коррекция курса тенге все же состоится, но после президентских, а возможно, и после парламентских выборов. Помните, у Ильфа и Петрова была так называемая «воронья слободка»?! И коль уж сами жители внутренне смирились с тем, что она должна сгореть, то она сгорит. Вопрос только в том, со скольких мест ее подожгут и чьи руки будут пахнуть керосином. Сегодня, как мне кажется, речь идет уже не о самой девальвации, а о методах ее осуществления, выборе той или иной модели.

— Насколько оправдало себя членство Казахстана в ТС и ЕАЭС?

— Членство Казахстана ничем себя не оправдало. Будучи критиками ТС и ЕАЭС, мы все больше и больше приходим к выводу, что данный интеграционный проект не имеет ничего общего с экономикой. Для России это политический, имперский проект. Для Казахстана и Белоруссии — это лишь попытки выиграть историческое время и мирно развестись с бывшей метрополией.

Ведь не секрет, что сегодня есть два пути для развода с империей: военный (этот путь выбрали Грузия и Украина) и мирный, по которому с той или иной долей успешности идут остальные страны СНГ. ТС и ЕАЭС — это авторитарные проекты, которые не имеют никакого будущего. Это мертворожденные проекты. Наши страны и общества попросту еще не успели пройти достаточно длительную дистанцию, разойтись достаточно далеко. Наши общества попросту не готовы к равноправной экономической интеграции.

Сегодня на постсоветском пространстве время не интеграции, а дезинтеграции. И чем больше правители будут пытаться это преодолеть, играть на противоцикле, тем больше наши общества будут дезинтегрироваться. Сегодня ведь стоит вопрос даже не о том, будет ли существовать ЕАЭС, а о том, будет ли существовать Россия в нынешнем виде и границах.

— Вы вспомнили о грузинском и украинском военном опыте расставания с Россией. Есть ли реальный риск того, что в Казахстане со стороны России может быть разыгран «украинский сценарий», включающий аннексию части территорий?

— Да, он вполне вероятен. Россия впадает в имперский маразм. Власть и общество в России живут в плену утопических, иррациональных снов, фантомов прошлого. На каком-то этапе при сильном ухудшении внутренней ситуации власти России или оголтелые группы внутри России вполне могут решить, что маленькая победоносная война сможет оттянуть их неизбежный конец, сослужить службу для временной консолидации общества.

Честно говоря, чтобы прослыть пророком в отношении событий в России, достаточно быть последовательным пессимистом. Я, как и многие мои коллеги в Казахстане, считаю, что в нынешней ситуации ничего хорошего от России ожидать не следует. Мы небольшое государство, нам не следует полагаться во всем только на Россию.

Главное, что нам надо понять: и сила, и слабость государства не снаружи, а внутри. Если мы сможем переучредить государство, укрепить институты государства и общества, нарастить общественные и гражданские мышцы, сможем найти новые общенациональные конвенции, договориться внутри общества по самым крупным вопросам, мы сможем преодолеть почти любой вызов. Это трудно, но это лучше, чем постоянно заглядывать в рот Путину и бояться того, что завтра он проснется в дурном настроении или попросту окончательно сойдет с ума.

Понятно, что в России сегодня достаточно много людей, которые считают вопрос решенным, полагают, что Казахстан уже победный трофей. Хочу их разочаровать: если кто-то там планирует украинский сценарий в Казахстане, он жестоко, фатально ошибается. Хотя бы потому, что это будет очень большая кровь и массовые этнические чистки. Мало никому не покажется. Это апокалиптический сценарий, конечно. Но такое понимание у российской элиты должно быть. Среднего варианта не будет.

Не знаю как Россия, но в Казахстане ситуация заходит в тупик. Нет ни одного реального расклада, который может закончиться «win-win». Хотя тупики иногда полезны, они хорошо прочищают мозги и заставляют думать нетривиально. Быть может, и Россия к этому придет.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Украинский сценарий для Казахстана


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.