Ежедневные новости Главные новости дня России,Украины

Сброс настроек

Сбросить Добавить Ежедневные новости в закладки (избранное).  
Добавить в избранное

Берлинская операция: финальный аккорд великой войны

  • Берлинская операция: финальный аккорд великой войны
  • Смотрите также:

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция Советской армии, вошедшая в Книгу рекордов Гиннесса как самое крупное сражение в истории. С обеих сторон в нем участвовали около 3,5 миллиона человек, 52 тысячи орудий и минометов, 7750 танков, почти 11 тысяч самолетов.

Штурм вели восемь общевойсковых и четыре танковые армии 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов под командованием маршалов Георгия Жукова и Ивана Конева, 18-я воздушная армия дальнего действия маршала авиации Александра Голованова и переброшенные в Одер корабли Днепровской военной флотилии.

В общей сложности советская группировка насчитывала 1,9 миллиона человек, 6250 танков, 41 600 орудий и минометов, более 7500 самолетов, плюс 156 тысяч военнослужащих Войска Польского (польский флаг стал единственным, поднятым над поверженным Берлином наряду с советским).

Ширина участка наступления составляла порядка 300 километров. На направлении главного удара находился 1-й Белорусский фронт, которому и предстояло овладеть Берлином.

Операция длилась до 2 мая (по оценкам некоторых военных специалистов, до капитуляции Германии).

Безвозвратные потери СССР составили 78291 человек, 1997 танков, 2108 орудий, 917 самолетов, Войска Польского - 2825 человек.

По интенсивности среднесуточных потерь Берлинская операция превзошла сражение на Курской дуге.

1-й Белорусский фронт утратил 20% личного состава и 30% бронетехники.

Германия потеряла порядка ста тысяч человек убитыми в ходе всей операции, в том числе 22 тысячи непосредственно в городе. 480 тысяч военнослужащих были пленены, около 400 тысяч отступили на запад и сдались союзникам, включая 17 тысяч человек, с боями вырвавшихся из окруженного города.

Военный историк Марк Солонин указывает, что, вопреки распространенному мнению, будто в 1945 году ничего существенного, кроме Берлинской операции, на фронте не происходило, советские потери в ней составили менее 10% общих потерь за январь-май (801 тысяча человек). Самые продолжительные и ожесточенные бои имели место в Восточной Пруссии и на балтийском побережье.

Последний рубеж

С германской стороны оборону держали около миллиона человек, сведенных в 63 дивизии, 1500 танков, 10400 артиллерийских стволов, 3300 самолетов. Непосредственно в городе и его ближайших окрестностях находились около 200 тысяч солдат и офицеров, три тысячи орудий и 250 танков.

Кроме того, имелись около 60 тысяч (92 батальона) фольксштурмовцев - бойцов ополчения, сформированного 18 октября 1944 года по приказу Гитлера из подростков, стариков и людей с ограниченными физическими возможностями. В открытом бою их ценность была невелика, но в городе фольксштурмовцы, вооруженные фаустпатронами, могли представлять угрозу для танков.

Трофейные фаустпатроны использовали и советские войска, прежде всего, против неприятеля, засевшего в подвалах. Только в 1-й гвардейской танковой армии накануне операции их запасли 3000 штук.

Вместе с тем, потери советских танков от фаустпатронов в ходе Берлинской операции составили лишь 23%. Основным средством противотанковой борьбы, как в ходе всей войны, была артиллерия.

В Берлине, разделенном на девять секторов обороны (восемь периферийных и центральный) были построены 400 дотов, многие дома с крепкими стенами превращены в огневые точки.

Командовал генерал-полковник (в вермахте это звание соответствовало советскому званию генерала армии) Готхард Хайнрици.

Были созданы две полосы обороны на общую глубину 20-40 км, особенно сильные напротив ранее занятого советскими войсками Кюстринского плацдарма на правом берегу Одера.

Подготовка

С середины 1943 года советская армия располагала подавляющим превосходством в людях и технике, научилась воевать и, по выражению Марка Солонина, заваливала неприятеля уже не трупами, а артиллерийскими снарядами.

