Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Люди падают на колени и говорят, что есть нечего

  • Люди падают на колени и говорят, что есть нечего
  • Смотрите также:

И Украина, и Россия ограничивают экспорт в самопровозглашенную Луганскую народную республику, волонтерские организации не спешат с поставками продуктов, а регион стоит на грани гуманитарной катастрофы. Об этом в интервью белорусскому журналисту Павлу Добровольскому рассказал глава сепаратистского Луганска Манолис Пилавов.

TUT.BY обращает внимание, что все сказанное в интервью – лишь одна из точек зрения, достоверность ряда фактов, о которых заявил Пилавов, оспаривается другими участниками конфликта.

Манолис Пилавов был назначен главой Луганска сепаратистами в 2014 году после провозглашения ЛНР. До этого, с 2006 по 2014 год, он также работал в мэрии, в должности первого заместителя главы города. Параллельно он занимал пост президента Федерации футбола Луганска. Родился Пилавов в Грузии. На Луганщину попал, поступив в строительный техникум в 1980-х. 

– Соблюдается ли в Луганске перемирие?

– С большего соблюдается. Последние обстрелы города были до подписания Минских соглашений. Самые сильные разрушения наносились летом, даже с применением авиации. Город более трех месяцев находился в окружении. Была полная изоляция: у людей отсутствовали свет, вода, связь… После Славянска вся мощь украинской армии обрушилась на Луганск. Нас месяцами бомбили: весь город, включая центральные районы. А СМИ молчали.

– Сейчас уже нет проблем с электричеством, газом?

– Украина полностью прекратила поставки газа. Но через нас идет Дружба, поэтому газ мы получаем в полном объеме. Россия поставляет его нам абсолютно бесплатно. Пока разговоры об оплате не идут. Все понимают, что платить нечем.

Электричество мы получаем из Украины. Недалеко от Луганска находится ТЭЦ. Удалось найти компромисс, так как она работает за счет поставок с нашей территории. Мы этому не препятствуем, чем обеспечиваем и себя, и близлежащую украинскую территорию электричеством.

– Как удавалось обеспечивать население едой и питьем в условиях блокады?

– В Луганске есть собственные источники. Они могут обеспечить до половины потребностей. Остальная вода до военных действий поступала из источников в Станице и Счастье. Так как эта территория ЛНР не подконтрольна, воду оттуда мы получать не можем. В худший период городские службы занимались развозкой воды – были задействованы 70 машин.

С едой ситуация тогда была легче. Обходились запасами. Главная проблема сейчас – каждый день растут цены на продукты питания. Украина ввела блокаду. Их умышленно не впускают на нашу террит 14045 орию. Украине должно быть выгодно – сотни тысяч человек покупали бы их продукцию. Но сегодня вопрос выгоды стоит на втором плане. Главное – поставить на колени.

– Почему бизнес не переориентировался на Россию?

– До сих пор нет открытых пропускных пунктов. Работает таможня. Частное лицо, разумеется, товар может провезти, в ограниченном количестве. Крупные же партии товара Россия не пропускает. Думаю, руководство республики стучится в Москву, это не мой вопрос. Но трудно что-то поменять, ведь мы не признаны мировым сообществом. Если эта система не разорвется – будет гуманитарная катастрофа. И об этом все знают: и в Москве, и в Киеве, и на Западе. Никто ничего не делает, чтобы простое население имело возможность получать продукты питания.

– Достаточен ли вклад гуманитарных конвоев - как российских, так и международных?

– Больше двух недель нам обещали 5 тысяч продуктовых наборов. Не хочу уже встречаться с этими людьми. Решаем гуманитарные вопросы – а они спрашивают, сколько у нас военных частей в городе, сколько техники. Как с мальчишкой говорят. Прикрываются гуманитарной деятельностью – а на самом деле шпионят.

Из России же гуманитарная помощь идет, но это явление не массовое.

В ДНР проще. Там сохранилась инфраструктура. Достаточно своих предприятий. Плюс до них доходит гуманитарка Ахметова (украинский олигарх Ринат Ахметов. – TUT.BY). Там магазины нормально работают. Легко можно купить молоко, мясо. Пока что часть продукции к нам завозится как раз из Донецка. Но отмечается настораживающая тенденция. Дээнэровцы начинают требовать таможенный сбор за проезд в ЛНР. Заходит разговор о создании границы. Уже просто так не проехать – ждут плотные ряды блокпостов. Не факт, что это решение руководства ДНР. Порядок трудно навести и за всем следить.