Накануне Берлинской операции инженерные части в короткий срок построили 25 мостов и 40 паромных переправ через Одер. Сотни километров железных дорог были перешиты на широкую российскую колею.

С 4 по 15 апреля из действовавшего на севере Германии 2-го Белорусского фронта для участия в штурме Берлина на расстояние в 350 км были переброшены крупные силы, в основном, автомобильным транспортом, для чего привлекались 1900 грузовиков. По воспоминаниям маршала Рокоссовского, то была крупнейшая логистическая операция за всю Великую Отечественную войну.

Разведывательная авиация предоставила командованию около 15 тысяч фотоснимков, на основании которых в штабе 1-го Белорусского фронта изготовили масштабный макет Берлина и его окрестностей.

Были проведены мероприятия по дезинформации с целью внушить немецкому командованию, что основной удар будет нанесен не с Кюстринского плацдарма, а севернее, в районе городов Штеттин и Губен.

Сталинская рокировка

До ноября 1944 года 1-й Белорусский фронт, которому по географическому расположению предстояло занять Берлин, возглавлял Константин Рокоссовский.

По заслугам и полководческому таланту он имел полное право претендовать на часть взятия вражеской столицы, однако Сталин заменил его Георгием Жуковым, а Рокоссовского направил на 2-й Белорусский фронт - очищать побережье Балтики.

Рокоссовский не удержался и спросил Верховного, за что ему такая немилость. Сталин ограничился формальным ответом, что участок, на который он переводит его, не менее важен.

Историки видят подлинную причину в том, что Рокоссовский был этническим поляком.

Маршальские самолюбия

Ревность между советскими военачальниками имела место и непосредственно в ходе Берлинской операции.

20 апреля, когда части 1-го Украинского фронта начали продвигаться успешнее, чем войска 1-го Белорусского, и возникла возможность, что именно они первыми ворвутся в город, Жуков приказал командующему 2-й танковой армией Семену Богданову: Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 апреля любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе.

Конев был еще откровеннее.

Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми, - написал он 20 апреля командующим 3-й и 4-й танковыми армиями.

28 апреля Жуков пожаловался Сталину, что войска Конева заняли ряд кварталов Берлина, по первоначальному плану относившихся к его зоне ответственности, и Верховный приказал частям 1-го Украинского фронта отдать только что занятую с боями территорию.

Отношения между Жуковым и Коневым остались напряженными до конца жизни. По свидетельству кинорежиссера Григория Чухрая, вскоре после взятия Берлина между ними дело дошло до драки.

Попытка Черчилля

Еще в конце 1943 года на совещании на борту линкора Айова Франклин Рузвельт поставил военным задачу: Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку.

«Думаю, что лучший объект наступления - Рур, и затем на Берлин северным путем. Мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль, - писал британский главнокомандующий Бернард Монтгомери Дуайту Эйзенхауэру 18 сентября 1944 года. Тот в ответном письме назвал германскую столицу главным трофеем.

Согласно договоренности, достигнутой осенью 1944 года и подтвержденной на Ялтинской конференции, граница оккупационных зон должна была пройти примерно в 150 км западнее Берлина.

После мартовской Рурской наступательной операции союзников сопротивление вермахта на западе сильно ослабело.

1 апреля Черчилль направил письмо Рузвельту.

Армии русских, несомненно, займут Австрию и вступят в Вену. Если они возьмут также и Берлин, не укрепится ли в их сознании неоправданное представление, что они внесли основной вклад в нашу общую победу? Не породит ли это у них такое настроение, которое создаст серьезные и непреодолимые трудности в будущем? Я считаю, что ввиду политического значения всего этого мы должны продвинуться в Германии как можно дальше на восток, и, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, конечно, должны взять его, - писал британский премьер.

Рузвельт проконсультировался с Эйзенхауэром. Тот отверг идею, сославшись на необходимость сбережения жизней американских солдат. Возможно, сыграло свою роль и опасение, что Сталин в ответ откажется от участия в войне с Японией.

28 марта Эйзенхауэр лично послал Сталину телеграмму, в которой сообщил, что не собирается штурмовать Берлин.

12 апреля американцы вышли к Эльбе. По словам командующего Омара Брэдли, город, до которого оставалось около 60 километров, лежал у его ног, но 15 апреля Эйзенхауэр запретил продолжать наступление.