– Как обстоят дела с пополнением бюджета?

– С налогами дела плохи. Предприятия стали. Десятки тысяч человек лишились работы. Например, тепловозостроительный завод (входит в состав российской компании Трансмашхолдинг. – TUT.BY) обеспечивал работой более семи тысяч человек. В марте он стал, так как около 70 процентов комплектующих шло из Украины – поставки прекратились. Он каждый месяц платил до полутора миллиона гривен только подоходного налога. Но эти деньги шли в Украину, так как у нас отсутствует банковская система. Российская пока не внедряется.

Самый крупный налогоплательщик теперь – рынки. Налоги платит мелкий бизнес. Крупного не осталось.

– Заявления о введении собственной валюты голословны?

– В теории это возможно, но что даст на практике? Самое правильное решение сегодня – мультивалютные операции. Некоторые выплаты у нас уже делают в рублях.

– Идет ли навстречу мелкий бизнес или приходится налоги силой выбивать?

– Откровенно говоря, бывает по-разному. Хотя, надо сказать, люди с пониманием относятся к проблемам. Полгода они не получают пенсии и соцвыплаты. Задайте вопрос, как выживают. Накопления? Пенсионеры, что собирали на похороны, уже все давно проели. Многие выживают на грани.

Вчера был прием. Люди падали на колени и говорили, что никуда не уйдут – есть нечего. Запад никакой гуманитарной помощи не оказывает. Она идет на украинскую территорию, в зону АТО. До нас она не доходит.

– Бытует мнение, что Россия вкладывает сюда большие деньги.

– Мы не видим этих денег. Если бы они были – мы бы по-другому жили. Москва даже не спешит предоставлять нам российские паспорта, как это сделала для жителей Южной Осетии и Абхазии.

– Не вижу обнадеживающих перспектив. Ощущается ли риск бунта?

– Люди с большим терпением относятся к бедам, что приходится удивляться. Как долго продержатся – один бог знает. Летом закалились. Те, кто сегодня жалуется, тогда отсутствовали и вернулись уже в затишье. Они не знают всех тяжестей, что мы пережили.

– Нет ли в ЛНР неких сил, которые оппозиционны действующему руководству?

– В прошлом году здесь было меньше порядка. Свои республики создавались в Красном Луче, Антраците, Алчевске, Первомайске и других городах и даже деревнях. Отобьет какая банда землю – все, теперь здесь наша казачья республика, и мы никому не подчиняемся. Но понемногу порядок наводится. Сейчас, как мне кажется, центральная власть крепче стоит на ногах.

– Я застал момент, когда заявляли о создании единой армии Новороссии. На каком этапе проходят интеграционные процессы в регионе?

– Понятие Новороссия звучит, но надо понимать, что ДНР и ЛНР идут разными путями. К тому же, с моей точки зрения, что здесь происходит, решает не Луганск или Донецк. Есть люди, которые управляют всеми процессами, которые здесь происходят. Кто-то ведет свою игру. Какой дальнейший сценарий – мы не знаем.

Мы делаем, что зависит от нас. Надо решать более насущные проблемы: в городе более 400 многоквартирных и более 3,5 тысячи частных домов имеют разную степень разрушений. Надо решать проблему с наполняемостью бюджета и поставками еды.

Сегодня склады забиты углем. Добыча продолжается. На удивление, шахтеры работают, не получая зарплат. Они верят.

– Есть ли у вас оптимизм касательно ближайшего будущего региона?

– Оптимизма пока нет или он слабый. В воздухе витает атмосфера войны. Мы думаем, чтобы снаряды не падали – вот что волнует. Под городом стоит украинская армия. И ее численность постоянно увеличивается.

Справка TUT.BY.

Население Луганска до начала боевых действий на востоке Украины составляло более 420 тысяч человек. По этническому составу город был разделен примерно пополам между русскими и украинцами. Две трети ВВП города производилось в промышленности. На территории города до столкновений действовали около 90 предприятий, большинство из которых были машиностроительными и металлургическими. По данным горсовета Луганска на конец января 2015 года, работали менее четверти этих предприятий. На территории города (как и всей самопровозглашенной ЛНР) с 15 марта действует мультивалютный режим: бюджет наполняется гривнами, рублями, евро и долларами. Наибольшие сборы поступают в казну в рублях. Социальные выплаты осуществляет так называемый Госбанк ЛНР (около 50 отделений в городе).


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости общества | |

Подписка на RSS рассылку Люди падают на колени и говорят, что есть нечего


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.