Известный британский исследователь Джон Фуллер назвал это одним из самых странных решений в военной истории.

Особые мнения

В 1964 году, незадолго до 20-летия Победы, маршал Степан Чуйков, в ходе штурма Берлина командовавший 8-й гвардейской армией 1-го Белорусского фронта, в статье в журнале Октябрь выразил мнение, что после триумфальной для СССР Висло-Одерской операции следовало продолжить наступление, и тогда Берлин был бы взят уже в конце февраля 1945 года.

Остальные маршалы дали ему резкую отповедь. Жуков написал Хрущеву, что Чуйков за 19 лет не разобрался в обстановке и поносит Берлинскую операцию, которой законно гордится наш народ.

Когда Чуйков отказался вносить поправки в представленную им в Воениздат рукопись мемуаров, ему устроили головомойку в Главном политуправлении Советской армии.

По мнению большинства военных аналитиков, Чуйков был неправ. После Висло-Одерской операции войска действительно нуждались в переформировании. Однако заслуженный маршал, к тому же непосредственный участник событий, имел право на личные оценки, а методы, которыми ему заткнули рот, не имели ничего общего с научной дискуссией.

С другой стороны, генерал армии Александр Горбатов полагал, что Берлин вообще не следовало брать в лоб.

Ход сражения

Окончательный план операции был утвержден 1 апреля на совещании у Сталина с участием Жукова, Конева и начальника Генштаба Ивана Антонова.

Передовые советские позиции отделяли от центра Берлина около 60 километров.

В 5 утра 16 апреля 1-й Белорусский фронт перешел в наступление основными силами с Кюстринского плацдарма. При этом была применена новинка в военном деле: включились 143 зенитных прожектора.

Мнения об ее эффективности расходятся, поскольку лучи с трудом пробивали утренний туман и пыль от разрывов. Реальной помощи войска от этого не получили, - утверждал на военно-научной конференции в 1946 году маршал Чуйков.

На 27-километровом участке прорыва были сконцентрированы 9 тысяч орудий и полторы тысячи катюш. Массированная артподготовка продолжалась 25 минут.

Начальник политуправления 1-го Белорусского фронта Константин Телегин впоследствии сообщил, что на всю операцию отводилось 6-8 дней.

Советское командование рассчитывало взять Берлин уже 21 апреля, к дню рождения Ленина, но лишь на взятие укрепленных Зееловских высот потребовалось три дня.

В 13:00 первого дня наступления Жуков принял нестандартное решение: бросить на неподавленную оборону противника 1-ю гвардейскую танковую армию генерала Михаила Катукова.

В вечернем телефонном разговоре с Жуковым Сталин выразил сомнение в целесообразности данной меры.

После войны маршал Александр Василевский критиковал как тактику использования танков на Зееловских высотах, так и последующий ввод 1-й и 2-й танковых армий непосредственно в Берлин, что привело к огромным потерям.

В Берлинской операции танки были использованы, увы, не лучшим образом, - указывал маршал бронетанковых войск Амазасп Бабаджанян.

Отстаивали это решение маршалы Жуков и Конев и их подчиненные, которые его принимали и проводили в жизнь.

Мы считались с тем, что придется понести потери в танках, но знали, что даже если потеряем и половину, то все же еще до двух тысяч единиц бронетехники мы введем в Берлин, и этого будет достаточно, чтобы взять его, - писал генерал Телегин.

Недовольство Жукова темпами продвижения было таково, что 17 апреля он запретил впредь до особого распоряжения выдавать танкистам водку, а многие генералы получили от него выговоры и предупреждения о неполном служебном соответствии.

Особые претензии имелись к дальней бомбардировочной авиации, неоднократно наносившей удары по своим. 19 апреля летчики Голованова по ошибке разбомбили штаб Катукова, убили 60 человек, сожгли семь танков и 40 автомашин.

По словам начальника штаба 3-й танковой армии генерала Бахметьева, пришлось просить маршала Конева, чтобы не было никакой авиации.

Берлин в кольце

Тем не менее, 20 апреля Берлин был впервые обстрелян из дальнобойных орудий, что стало своеобразным подарком к дню рождения Гитлера.

В этот день фюрер объявил о своем решении умереть в Берлине.

Я разделю судьбу моих солдат и приму смерть в бою. Даже если мы не сможем победить, мы повлечем за собой в небытие половину мира, - заявил он окружению.

На следующий день части 26-го гвардейского и 32-го стрелковых корпусов дошли до окраин Берлина и установили первое советское знамя на территории города.

22 апреля Гитлер приказал снять с Западного фронта и перебросить в Берлин 12-ю армию генерала Венка. В ее штаб вылетел фельдмаршал Кейтель.

Вечером того же дня советские войска замкнули вокруг Берлина двойное кольцо окружения. Тем не менее, Гитлер продолжал бредить армией Венка до последних часов жизни.

Последнее подкрепление - батальон курсантов военно-морского училища из Ростока - прибыло в Берлин на транспортных самолетах 26 апреля.

23 апреля немцы предприняли последнюю относительно успешную контратаку: временно продвинулись на 20 километров на стыке 52-й армии 1-го Украинского фронта и 2-й армии Войска Польского.

23 апреля Гитлер, находившийся в состоянии, близком к помешательству, приказал расстрелять за трусость командира 56-го танкового корпуса генерала Гельмута Вейдлинга. Тот добился аудиенции у фюрера, в ходе которой тот не только сохранил ему жизнь, но и назначил комендантом Берлина.

Лучше бы меня расстреляли, - сказал Вейдлинг, выйдя из кабинета.

Задним числом можно сказать, что он был прав. Попав в советский плен, Вейдлинг провел 10 лет во Владимирской тюрьме особого назначения, где и умер в возрасте 64 лет.

На улицах мегаполиса

25 апреля начались бои в самом Берлине. К этому времени в городе у немцев не осталось ни одного цельного соединения, а численность защитников составляла 44 тысячи человек.

С советской стороны непосредственно в штурме Берлина участвовали 464 тысячи человек и 1500 танков.

Для ведения уличных боев советское командование создало штурмовые группы в составе взвода пехоты, двух-четырех орудий, одного-двух танков.

29 апреля Кейтель направил Гитлеру телеграмму: Считаю безнадежными попытки деблокировать Берлин, еще раз предложив фюреру попытаться вылететь на самолете в южную Германию.

К 30 апреля в руках немцев остался только правительственный квартал Тиргартен. В 21:30 части 150-й стрелковой дивизии генерал-майора Шатилова и 171-й стрелковой дивизии полковника Негоды подошли к рейхстагу.

Дальнейшие бои правильнее было бы называть зачисткой, но полностью овладеть городом к 1 мая тоже не удалось.

В ночь на 1 мая начальник германского генштаба Ганс Кребс явился в штаб 8-й гвардейской армии Чуйкова и предложил заключить перемирие, но Сталин потребовал безоговорочной сдачи. Новоиспеченный рейхсканцлер Геббельс и Кребс покончили с собой.

Гарнизон рейхстага окончательно капитулировал только в ночь на 2 мая.

В 6 утра 2 мая генерал Вейдлинг сдался в плен в районе Потсдамского моста. Через час подписанный им приказ о капитуляции был доведен до продолжавших сопротивляться германских солдат через громкоговорители.

Агония

Немцы дрались в Берлине до последнего, особенно эсэсовцы и подростки-фольксштурмовцы с промытыми пропагандой мозгами.

До двух третей личного состава эсэсовских частей составляли иностранцы - фанатичные нацисты, сознательно выбравшие службу Гитлеру. Последним человеком, 29 апреля получившим в рейхе Рыцарский крест, был не немец, а француз Эжен Вало.

Не так обстояло дело в политическом и военном руководстве. Историк Анатолий Пономаренко приводит многочисленные примеры стратегических ошибок, развала управления и чувства безнадежности, облегчивших советской армии взятие Берлина.

Из-за упрямства Гитлера немцы обороняли собственную столицу сравнительно небольшими силами, тогда как 1,2 миллиона человек до конца оставались и сдались в плен в Чехии, миллион в Северной Италии, 350 тысяч в Норвегии, 250 тысяч в Курляндии.

Командующий генерал Хайнрици откровенно заботился об одном: отвести как можно больше частей на запад, так что Кейтель 29 апреля предложил ему застрелиться, чего Хайнрици делать не стал.

Обергруппенфюрер СС Феликс Штайнер 27 апреля не выполнил приказ идти на разблокирование Берлина и увел свою группировку в американский плен.

Отвечавший за инженерную сторону обороны министр вооружений Альберт Шпеер не смог предотвратить затопление по приказу Гитлера берлинского метро, но спас от уничтожения 120 из 248 городских мостов.

Фольксштурмовцы имели 42 тысячи винтовок на 60 тысяч человек и по пять патронов на каждую винтовку и даже не были поставлены на котловое довольствие, а, будучи в основном жителями Берлина, питались дома чем придется.

Знамя Победы

Хотя парламент при нацистском режиме не играл никакой роли, а с 1942 года вообще не собирался, приметное здание рейхстага считалось символом германской столицы.

Красное знамя, ныне хранящееся в московском Центральном музее Великой Отечественной войны, было водружено над куполом рейхстага в ночь на 1 мая, по канонической версии, рядовыми 150-й стрелковой дивизии Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантарией. Это была опасная операция, поскольку вокруг еще свистели пули, так что, по словам комбата Степана Неустроева, его подчиненные плясали на крыше не от радости, а чтобы уклониться от выстрелов.

Впоследствии выяснилось, что были заготовлены девять знамен и сформировано соответствующее количество штурмовых групп, так что трудно определить, кто был первым. Некоторые историки отдают приоритет группе капитана Владимира Макова из 136-й Режецкой Краснознаменной артиллерийской бригады. Пятерых маковцев представили к званию Героя Советского Союза, но дали только по ордену Красного Знамени. Установленное ими знамя не сохранилось.

С Егоровым и Кантарией шел замполит батальона Алексей Берест, человек богатырской силы, буквально на руках втащивший товарищей на разбитый снарядами купол.

Однако тогдашние пиарщики решили, что, учитывая национальность Сталина, героями должны стать русский и грузин, а все остальные оказались лишними.

Судьба Алексея Береста сложилась трагично. После войны он заведовал районной киносетью в Ставропольском крае и получил 10 лет лагерей по обвинению в растрате, хотя 17 свидетелей подтвердили на суде его невиновность. По словам дочери Ирины, воровали кассирши, а отец пострадал из-за того, что на первом допросе нагрубил следователю. Вскоре после освобождения герой погиб, угодив под поезд.

Тайна Бормана

Гитлер покончил с собой в здании рейхсканцелярии 30 апреля. Геббельс через сутки последовал его примеру.

Геринг и Гиммлер находились за пределами Берлина и были захвачены соответственно американцами и британцами.

Еще один нацистский бонза, заместитель фюрера по партии Мартин Борман, во время штурма Берлина пропал без вести.

Согласно распространенной версии, Борман много лет жил инкогнито в Латинской Америке. Нюрнбергский трибунал приговорил его к повешению заочно.

Большинство исследователей склоняются к мысли, что Борману не удалось выбраться из города.

В декабре 1972 года при прокладке телефонного кабеля в районе вокзала Лертер в Западном Берлине были обнаружены два скелета, которые судебные медики, стоматологи и антропологи признали принадлежащими Борману и личному врачу Гитлера Людвигу Штумпфеггеру. Между зубами скелетов находились осколки стеклянных ампул с цианистым калием.

15-летний сын Бормана Адольф, воевавший в рядах фольксштурма, выжил и стал католическим священником.

Урановый трофей

Одной из целей советской армии в Берлине, по современным данным, являлся Физический институт Общества кайзера Вильгельма, где находились действующий ядерный реактор и 150 тонн урана, закупленного до войны в Бельгийском Конго.

Захватить реактор не удалось: немцы заранее вывезли его в альпийскую деревню Хайгерлох, где он 23 апреля достался американцам. Но уран попал в руки победителей, что, по утверждению участника советского атомного проекта академика Юлия Харитона, приблизило создание бомбы примерно на год.


Самое читаемое сегодня


Категория: Новости политики | |

Подписка на RSS рассылку Берлинская операция: финальный аккорд великой войны


Написать комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.